Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Изменение категории преступления.

ИЗМЕНЕНИЕ КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

 

Мингалимова Марьям Фердинандовна, старший преподаватель кафедры прокурорского надзора за исполнением законов в ОРД и участия прокурора в уголовном судопроизводстве Казанского юридического института Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

 

Анализируются основания применения "института изменения категории преступления" при назначении наказания.

 

Ключевые слова: категория преступлений, суд, обстоятельства, смягчающие наказание, изменение категории преступлений, досудебное соглашение о сотрудничестве.

 

"Суд не усматривает оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ". Именно так обычно завершается описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора. Право на изменение категории преступления у суда возникло 7 декабря 2011 г.

Несмотря на относительно длительное существование названного института (далее - Институт) в российском уголовном законе, практика его применения - единичные примеры . Причина кроется при отсутствии четких критериев использования Института, которые так и не были даны ни законодателем, ни Верховным Судом РФ. С учетом этого судьи, применяя Институт, совершают ошибки .

 

Вопрос об изменении категории преступления в соответствии с требованиями п. 6.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ разрешается судом в совещательной комнате после дачи ответов на вопросы о доказанности вины, квалификации действий виновного, о том, подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное преступление, а также имеются ли по делу смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

Какие смягчающие обстоятельства могут быть положены в основу решения судьи об изменении категории преступления? Достаточно ли отдельных смягчающих обстоятельств для данного решения или необходима совокупность таких обстоятельств? Законно ли, что одна и та же совокупность смягчающих обстоятельств служит основанием для применения положений ст. 64 УК РФ и ч. 6 ст. 15 УК РФ по одному и тому же уголовному делу?

Исчерпывающих ответов на поставленные вопросы в действующем уголовном законодательстве не найти. В юридической литературе высказано несколько точек зрения относительно правового механизма реализации Института, а также дальнейшей необходимости его нахождения в УК РФ.

Как правило, авторами статей выступают представители судейского сообщества и прокуратуры, столкнувшиеся с проблемами практического применения Института .

 

Среди представителей российской юридической науки есть мнение о необходимости его исключения из УК РФ . Профессор В.П. Малков прямо указывает на необходимость принятия подобного кардинального решения ввиду возможных коррупциогенных факторов со стороны судей и неконституционности нормы, закрепленной в ч. 6 ст. 15 УК РФ, которая, он считает, противоречит ст. 10 Конституции РФ.

 

Представляется ошибочным предположение А.А. Хайдарова о закреплении на законодательном уровне возможности изменения категории преступления только по уголовным делам, рассмотренным в общем порядке. Подобное предложение может привести к нарушению прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. К примеру, возможность одновременного и в то же время законного снижения наказания предусмотрена при совокупности по уголовному делу досудебного соглашения о сотрудничестве и рассмотрения дела без проведения судебного разбирательства в особом порядке, которая позволяет виновному лицу снизить планку наказания в соответствии с требованиями ст. 62 УК РФ изначально на 1/2 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ , а в дальнейшем еще на 1/3 согласно требованиям той же статьи.

 

С учетом приведенного примера одновременное применение институтов изменения категории преступления и особого порядка не должно быть ограничено .

 

Также представляется невозможной реализация на законодательном уровне и другого предложения А.А. Хайдарова относительно изменения категории преступления только при наличии по делу смягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 61 УК РФ. Подобной точки зрения придерживаются также Н.А. Карпова и Я.С. Калининская, высказывая свои суждения относительно спорности приведенного утверждения .

 

Во-первых, законодательный перечень смягчающих обстоятельств, предусмотренный ст. 61 УК РФ, является не исчерпывающим, что предоставляет правоприменителю возможность признать смягчающим обстоятельством любое обстоятельство, придающее положительное свойство личности виновного (положительные характеристики, наличие заболеваний и/или иждивенцев у виновного и др.).

Во-вторых, законодатель изначально в п. 6.1 ст. 299 УПК РФ предусмотрел необходимость рассмотрения вопроса о наличии по делу смягчающих и отягчающих обстоятельств, а затем уже рассмотрения вопроса об изменении категории преступления.

Анализ результатов рассмотрения уголовных дел, по которым вынесены обвинительные приговоры с решениями об изменении категории преступления, показал, что возможность применения данной нормы Общей части УК РФ зависит от положительного постпреступного поведения виновных лиц.

