Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

К вопросу о заявлении суду отвода.

К ВОПРОСУ О ЗАЯВЛЕНИИ СУДУ ОТВОДА

 

 

Широкин Павел Юрьевич, индивидуальный предприниматель - юрист по найму, "Деятельность в области права".

 

Настоящая публикация посвящена основаниям заявления отвода судье в ходе рассмотрения гражданского спора. Проанализированы нормы ГПК РФ, регламентирующие отвод судье при рассмотрении гражданского дела.

 

Ключевые слова: отвод судьи, основания отвода судьи, обжалование отвода судьи, заявление отвода судье по Германскому процессуальному уложению ФРГ, направление совершенствования норм ГПК РФ в части заявления отвода суду.

 

 

Практикующие юристы часто выслушивают от председательствующих в судебных заседаниях полный перечень предусмотренных законом прав и обязанностей, совместно с которыми судьи разъясняют сторонам право на заявление суду отвода. Есть мнение, с которым трудно не согласиться, что на сегодняшний день правовой институт заявления отвода суду, закрепленный в ГПК РФ, является, по существу, недействующим и декларативным.

Возможность отвода судьи в гражданском процессуальном законодательстве Отечества прямо и непосредственно была закреплена в ГПК РСФСР 1923 г. В то время, после событий 1917 г., молодая Советская Республика предприняла довольно удачную попытку изменения сложившихся основ гражданского судопроизводства. Постановлением ВЦИК от 10 июля 1923 г. "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса РСФСР"  был утвержден и введен в действие Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. Надо признать, что сама по себе правовая конструкция ГПК РСФСР 1923 г. не была особенно удачной, а была в чем-то по-детски наивной, основанной на революционной сознательности граждан.

 

Так, применительно к возможности заявления суду отвода молодой советский законодатель в ст. 104 ГПК РСФСР 1923 г. предусмотрел следующее: "В случае заинтересованности в исходе дела или особых отношений с тяжущимися судья или народный заседатель устраняется от участия в разборе дела как по заявлению сторон, так и по собственному заявлению, которое судья обязан сделать суду даже при отсутствии заявления сторон". Приведенная правовая норма практически без изменений просуществовала до 1964 г. и была изменена введенным в действие Гражданским процессуальным кодексом РСФСР 1964 г.

 

В новом ГПК РСФСР основания для заявления суду отвода стали более конкретными. Статьи 18 и 19 ГПК РСФСР 1964 г. четко определили порядок отвода судьи и закрепили случаи недопустимости его повторного участия при рассмотрении гражданского дела. К сожалению, в появившемся гражданском процессуальном законе вновь возникли нормы о пресловутой революционной сознательности. Наиболее яркое выражение они получили в п. 3 ст. 18 ГПК РСФСР 1964 г. Согласно указанной норме "судья или народный заседатель не может участвовать в рассмотрении дела, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо если имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности".

 

Безусловно, процедура рассмотрения отвода судьи или народного заседателя, закрепленная в ГПК РСФСР 1964 г., была более удачной, чем закрепленная в ГПК РСФСР 1923 г. Так, правила ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г. детально регламентировали процедуру разрешения отвода, которая состояла в следующем: "В случае заявления отвода суд должен выслушать мнение лиц, участвующих в деле, а также заслушать лицо, которому заявлен отвод, если отводимый желает дать объяснения. Вопрос об отводе разрешается судом в совещательной комнате. Вопрос об отводе судьи или народного заседателя разрешается остальными судьями в отсутствие отводимого". Рассматриваемым правилом законодатель отсек отводимое лицо от участия в рассмотрении заявления.

 

Статья 6 ГПК РСФСР 1964 г. предусматривала возможность рассмотрения дела в суде первой инстанции в коллегиальном составе. Процессуальный закон предоставлял лицам, участвующим в судебном заседании, возможность возражать против рассмотрения гражданского спора единолично судьей и настаивать на коллегиальном рассмотрении дела. При таких обстоятельствах процедура рассмотрения отвода судье, изложенная в ст. 23, была оправданной, жизнеспособной и отвечала веяниям времени.

С годами в результате не всегда необходимых и целесообразных изменений законодательства СССР после событий августа 1991 г. единая страна перестала существовать. Изменившаяся социально-политическая обстановка вкупе с изменениями в экономике потребовала модернизации действовавшего гражданского процессуального законодательства.

