Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Критерии индивидуализации наказания при рецидиве преступлений.

 КРИТЕРИИ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ НАКАЗАНИЯ   ПРИ РЕЦИДИВЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

 

Работа проводилась при финансовой поддержке Министерства образования и науки в рамках проектной части государственного задания на выполнение НИР по проекту 1503.

 

Воронин Вячеслав Николаевич, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

 

В статье приводится уголовно-правовой анализ специальных критериев индивидуализации наказания при рецидиве преступлений, в качестве которых УК РФ выделяет:

1) характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений;

2) обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным;

3) характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений.

На основе анализа обширных материалов судебной практики, а также теоретических взглядов по исследуемому вопросу автором выявлены факторы, оказывающие влияние посредством изучаемых критериев индивидуализации на меру наказания, а также предложены законодательные изменения формулировок данных критериев с целью упорядочить судебную практику.

 

Ключевые слова: назначение наказания, индивидуализация наказания, специальные критерии индивидуализации, рецидив, виды рецидива, специальный рецидив, личность виновного, общественная опасность.

 

 

По данным официальной статистики МВД РФ, каждое второе (54,8%) преступление, расследованное , совершено лицами, ранее совершавшими преступления. По данным судебной статистики, за первое полугодие  было осуждено 116641 лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость, что составляет примерно 35% от всего количества осужденных в этот период. Из статистических данных можно сделать вывод, что судам довольно часто приходится применять правила назначения наказания при рецидиве, которые содержатся в ст. 68 УК РФ. Законодатель предусмотрел две группы правил - первая обязывает суд учитывать характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений. Это правило содержит критерии индивидуализации, применяемые при любом виде рецидива, и входит в предмет нашего научного исследования, однако в ч. 2 ст. 68 УК РФ законодатель указал правило назначения наказания, устанавливающее формализованные пределы судейского усмотрения, использовав прием дифференциации наказания. В ч. 3 ст. 68 УК РФ предусмотрены условия, при наличии которых суд может назначить наказание ниже одной трети, установленной в ч. 2 ст. 68 УК РФ. Вопросы назначения наказания при рецидиве преступлений нельзя назвать неразработанными в науке уголовного права, поскольку многие современные исследователи касались этого вопроса, выводы, предложенные ими, в целом схожи - основным направлением научной мысли сегодня является установление более глубокой дифференциации в зависимости от вида рецидива, как это было до реформы 2003 г. Такие предложения делались С.А. Бражниковым, А.С. Жумаевым, И.Н. Самылиной , а в новейших диссертационных исследованиях данная позиция поддержана, в частности, Р.А. Ниценко  и О.Л. Стогановой .

 

При этом проблема индивидуализации наказания при рецидиве остается гораздо менее разработанной в науке. Правило о необходимости учитывать критерии индивидуализации должно применяться по всем без исключения уголовным делам при рецидиве, тогда как формализованные пределы из ч. 2 ст. 68 УК РФ довольно часто могут не применяться в соответствии с ч. 3 той же статьи: при установлении любого смягчающего наказание обстоятельства у суда есть право выйти за обозначенные пределы. Такое положение вещей нам представляется оправданным, поскольку правило ч. 2 ст. 68 УК РФ мешает всесторонней индивидуализации наказания, ведь в нем не учитывается степень общественной опасности вновь совершенного преступления: вне зависимости от нее установлены пределы наказания.

Нормативно закреплены следующие критерии индивидуализации наказания при рецидиве:

1) характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений;

2) обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным;

3) характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений.

