Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Гражданский ответчик по уголовному делу.

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

 Когда встаёт вопрос о том, как вступить в наследство, ответ оказывается предельно прост и понятен - обращайтесь в ООО

Татьяна Владыкина, доцент Благовещенского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

 

В соединенных процессах, где в одном производстве одновременно разрешаются публично-правовые и частноправовые требования, судья обязан руководствоваться нормами различных отраслей права. Как показывает опыт, большинство действующих судей - генералисты и несмотря на имеющуюся в судах специализацию, структурно оформленную в судебные коллегии и судебные составы, обнаруживают обширные юридические знания. Впрочем, обладание такими знаниями не гарантирует судей от различного рода затруднений, связанных, например, с рассмотрением и разрешением в уголовном процессе гражданского иска.

1. Гражданский истец и гражданский ответчик: некоторые вопросы правовой идентификации. Согласно ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (ч. 1 ст. 6 УПК РФ). При этом интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве не могут быть сведены исключительно к возмещению причиненного ему вреда - они в значительной степени связаны также с разрешением вопросов о доказанности обвинения, его объеме, применении уголовного закона и назначении наказания, тем более что во многих случаях от решения этих вопросов зависят реальность и конкретные размеры возмещения вреда (Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан" ).

 

По мнению ряда ученых (А. Гриненко , В. Дольников , Л. Набойников  и др.) следует "автоматически" наделять потерпевшего правами гражданского истца. Не разделяя эту позицию, обратим внимание на то, что наличие вреда, причиненного потерпевшему преступлением, презюмируется (ч. 1 ст. 6, ч. 1 ст. 42 УПК РФ). Однако, как следует из ч. 1 ст. 44 УПК РФ, постановка вопроса о его возмещении - право потерпевшего, ибо nemo invitus agere cogitur - никто не может принудить истца обратиться к суду за защитой.

 

Анализируя п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве", согласно которому в случае причинения вреда имуществу, закрепленному за государственным или муниципальным предприятием, учреждением во владение, пользование и распоряжение (п. 4 ст. 214 и п. 3 ст. 215 ГК РФ) такое предприятие или учреждение признается потерпевшим, В. Зайков высказывает сомнение в правильности этого разъяснения высшей судебной инстанции. Стоит, однако, ему возразить.

 

Право хозяйственного ведения и право оперативного управления действительно являются производными, зависимыми от прав собственника. С момента утверждения им баланса или сметы на предприятие и учреждение переходят обязанности по сохранению соответствующего имущества. Являясь участниками гражданского оборота, предприятие и учреждение имеют право на защиту своего имущества, в том числе и против собственника (ст. 305 ГК РФ), механизм осуществления которой разъяснен Верховным Судом РФ. Следовательно, если в результате совершения преступления имущество выбывает из фактического обладания или ему причиняется вред, то предприятие, учреждение закономерно признаются по уголовному делу потерпевшими; они вправе предъявить гражданский иск в защиту своих имущественных прав.

 

В соответствии с ч. 1 ст. 54 УПК РФ в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом РФ несет ответственность за вред, причиненный преступлением. Одним из таких случаев является возмещение вреда законными представителями несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет в случае отсутствия у него доходов или имущества, достаточных для возмещения причиненного им вреда (п. 2 ст. 1074 ГК РФ) (см., например, приговор Верховного суда Республики Тыва в отношении Маркс, Адан-оол, Монгуш, Чилбак-оол ). В п. 6 Постановления от 27 мая 1998 г. N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей"  Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание на то, что в силу закона родители имеют преимущественное перед другими лицами право на воспитание своих детей. Они отвечают за вред, если имело место неисполнение ими обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, возложенных на них ст. 63 СК РФ. Если указанные лица не были привлечены к участию в деле в качестве гражданских ответчиков органом предварительного расследования, суд при наличии исковых требований должен вынести определение (постановление) о признании их гражданскими ответчиками, разъяснить им права и обеспечить условия для их реализации (п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" , п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина")

 

