Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Исковое заявление как элемент гражданской процессуальной формы.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ КАК ЭЛЕМЕНТ

ГРАЖДАНСКОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ

 

 

Алексеев Андрей Анатольевич, доцент кафедры гражданского права Уральского филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук.

 

Настоящая статья посвящена вопросу о месте института искового заявления в отечественном гражданском процессе, его основным проблемам и недостаткам. Правила оформления искового заявления рассматриваются автором как элемент письменной гражданской процессуальной формы, который формируется не только на основе действующего законодательства, но также с учетом судебной практики и сложившихся обыкновений. На основе изложенных рассуждений автором предлагаются пути преодоления выявленных пробелов и совершенствования действующего законодательства.

 

Ключевые слова: гражданская процессуальная форма, исковое заявление, иск, процессуальные обыкновения.

 

 

На сегодняшний день обращение в суд становится одной из основных форм защиты гражданских прав, что подтверждается постоянно возрастающим количеством дел как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах. При этом, как справедливо отмечала Н.А. Рассахатская, эффективность правосудия во многом зависит от качества содержания гражданской процессуальной формы, одним из элементов которой является порядок оформления процессуальных документов в целом и исковых заявлений, в частности.

 

Следует отметить, что само понятие "гражданская процессуальная форма" является достаточно спорным и по-разному оценивается учеными. Не углубляясь в суть существующих разногласий, определим для целей настоящей статьи гражданскую процессуальную форму как порядок осуществления правосудия по гражданским делам. Разновидностями такого порядка являются устная гражданская процессуальная форма (порядок совершения процессуальных действий) и письменная гражданская процессуальная форма (порядок оформления процессуальных документов). Учитывая современный уровень развития техники, отдельными авторами высказывается идея о выделении еще и электронной процессуальной формы, которая должна охватить все процессы передачи (трансляции) и фиксации полученной информации. Однако, на наш взгляд, степень применения подобных технологий в рамках российского гражданского процесса пока не позволяет говорить о его электронных началах как о самостоятельном виде гражданской процессуальной формы.

 

Более того, основная роль в современном гражданском процессе отводится именно письменной его стороне, поскольку закон в отдельных случаях допускает отсутствие устной гражданской процессуальной формы (вынесение судебного приказа или решения в упрощенном производстве (ч. 2 ст. 126, ч. 5 ст. 232.3 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ), проведение заочного производства без участия ответчика (ч. 1 ст. 233 ГПК РФ) и т.д.), тогда как отсутствие письменной ее составляющей законом не предусмотрено. Что интересно, даже в Концепции единого гражданского процессуального кодекса Российской Федерации было предложено введение понятия "письменное производство", которое будет основываться только на письменных доказательствах (п. 24.1).

Переходя к сути вопроса, отметим достаточно тесную связь рассматриваемого института с понятием "иск", которая выражается в следующем. Как известно, тождественность исков определяют по трем их основным элементам - стороны, основание и предмет (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ), которые составляют большую часть содержания искового заявления. Однако исковое заявление, помимо указанного, включает в себя и другую информацию, например, наименование суда, сведения о представителях, ходатайства истца, перечень прилагаемых документов и т.д. Другими словами, иск является основой искового заявления, его главным, но не единственным элементом.

Учитывая сказанное, попробуем проанализировать отдельные недостатки и противоречия, присутствующие в институте искового заявления и практике его применения.

Так, в основе института искового заявления лежат не только положения закона, но и отчасти обыкновения, то есть многократно и единообразно применяемые правила поведения, регулирующие определенную группу общественных отношений и не имеющие общеобязательной силы. В частности, ст. 131 ГПК РФ предусматривает исключительно письменную форму искового заявления (ч. 1) и открытый перечень его реквизитов (ч. 2). В связи с этим Я.В. Трофимов справедливо отмечал, что данный документ с точки зрения его структуры и содержания может выглядеть по-разному . В частности, во многих заявлениях заголовок документа включает в себя перечень заявленных требований ("исковое заявление о расторжении брака, взыскании алиментов, определении места жительства ребенка", "исковое заявление о возмещении морального вреда" и т.д.). Достаточно часто встречаются исковые заявления, подаваемые от имени физических или юридических лиц, в которых указываются нормы права, хотя закон этого не требует, и т.д.