Кировским районным судом г. Казани рассмотрено уголовное дело в отношении В-ой, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "а", "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, и В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "а", "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ по пяти эпизодам и по одному эпизоду п. "а" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ .

 

Судом установлено, что в ноябре 2010 г. неизвестное лицо (материалы уголовного дела, в отношении которого выделены в отдельное производство) (далее - Организатор) создало организованную преступную группу для организации поставок из Москвы в Казань крупных партий наркотических средств, их сбыта в Татарстане. Организатор осуществлял общее руководство группой, планировал и координировал деятельность всех ее участников. Незаконный сбыт наркотических средств происходил по схеме: на интернет-сайте размещалась информация о различных наименованиях синтетических наркотических средств в виде курительных смесей и порошков, а также об их стоимости. Получая заказ на вид, наименование и количество наркотического средства, Организатор сообщал покупателю номер банковского счета. Получив информацию о производстве платежа, он лично, а также через вовлеченных им в преступную деятельность неустановленных лиц осуществлял незаконный сбыт наркотических средств посредством направления почтовых отправлений через курьерскую службу либо через курьеров.

Организатор вовлек в группу в качестве курьера свою сожительницу В-ву для доставки наркотических средств с целью их дальнейшего незаконного сбыта. Органами предварительного следствия установлено несколько фактов незаконного сбыта ею синтетических наркотиков, совершенных с 17 мая по 8 июня 2011 г. общей массой 1 кг.

После возбуждения уголовного дела подозреваемые 30 мая 2013 г. заключили досудебное соглашение о сотрудничестве. Уголовное дело рассматривалось без проведения судебного разбирательства.

Вопрос о назначении наказания за содеянное стал для обвиняемых решающим, поскольку именно с этой целью и было заключено досудебное соглашение. Санкцией ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. от 19 мая 2010 г.) предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет и со штрафом в размере до одного миллиона рублей.

При выборе меры и вида наказания суд учел требования ст. 60, ч. 2 ст. 43 УК РФ и пришел к выводу о назначении наказания в виде реального лишения свободы каждому из подсудимых.

Изучение личности В-ой показало, что она к уголовной ответственности не привлекалась, имеет высшее образование, работала парикмахером, положительно характеризуется по месту работы и жительства. Кроме того, у нее на иждивении находится престарелая мать-инвалид.

Суд признал у В-ой смягчающими наказание следующие обстоятельства: раскаяние в содеянном, полное признание вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличение и участие в уголовном преследовании других соучастников преступления, наличие на иждивении престарелой матери. Данную совокупность смягчающих наказание обстоятельств суд определил исключительной, существенно уменьшающей степень общественной опасности совершенного умышленного особо тяжкого преступления, направленного против жизни и здоровья населения, что позволило суду применить при назначении наказания положения ст. 64 УК РФ. Однако суд в проявлении гуманности на этом не остановился. С учетом фактических обстоятельств совершенного преступления, степени его общественной опасности, отсутствия отягчающих обстоятельств, избранной позиции на предварительном следствии и судебном заседании, ее личности, которая по месту жительства и работы характеризовалась положительно, на момент совершения преступления работала, суд пришел к убеждению о возможности применения по делу правил ч. 6 ст. 15 УК РФ с изменением категории преступления на менее тяжкую.

При изучении личности В. судом также установлено отсутствие отягчающих обстоятельств, отсутствие судимостей, наличие постоянного места работы.

Обстоятельствами, смягчающими наказание В., суд признал полное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличение и уголовное преследование других соучастников, наличие на иждивении престарелых родителей, его заболевание. При назначении наказания В. суд также применил положения ст. 64 УК РФ, признав совокупность вышеперечисленных обстоятельств исключительной. Кроме этого, суд учел фактические обстоятельства совершенных гр. В. преступлений, степень их общественной опасности, избранную позицию на предварительном следствии и судебном заседании, его личность, наличие наград и положительных характеристик по месту работы и учебы, постоянное трудоустройство, что в совокупности привело к судейскому решению об изменении категории преступлений на менее тяжкую.

Окончательное решение суда выглядело следующим образом:

- В-ой по ч. 3 ст. 30, п. "а", "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ назначено наказание 3 года 6 месяцев лишения свободы;

- В. назначено наказание по каждому эпизоду от 3 до 4 лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 69 УК РФ - 4 года 6 мес. лишения свободы.