2. Предъявление и обеспечение гражданского иска. Суд связан требованиями сторон Ne eat ultra petita partium - максима, выработанная римским процессом. Лицу, которому преступлением причинен материальный или моральный вред, дознавателем или следователем должно быть разъяснено право на предъявление гражданского иска. Уголовно-процессуальный закон РФ предоставляет гражданскому истцу возможность предъявить гражданский иск как в досудебном (после возбуждения уголовного дела), так и в судебном производстве (до окончания судебного следствия при разбирательстве дела в суде первой инстанции) (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Согласно ч. 1 ст. 44 УПК РФ решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или Постановлением судьи, следователя, дознавателя. При этом Пленум Верховного Суда РФ в п. 22 Постановления от 29 июня 2010 г. N 17 справедливо обращает внимание на то, что действия суда по разъяснению в ходе предварительного слушания либо в подготовительной части судебного заседания потерпевшему его права на предъявление гражданского иска следует воспринимать как устранение нарушений, допущенных в этой части органами предварительного расследования.

По нашему мнению, признание гражданским истцом целесообразно осуществлять на стадии досудебного производства. Это позволит своевременно (до сокрытия или уничтожения преступником имущества) принять меры по обеспечению гражданского иска. Несмотря на то что в числе процессуальных прав, предусмотренных ст. 44 УПК РФ, право требовать обеспечения гражданского иска у гражданского истца отсутствует, такое обеспечение может быть реализовано посредством заявления им соответствующего ходатайства в порядке п. 4 ч. 4 ст. 44 УПК РФ.

Наиболее эффективной мерой обеспечения гражданского иска является арест имущества (ч. 1 ст. 115 УПК РФ), гарантией законности которого служит судебный порядок получения разрешения на его осуществление (ст. 165 УПК РФ). Хотя следственной практике известны граничащие с комичными случаи избрания следователем в качестве меры обеспечения гражданского иска подписки о невыезде и надлежащем поведении (ст. 102 УПК РФ) и домашнего ареста обвиняемого (ст. 104 УПК РФ) . Нерешение вопроса о наложении ареста в процессе производства дознания или предварительного следствия может быть компенсировано на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (п. 5 ч. 1 ст. 228, ст. 230 УПК РФ), когда судья по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора вправе вынести Постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" ).

 

3. Виды процессуальных решений по предъявленному гражданскому иску. Иском задается вопрос - судебным решением дается ответ на него - sententia ius facit inter partes (решение "делает" право между сторонами). Один из вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, - подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере (п. 10 ч. 1 ст. 299, п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ).

3.1. Удовлетворение гражданского иска. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). По приговору Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 марта 2010 г. А. и П. осуждены по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ. По этому же приговору П., кроме того, осужден по ч. 1 ст. 209, ч. 3 ст. 222 и ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ. Постановлено взыскать солидарно с А. и П. в пользу Л. 57500 руб. в возмещение материального ущерба. А. и П. требовали от Л. ежемесячной передачи им денежных средств. В связи с отказом Л. выполнить это требование П. уговорил других лиц осуществить поджог надворной постройки Л., причинив ему вред на сумму 57500 руб. Принимая решение о взыскании с А. и П. суммы в возмещение имущественного вреда, причиненного в результате умышленного уничтожения имущества Л. путем поджога, суд сослался на ст. 1064 ГК РФ, но в отношении А. принял противоречащее данной норме решение. А. действий, охватываемых ст. 167 УК РФ, не совершал. Следовательно, суд незаконно привлек его к гражданско-правовой ответственности за причинение вреда имуществу Л. (Кассационное определение Верховного Суда РФ N 66-О10-94СП ). По аналогичной причине изменен в части гражданского иска и приговор в отношении Н., постановленный Красноярским краевым судом от 23 июня 2010 г. (Кассационное определение Верховного Суда РФ N 53-О10-71 ).

 

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Например, в порядке ст. 1079 ГК РФ, предусматривающей ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. В деле Цайтера правильно определив лицо, обязанное возмещать потерпевшему вред, причиненный преступлением, предусмотренным ст. 264 УК РФ - собственника автомобиля, суд первой инстанции удовлетворил гражданский иск в отсутствии гражданского ответчика. Поскольку о судебном заседании ответчик надлежащим образом уведомлен не был, постановленный приговор в части гражданского иска отменен . В другом деле удовлетворение гражданского иска, возложение на лицо обязанности возместить вред, причиненный преступлением без предварительного оформления его процессуального статуса (в отсутствие постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика) справедливо расценено Президиумом Верховного Суда РФ как нарушение его прав .