С 1 февраля 2003 г. в действие был введен Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Новый кодекс по праву унаследовал от своего предшественника многие годами урегулированные правила организации гражданского судопроизводства. Большая часть из них, разумеется, направлена на сохранение предсказуемой политики государства в сфере регулирования гражданско-правовых отношений. Тем не менее при создании Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации некоторые нормы ГПК РСФСР 1964 г. были изъяты или сокращены до такой степени, что их правовая конструкция стала нежизнеспособной, а смысл ряда процессуальных положений просто утратился.

Так, правилами ч. 1 ст. 16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность заявления отвода судье.

Согласно п. 1 судья подлежит отводу, если: при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика. Данной нормой справедливо не допускается повторное участие судьи при рассмотрении гражданского спора, в случае если ранее он был любым лицом, участвующим в деле. То есть отсекается возможность прямой заинтересованности судьи в положительном для какой-либо из сторон разрешении гражданского спора. Статьей 17 ГПК РФ некоторым образом расширяются положения исследуемой правовой нормы, в которой указывается на возможность заявления отвода судье в случае, если прежде он уже участвовал в разрешении дела в суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций. Думается, что такая позиция законодателя, дополнившая ст. 19 ГПК РСФСР 1964 г., вполне правильна и лишает судью, ранее рассматривавшего дело, возможности переоценивать судебный акт, ранее принятый при его участии в суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанции.

Пункт 2 ст. 16 ГПК РФ указывает, что судья, несомненно, подлежит отводу, если он является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей. Надо отметить тот факт, что данная нормативная установка "по наследству" перешла из п. 2 ч. 1 ст. 18 ГПК РСФСР 1964 г., которая, в свою очередь, была сконструирована на основе Германского процессуального уложения (Zivilprozessordnuug 1877 г.). Пожалуй, Германское процессуальное уложение ФРГ, действующее с некоторыми изменениям по настоящее время, является одним из наиболее жизнеспособных нормативных актов Европы, устанавливающих процессуальную форму рассмотрения гражданских дел. Частью 1 параграфа 42 Германского процессуального уложения ФРГ <5> закреплено правило, согласно которому судье может быть заявлен отвод, в том числе когда его участие в процессе не допускает закон. Пунктами 2, 3 и 4 параграфа 41 предусмотрено следующее: судья не может участвовать в рассмотрении дела, если рассматривается дело с участием его супруга, в том числе и бывшего; рассматривается дело с участием его супруга, даже если основание спора возникло до заключения брака; рассматривается дело, в котором в качестве одной из сторон имеются родственники или свойственники судьи до третьей или второй степени родства или свойства соответственно. Действительно, согласно действующему семейному законодательству России, в случае прекращения брака между супругами прекращаются все существовавшие между ними взаимоотношения, за исключением алиментных обязательств и отношений, связанных с договорным режимом имущества супругов. Фактически же бывший супруг судьи не является ни его родственником, ни его свойственником, что не исключает заинтересованности судьи в разрешении дела тем или иным образом.

 

Нахожу целесообразным рекомендовать законодателю изменить норму п. 2 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ, изложив ее в следующей редакции: является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей, равно как и бывшим супругом кого-либо из лиц, участвующих в деле, или является родителем их общих детей.

Наконец, п. 3 ст. 16 ГПК РФ предполагает, что судье может быть заявлен отвод, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности. Видно, что формулировка данной правовой нормы всеобъемлющая. Она никак не конкретизирует сами основания, по которым судье может быть заявлен отвод. Хотелось бы, чтобы законодатель доработал ГПК РФ, предельно конкретизировав правила отвода судьи(-ей), не допускающие расширительных толкований в ту или иную сторону. Необходимо сказать, что немецкий законодатель оказался в равном положении со своими российскими коллегами, поскольку норма п. 2 § 42 Германского процессуального уложения по своему правовому смыслу эквивалентна правилу п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ.

Все же наличие в ГПК РФ правовых норм, схожих с правилами гражданского процессуального законодательства ФРГ, ни в коей мере не оправдывает отечественного законотворца. Засорение правил организации судебной системы ненужными декларативными актами, например Кодексом судейской этики, который в чем-то напоминает знаменитый "Моральный кодекс строителя коммунизма"; изобилием местами дублирующих друг друга нормативных правовых актов, направленных на организацию судебной системы и судопроизводства, не позволяет четко определить ту самую прямую или косвенную заинтересованность судьи в исходе дела.

