Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Направление уголовного дела в суд.

ОБ УНИФИКАЦИИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ НАПРАВЛЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В СУД

 

 

 

Дикарев Илья Степанович, директор Института права Волгоградского государственного университета, доктор юридических наук, доцент.

 

В статье рассматривается завершающий этап досудебного производства по уголовным делам. Обращается внимание на различия в порядке направления в суд уголовных дел с разными итоговыми процессуальными решениями. Высказывается предложение унифицировать порядок, установив требование направления всех уголовных дел в суд через прокурора.

 

Ключевые слова: прокурор, предварительное следствие, дознание, направление уголовного дела в суд, обвинительное заключение, обвинительный акт.

 

 

Досудебное производство в уголовном процессе может оканчиваться прекращением уголовного дела в порядке, предусмотренном гл. 29 УПК РФ, а может - направлением уголовного дела в суд.

В зависимости от формы, в которой производилось предварительное расследование, а также его результатов уголовное дело направляется в суд с одним из следующих итоговых документов предварительного расследования:

- обвинительным заключением;

- обвинительным актом;

- обвинительным постановлением;

- постановлением о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия;

- постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера;

- постановлением о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести и назначении этому лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Порядок направления в суд уголовных дел, по которым составлены обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление, в основных своих чертах является единым. Так, итоговый процессуальный документ составляется и подписывается должностным лицом, производившим предварительное расследование (следователем, дознавателем). После согласования с руководителем следственного органа (если по уголовному делу производилось предварительное следствие) или утверждения обвинительного акта, обвинительного постановления начальником органа дознания дело направляется прокурору. По результатам рассмотрения уголовного дела прокурор разрешает основной вопрос этого этапа уголовного судопроизводства - о направлении уголовного дела в суд. Ответив на этот вопрос положительно, прокурор утверждает итоговый акт предварительного расследования, констатируя тем самым согласие со всеми его выводами и готовность поддерживать по уголовному делу государственное обвинение. При этом прокурор выполняет предусмотренные законом действия по вручению копии обвинительного заключения (обвинительного акта, обвинительного постановления) обвиняемому, его защитнику, потерпевшему и (или) его представителю, после чего направляет уголовное дело в суд. В тех случаях, когда уголовное дело, по которому производилось предварительное следствие, подсудно вышестоящему суду, оно направляется в такой суд через вышестоящего прокурора, который в этом случае и утверждает обвинительное заключение.

Существенные различия процессуальной формы проявляются в тех случаях, когда прокурор не находит оснований для утверждения итогового акта предварительного расследования. Так, при несогласии прокурора с выводами органов предварительного расследования его полномочия дифференцируются в зависимости от формы, в которой производилось расследование. По уголовным делам, расследованным в форме дознания (в том числе сокращенного), прокурор может вынести решение о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. ст. 24 - 28.1 УПК, а также исключить отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое. Если по уголовному делу производилось предварительное следствие, то корректировать обвинение вправе только следственные органы, в связи с чем прокурор в случае несогласия с объемом обвинения или квалификацией действий обвиняемого вынужден возвращать уголовное дело следователю.

Уголовное дело, расследованное в форме сокращенного дознания, может быть направлено прокурором в предусмотренных законом случаях для производства дознания в общем порядке, а уголовное дело, расследованное в форме "обычного" дознания, - для производства предварительного следствия. Кроме того, прокурор уполномочен направить для производства предварительного следствия и уголовное дело, по которому производилось дознание в сокращенной форме. Правда, в ст. 226.8 УПК об этом ничего не сказано, но такое полномочие прокурора прямо следует из п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК.

Как видно, наиболее заметными являются различия в полномочиях прокурора, связанных с корректировкой обвинения, изложенного в итоговом процессуальном акте предварительного расследования: по делам, расследованным в форме дознания, прокурор может вносить такие коррективы самостоятельно, а по уголовным делам с обвинительным заключением он должен возвращать уголовное дело следователю. Ограничивая полномочия прокурора в этом вопросе, законодатель, видимо, исходил из разделения компетенции между органами предварительного следствия и прокурором, рассматривая корректировку обвинения как недопустимое вмешательство последнего в деятельность органа расследования. Однако, по нашему мнению, ни о каком вмешательстве в деятельность органов предварительного расследования на этом этапе говорить не приходится, поскольку с момента направления уголовного дела прокурору предварительное следствие уже завершено (и может возобновиться лишь в том случае, если прокурор придет к выводу о необходимости производства по делу дополнительного следствия). На это прямо указывается в ст. 215 УПК, где речь идет об окончании предварительного следствия. Поэтому прокурор после направления ему уголовного дела становится субъектом, ведущим уголовный процесс. Прямое подтверждение такого вывода - положение ч. 2.1 ст. 221 УПК, согласно которой именно прокурор на этом этапе возбуждает при наличии к тому оснований перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или содержания под стражей. А значит, прокурору на этом этапе досудебного производства должно принадлежать право распоряжения обвинением, которое, к слову, именно ему предстоит поддерживать в судебных стадиях. На этом основании полагаем, что прокурор по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением (актом, постановлением), не должен ограничиваться в праве корректировки обвинения: ему необходимо возвратить полномочия по прекращению уголовного дела (уголовного преследования), изменению объема обвинения и квалификации действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении, изменению списка лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты, а также по составлению нового обвинительного заключения (напомним, что такое полномочие было предусмотрено п. 5 ст. 214 УПК РСФСР).

