Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Эффективность применения обеспечительных мер.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫХ МЕР

 

 

Абдулов Ильнар Вильнурович, магистрант кафедры судебной власти Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики".

 

В настоящей статье анализируются факторы, определяющие правовое воздействие принятых обеспечительных мер. Сделаны выводы о неравномерном достижении эффективности института обеспечительных мер благодаря установленной процедуре рассмотрения заявления о принятии мер, порядку исполнения судебного акта о принятии мер, а также дискреционному полномочию суда относительно способа реализации обеспечительной меры.

 

Ключевые слова: обеспечительные меры, заявление о принятии обеспечительных мер.

 

Привлекательность любой юридической конструкции неизбежно оценивается с позиции той степени правового эффекта, которая достигается при его применении. Лица перед совершением юридически значимых действий прогнозируют возможные правовые последствия этих действий, тем самым выделяя наиболее или наименее эффективные инструменты.

Положительный эффект от принятия обеспечительных мер во многом определяется значимостью судебного разбирательства, поскольку без принятия мер существенную роль играет высокая вероятность неисполнения судебного решения или причинения имущественного вреда.

Реализация требований истца обусловлена объемом имущественной массы ответчика, из которого он может получить материальное удовлетворение. Однако, как отметил лорд Нейл в одном судебном акте, имущество может, как чеширский кот, исчезнуть неожиданно .

 

Вопрос осложняется внушительными результатами научного прогресса, современными технологиями и изобретательностью лиц, их использующих, что может порождать вывод имущества с мгновенной скоростью.

С целью исключить такой ход развития событий законодательство предусматривает положения, гарантирующие практическую пользу и эффективность от принятия мер.

Во-первых, процедура принятия решения относительно заявления об истребовании обеспечительных мер носит ускоренный характер, без вызова сторон (ex parte). Это вызвано срочным и оперативным характером института.

Процессуальные кодексы содержат положение о том, что заявление рассматривается в день его поступления без извещения лиц, участвующих в деле (ст. 141 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ)), либо не позднее следующего дня после поступления заявления без извещения сторон (ч. 1.1 ст. 93 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ)). Кроме того, определение об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно (ч. 1 ст. 96 АПК РФ, ч. 1 ст. 142 ГПК РФ).

Сверхбыстрый срок, закрепленный в гражданском процессе, с одной стороны, заслуживает положительного отзыва ввиду полного исключения ответной реакции недобросовестного ответчика. С другой стороны, с учетом загруженности судебной системы, меньший срок - не позднее следующего дня после поступления заявления - позволит уделять большее внимание оценке обоснованности заявления, последствий его удовлетворения или отказа в удовлетворении, снизить количество нарушений судами срока рассмотрения этих заявлений, в целом устранить спешку при принятии определения суда. Даже при таком сроке злоупотреблений со стороны ответчика сложно ожидать, поскольку сведения о принятии заявления в Картотеке арбитражных дел (http://kad.arbitr.ru/) появляются не ранее следующего за подачей документа дня.

Рассмотрение заявления без извещения и вызова сторон в суд также повышает эффективность мер. Кроме того, ст. 92 АПК РФ не предусмотрена обязанность заявителя направить копию заявления ответчику. В противном случае информированность ответчика о подаче истцом заявления, вероятнее всего, приводила бы к совершению действий для сокрытия объекта спора, перемещения своих активов в недоступные для взыскания зоны и т.п. - совершению именно тех мероприятий, о предотвращении которых просит заявитель.

Приведенные нормы, с одной стороны, ставят в преимущественное положение истца, желающего по итогам рассмотрения дела восстановить свое нарушенное право. С другой стороны - нормы существенным образом лишают ответчика возможности предоставить возражения на заявление о принятии мер в силу равноправия сторон и принципа состязательности (ст. ст. 8 - 9 АПК РФ), которые вызвали бы необходимость проведения судебного заседания. Восполняющим данный дисбаланс интересов сторон эффектом обладает возможность постфактум обжаловать определение арбитражного суда о принятии обеспечительных мер (ч. 7 ст. 93 АПК РФ) либо подать ходатайство об отмене мер (ч. 1 ст. 97 АПК РФ).

Несмотря на это, следует признать, что интересы истца имеют начальный приоритет, так как пытаться отменить судебный акт всегда сложнее, чем оставить его в силе. Тем не менее, этот приоритет нивелируется правом ответчика потребовать встречное обеспечение (ч. 1 ст. 94 АПК РФ) или взыскать убытки в связи с обеспечительными мерами (ст. 98 АПК РФ).

Во-вторых, эффективность мер обеспечивается альтернативной подсудностью подачи заявления о применении предварительных обеспечительных мер. В соответствии с ч. 3 ст. 99 АПК РФ заявитель вправе предъявить ходатайство в суд: 1) по месту нахождения заявителя; 2) по месту нахождения денежных средств или иного имущества, в отношении которых заявитель ходатайствует о принятии мер по обеспечению имущественных интересов; 3) по месту нарушения прав заявителя.

