Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Нарушение права на защиту по уголовному делу.

НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА ЗАЩИТУ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

 

Соловьева Ю.И., преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Северо-Западного института (филиала) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), член Ассоциации юристов России.

 

Понятие

 

В условиях становления в России гражданского общества и правового государства актуализируется проблема обеспечения прав и свобод человека и гражданина. В соответствии со ст. 48 Конституции РФ, каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Право на защиту признается и гарантируется общепризнанными принципами и нормами международного права (Устав Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (принят в г. Лондоне 08.08.1945); Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948); Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.); Международный пакт о гражданских и политических правах (принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН); Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты в г. Гаване 27.08.1990 - 07.09.1990 восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями)) и международными договорами Российской Федерации в качестве одного из основных прав человека и гражданина. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому конституционного права на защиту является важнейшим принципом уголовного судопроизводства (ст. 16 УПК РФ). УПК РФ подробно регламентирует вопросы участия защитника в уголовном деле: круг лиц, которые могут быть защитниками, момент, с которого защитник участвует в деле, порядок защиты прав и интересов подозреваемых и обвиняемых, процедуру приглашения, назначения и замены защитника, вопросы оплаты его труда, случаи обязательного участия защитника в уголовном деле, круг полномочий защитника, случаи, при которых подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно, условия отказа от защитника, обстоятельства, исключающие участие защитника в производстве по уголовному делу (ст. ст. 49 - 53, 72 УПК РФ). Должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, обязаны исполнять данные положения УПК РФ, несоблюдение установленной законом процедуры влечет нарушение права подозреваемого, обвиняемого на защиту. Лишение или ограничение права подозреваемого, обвиняемого на защиту, гарантированного законом, недопустимо, поскольку для соблюдения принципа состязательности в уголовном судопроизводстве необходимо наличие двух противоборствующих сторон - обвинения и защиты, которые должны иметь равные возможности для отстаивания своей позиции. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ (п. 2 ст. 8 УПК РФ).

Нарушение права на защиту - это лишение или ограничение лица, подвергнутого уголовному преследованию, права пользоваться помощью защитника, права защищаться лично и (или) с помощью законного представителя, а также права использовать для своей защиты все не запрещенные законом способы и средства.

Нарушение права на защиту следует считать существенным, если оно путем лишения или ограничения гарантированных законом прав лица, подвергнутого уголовному преследованию, препятствовало всестороннему рассмотрению дела судом, повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

 

Виды нарушения права на защиту в уголовном процессе

 

Лицо, подвергнутое уголовному преследованию, вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно, в случаях, когда обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется судопроизводство; участвовать в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств и судебных прениях; произносить последнее слово; приносить жалобы на действия, бездействие и решения органов, осуществляющих производство по делу; знакомиться в установленном законом порядке с материалами дела (ст. ст. 46, 47 УПК РФ). Если данное лицо лишено каких-либо из этих прав или должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, препятствуют их реализации, речь идет о нарушении права на защиту, выражающемся в необеспечении возможности лицу, подвергнутому уголовному преследованию, воспользоваться для своей защиты всеми не запрещенными законом способами и средствами. Неразъяснение судом, прокурором, следователем и дознавателем подозреваемому и обвиняемому их прав также является нарушением права на защиту.