При всех недостатках регламентации действий и решений прокурора по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением (обвинительным актом, обвинительным постановлением), нельзя не отметить и одно важное ее достоинство - соблюдение законодателем общего правила, в соответствии с которым уголовное дело направляется в суд только через прокурора. Однако когда речь заходит о порядке направления в суд уголовных дел для применения иных уголовно-правовых мер, законодатель об этом правиле совершенно забывает. Такая непоследовательность не только порождает ничем не оправданную дифференциацию процессуального порядка направления в суд уголовных дел, но и не согласуется с установленным самим же законодателем разделением компетенций между органами предварительного расследования, наделенными исключительным полномочием возбуждать уголовные дела и проводить по ним предварительное расследование, с одной стороны, и прокурором, обладающим монопольным правом на поддержание государственного обвинения в суде, с другой стороны .

 

Общее правило о направлении уголовного дела в суд через прокурора соблюдается только в том случае, когда ставится вопрос о применении к лицу принудительной меры медицинского характера. Тогда следователь составляет постановление о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, которое вместе с уголовным делом передается прокурору. Рассмотрев уголовное дело, прокурор принимает одно из следующих решений: 1) об утверждении постановления следователя и о направлении уголовного дела в суд; 2) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования; 3) о прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК. Как видно, по этой категории уголовных дел действует порядок, весьма напоминающий действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (обвинительным актом, обвинительным постановлением): уголовное дело направляется в суд прокурором после утверждения им итогового акта предварительного расследования.

А вот направление в суд уголовных дел для применения принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним с прокурором согласовывает только дознаватель. Для следователя достаточно согласия руководителя следственного органа, который и направляет уголовное дело непосредственно в суд (ч. 1 ст. 427 УПК). В законе ничего не говорится о необходимости направления копии постановления следователя прокурору, что отрицательно сказывается на эффективности прокурорского надзора.

 

Аналогичный порядок предусмотрен и в том случае, когда есть предусмотренные ст. 25.1 УПК основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого. Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести и назначении этому лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа согласовывать с прокурором обязан только дознаватель. Следователь согласовывает такое постановление только с руководителем следственного органа (ч. 2 ст. 446.2 УПК).

Трудно отыскать убедительные основания установления в УПК различного порядка направления в суд уголовных дел для применении мер, которые регулируются одним институтом уголовного права - институтом иных мер уголовно-правового характера. Очевидно, что завершающий этап досудебного производства при направлении уголовного дела в суд для применения всех иных мер уголовно-правового характера (за исключением, конечно, конфискации имущества) должен строиться на общих правилах. И обусловлено это не только принадлежностью применяемых мер к одному институту уголовного права, но и чисто практическими соображениями: различная регламентация одного и того же процессуального этапа по разным категориям дел усложняет работу правоприменителей и существенно повышает риск ошибок.

При построении этого этапа законодатель должен соблюдать общее правило, в соответствии с которым уголовное дело направляется в суд только через прокурора. Нынешняя регламентация порядка направления в суд уголовных дел для применения принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним, а также для назначения лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа фактически выводит как составляемые следователями итоговые процессуальные акты предварительного расследования, так и всю предшествующую их составлению процессуальную деятельность из-под надзора прокурора. Парадоксально, что законодатель ограничивает возможности прокурорского надзора по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, которые должны находиться под повышенной защитой государства.

Кроме того, именно прокурор является субъектом, уполномоченным поддерживать в суде ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия и ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Так, согласно ч. 2 ст. 427 УПК ходатайство о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия рассматривается судом в порядке, установленном ч. ч. 4, 6, 8, 9 и 11 ст. 108 УПК. Статья 108 УПК хотя и допускает участие в судебном заседании руководителя следственного органа, следователя и дознавателя (ч. 4), тем не менее прямо указывает, что обосновывает ходатайство в судебном заседании прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство (ч. 6). Что же касается ходатайства, указанного в ч. 2 ст. 446.2 УПК, то в его рассмотрении судом из числа должностных лиц правоохранительных органов участвует только прокурор, на которого, очевидно, и возложено поддержание этого ходатайства.

Следовательно, ходатайства органов предварительного расследования о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, а также о назначении подозреваемому или обвиняемому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа не должны направляться в суд без их утверждения прокурором. В противном случае на практике нельзя исключить ситуации расхождения позиции прокуратуры и органов предварительного расследования относительно обоснованности направленного в суд ходатайства. В связи с этим представляется необходимым закрепить в ст. ст. 427, 439 и 446.2 УПК единый порядок направления в суд уголовных дел для применения иных мер уголовно-правового характера, предусматривающий обязательное утверждение соответствующего ходатайства прокурором, который должен также и направлять уголовное дело в суд.