Постановлено: обоим отбывать наказание в ИК общего режима.

Таким образом, фактически одна и та же совокупность смягчающих обстоятельств в сочетании с заключенным на стадии предварительного следствия досудебным соглашением о сотрудничестве явились основанием как для применения положений ст. 64 УК РФ по делу, так и для изменения категории преступления по правилам ч. 6 ст. 15 УК РФ. Разделение в приговоре смягчающих обстоятельств на две составные части носит явно формальный характер, поскольку как в первом, так и во втором случае указаны обстоятельства заключения досудебного соглашения, которые уже предполагают полное признание вины, активное способствование раскрытию, расследованию преступления, а также изобличению других соучастников преступления.

Что дало по данному уголовному делу изменение категории преступления для осужденных?

Во-первых, для В. местом отбытия наказания явилась не исправительная колония строгого режима, как это предполагалось п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ за совершение особо тяжкого преступления, а колония общего режима.

Во-вторых, согласно требованиям ст. 86 УК РФ у обоих подсудимых появилась возможность погашения судимости за совершение тяжкого преступления по истечении восьми лет после отбытия наказания.

В случае же осуждения за особо тяжкое преступление срок погашения судимости увеличился бы с 8 до 10 лет. Кроме этого, изменение категории преступления при совершении нового преступления будет иметь непосредственное влияние на вид рецидива при рассмотрении уголовного дела.

Можно сделать вывод, что заключение досудебного соглашения - это не только законная возможность снижения верхней планки наказания вдвое, но и большая вероятность применения в суде положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и, как следствие, получение "положительных бонусов" данной новеллы.

Очередным подтверждением подобного умозаключения являются результаты рассмотрения уголовного дела в отношении Ш., осужденного по п. "а", "в" ч. 3 ст. 163, п. "а" ч. 3 ст. 111, ч. 3 ст. 127 УК РФ .

 

В декабре 2012 г. неустановленное лицо (материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство) (далее - Организатор) создало организованную преступную группу для совершения преступлений, направленных на незаконное, силовое получение денежных средств от граждан, осуществляющих перевозку пассажиров на автомобильном транспорте по договорам аренды с ООО "Татавтобизнес", деятельностью которой он фактически руководил, распределив роли каждого из участников.

Организатор группы осуществлял общее руководство, принимал решения о совершении преступлений в отношении граждан, осуществляющих перевозку пассажиров, распределял роли в совершении преступлений между участниками группы, единолично контролировал и распределял денежные средства, полученные от незаконной деятельности.

В состав группы также вошли: второе неустановленное лицо (материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство), ранее работавшее инспектором дорожно-патрульной службы полка ДПС ГИБДД УМВД РФ по г. Казани, которое при совершении преступлений использовало свои связи в правоохранительных органах, а также третье неустановленное лицо (материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство) и Ш.

Организованная группа действовала с 2012 по 2014 г., ее участники использовали огнестрельное и холодное оружие.

В ходе следствия была доказана причастность Ш. к совершению преступлений в отношении потерпевшего Ф., с которого участники преступной группы в феврале - июне 2014 г. неоднократно требовали крупные суммы денег (175 тыс. руб. и 200 тыс. руб.), незаконно удерживали в помещении (не менее 2 часов), таким образом был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего.

16 октября 2014 г. Ш. заключил досудебное соглашение о сотрудничестве. Смягчающими наказание обстоятельствами суд признал раскаяние в содеянном, полное признание вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличение и уголовное преследование других соучастников преступления, добровольное возмещение потерпевшему материального ущерба и морального вреда, наличие на иждивении престарелой матери, супруги, находящейся в декретном отпуске, и малолетнего ребенка, состояние его здоровья и здоровья его родственников.

Как и по уголовному делу в отношении В-ой и гр. В., суд вновь при назначении наказания по ст. 127 и 163 УК РФ применил положения ст. 64 УК РФ, признавая совокупность вышеперечисленных смягчающих обстоятельств исключительной.