 

Кроме того, в исковом заявлении в обязательном порядке указываются стороны, одной из которых является истец, то есть лицо, в чьих интересах возбуждается производство (ч. 2 ст. 38, п. 2 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ). Однако практика, особенно по делам о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей, складывается несколько иначе, и в качестве истца указывается не заинтересованное лицо (ребенок), а его законный представитель (как правило, мать). Такие ошибки содержатся в образцах исковых заявлений, расположенных на официальных сайтах соответствующих судов (Центральный районный суд г. Челябинска, Октябрьский районный суд г. Уфы и т.д.), а также материалах судебной практики. Например, мировой судья судебного участка N 5 Металлургического района г. Челябинска называет сторонами такого дела супругов (решение от 21 июня 2013 г. по делу N 2-1297/2013). Аналогичная ошибка допущена и мировым судьей Судебного участка N 7 Тракторозаводского района г. Челябинска (решение от 27 апреля 2015 г. по делу N 2-324/2015). Присутствуют подобные ошибки и в деятельности районных судов, в частности Советского районного суда г. Челябинска (решение от 10 ноября 2015 г. по делу N 2-4466/2015).

Подобное положение вещей, по нашему мнению, можно назвать процессуальным обыкновением, которое в данном случае не только не санкционируется со стороны государства, но и противоречит действующему законодательству.

Определенный интерес представляет собой и применение в контексте рассматриваемой проблемы института третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, которые в силу ч. 1 ст. 42 ГПК РФ обладают правовым статусом истца. В этой связи они вступают в процесс путем подачи искового заявления, где согласно сложившемуся обыкновению они указываются как истцы, а не третьи лица. Однако в таком случае возникает вопрос: как именовать первоначального истца в таком исковом заявлении? На практике подобное противоречие в ряде случаев преодолевается путем подачи искового заявления о допуске в процесс в качестве третьего лица. Вместе с тем подобная практика вряд ли может быть признана верной, поскольку в данном случае просьба о допуске в процесс носит исключительно процессуальный характер и не касается сути заявленных требований, в то время как именно материальный интерес побуждает указанных лиц вступать в начатое дело.

 

Мы считаем, что более целесообразно всего лишь несколько изменить традиционную форму искового заявления, указав в нем на первом месте именно третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора. Подобный метод уже используется в рамках особого производства, где институт искового заявления является основой для применения аналогии закона. Причиной тому стало то, что здесь содержание документов, на основе которых возбуждаются дела, регулируется достаточно фрагментарно (ст. ст. 267, 270, 277 ГПК РФ и т.д.), отсылая правоприменителя к общим правилам искового производства (ст. 263 ГПК РФ).

Также процессуальным обыкновением можно назвать указание в исковом заявлении так называемого условного ответчика, то есть лица, которое не нарушало и не оспаривало права истца, но указывается в качестве такового в силу того, что этого требует исковая форма. Подобные участники процесса наиболее часто встречаются в делах об установлении права собственности по давности владения, где ими, как правило, выступает местная администрация (решение Домодедовского городского суда Московской области от 16 июня 2015 г. по делу N 2-1607/2015; решение Находкинского городского суда Приморского края от 2 июня 2015 г. по делу N 2-1395/2015; решение Саткинского городского суда Челябинской области от 18 января 2016 г. по делу N 2-123/2016 и т.д.). Аналогичная ситуация складывается и в делах о признании права собственности на наследственное имущество (решение Крыловского районного суда Краснодарского края от 8 июля 2016 г. по делу N 2-584/2016; решение Еланского районного суда Волгоградской области от 7 июля 2016 г. по делу N 2-372/2016 и т.д.). При этом, поскольку условный ответчик не имеет в деле материальной заинтересованности, они в силу того же обыкновения не несут судебных расходов, что отражено в резолютивной части всех указанных выше судебных актов. По аналогии со статусом прокурора и иных лиц, защищающих чужие интересы (ст. ст. 45, 46 ГПК РФ), подобные субъекты гражданского процесса не должны иметь права на заключение мирового соглашения.