 

При вынесении приговора суд обязан привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" ). Неприведение в приговоре мотивов отказа в удовлетворении иска влечет отмену приговора в этой части (см., например, Кассационные определения Верховного Суда РФ от 5 августа 2004 г. N 92-О04-11 ; от 28 декабря 2005 г. N 8-О05-43 ). Представляет интерес мотивировка отказа в удовлетворении гражданского иска, приведенная в приговоре суда Чукотского автономного округа от 17 января 2006 г. по делу Ульгенашина: материальный вред, на возмещении которого настаивает истец, непосредственно не связан с преступлением. Вместе с тем ранее в описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что Ульгенашин своими преступными действиями причинил материальный вред на сумму 7325 руб. 60 коп. (Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 мая 2006 г. N 94-006-2 ).

 

Как неоднократно подчеркивала высшая судебная инстанция, суды обязаны указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца (см., например, Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 1999 г. ). В традиции русской процессуальной мысли говорить не об обязанности доказывания, но о бремени доказывания (onus probandi). Уголовно-процессуальный закон РФ в отличие от ГПК РФ (ст. 56) не предусматривает распределение бремени доказывания между гражданским истцом и подсудимым. Однако представляется очевидным, что уже при предъявлении гражданского иска (ч. 2 ст. 44 УПК РФ) гражданский истец обязан приобщить к нему письменные доказательства, на которых он основывает свои требования о возмещении вреда (ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Для этого гражданский истец наделен правом собирать и представлять письменные документы и предметы в качестве доказательств по уголовному делу (ч. 2 ст. 86 УПК РФ). С учетом требований подлежащей применению нормы уголовного закона суд, руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, обращает внимание участников уголовного судопроизводства, и прежде всего гражданского истца, на включение в предмет доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением. Поддерживая иск, выступая в прениях, гражданский истец предъявляет доказательства, обосновывающие предъявленный иск (п. п. 2, 15 ч. 4 ст. 44 УПК РФ). Кассационным определением Верховного Суда РФ от 8 мая 2003 г. N 26-о03-6 отменен приговор Верховного Суда Республики Ингушетия от 23 октября 2002 г. в отношении Н. в части гражданского иска, поскольку в нем не приведены доказательства, подтверждающие основания и размеры иска

 

Присужденные гражданскому истцу суммы должны быть соразмерны причиненному ему вреду. Иркутским областным судом от 1 октября 2009 г. постановлено взыскать с осужденных К. и Ш. солидарно в возмещение материального ущерба в пользу потерпевшей М. 345169 руб. В кассационных жалобах, удовлетворенных Верховным Судом РФ, осужденные просили отменить постановление, ссылаясь на то, что каждым из них было похищено имущество на сумму 50000 руб., а подлежащая взысканию с них сумма - 345169 руб. не подтверждена доказательствами .

 

Обязательным для суда является указание в приговоре норм закона, на основании которого разрешен гражданский иск. Гришин, Кулыба, Плешаков осуждены за совершение ряда преступлений при установленных судом и изложенных в хронологическом порядке в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах. Судом частично удовлетворены заявленные исковые требования о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба. В кассационном представлении прокурор просил приговор в части гражданского иска отменить в связи с отсутствием ссылки на ст. 1101 ГК РФ, регламентирующую способ и размер компенсации морального вреда. Не согласившись с мнением прокурора, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что это обстоятельство само по себе не может свидетельствовать о нарушении судом требований действующего гражданского законодательства, поскольку фактически требования указанной нормы судом выполнены (Кассационное определение от 20 августа 2007 г. N 13-О07-12). Невыполнение судьей этих требований - основание для отмены приговора в части гражданского иска (см., например, Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 195п02 по делу Колесниченко ).