Данная вариативность позволяет подать заявление в удобный для заявителя суд в максимально сжатые сроки, что способствует исключению временного разрыва между приемом заявления и непосредственно принятием обеспечительных мер.

В-третьих, суд по своему усмотрению может определить способ реализации обеспечительных мер для более эффективного результата. В частности, коллегия судей ВАС РФ в одном из дел признала правомерность обеспечительной меры по передаче заложенных акций ответчика в доверительное управление истцу (Банку России), учитывая установленный нижестоящими судами факт неэффективности управления ответчиком своим имуществом, повлекший уменьшение стоимости этих акций .

 

Стоить отметить еще один инструмент, схожий с обеспечительными мерами, - институт взыскания с ответчика произвольно определяемой судом денежной суммы в доход истца за каждый день неисполнения судебного решения (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ). Общая цель данного и анализируемого в работе механизма, которая заключается в повышении вероятности исполнения судебного акта, все же не позволяет назвать взыскание за неисполнение судебного решения отдельной обеспечительной мерой в рамках главы 8 АПК РФ. Правовая природа подобного взыскания предполагает ответственность (санкцию) за неисполнение судебного решения, в то время как обеспечительные меры в силу своего превентивного свойства направлены на недопущение неисполнения судебного акта, иными словами, на устранение необходимости в применении такой меры ответственности. Более того, взыскание создает для ответчиков стимулы своевременного исполнения актов; при обеспечительных мерах потребность в данных стимулах отпадает ввиду уже существующих гарантий для истца (обособление имущественной массы ответчика, сохранение предмета спора свободным от интересов третьих лиц и т.п.).

 

В дополнение отметим, что суд должен активно пользоваться возможностью запрашивать информацию об активах ответчика или третьего лица у банка или налоговых органов для оценки эффективности, например, последующего наложения ареста. Эти действия продемонстрируют ответчику или третьему лицу реальный риск ограничения его экономической деятельности в результате принятия мер и, возможно, будут способствовать мирному урегулированию спора, а также послужат ориентиром для суда в выборе конкретной обеспечительной меры или совокупности нескольких мер для достижения цели анализируемого института.

Суд, в том числе по итогам запроса сведений об активах ответчика или третьего лица у банка или налоговых органов, может и не принимать меры, если посчитает их принятие неэффективным (например, к такому выводу пришел суд в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 11.07.2013 N Ф03-3089/2013 по делу N А51-4524/2013).

Таким образом, широкая дискреция суда в обеспечении исков тем или иным способом повышает потенциал обеспечительных мер.

В-четвертых, порядок реализации обеспечительных мер в той же степени способствует повышению эффективности обеспечительных мер. Механизм реализации обеспечительных мер во многом предопределен правовой природой этого института (оперативность и временный характер как неотъемлемые элементы ускоренного средства защиты). Обеспечительные меры действуют с момента вынесения определения о принятии обеспечительных мер:

- в случае удовлетворения иска - до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу (ч. 4 ст. 96 АПК РФ).

Однако, по нашему мнению, данное правило не препятствует отмене мер, если по результатам рассмотрения ходатайства лица об отмене обеспечительных мер суд придет к выводу об отсутствии оснований для их дальнейшего применения даже при неисполнении судебного акта (например, длительное бездействие истца по приведению судебного акта в исполнение, ликвидация или смерть истца в отсутствие правопреемства, истечение срока исполнения исполнительного документа, выданного на основании обеспеченного судебного акта);

- в случае отказа в удовлетворении иска, оставления иска без рассмотрения, прекращения производства по делу - до вступления в законную силу соответствующего судебного акта (1) по ходатайству лица, участвующего в деле, или (2) при указании на это в судебных актах об отказе в удовлетворении иска, об оставлении иска без рассмотрения, о прекращении производства по делу (ч. 5 ст. 96 АПК) .

В пункте 13.2 Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ указывается на необходимость исключить право суда по своей инициативе отменять меры по обеспечению иска, за исключением случаев отказа в иске. Случаи оставления заявления без рассмотрения и прекращения производства по делу, закрепленные в ч. 5 ст. 96 АПК РФ, не предусматриваются, что, на наш взгляд, является большим упущением.

 

Обе модели, предусмотренные при вынесении судебного акта в пользу ответчика, конечной точкой действия мер определяют вступление в силу этого судебного акта. Напротив, гражданское судопроизводство, в целом расширяющее сферу инициативы суда в вопросах обеспечительных мер, допускает иную модель отмены мер до вступления в силу судебного акта (ч. 3 ст. 144 ГПК РФ). Подход арбитражного законодательства более верный, поскольку само по себе вынесение судебного акта не должно влечь последствия, наступление которых возможно только после вступления данного акта в законную силу.

