Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Актуальные вопросы применения меры уголовно-процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности.

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ПРИНУЖДЕНИЯ В ВИДЕ ВРЕМЕННОГО ОТСТРАНЕНИЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ

 

 

Федотов И.С., доктор юридических наук, заместитель председателя Ленинского районного суда г. Воронежа.

 

В данной статье осуществлен анализ положений, регулирующих порядок заявления и рассмотрения судом ходатайства следователя или дознавателя о временном отстранении от должности подозреваемого или обвиняемого (ст. 114 УПК РФ), в связи с чем изложены суждения по отдельным актуальным вопросам применения указанной меры уголовно-процессуального принуждения.

 

Ключевые слова: временное отстранение от должности, мера уголовно-процессуального принуждения, ходатайство, следователь, дознаватель, обвиняемый, судебное заседание.

 

 

В числе мер уголовно-процессуального принуждения выделяется временное отстранение от должности, возможность применения которой распространяется только на подозреваемых и обвиняемых (ст. ст. 111, 114 УПК РФ). Поскольку данная мера принуждения ограничивает права, закрепленные Конституцией РФ (ч. 4 ст. 32, ст. 37), ее применение находится в исключительной компетенции суда по ходатайствам следователей и дознавателей. Сравнительно небольшое количество заявляемых следователями и дознавателями ходатайств о временном отстранении от должности свидетельствует о недостаточной теоретической разработанности рассматриваемой меры уголовно-процессуального принуждения, неосведомленности о ее эффективности и слабой подготовленности следователей и дознавателей по вопросам представляемых материалов суду в рамках заявленного ходатайства, что, как правило, влечет отказ в заявленном ходатайстве. Так, за 2014 год было отказано в удовлетворении ходатайства следователя (дознавателя) о временном отстранении от должности по 149 материалам , за год - 209 , за 1-е полугодие  - 95 . В связи с изложенными обстоятельствами в следственной практике актуальными являются некоторые вопросы применения меры уголовно-процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности.

 

Согласно требованиям ст. 114 УПК РФ гарантиями законности и обоснованности применения меры процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности служат судебный порядок принятия соответствующего решения, позволяющий подозреваемому, обвиняемому, его защитнику в ходе судебного заседания высказать свою позицию по существу рассматриваемого вопроса, а также возможность обжалования такого решения, равно как и необходимость получения следователем согласия руководителя следственного органа, а дознавателем - согласия прокурора для направления в суд ходатайства о временном отстранении от должности. Принятие судебного решения по данному ходатайству предполагает соблюдение требований законности, обоснованности и мотивированности при вынесении постановления суда. В целях соблюдения указанных требований суд может установить наличие оснований для временного отстранения лица от должности только на основе представленных материалов уголовного дела, заверенных надлежащим образом. Принимая судебное решение по заявленному следователем или дознавателем ходатайству, судье необходимо учитывать, что в ходе досудебного производства по уголовному делу он не вправе давать правовую оценку действиям подозреваемого или обвиняемого, а также материалам уголовного дела относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, так как эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела по существу.

В соответствии с ч. 2 ст. 114 УПК РФ судья выносит постановление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности или об отказе в этом в течение 48 часов с момента поступления ходатайства следователя или дознавателя. Поскольку в судебном заседании при рассмотрении ходатайства вправе участвовать подозреваемый, обвиняемый, его защитник, следователь, дознаватель, прокурор, они должны быть заблаговременно извещены о дате, месте и времени такого судебного заседания с предоставлением им возможности реального участия в нем. В данном случае полагаю обоснованным извещение подозреваемого или обвиняемого, его защитника посредством телефонограммы или смс-уведомления. Подобные извещения могут быть обеспечены только при условии того, что следователь (дознаватель) в ходе предварительного расследования получит от вышеприведенных участников соответствующие расписки-согласие на их извещение указанным способом. В противном случае судебная повестка, направленная участникам почтовым письмом с уведомлением, не обеспечит выполнение требований УПК РФ в указанные сроки.

Вместе с тем срок 48 часов не является пресекательным, и если кем-либо из участников будет заявлено ходатайство об отложении судебного заседания (например, в связи с невозможностью принять участие в указанное время или для предоставления доказательств по рассматриваемому ходатайству), суд в целях обеспечения прав участников процесса может принять решение об отложении судебного заседания на более поздний срок. Не является препятствием для рассмотрения ходатайства следователя или дознавателя неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания. Однако в силу определенных обстоятельств, признаваемых судом уважительной причиной отложения судебного заседания, срок рассмотрения заявленного ходатайства может стать достаточно продолжительным, и в данной ситуации оправданным является отзыв следователем или дознавателем ходатайства о временном отстранении лица от должности, в связи с чем в последующем следователь или дознаватель вправе выйти в суд с ходатайством о временном отстранении этого же лица от должности по тем же основаниям.