 

При удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре надлежит указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие - в долевом порядке (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1). Неисполнение судом этой обязанности влечет отмену приговора (см., например, приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 6 апреля 2010 г. в отношении П., Б., М., О., А. и Г. ). В соответствии с п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 в случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке. Суд должен мотивированно указать в приговоре, какую именно сумму обязан выплатить каждый из ответчиков потерпевшему. В одном из дел, определяя равные доли, подлежащие взысканию с осужденных в пользу потерпевших - родственников погибших, суд не мотивировал решение в этой части. Как видно из приговора, убийство С. совершил один И. Следовательно, и размер взыскания с И. должен существенно отличаться от суммы компенсаций, взысканных с других осужденных (Обзор Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2001 г.). Как показывает опыт, при установлении равной степени вины подсудимых в лишении жизни потерпевшего компенсация морального вреда нередко взыскивается судом и в солидарном порядке (Кассационные определения Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. N 44-007-7 , от 17 апреля 2008 г. N 48-008-14сп , от 18 февраля 2009 г. N 10-О09-2СП ).

 

3.2. Признание за истцом права на удовлетворение иска и передача вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства должно осуществляться судом при непременном соблюдении двух условий: во-первых, необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства; во-вторых, когда данное решение суда не влияет на квалификацию преступления, меру наказания и другие вопросы, возникающие при постановлении приговора (ч. 2 ст. 309 УПК РФ). В данном контексте представляет интерес определение Московского городского суда от 29 мая 2002 г., которым Н. освобожден от уголовной ответственности за совершенное в состоянии невменяемости общественно опасное деяние с применением к нему принудительных мер медицинского характера, а за истцом признано право на удовлетворение гражданского иска (Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 сентября 2002 г. N 5-О02-141 ). Решая вопрос о передаче иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, суд обоснованно ссылался на необходимость учета требований ст. 1078 ГК РФ ("Ответственность за вред, причиненный гражданином, не способным понимать значение своих действий"). Ответчиком по данному иску может быть не только Н., но и другие лица, в числе которых ГК РФ (ч. 3 ст. 1078) называет проживающих совместно с таким гражданином трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей, знавших о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставивших вопрос о признании его недееспособным.

 

Верховный Суд обращает внимание на то, что для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства может быть передан не вопрос о гражданском иске, а о размере его возмещения (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 мая 2003 г. N 27пв03, Кассационное определение Верховного Суда РФ от 20 августа 2007 г. N 13-О07-12 ). В силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, имеет преюдициальное значение (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении"

 

3.3. Отказ в удовлетворении гражданского иска осуществляется при постановлении судом оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

3.4. Оставление гражданского иска без рассмотрения. При постановлении обвинительного приговора суд не вправе предъявленный гражданский иск оставить без рассмотрения (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 1992 г. ). Итак, оставление гражданского иска без рассмотрения возможно лишь при постановлении судом оправдательного приговора (ч. 2 ст. 306 УПК РФ). А его основания не сформулированы законодателем и определяются правоприменителем по "остаточному принципу", минуя, соответственно, п. 1 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. В свете изложенного решение Верховного Суда Республики Бурятия об оставлении без рассмотрения иска о взыскании расходов на погребение из-за необходимости дополнительных расчетов не соответствует ч. 2 ст. 306, ч. 2 ст. 309 УПК РФ (Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 73-о05-43 ). Вступает в противоречие с действующим уголовно-процессуальным законодательством и приговор Московского городского суда от 22 апреля 2003 г. в отношении Афонина, которым иск о возмещении вреда оставлен без рассмотрения "с сохранением за истцом права предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства" (Кассационное определение Верховного Суда РФ от 13 августа 2003 г. N 05-003-134). В случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 250 УПК РФ, суд при неявке гражданского истца или его представителя вправе оставить гражданских иск без рассмотрения. Это не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению иска в порядке гражданского судопроизводства.

 

Еще в 1890 г. А.Ф. Кони отметил, что гражданский иск является одной из наиболее спорных и наименее разработанных частей уголовного процесса. Спустя сто с лишним лет проблема гражданского иска в уголовном деле вышла из категории научно не разработанных, но, как показало настоящее исследование, не утратила своей актуальности и сложности.