Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

К вопросу о возможности взыскания судебных расходов самостоятельным иском о возмещении убытков.

К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ ВЗЫСКАНИЯ СУДЕБНЫХ РАСХОДОВ

САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ ИСКОМ О ВОЗМЕЩЕНИИ УБЫТКОВ

 

 

Казиханова Светлана Сергеевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и административного судопроизводства Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), доцент кафедры права Национального исследовательского университета "МИЭТ".

 

На основе анализа научной литературы, законодательства и судебной практики в статье рассматривается вопрос, являются ли судебные расходы убытками и нормами какой отрасли права регулируется их возмещение? Делается вывод о том, что гражданское и арбитражное процессуальное законодательство не содержит запретов на предъявление и рассмотрение исков о возмещении судебных расходов в качестве убытков с вынесением решения по существу. Ограничение возможности взыскания судебных расходов самостоятельным иском препятствовало бы реализации права на судебную защиту.

 

Ключевые слова: судебные расходы; убытки; иски о возмещении судебных расходов; оплата услуг представителя; судебные издержки.

 

Вопрос о том, возможно ли взыскание судебных расходов по делу самостоятельным иском о возмещении убытков, уже давно обсуждается в литературе. Не находит он однозначного решения и на практике. Не так давно свою позицию по делу о возмещении убытков, причиненных в связи с оплатой услуг представителя в гражданском процессе, высказал Верховный Суд РФ (далее - ВС РФ) . Однако Определение ВС РФ не дает ясного ответа на то, как все же должны поступать суды в случае предъявления исков о возмещении судебных расходов в качестве убытков. Это Определение вызвало оживленную дискуссию среди юристов в сети Интернет, большинство из участников которой пришли к выводу о том, что предъявление подобных исков либо невозможно в принципе, либо суд должен отказывать в их удовлетворении. В связи с возникшей неопределенностью по этому вопросу как в науке, так и на практике представляется необходимым его дальнейшее изучение.

 

Для того чтобы понять, возможно ли предъявление самостоятельных исков о возмещении судебных расходов в качестве убытков, понесенных в связи с участием в процессе, необходимо ответить на следующие вопросы. Во-первых, являются ли судебные расходы убытками и нормами какой отрасли права регулируется их возмещение? Во-вторых, если они все же являются убытками, то препятствует ли процессуальное законодательство предъявлению самостоятельных исков о возмещении таких убытков и насколько вообще целесообразно установление каких-либо ограничений в предъявлении и рассмотрении этих исков по существу?

Вопрос о том, являются ли понесенные сторонами по делу судебные расходы убытками, является дискуссионным. В работах ученых-цивилистов, посвященных убыткам в гражданском праве, нередко он вовсе не поднимается. Так, в монографии проф. О.Н. Садикова "Убытки в гражданском праве Российской Федерации" 2009 г. вообще не упоминаются судебные расходы, а среди нормативных правовых актов, регулирующих убытки, не называется ни ГПК РФ, ни АПК РФ.

 

В немногочисленных диссертационных исследованиях ученых-процессуалистов, посвященных институту судебных расходов, авторы в основном приходят к выводу о том, что они являются убытками. Так, М.Х. Вафин в диссертационном исследовании "Судебные расходы по гражданским делам" 1984 г. указывает, что все затраты, понесенные в связи с участием в рассмотрении дела, составляют убытки для сторон. Причем речь идет о затратах, как отнесенных в ГПК 1964 г. к судебным расходам, так и о не отнесенных к ним напрямую, например затраты на оплату помощи адвоката, вознаграждение за потерю рабочего времени. И те и другие имущественные потери, по мнению автора, подлежат возмещению, при этом должен применяться гражданско-правовой принцип полного возмещения убытков. А.Г. Столяров в диссертации "Судебные расходы как элемент состава гражданской процессуальной ответственности" 2004 г. также рассматривает судебные расходы как убытки. По его мнению, нормы процессуального законодательства о распределении судебных расходов в целом "представляют собой частный случай применения к участникам гражданского процесса предусмотренного гражданским законодательством правила о возмещении убытков стороне, право которой нарушено".

 

В обоснование того, что судебные расходы убытками не являются, обычно ссылаются на различные основания их возникновения. Так, С.Л. Дягтерев основанием для судебных издержек считает "рассмотрение дела в суде, возбужденное на основании требований закона, осуществляемое в законной (процессуальной) форме, основанием же для взыскания убытков всегда выступает незаконность в действиях контрагента - причинителя ущерба". Подобные аргументы приводятся и С.А. Кузнецовым, по мнению которого судебные расходы связаны с правомерной деятельностью в отличие от убытков. А.В. Ильин также считает, что судебные расходы не вызваны противоправным поведением другой стороны. В частности, не могут считаться противоправными, по мнению автора, предъявление необоснованного иска, который суд отклонил, и действия лица, неосновательно отказавшегося исполнить обращенное к нему требование без подтверждения правомерности его судом.