Возникают обоснованные сомнения в необходимости и законности учета характера и степени общественной опасности ранее совершенных преступлений Е.В. Благов пишет, что эти факторы не должны учитываться, поскольку они принимались во внимание при назначении наказания за преступление, которое привело к судимости. Если же их учесть снова, то это приведет к нарушению требования ч. 2 ст. 6 УК РФ, что "никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление". Положения статей 18 и 68 УК РФ, устанавливающих уголовно-правовые последствия рецидива преступлений, подверглись проверке Конституционным Судом РФ на соответствие Конституции РФ, заявитель как раз полагал, что данные нормы противоречат ч. 1 ст. 50 Конституции РФ, выражающей общеправовой принцип "non bis in idem". Орган конституционного правосудия признал оспариваемые нормы соответствующими Основному Закону, поскольку конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции РФ принципам справедливости и гуманизма противоречило бы назначение наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего преступление лица, и применение одинаковых мер ответственности за различные по степени общественной опасности преступления без учета фактора интенсивности участия конкретного лица в преступлении, его поведения после совершения преступления и после отбытия наказания, если таковое уже назначалось ранее, иных характеризующих личность обстоятельств . Позиция Конституционного Суда РФ представляется нам обоснованной. Как отмечалось ранее, общие критерии индивидуализации получают развитие в критериях специальных, и, несмотря на то что речь идет о характере и степени общественной опасности ранее совершенного преступления, данный специальный критерий не связан с общим - степенью общественной опасности преступления, а, напротив, является дополнительной характеристикой личности виновного. При назначении наказания за второе совершенное преступление при рецидиве суд должен особое внимание обращать на личность преступника-рецидивиста, а одной из черт данной личности становится как раз его предыдущая преступная деятельность, поэтому суд принимает во внимание не столько само преступление, а то, как в данном преступлении проявил себя рецидивист. К такому же выводу приходит Т.Г. Понятовская: "роль рецидива как обстоятельства, призванного индивидуализировать наказание, может быть реализована, если мы будем трактовать его именно как обстоятельство, отрицательно характеризующее личность. Привязка повышенной опасности рецидива не к самому повторному преступлению, а к личности преступника с неизбежностью ставит вопрос о признании рецидива признаком личности виновного, следовательно, о возможности возвращения в уголовное законодательство понятия "рецидивист" .

 

 

Е.А. Антонян приводит достаточно подробный криминологический портрет рецидивного преступника, подобные данные могут иметь и уголовно-правовое значение при индивидуализации наказания. Так, среди социологических особенностей личности рецидивиста указанный автор отмечает, что рецидивность совершения преступлений начинается, в основном, с 16 лет и интенсивно продолжается до 35 лет; среди особенностей психологии рецидивистов - вспыльчивость, бессмысленность и кажущаяся внешняя безмотивность поступков, агрессивность, эгоизм и стремление к самоутверждению. Также важно отметить, что огромное значение в жизни рецидивиста играет негативная социальная среда: жизнь в неблагополучной семье, низкая успеваемость в школе, неблагоприятное неформальное окружение, жизнь от преступления к преступлению, употребление наркотиков и спиртных напитков <10>. Не представляется возможным согласиться с предложением И.Н. Самылиной о дополнении ч. 1 ст. 68 УК РФ указанием на необходимость учета личности рецидивиста, поскольку в данном случае будет происходить дублирование общего критерия: изучение личности рецидивиста должно происходить на основе общего критерия с учетом дополнительного - выяснения характера и степени общественной опасности предыдущего преступления.

 

Закон указывает на учет при индивидуализации наказания за рецидив характера и степени общественной опасности вновь совершенного преступления. Но закрепление этого положения в ч. 1 ст. 68 УК РФ, по мнению Р.А. Ниценко, является излишним, поскольку оно уже нашло свое отражение в качестве основного начала в ч. 3 ст. 60 УК, поэтому есть основания исключить его из ч. 1 ст. 68 УК РФ <12>. На первый взгляд предложение об исключении дублирующего критерия выглядит логично, хотя законодатель мог руководствоваться иной логикой, акцентируя внимание правоприменителя на необходимости учесть характер и степень общественной опасности вновь совершенного преступления. Вряд ли он хотел, чтобы суд дважды учитывал одно и то же обстоятельство, скорее учет характера и степени общественной опасности вновь совершенного преступления, приводящего к рецидиву, должен осуществляться в несколько ином ключе: следует не просто констатировать степень общественной опасности этого преступления, как это требуется, исходя из общего критерия в ч. 3 ст. 60 УК РФ, но необходимо сравнить общественную опасность предыдущего преступления с общественной опасностью вновь совершенного. Если вновь совершенное преступление окажется более общественно опасным, чем предыдущее - это будет свидетельствовать о большей настойчивости преступника, об укреплении его антиобщественных установок. В случае если вновь совершенное преступление менее общественно опасно, видимо, нельзя говорить о том, что наказание должно быть обязательно более мягким, однако, несомненно, такая ситуация в большей степени свидетельствует о том, что ужесточение наказания не требуется. При сравнении двух различных преступлений может быть задействована как важность объекта уголовно-правовой охраны, так и количественные характеристики общественной опасности преступления.