При реализации права использовать для своей защиты все не запрещенные законом способы и средства сторона защиты не должна злоупотреблять этим правом. Так, в соответствии с п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве", судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту; суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц. Важной проблемой, активно обсуждаемой в научных работах и в среде практикующих юристов, является поиск ответа на вопрос о том, оправданно ли указанное законодательное регулирование: не приведет ли такое толкование к необоснованному ограничению права на защиту, или оно является необходимым правовым средством нейтрализации злоупотребления правом (например, при умышленном затягивании процесса, намеренном срыве стороной защиты следственных и иных процессуальных действий, иных действиях, осуществляемых во вред правосудию). Анализ исследований, посвященных этим проблемам, позволил выделить две основные точки зрения по данному вопросу: 1. Это действенная мера пресечения недобросовестных действий со стороны подозреваемого, обвиняемого, защитника через призму процессуального механизма благоприятствования защите (Гармаев Ю.П. Гарантии независимости адвоката // Юридический мир. 2003. N 12. С. 57); 2. Формулировки "явно недобросовестное использование правомочий", "ущерб интересам других участников процесса (каких: следователя, прокурора?)" - категории оценочные. Их введение в процессуальный оборот чревато нарушением права на защиту (Колоколов Н. Злоупотребление правом на защиту. Событие: комментарии экспертов // Закон. 2015. N 7. С. 28). Представляется, что в данном случае необходимо соблюдение некоего баланса: расширение прав стороны защиты является в целом позитивной тенденцией, до тех пор пока защита действует добросовестно и не злоупотребляет предоставленными ей правами.

Право на защиту может быть осуществлено лицом, подвергнутым уголовному преследованию, лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Лишение или ограничение этого лица права защищаться лично и (или) с помощью законного представителя, права пользоваться помощью защитника также является нарушением права на защиту. Вопрос о круге лиц, которые могут быть защитниками, в научной литературе является дискуссионным. Полемика сводится к следующим основным моментам: во-первых, подозреваемому, обвиняемому необходимо оказание именно квалифицированной юридической помощи, которую могут оказать адвокаты как специалисты в области права; во-вторых, ограничение круга лиц, которые могут быть защитниками, только адвокатами, ущемляет свободу выбора защитника лицом, подвергнутым уголовному преследованию, что противоречит Конституции. Согласно действующему законодательству, в качестве защитников участвуют адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката (п. 2 ст. 49 УПК РФ). На наш взгляд, в целях максимальной защиты прав подозреваемых, обвиняемых адвокат должен являться основным субъектом, оказывающим юридическую помощь, связанную с представлением их интересов в суде; оказание иных видов юридической помощи (консультирование, составление документов правового характера) возможно иными лицами. При этом подозреваемому, обвиняемому должен быть предоставлен свободный выбор субъектов оказания юридической помощи в зависимости от ее характера и поставленных задач.

Статья 52 УПК РФ предусматривает отказ подозреваемого, обвиняемого от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Как обоснованно отмечает А.В. Гриненко, "если лицо отказалось от защитника, следует выяснить, является ли такой отказ добровольным или порожден иными причинами (например, отсутствием денежных средств на оплату адвоката). Вместе с тем следует различать ситуации, когда лицо отказалось от помощи защитника вообще или имел место отказ от конкретного защитника - адвоката. Если лицо по каким-то причинам возражает против участия именно этого адвоката, следует предоставить лицу возможность пригласить другого защитника, а при отсутствии у того денежных средств - обеспечить участие адвоката по назначению" (Гриненко А.В. Обеспечение права на защиту: законодательное закрепление и правоприменительная практика // Российский судья. 2015. N 8. С. 20). Безусловным основанием для признания доказательств недопустимыми при рассмотрении уголовного дела является положение, закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ о показаниях подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденных подозреваемым, обвиняемым в суде (Титовец И.В. Показания подозреваемого, обвиняемого, полученные в отсутствие защитника и не подтвержденные в суде: процессуальные, финансовые, организационные проблемы // Российский следователь. 2015. N 16. С. 24).

Отказ от защитника и отказ от защиты - разные понятия. Если придерживаться классификации нарушения права на защиту, данной Т.Н. Долгих, первый блок составляют нарушения, допущенные органами, осуществляющими уголовное преследование; второй - допущенные судом в ходе судебного производства; третий - нарушения, связанные с недобросовестностью самого адвоката, допущенного к осуществлению защиты (Долгих Т.Н. Некоторые аспекты судебной практики, связанные с нарушением права обвиняемого на защиту // Адвокат. 2017. N 1. С. 46). Соответственно, отказ от защиты - нарушение третьего блока. И.В. Гессен в своей статье "Ахиллесова пята адвокатской этики" приводит следующий случай, произошедший в первые годы после реформы 1864 г.: назначенный защитником подсудимого Л.А. Куперник на суде заявил, что он отказывается от защиты и, мотивируя свой отказ, произвел обвинительную речь. По удостоверению современников, этот факт вызвал острые споры в юридической литературе и в самом сословии (Гессен И.В. Ахиллесова пята адвокатской этики // Право. 1915. N 4. С. 203 - 205).