В действительности, судебные расходы - это те затраты, которое лицо вынуждено было понести в связи с защитой в суде своего нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса. Причиной их возникновения может послужить нарушение или оспаривание субъективных прав и законных интересов, вследствие чего лицо обратилось в суд для восстановления своих прав. Затраты на участие в процессе могут быть связаны также с необходимостью защиты от неправомерно предъявленных требований, что также нарушает законные интересы безосновательно привлеченного в процесс лица. Таким образом, возмещение судебных расходов всегда связано с восстановлением имущественной сферы правого лица, понесшего убытки в связи с судебной защитой своих прав или законных интересов.

В литературе в качестве еще одного аргумента, не позволяющего отнести судебные расходы к убыткам, встречается указание на их процессуально-правовую природу. По мнению С.А. Кузнецова, это обусловлено связью судебных расходов с рассмотрением дела в суде. А.В. Ильин пришел к выводу о том, что "право на возмещение судебных расходов не является каким-либо самостоятельным правом... а представляет собой право, имплицитно входящее в процессуальный статус названных категорий лиц, участвующих в деле". Оно является следствием самого правового статуса лиц, участвующих в деле. В итоге автор делает вывод о том, что оно является не материальным, а процессуальным, и отношения по поводу распределения судебных расходов представляют собой гражданские процессуальные правоотношения. Эти доводы вызывают серьезные возражения.

В науке гражданского процессуального права подавляющим большинством ученых признается, что непосредственно между участниками процесса процессуальные права и обязанности не возникают. Никаких процессуальных прав на участников процесса друг по отношению к другу закон не возлагает. Право на возмещение судебных расходов - это право требования одного участника процесса (стороны, третьего лица) к другому участнику, не в пользу (вопреки интересам) которого вынесен судебный акт. Процессуальные же права и обязанности у каждого из участников процесса возникают по отношению к суду. Обязанным субъектом при возмещении судебных расходов выступает не суд, а участник процесса, с которого они взыскиваются. Таким образом, право на возмещение судебных расходов, как и возникающее в связи с его реализацией правоотношение, процессуальным не является.

Интересно, что материально-правовую природу отношений по возмещению судебных расходов в действительности показывают некоторые авторы, которые пишут о них как о процессуальных правоотношениях. Так, А.Г. Столяров в своем диссертационном исследовании пришел к выводу о том, что "отношения по поводу распределения судебных расходов представляют собой особый вид гражданских процессуальных отношений: они складываются между лицами, участвующими в деле, основаны на их равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности и имеют имущественно-стоимостный характер". Очевидно, что все приводимые автором черты такого отношения в действительности характерны исключительно для материальных правоотношений, а не для процессуальных.

В этом вопросе следует согласиться с Д.А. Тумановым, который указывал на то, что некоторые из правовых обстоятельств хотя и имеют отношение к правосудию, но по сути не являются процессуальными. В качестве примеров автор приводит, в частности, некоторые вопросы, связанные с уплатой государственной пошлины, имеющие финансово-правовую природу, а также с вознаграждением адвоката. Наличие в процессуальных кодексах глав, посвященных судебным расходам, не определяет природу возникающих в связи с их возмещением отношений как процессуально-правовую. Представляется, что отношения по возмещению судебных расходов в предмет гражданского процессуального права не входят. Предметом гражданского процессуального права являются общественные отношения, возникающие между судом и участниками процесса при возбуждении, рассмотрении, разрешении гражданских дел, пересмотре судебных актов, а также отношения, складывающиеся в порядке принудительного исполнения таких актов. Отношения по поводу возмещения судебных расходов - это отношения имущественные (денежные). А имущественные отношения, как известно, входят в предмет не гражданского процессуального права, а гражданского права.

 

Так, очевидно, что отношения, возникающие в связи с оплатой доверителем услуг представителя, входят в предмет гражданского права. Если бы возмещение затрат на представителя проходило за рамками гражданского процесса, то не было бы никаких сомнений в том, что это возмещение расходов в связи с восстановлением права - т.е. возмещение убытков. Эти расходы остаются убытками независимо от того, какие необходимые действия совершал представитель для защиты права (обращался напрямую к нарушителю, в административные органы или в суд). Очевидно, что природа расходов не меняется в зависимости от порядка их возмещения. Речь идет о тех же самых правоотношениях, входящих в предмет гражданского права. В противном случае любые материальные правоотношения, которые должен выяснить суд, можно было бы считать процессуальными, что совершенно недопустимо. Таким образом, при возмещении судебных расходов возникают входящие в предмет гражданского права отношения по поводу убытков.