Элемент срочности требует ускоренной реализации принятых обеспечительных мер. Именно поэтому при выборе компетентного арбитражного суда, в соответствии с ч. 3 ст. 99 АПК РФ, следует учитывать, в частности, исполнимость этой меры в рамках компетенции одного суда, а также период времени, необходимый для реализации ходатайства о предварительных обеспечительных мерах в ином компетентном суде .

 

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 96, ст. 187 АПК РФ, а также п. 5 ст. 46 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" определения о принятии обеспечительных мер исполняются в немедленном порядке. Данный порядок следует рассматривать только вкупе с позицией Конституционного Суда РФ, а именно что исполнение судебного решения следует рассматривать как элемент судебной защиты и защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт или акт иного уполномоченного органа своевременно (выделено мной. - И.А.) не исполняется .

 

Обязательность требований судебного акта о принятии обеспечительных мер гарантируется общей нормой ст. 16 АПК РФ. Вместе с тем текстуально ст. 96 АПК РФ подчеркивает не обязательность, а принудительное исполнение, которое является лишь одним из механизмов обеспечения такой обязательности. Особое внимание на получении исполнительного листа в данной правовой норме приводит к тому, что судебный запрет, содержащийся в определении суда о принятии меры, ошибочно не воспринимается в качестве обязательного для ответчика до возбуждения исполнительного производства.

Ответственность лиц за неисполнение определения о принятии мер наступает в виде судебного штрафа, взыскиваемого в доход федерального бюджета (ч. 2 ст. 96, ч. 1 ст. 119 АПК РФ), или в виде наказания, предусмотренного ст. ст. 312, 315 УК РФ. Анализ данных санкций показывает, что они в силу малого размера штрафа <7> и масштабного неприменения ст. 312 УК РФ не способны полностью выполнить свою функцию и выступить в качестве эффективного инструмента воздействия на нарушителя. Разрешение проблемы можно найти при таком толковании ч. 2 ст. 96 и ст. 119 АПК РФ, допускающем возможность наложения штрафа за каждый день неисполнения определения арбитражного суда, что послужит мощным стимулом для нарушителя.

Максимальный размер для юридических лиц составляет 100000 руб. Более того, ВАС РФ, усугубляя ситуацию, отказывал в наложении штрафа ввиду того, что само по себе наложение штрафа не приведет к исполнению судебного акта о принятии обеспечительных мер: Определения ВАС РФ от 27.12.2012 N ВАС-6981/12 по делу N А12-464/2011, от 27.12.2012 N ВАС-18319/10 по делу N А12-6963/2010, от 05.10.2011 N ВАС-12473/11 по делу N А41-9821/2008.

 

По общему правилу на основании вынесенного определения о принятии обеспечительных мер суд выдает исполнительный лист, порядок выдачи которого установлен ст. 319 АПК РФ. В качестве исключений из данного правила выступают либо специальные указания в законе на случаи, когда достаточно лишь копии определения суда для его исполнения (к примеру, ч. 3 ст. 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"), либо отсутствие в законе требований совершить судебному приставу-исполнителю принудительные действия для исполнения такого определения.

Если исполнительным документом предусмотрено немедленное исполнение содержащихся в нем требований, то их исполнение должно быть начато не позднее первого рабочего дня после дня поступления исполнительного документа в подразделение судебных приставов (по усмотрению судебного пристава-исполнителя исполнительные действия могут совершаться и в нерабочие дни), причем без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве .

 

С целью беспрепятственного исполнения определения заявителю необходимо максимально точно формулировать содержание обеспечительной меры. В противном случае реальное исполнение обеспечительных мер может оказаться невозможным или неэффективным, что, как верно указано в Постановлении ФАС Московского округа от 24.07.2014 N Ф05-8838/10 по делу N А40-103149/2009, не соответствует назначению обеспечительных мер как ускоренного средства защиты. Этот подход правильный также с точки зрения принципа "справедливость не должна действовать впустую" (Equity will not act in vain), и в качестве генерального правила мера не должна приниматься до тех пор, пока суд не удостоверится в возможности ее эффективного применения.

Таким образом, принятие судом обеспечительных мер является значительным и действенным элементом судебной защиты. Прежде всего такая важная роль данного института объясняется его направленностью на создание необходимых условий для последующего исполнения судебного акта, без которого восстановление нарушенных прав невозможно.

Более того, способность обеспечительных мер оказывать оперативное воздействие на правоотношения является уникальной, что повышает привлекательность использования этого процессуального инструмента.

Эффективность института обеспечительных мер достигается установленной законодательством процедурой рассмотрения заявления о принятии мер, ускоренным порядком реализации судебного акта о принятии мер, а также дискреционным полномочием суда относительно способа реализации обеспечительной меры. На сегодняшний день механизм ответственности за неисполнение определения суда о принятии мер, который также направлен на достижение максимально полезного для заявителя результата применения института обеспечительных мер, к сожалению, не обладает стимулирующим воздействием для исполнения судебного акта.