Так, Постановлением Вахитовского районного суда г. Казани производство по ходатайству следователя о временном отстранении от должности главного врача Казанского детского терапевтического санатория N 1 М. прекращено в связи с тем, что от руководителя следственного отдела поступило ходатайство об отзыве ходатайства следователя по причине нахождения отстраняемого лица на стационарном лечении и невозможности его участия в рассмотрении ходатайства судом .

 

Однако в отдельных случаях, например, когда обвиняемый находится в федеральном розыске или имеются достоверные сведения о том, что он пребывает за пределами территории РФ, суд полномочен рассмотреть ходатайство следователя о временном отстранении такого обвиняемого от должности без участия самого обвиняемого, но при таких обстоятельствах обязательно участие его защитника-адвоката.

Так, Постановлением судьи Тверского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2011 г. было удовлетворено ходатайство следователя о временном отстранении Б. от должности президента банка, мотивированное тем, что последнему заочно предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, сам он находится в федеральном розыске, пребывает в Великобритании, однако, несмотря на это, продолжает руководить банком, направляя его сотрудникам приказы и инструкции. В назначении ежемесячного пособия Б. отказано ввиду достоверной информации о месте его нахождения. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 мая 2011 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

 

Полагаю оправданным при наличии оснований для применения временного отстранения подозреваемого или обвиняемого от должности выносить постановление об удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя, вне зависимости от того, применена ли к подозреваемому или обвиняемому мера пресечения, в том числе в виде заключения под стражу или домашний арест, поскольку избрание меры пресечения не исключает возможности лица продолжать осуществлять руководство коммерческой организацией и, например, находясь под стражей, используя свой должностной статус, воспрепятствовать производству по уголовному делу, оказывая через защитника-адвоката воздействие на потерпевших, свидетелей, других участников уголовного судопроизводства, подчиненных ему по службе, создавать условия для фальсификации и уничтожения доказательств. Учитывая изложенные обстоятельства, а также то, что при избрании подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде домашнего ареста судом может быть предоставлена возможность покидать указанное место жительства в связи с осуществлением лицом прогулок, посещением врача, работой в определенные судом периоды времени, представляется спорным предложение С.П. Желтобрюхова о необходимости уточнения ст. 114 УПК РФ, указав, что "временное отстранение от должности применяется только в отношении подозреваемого или обвиняемого, которому избрана мера пресечения, не связанная с домашним арестом либо заключением под стражу" .

 

Также спорным представляется мнение указанного автора о том, что ст. 114 УПК РФ необходимо уточнить, указав, что "временное отстранение от должности применяется только на период предварительного расследования уголовного дела", поскольку в силу своей специфики временное отстранение от должности не должно распространяться на период судебного разрешения уголовного дела. Аргументируя свою позицию, С.П. Желтобрюхов полагает, что когда в ходе предварительного расследования потерпевшие и свидетели допрошены, по делу собраны все доказательства обвинения и дело для своего рассмотрения по существу с обвинительным заключением направлено в суд, то нет необходимости в дальнейшем отстранении лица от занимаемой должности.

Полагаем, что сам по себе факт допроса всех потерпевших и свидетелей не исключает возможности последующего воздействия на них со стороны обвиняемых с целью побуждения их к изменению показаний, особенно если обвиняемый привлекается к уголовной ответственности за преступление, совершенное в организации, в которой он осуществляет властные функции и в этой организации работают ранее допрошенные по данному делу свидетели.

Так, удовлетворив ходатайство следователя о временном отстранении Ф. от должности, судом установлено, что, продолжая занимать должность директора, Ф. может оказать воздействие на свидетелей, поскольку они - ее подчиненные. Сам по себе факт допроса свидетелей не исключает возможности последующего воздействия на них со стороны обвиняемой с целью побуждения к изменению показаний .

 

Кроме того, применение временного отстранения от должности, которое было избрано лицу со стадии предварительного расследования и продолжалось в ходе судебного разбирательства по делу при постановлении обвинительного приговора, с учетом срока его применения лицу может быть не назначено альтернативное дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК РФ).