В настоящее время данная проблема не менее актуальна. Приведем пример из практики. Впервые в практике Адвокатской палаты Вологодской области адвокаты Ф. и О. покинули судебное заседание в знак протеста против действий судьи, не удовлетворившей ходатайств адвокатов по тем или иным основаниям. Президент Адвокатской палаты Вологодской области С.С. Иванов отметил, что, во-первых, подобные способы защиты незаконны; во-вторых, адвокаты нарушили право на защиту, по сути, отказавшись от защиты; в-третьих, адвокаты проявили явное неуважение к суду. Адвокаты Ф. и О. были привлечены к дисциплинарной ответственности (Бюллетень Адвокатской палаты Вологодской области. 2016. N 1 (34) // Официальный сайт Адвокатской палаты Вологодской области. URL: http://www.advokat35.ru (последнее посещение - 01.05.2017)). Другой пример: в 2016 г. адвокат Ж. Адвокатской палаты Новосибирской области заключила соглашение на защиту гражданина по уголовному делу в суде первой инстанции, приняла денежные средства в качестве гонорара, но до окончания судебного следствия выполнять свои обязанности прекратила, на заседания являться перестала, а доверителю сообщила об имеющихся у нее планах по переезду в другой регион. Совет палаты прекратил статус адвоката Ж. В данном решении установлен пятилетний срок, по истечении которого Ж. вновь может быть допущена к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката. Новелла Кодекса профессиональной этики адвоката о возможности установления Советом палаты такого срока от одного года до пяти лет применена впервые после VIII Всероссийского съезда адвокатов, принявшего соответствующее изменение в Кодексе профессиональной этики адвоката. Ранее этот срок был фиксированным и составлял три года со дня прекращения статуса адвоката (Пять лет без права на экзамен. Совет Адвокатской палаты Новосибирской области впервые применил в отношении лишенного статуса адвоката положения п. 7 ст. 18 КПЭА в новой редакции // Новая адвокатская газета. 2017. URL: http://www.advgazeta.ru/newsd/2393 (дата обращения: 02.05.2017)). Действующее законодательство содержит императивное правило, согласно которому адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (п. 7 ст. 49 УПК РФ; пп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"). Данное правило выступает гарантией обеспечения права подозреваемого, обвиняемого на защиту. VIII Всероссийский съезд адвокатов принял Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, изменения и дополнения в Кодекс профессиональной этики адвоката, отражающие консолидированные позиции адвокатского сообщества по актуальным вопросам адвокатской деятельности и адвокатуры. Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу. Согласно п. 17 Стандарта, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств (Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. Принят VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 года. URL: http://fparf.ru/documents/resheniya_komissii_po_etike_i_standartam/37436/ (дата обращения: 02.05.2017)). Кроме того, недопустима ситуация, при которой участие защитника в уголовном деле носит сугубо формальный характер. С целью минимизировать подобные явления приняты новые правила назначения защитника - в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов (п. 3 Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации").

Таким образом, можно выделить следующие виды нарушения права на защиту: 1) нарушения со стороны лиц, осуществляющих производство по уголовному делу; 2) нарушения со стороны адвокатов, допущенных к участию в уголовном деле в качестве защитников. Важным шагом к обеспечению действия принципа состязательности в уголовном процессе стали принятые законодателем новеллы, направленные на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве. Наметившаяся тенденция благоприятствования стороне защиты в уголовном судопроизводстве в целом отвечает идее обеспечения прав и свобод человека и гражданина.