Рассуждая о правовой природе судебных расходов, А.В. Ильин указывает на то, что вывод о процессуальном характере права на возмещение судебных расходов "сделан исключительно с опорой на действующее процессуальное законодательство". Между тем опора на гражданское законодательство могла бы привести автора к противоположному выводу. Так, в ч. 2 ст. 363 ГК РФ "Ответственность поручителя" указано, что поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. По сути, в этой норме вопрос о природе судебных издержек решен однозначно, в то время как из норм процессуальных кодексов это прямо не следует. В них лишь установлен специальный порядок возмещения судебных расходов.

Противники отнесения судебных расходов к убыткам в подтверждение правильности своего взгляда нередко ссылаются на судебную практику. Прежде всего речь идет о практике арбитражных судов. Отказ Арбитражного суда г. Москвы в удовлетворении иска ОАО "Большевик" к налоговой службе о возмещении убытков в виде оплаты услуг судебного представителя послужил основанием для обращения в Конституционный Суд РФ (далее - КС РФ). В 2002 г., рассмотрев жалобу ОАО "Большевик", КС РФ признал неверным исключение расходов на представителя в суде из состава убытков, подлежащих возмещению в соответствии с гражданским законодательством. Казалось бы, вопрос о природе расходов на оплату услуг представителя был решен. Однако действовавший на тот момент АПК 1995 г., в отличие от ГПК 1964 г., не относил к судебным расходам затраты на оплату услуг представителя (ст. 89 АПК 1995 г. содержала исчерпывающий перечень судебных издержек). И, следовательно, возможности возмещения их в качестве судебных расходов не предусматривал. Это позволило в литературе сделать вывод о том, что признание КС РФ таких расходов убытками было вынужденной мерой, не отражающей их природу. В противном случае одни и те же расходы можно бы было возместить в гражданском процессе, но нельзя в арбитражном процессе. Это создавало бы ничем не обусловленное неравенство. А.В. Ильин и вовсе высказал соображение, что поскольку в настоящее время расходы на оплату услуг представителя отнесены АПК РФ к судебным расходам, Определение КС РФ, по сути, утратило силу .

 

Практика арбитражных судов при этом складывалась по-разному. Одни суды в решениях и постановлениях указывали, что Определение КС РФ было вынесено до принятия АПК РФ и ссылка на него неправомерна, поэтому иски о взыскании судебных расходов в качестве убытков не должны удовлетворяться. Другие же суды, напротив, считали, что с принятием АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого был принят судебный акт, не перестали быть для него убытками в соответствии с толкованием КС РФ.

 

Наконец свою позицию по этому вопросу выразил ВАС РФ. В одном из Обзоров судебной практики за 2008 г. ВАС РФ указал на правомерность прекращения судом первой инстанции производства по иску о возмещении в качестве убытков расходов на оплату услуг представителя, в том числе и потому, что судебные расходы убытками не являются.

 

Данного подхода, очевидно, придерживается и Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ. Так, в ВС РФ поступила кассационная жалоба индивидуального предпринимателя Ш. на постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанции, подтвердившие законность решения суда об отказе в удовлетворении иска о взыскании убытков, возникших в связи с участием в процессе. Индивидуальному предпринимателю Ш. было отказано в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебное заседание Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ ввиду отсутствия нарушения норм материального и процессуального права. В Определении указывалось, что судебные издержки "нельзя рассматривать как убытки, возмещаемые по правилу ст. 15 ГК РФ. Они не связаны напрямую с восстановлением нарушенного права участника судебного процесса, и Ш. не доказала, что понесенные ею расходы являются убытками".

 

Оценивая вышеприведенную практику, отметим следующее. КС РФ в Определении от 20 февраля 2002 г. N 22-О дал толкование норм ГК РФ, в соответствии с которым расходы на оплату услуг судебного представителя входят в состав убытков. По существу он признал гражданско-правовую природу (сущность) затрат на оплату услуг представителя. Очевидно, существо этих расходов не может резко поменяться только потому, что законодатель отнес их к судебным расходам, прямо закрепив это в АПК РФ. Целью такого закрепления является лишь допущение особого льготного порядка их возмещения, а вовсе не разграничение с убытками. Подтверждение этому существует и в последующей практике КС РФ. Так, КС РФ в ряде определений по вопросу о возмещении судебных издержек третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований относительно предмета спора, указал, что "отсутствие в процессуальном законе нормы, регулирующей возмещение судебных расходов лица, чье право нарушено, не означает, что такие расходы не могут быть возмещены в порядке ст. 15 ГК РФ". По существу судебные издержки третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, не подлежавшие на тот момент взысканию в порядке, предусмотренном ГПК РФ, КС РФ признал убытками. Однако впоследствии в Постановлении Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. N 1 они были отнесены к судебным издержкам, и была предусмотрена возможность их возмещения в порядке, предусмотренном процессуальным законом (ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ). Можно ли утверждать, что с момента допущения возможности их возмещения даже не в законе, а в судебной практике они поменяли свою суть и перестали считаться убытками? Очевидно, нет, просто для них стал возможен упрощенный порядок их возмещения. В связи с этим полагаем, что признание судебных расходов убытками согласуется с позицией КС РФ.