Кроме того, с учетом избранной позиции Ш. на предварительном следствии и судебном заседании, его личности, положительно характеризующейся по месту жительства и работы, наличия постоянного места работы суд пришел к убеждению о возможности применения к нему правил ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Рассмотрение уголовного дела завершилось вынесением обвинительного приговора с назначением наказания в виде лишения свободы по п. "а", "в" ч. 3 ст. 163 УК РФ (особо тяжкое преступление, предусмотрено лишение свободы на срок от 8 до 15 лет) - на срок 4 года со штрафом в размере 200 тыс. руб., по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ (особо тяжкое преступление, предусмотрено лишение свободы на срок до 12 лет) - на срок 3 года и по ч. 3 ст. 127 УК РФ (тяжкое преступление, предусмотрено лишение свободы на срок от 4 до 8 лет) - на срок 2 года. По правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Ш. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев со штрафом в размере 200 тыс. руб. с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Анализ принятого по уголовному делу решения показал, что применение положений ч. 6 ст. 15 УК РФ обусловлено заключением досудебного соглашения о сотрудничестве и отсутствием судимостей у виновного. Обоснование применения положений ст. 64 УК РФ и ч. 6 ст. 15 УК РФ базировалось исключительно на позитивном постпреступном поведении, что и привело, в свою очередь, к лояльному отношению со стороны суда. Итог: Ш. назначено наказание за три преступления в кратно меньшем размере, чем изначально предусматривалось санкцией инкриминируемых статей.

Институт имеет право на существование в российском уголовном законодательстве, поскольку его основная функциональная обязанность заключается в индивидуализации уголовного наказания, к чему в последние годы стремится законодатель. Произвола судей, о котором писали ученые-правоведы, не наблюдается, а значит, о возможном росте коррупционного факта со стороны судейского состава говорить некорректно.

Каждое уголовное дело индивидуально и имеет присущие только ему особенности. Предугадать вероятность применения положения ч. 6 ст. 15 УК со 100-процентной точностью с учетом отсутствия разъяснений со стороны Верховного Суда РФ по указанному вопросу невозможно. Однако заложить базис для рассмотрения данного вопроса с положительным исходом все же возможно. Как правило, совокупность смягчающих обстоятельств дает возможность применить при назначении наказания как правил ч. 6 ст. 15 УК РФ, так и положений ст. 64 УК РФ .

 

Приведем пример из судебной практики. По уголовному делу в отношении Н. совокупность смягчающих обстоятельств по делу была признана исключительной и явилась основанием для применения положений ст. 64 УК РФ (частичное признание вины, явка с повинной, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, возмещение материального ущерба и морального вреда потерпевшей), что в сочетании с отсутствием судимостей, раскаянием в содеянном, позицией потерпевшей подтолкнуло суд к выводу о возможности изменения категории преступления по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, назначению наказания в виде штрафа и, как следствие, освобождению от него по правилам ст. 76 УК РФ.

Постановлением президиума Вологодского областного суда от 24.07.2017 по делу N 44У-30/2017 в отношении гр. Г., осужденного 12 декабря 2016 г. Великоустюгским районным судом Вологодской области по ч. 3 ст. 162 УК РФ к наказанию с применением правил ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 3 года 9 мес. с отбыванием в исправительной колонии общего режима, категория преступления изменена с особо тяжкой на тяжкую. Основанием для вынесения данного решения явилась установленная по делу совокупность смягчающих обстоятельств: признание вины в ходе предварительного следствия, психическое состояние его здоровья, частичное возмещение ущерба потерпевшему, отсутствие административных правонарушений, принесение извинений потерпевшему.

Подобное, можно даже сказать, идеальное сочетание норм Общей части УК РФ стало возможным ввиду отсутствия законодательного перечня смягчающих наказание обстоятельств, закрепленного в УК РФ, позволяющего суду применить указанные нормы в тех или иных случаях.

Как показывает анализ судебной практики, для принятия решения об изменении категории преступления необходима совокупность следующих обстоятельств, в т.ч. смягчающих: заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению иных соучастников, занимающихся преступной деятельностью, отсутствие судимостей и отягчающих наказание обстоятельств, налаженная работа адвоката с родственниками по сбору положительных характеристик с места работы (учебы, жительства), наличие у виновного иждивенцев (малолетних/несовершеннолетних детей, престарелых родителей), имеющиеся заболевания у виновного и/или близких его родственников и др.

Однако последнее слово всегда остается за судом, предугадать решение которого практически не возможно.