 

Сравнивать общественную опасность преступлений, образующих рецидив, возможно также при помощи закрепленных в уголовном законе видов рецидива. Часть 2 статьи 18 УК РФ предусматривает виды рецидива по их общественной опасности: в зависимости от категории совершенных преступлений, их количества, а также отбывания наказания в виде лишения свободы. После отмены учета видов рецидива при назначении наказания их уголовно-правовое значение невелико: они в силу статьи 58 УК РФ влияют лишь на определение осужденному вида исправительного учреждения. Но, как представляется, виды рецидива тем не менее должны учитываться при назначении наказания, но не как средство его дифференциации, а в рамках индивидуализации. После учета вида рецидива в рамках одного такого вида возможна дальнейшая индивидуализация путем сравнения общественной опасности вновь совершенного и предыдущего преступлений.

Помимо законодательного деления рецидива на виды в зависимости от общественной опасности совершенных преступлений, в теории выделяют общий и специальный рецидив. Специальный рецидив - это совершение лицом, имеющим судимость или неотбытое наказание, тождественного или однородного умышленного преступления, что свидетельствует об упорном стремлении лица продолжать преступную деятельность известными ему средствами и методами. Преступник при специальном рецидиве становится профессиональным, соответственно, такая настойчивость повышает его общественную опасность и должна влечь более строгое наказание.

Важным объективным фактором, подлежащим учету при индивидуализации наказания при рецидиве, является число ранее совершенных преступлений, образующих рецидив <13>. Поскольку законодателем никак не ограничено количество преступлений, которые образуют рецидив, то если их число более двух - мера наказания, назначаемая преступнику, должна стремиться к максимуму санкции статьи Особенной части за вновь совершенное преступление, поскольку это указывает на сформировавшийся стойкий отрицательный характер личности профессионального преступника, при вероятном наличии преступного промысла, в случае если все преступления, образующие рецидив, являются однородными. Необходимо законодательно закрепить в ряду критериев обязанность учитывать не только общественную опасность предыдущих преступлений, но также и их количество.

 

Относительно учета обстоятельств, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, согласимся с Е.В. Благовым, что они могут быть разнообразными. Автор выделяет внешние обстоятельства, которые не зависят от лица, и личностные - которые от лица зависят. Автор отмечает, что наличие личностных обстоятельств связано с тем, что осужденный не желал исправляться (ведение антиобщественного образа жизни, противодействие попыткам оказания исправительного воздействия), и эти обстоятельства ведут, при прочих равных условиях, к повышению наказания. Внешние же обстоятельства, скорее всего, способны иметь не более чем нейтральный характер при назначении наказания, ибо они не увеличивают опасность соответствующего лица . Сначала суду необходимо выяснить, каков же был характер исправительного воздействия, оказываемого на осужденного, выяснить вид наказания, его срок, а также условия его отбывания. Для этих целей суд будет использовать приговор, вынесенный за ранее совершенное преступление. Также Е.В. Благов предлагает учитывать время, прошедшее с момента осуждения, начала или окончания отбывания либо исполнения наказания за ранее совершенное преступление - при истечении меньшего промежутка лицо при прочих равных условиях заслуживает назначение повышенного наказания в сравнении с истечением большего периода. Мы оцениваем критически данное предложение, поскольку при небольшом промежутке с момента начала отбывания наказания на лицо еще не оказывается исправительное воздействие, только после отбытия какой-либо части наказания можно судить о поведении лица - настроено ли оно на исправление. В высказанном Е.В. Благовым предложении нельзя установить однозначность влияния срока, прошедшего с момента начала отбывания наказания, на повышение наказания. Размышляя в том же направлении, В.М. Степашин пишет, что разный подход при назначении наказания должен быть к лицу, совершившему новое преступление спустя несколько лет после отбывания лишения свободы, и к лицу, совершившему его в местах лишения свободы <16>. Е.А. Антонян отмечает, что в законодательстве необходимо более четко дифференцировать наказание за новое преступление, если оно совершено во время отбывания наказания за предыдущее преступление, либо, если оно совершено после досрочного освобождения от наказания, или после отбытия наказания в целом , однако, как именно наказания в приведенных случаях должны различаться, авторы не поясняют.