Например, ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" <6> к органам судейского сообщества отнесла советы судей субъектов Российской Федерации. Пункт 2 ст. 4 рассматриваемого Федерального закона основными задачами совета судей субъекта РФ как органа судейского сообщества субъекта России называет защиту прав и законных интересов судей. После прочтения положений ст. ст. 8 - 10 Федерального закона от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества" напрашивается вывод о том, что все судьи субъекта Федерации находятся в прямой или косвенной зависимости от членов квалификационной коллегии судей. То есть в случае какого-либо участия члена квалификационной коллегии судей субъекта России в рассмотрении дела суд не будет объективен. Этот вывод следует из того, что мало кому из судей хватит смелости под страхом негативных последствий для собственной карьеры принимать решение, не выгодное члену квалификационной коллегии, так же как и отменять/изменять ранее принятое незаконное решение судьи - члена, а тем паче председателя, совета судей субъекта.

 

Выше уже были отмечены положительные моменты, имевшиеся в ГПК РСФСР 1964 г., согласно которым судью, которому был заявлен отвод, теоретически можно было исключить из числа лиц, рассматривавших поступившее заявление. Правила же ст. 20 современного ГПК РФ, напротив, предоставляют судье самому право разрешать заявление об отводе.

Для того чтобы узнать, как именно рассматривается заявление об отводе судьи в ФРГ, снова вернемся к Германскому процессуальному уложению. Параграф 44, ч. 1, указывает следующее: "Das Ablehnungsgesuch ist bei dem Gericht, dem der Richter , anzubringen; es kann vor der  zu Protokoll  werden" <7>, т.е. ходатайство об отводе может подаваться как непосредственно суду при рассмотрении дела, так и в приемную суда. Напомню, что ст. 164 ГПК РФ предусматривает заявление отвода судьи только лишь в ходе судебного разбирательства, законодатель формально не допускает подачи заявления об отводе судьи до первого судебного заседания. Следующими частями рассматриваемого параграфа немецкий законодатель устанавливает, что процесс отвода судьи является состязательным; основание отвода подлежит доказыванию; отводимый судья обязан предоставить письменные пояснения руководству суда о причинах заявленного отвода; в случае если отвод судье заявляется после начала рассмотрения дела, отводящая сторона обязана доказать, что основания для заявления отвода не были известны ей ранее.

 

Параграф 45 Германского процессуального уложения, в отличие от ст. 20 ГПК РФ, указывает следующее: " das Ablehnungsgesuch entscheidet das Gericht, dem der Abgelehnte , ohne dessen Mitwirkung", т.е. суд рассматривает ходатайство об отводе судьи без участия отводимого. Приведенной правовой нормой немецкий законотворец пресек для отводимого судьи даже теоретическую возможность участия в разрешении заявленного отвода.

 

Вообще российское процессуальное законодательство не предусматривает обжалования определения суда об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе. Отечественный законодатель считает, что рассмотрение гражданского дела судьей, которому заявлялся отвод, не препятствует правильному разрешению спора. В противовес российским законописцам их немецкие коллеги в § 46 Германского процессуального уложения ФРГ указывают следующее: "Die Entscheidung  das Ablehnungsgesuch ergeht durch Beschluss" <9> - судебный акт по итогам рассмотрения заявления об отводе издается в форме решения. Далее уточняется: "Gegen den Beschluss, durch den das Gesuch  wird, findet kein Rechtsmittel, gegen den Beschluss, durch den das Gesuch  wird, findet sofortige Beschwerde statt"  - решение, которым удовлетворено ходатайство об отводе, не может быть обжаловано. А вот в случае отказа в удовлетворении ходатайства об отводе допускается его незамедлительное обжалование.

 

Исходя из изложенного, полагаю, имеет смысл предложить законодателю изменить ст. 20 ГПК РФ путем изложения ее в приведенной ниже редакции: 1. В случае заявления отвода суду, в том числе в коллегиальном составе, заявление об отводе со всеми материалами дела следует передать председателю суда для рассмотрения вопроса его обоснованности. 2. При заявлении отвода председателю суда заявление об отводе со всеми материалами дела подлежит передаче для рассмотрения вопроса обоснованности его отвода в вышестоящий суд. 3. Не допускается рассмотрение заявления об отводе судьи при коллегиальном рассмотрении дела тем же составом суда в отсутствие отводимого. 4. Вопрос об отводе судьи разрешается вынесением определения, которое может быть обжаловано сторонами в вышестоящий суд в течение пяти дней.

Нахожу, что внесение изменений в процессуальные правила рассмотрения гражданских дел, изложенные в ГПК РФ, несомненно, важно. Между тем нелишним было бы сосредоточение максимальных законотворческих усилий на создании одного законодательного акта, единообразно регламентирующего все вопросы, возникающие в деятельности судов.