Еще одним спорным моментом является разграничение объяснений истца и третьих лиц как средства доказывания и как основания иска. Так, основанием иска являются обстоятельства, на которых истец или третье лицо "строит" свои требования (юридические факты или их совокупность), излагаемые в описательной части искового заявления. При этом данные обстоятельства должны подтверждаться соответствующими доказательствами (письменными, вещественными и т.д.). Однако на практике объяснения сторон достаточно часто сводятся лишь к оглашению содержания искового заявления, то есть отчасти оснований иска. Другими словами, обстоятельства, составляющие основание иска, подтверждают сами себя, что выглядит достаточно странно. Единственно верным выходом из сложившейся ситуации является признание доказательством лишь тех объяснений сторон и третьих лиц, которые выходят за пределы сведений, выступающих основанием иска, не дублируют, а дополняют и поясняют их.

К недостаткам рассматриваемого института можно отнести и отсутствие обязательного предоставления ответчиком отзыва на исковое заявление, который успешно применяется в рамках арбитражного процесса (ст. 131 Арбитражного процессуального кодекса РФ). В гражданском же процессе указывается лишь на возможность предоставления письменных возражений ответчиком (п. 2 ч. 2 ст. 149 ГПК РФ), содержание которых может оказать существенное влияние на ход всего разбирательства. Из этого следует, что чем раньше суд получит информацию о позициях обеих сторон, тем более быстро и качественно рассмотрит гражданское дело в целом.

Помимо сказанного, можно указать и на то, что согласно п. 6 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ исковое заявление должно содержать расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм. При этом абз. 8 ст. 132 ГПК РФ обязывает истца приложить к исковому заявлению еще и отдельный документ, содержащий аналогичные сведения. Подобное положение вещей порождает вопрос о возможности оставления искового заявления без движения на основании ст. 136 ГПК РФ в случае отсутствия в нем подобных расчетов, но при наличии соответствующего документа или при их указании в заявлении и отсутствии отдельного документа. По нашему мнению, все расчеты более целесообразно включить в текст искового заявления, где они могут указываться в контексте конкретных обстоятельств и с необходимыми пояснениями. В этой связи в ст. 132 ГПК РФ следует внести изменения, исключив из нее абз. 8: "расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем, с копиями в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц".

Определенные вопросы вызывает и способ подачи искового заявления, поскольку ч. 1 ст. 131 ГПК РФ говорит лишь о письменной его форме. Так, на практике допускается обращение в суд лично, через представителя или путем почтового отправления. В первом и втором случаях вопросов о полномочиях обратившегося лица у секретаря суда не возникает, поскольку он имеет возможность проверить личность обратившегося лица и подлинность его подписи на исковом заявлении на основе предоставленных документов (паспорта, доверенности и т.д.). В случае же отправки заявления через почту удостовериться в подлинности подписи и личности обратившегося лица практически невозможно, что теоретически может привести к ситуациям, когда указанный истец может вообще не знать о предъявленном иске. В связи с этим в ч. 1 ст. 131 ГПК РФ следует внести изменения, изложив ее следующим образом: "Исковое заявление подается в суд в письменной форме. Заявление может быть подано путем личного обращения в суд, заказным письмом или с использованием иных средств доставки, обеспечивающих фиксирование личности отправителя".

И наконец, судьями на практике неоднозначно оценивается ч. 2 ст. 131 ГПК РФ, которая допускает изложение в исковом заявлении ходатайств истца, что, на наш взгляд, обусловлено следующим. Как уже отмечалось ранее, исковое заявление во многом отражает содержание иска, одним из элементов которого является предмет (требования истца, обращенное к суду). С точки зрения сложившегося обыкновения все требования истца излагаются в просительной части искового заявления. Вероятно, пытаясь отграничить предмет иска от ходатайств истца, некоторые судьи требуют оформлять их только в виде отдельного документа. Однако, с нашей точки зрения, любые ходатайства являются просьбой, обращенной к суду, так же как и требования, составляющие предмет иска, что приводит нас к вполне логичному выводу о необходимости их указания именно в просительной части искового заявления. Подобный подход поддерживается большинством судей и не влечет за собой смешение указанных понятий ("предмет иска" и "ходатайство").

Таким образом, основой современного гражданского процесса является письменная гражданская процессуальная форма, одним из элементов которой является институт искового заявления. И хотя он имеет множество недостатков, часть из них уже решена в Концепции единого ГПК РФ, остальные же проблемы решаются посредством формирования процессуальных обыкновений, которые присутствуют в различных категориях дел и на различных этапах их рассмотрения.