 

Вопрос о том, возможно ли предъявление самостоятельного иска о возмещении судебных расходов в качестве убытков, нередко поднимается в литературе. В большинстве своем авторы, в том числе считающие судебные расходы убытками, отрицают такую возможность. При этом они ссылаются на наличие в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ специальных правил их взыскания (распределение судебных расходов осуществляется судом в итоговом судебном акте, в дополнительном решении, в определении). По мнению И.Н. Тарасова, который считает судебные расходы разновидностью убытков, законодатель решил урегулировать процесс возмещения таких убытков без возбуждения отдельного производства. Такое решение, по мнению автора, основано на особом порядке происхождения и несения затрат, возникающих в связи с производством по делу в суде и, как правило, в его рамках (зачастую под контролем суда), ограниченностью круга субъектов процессуальных правоотношений и второстепенным характером этого вопроса .

 

Возникает вопрос о том, а существуют ли в действительности в процессуальном законодательстве нормы, препятствующие предъявлению и рассмотрению самостоятельных исков о возмещении убытков, понесенных участниками процесса в связи с участием в деле.

Иски о возмещении убытков, к которым относятся и судебные расходы, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Специальных оснований для отказа в принятии таких исковых заявлений или для прекращения производства по делу и в ГПК РФ, и в АПК РФ не предусмотрено. Совершенно верно на неправомерность прекращения производства по иску о взыскании убытков, причиненных оплатой услуг представителя в гражданском процессе, возвращая дело на новое рассмотрение, указал ВС РФ в Определении от 14 марта 2017 г. N 33-КГ17-2.

Препятствие для рассмотрения иска о возмещении судебных расходов в качестве убытков в арбитражном процессе содержится в п. 8 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Заявление искового требования о взыскании судебных расходов, которое подлежит рассмотрению в порядке ст. 112 АПК, является основанием для оставления заявления без рассмотрения. Подобное основание для оставления искового заявления без рассмотрения отсутствует в ст. 222 ГПК РФ. Значит, в гражданском процессе суд должен рассмотреть исковое заявление о возмещении судебных расходов в качестве убытков и вынести решение по существу.

Между тем представляется, что возможность предъявления таких исков полностью не исключена и в арбитражном процессе. Она должна сохраняться в тех случаях, когда предусмотренный ст. 112 АПК РФ упрощенный порядок взыскания убытков становится невозможным. Так, в ч. 2 ст. 112 АПК РФ установлен 6-месячный срок для подачи заявления о возмещении судебных расходов. Пропуск этого срока без уважительной причины влечет прекращение производства по заявлению на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ (п. 31 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 12). В этом случае у лица должна сохраняться возможность предъявления иска о возмещении убытков. Иное бы умаляло право лица на судебную защиту.

Взыскание судебных расходов в упрощенном порядке в рамках того же дела, где они были понесены, как верно замечает Д.А. Туманов, является определенной льготой для участников процесса. Введение такого порядка законодателем продиктовано соображениями удобства как для суда, так и для участвующих в деле лиц: не нужно заново подавать иск, определять подсудность, уплачивать государственную пошлину, собирать доказательства для нового процесса, возбуждать отдельное производство и т.д. Это способствует скорому разрешению вопроса. Вместе с тем наличие льготы не должно лишать стороны возможности выбирать, воспользоваться ею или нет. И уж тем более создавать препятствия в реализации права на судебную защиту. Предъявление самостоятельного иска о возмещении убытков, а не заявления о возмещении судебных расходов, является осознанным выбором лица, не пожелавшего воспользоваться облегченной процедурой. Представляется, что суд должен разрешить вопрос о возмещении судебных расходов по существу независимо от того, инициируется ли процесс иском или подается заявление. И тем более исчерпание возможности упрощенного порядка возмещения убытков в виде судебных расходов не должно исключать общего порядка их взыскания иском и ограничивать право на судебную защиту.