 

Не добавляет ясности относительно учета этого критерия и судебная практика: показательным является пример из практики Верховного Суда РФ, который указал в Кассационном определении за преступление, совершенное при рецидиве: "невозможно понять, что имел в виду суд, решая вопрос о назначении наказания, когда он указал, что при назначении вида и размера наказания учитываются в том числе и "...обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным...". Неконкретизированные суждения, изложенные судом в свободной интерпретации, вытекающие из общих понятий, указанных в ст. 43 ч. 2 УК РФ, не должны судом учитываться при назначении наказания исходя из положений ст. 60 УК РФ. Поэтому не основанные на законе формулировки подлежат исключению из описательно-мотивировочной части приговора, а это, в свою очередь, влечет снижение наказания осужденным как за единичное преступление, так и по совокупности преступлений" <18>. Не совсем понятны мотивы суда в данном примере, почему он посчитал указание на исследуемые обстоятельства не основанными на законе, вероятно, здесь судом обнаружен двойной учет одних и тех же обстоятельств - рецидива, поскольку нижестоящий суд сослался на п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ. Но ссылка на данное отягчающее обстоятельство должна "запускать" в действие правила ст. 67 УК РФ, а не подменять их.

 

В большинстве исследованных судебных актов, вынесенных при рецидиве преступлений, содержатся лишь формальные указания на тот факт, что судом учтены обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, однако ни разу суды не расшифровали, что именно за обстоятельства ими учтены. Так, обвинитель в апелляционном представлении отметил, что в приговоре не раскрыты конкретные обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания П. оказалось недостаточным, а о факте недостаточности исправительного воздействия предыдущего наказания П. как таковом свидетельствует совершение им преступления при непогашенной судимости, т.е. в условиях рецидива преступлений, что уже учтено судом в качестве отягчающего наказание обстоятельства. Однако суд не согласился с данными доводами, отметив, что такие данные судом учтены и в приговоре данный факт отражен, что является достаточным.

 

Нам представляется, что требование закона об учете обстоятельств, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, является невыполнимым. Трудно представить, что это могут быть за обстоятельства, а главное, каким образом их учитывать: под обстоятельствами в русском языке понимаются компонент ситуации; внешний фактор , а все же исправлению должна подвергаться личность преступника. Если лицо желает исправиться, оно это сделает и при неблагоприятных обстоятельствах, если же противодействует исправлению, то и самые положительные для этого условия вряд ли помогут. Не ясно также, что понимается под недостаточным воздействием? Нам представляется, что достаточность воздействия должна определяться при вынесении первого приговора в рамках назначаемой меры наказания, если суд назначил недостаточное для исправления наказание - это его ошибка. Получается, что при вынесении второго приговора следует назначать более строгое наказание? Или, напротив, стоит снисходительно отнестись к преступнику как к жертве судейской ошибки и назначить менее строгую меру наказания? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Данный критерий лучше из закона исключить в силу того, что он не может и не должен влиять на назначаемую меру наказания, невозможно установить, от каких факторов он зависит.

 

Таким образом, состав критериев индивидуализации наказания при рецидиве должен выглядеть следующим образом:

1) вид рецидива в соответствии с ч. 2 ст. 18 УК РФ;

2) количество ранее совершенных преступлений;

3) общественная опасность ранее совершенных преступлений и вновь совершенных.

Предлагаем изложить ч. 1 ст. 68 УК РФ в следующей редакции:

"При назначении наказания при рецидиве учитываются вид рецидива в соответствии с ч. 2 ст. 18 УК РФ, количество ранее совершенных преступлений, а также сравнительная опасность ранее и вновь совершенных преступлений".

На уровне постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации необходимо закрепить рекомендации по учету данных критериев:

"Суд должен установить, имеется ли в действиях лица специальный рецидив преступлений. Наличие специального рецидива является основанием для назначения более строгого наказания.

При назначении наказания при рецидиве следует учитывать количество ранее совершенных преступлений.

Суд должен сравнить характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений и вновь совершенных. Если вновь совершенное преступление является более общественно опасным, назначенное наказание должно быть более строгим".