Представляется спорным мнение авторов, которые полагают, что от занимаемой должности необходимо отстранять только лицо, которому предъявлено обвинение, поскольку данные авторы полагают, что уголовное дело может быть возбуждено, а впоследствии и прекращено в отношении конкретного подозреваемого лица без предъявления ему обвинения. При этом производство по уголовному делу может приостанавливаться на неопределенный длительный период времени, что нередко встречается в правоприменительной практике .

 

Полагаю, что подобного рода суждения не соответствуют тактике уголовного преследования, а несвоевременность применения временного отстранения от должности будет способствовать утрате доказательств по делу. Также необходимо учитывать, что в ходе досудебного производства данная мера уголовно-процессуального принуждения применяется в течение срока предварительного расследования (ст. ст. 162, 223, 226.6 УПК РФ), а согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 19.10.2010 N 1364-О-О, УПК РФ не предполагает применение по приостановленному делу меры процессуального принуждения в виде временного отстранения обвиняемого от должности.

 

Несмотря на кажущуюся очевидность применения норм, предусмотренных ч. 6 ст. 114, п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, в юридической литературе и применительной практике имеются разные подходы в их реализации. Согласно взаимосвязанным положениям ч. 6 ст. 114, п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право на ежемесячное государственное пособие, которое выплачивается ему в размере прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ. При этом отдельные авторы, указывают на то, что данное ежемесячное государственное пособие временно отстраненному от занимаемой должности возмещается как процессуальные издержки за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного производства, но поскольку организации (государственные, муниципальные, общественные, частные юридических и физических лиц и т.п.), в которых работают временно отстраненные от должности подозреваемые (обвиняемые), не являются участниками уголовного судопроизводства, взыскание с них судебных издержек невозможно. В этой связи в резолютивной части постановления об отстранении подозреваемого (обвиняемого) от занимаемой должности следует указывать, что выплата указанного ежемесячного государственного пособия на период временного отстранения от занимаемой должности подозреваемому (обвиняемому) возложена на Министерство финансов РФ за счет казны РФ. Другие авторы, приводя пример из судебной практики, полагают, что выплату рассматриваемого пособия следует осуществлять органам, проводящим предварительное следствие .

 

Учитывая вышеизложенное, полагаем возможным сделать вывод о том, что ежемесячное государственное пособие лицу, временно отстраненному от должности, должно быть выплачено за счет средств федерального бюджета, при этом в резолютивной части постановления об отстранении подозреваемого (обвиняемого) от занимаемой должности следует всегда конкретизировать, на кого судом возлагаются указанные выплаты. Так, в связи с осуществлением уголовного преследования сотрудников ОВД, СК, ФСБ, работников прокуратуры и отстранении их от занимаемой должности по постановлению суда выплату вышеуказанного ежемесячного пособия следует возлагать на соответствующее ведомство, где проходит службу данное лицо, чтобы не создавать коллизий и спорных моментов в дальнейшем в зависимости от результатов расследования или итоговых судебных решений, поскольку на указанных сотрудников распространяются не только положения УПК РФ, но и федеральные законы, регулирующие именно эти процессуальные вопросы, по которым выделяются финансовые средства из федерального бюджета. Например, в соответствии с ч. 8 ст. 73 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" денежное довольствие сотруднику органа внутренних дел, временно отстраненному от выполнения служебных обязанностей, выплачивается на условиях и в порядке, которые установлены ч. 25 ст. 2 Федерального закона от 19.07.2011 N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ", согласно которой в случае временного отстранения сотрудника от должности ему выплачивается денежное довольствие в размере должностного оклада и оклада по специальному званию, а также надбавка к окладу денежного содержания за стаж службы (выслугу лет); а в соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 42 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре РФ" за время отстранения от должности прокурору выплачивается денежное содержание (денежное довольствие) в размере должностного оклада, доплаты за классный чин (оклада по воинскому званию) и доплаты (надбавки) за выслугу лет.

Тем же, полагаем, следует руководствоваться при разрешении судом вопроса о временном отстранении от занимаемой должности в отношении лица, занимающего определенный должностной статус в организации (обществе), имеющей государственный капитал.

Таким образом, исходя из вышеизложенного мера уголовно-процессуального принуждения в виде временного отстранения подозреваемого или обвиняемого от занимаемой должности имеет существенные особенности в правоприменении, которые следует учитывать на разных стадиях уголовного судопроизводства.