Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Назначение судом судебного разбирательства по уголовному делу.

ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ СТАДИИ НАЗНАЧЕНИЯ И ПОДГОТОВКИ СУДЕБНОГО  РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

 

 

В.В. КАЛЬНИЦКИЙ

 

Рассматриваются непростые для восприятия обучающимися вопросы о понятии, содержании, задачах, формах, временных границах первой судебной стадии российского уголовного процесса. Показано, что современная нормативная концепция стадии, претерпевшая в своем историческом развитии значительные изменения, не в полной мере соответствует фактическому содержанию отношений, складывающихся при направлении расследованного уголовного дела для судебного рассмотрения.

 

Ключевые слова: стадии уголовного судопроизводства, назначение судебного заседания, предание суду, контроль за досудебным производством, предварительное слушание.

 

Переход к изучению судебных стадий уголовного судопроизводства представляет для обучающихся значительную сложность. Связано это с существенной спецификой судебной деятельности по сравнению с деятельностью органов уголовного преследования, многократно возрастающим объемом нормативной регламентации и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, недостатком учебного времени и многими другими сопутствующими обстоятельствами. Главным же в череде факторов, осложняющих восприятие судебного производства, пожалуй, является проблемный характер первой судебной стадии, предопределенный ее промежуточным положением между досудебным и судебным производством, нестабильностью нормативного регулирования, отказом от исторического наименования ("предание суду") и отсутствием единства в выработке современного названия стадии, противоречивостью учебного материала. В целях оказания методической помощи обучающимся в интерпретации положений глав 33 "Общий порядок подготовки к судебному заседанию" и 34 "Предварительное слушание" УПК РФ предлагается нижеследующий комментарий.

Под стадией уголовного процесса принято понимать его относительно самостоятельную часть, имеющую специфические задачи, направленные на достижение назначения уголовного процесса, решаемые присущими ей средствами . Признаками, характеризующими стадию, выступают: определенное место в системе стадий (как правило, можно выделить предшествующую и последующую стадии); участники стадии - государственные органы, движущие производство по делу, и иные должностные и частные лица; непосредственные задачи, разрешение которых позволяет производству по делу перейти к следующему этапу; средства, соответствующие уровню задач (чем масштабнее задачи, тем шире спектр средств их достижения); четко выделяемые моменты начала и окончания стадии; сроки, в течение которых разрешаются задачи стадии; порядок деятельности; итоговые решения. Специфика задач, субъектов, процедур и т.д., присущих стадии, позволяет говорить о специфике процессуальной формы конкретной стадии.

Проф. Л.В. Головко стадией называет "автономный и нормативно выделенный в законе отрезок уголовного процесса, направленный на решение специальных задач, необходимых для достижения общей юридико-технической цели уголовного процесса, связанной с разрешением уголовного дела по существу, т.е. с разрешением вопросов материального уголовного права".

 

Стадия уголовного процесса - это не нормативное, а доктринальное (научное, учебное) понятие. Законодатель, определяя порядок движения уголовного дела, не называет тот или иной этап такого движения стадией, не дает ей наименование, хотя основа стадийности, конечно же, сосредоточена в нормах закона. Конкретный исследователь может по-разному интерпретировать действующее регулирование, привнося элемент субъективного отношения.

На наш взгляд, классические черты самостоятельной стадии были присущи стадии предания суду в период действия УПК РСФСР 1960 г. с момента его вступления в силу и до реформы 1992 г. Важнейшим "стадиеобразующим" элементом была возложенная на суд задача проверки качества предварительного расследования и предварительной оценки достаточности доказательств для начала судебного процесса над обвиняемым. Переход дела от негласного (тайного) предварительного исследования доказательств к гласному суду требовал осторожности. Издревле считалось, что нахождение на скамье подсудимых - это стрессовая ситуация для человека, оцениваемая обществом негативно. Поэтому не каждое утверждение о причастности лица к преступлению, исходящее от стороны обвинения, должно проверяться исключительно в зале судебного заседания. Возможно, в каких-то случаях это делать преждевременно. При таком восприятии факта помещения лица на скамью подсудимых задача суда, выполняющего роль своего рода "фильтра", была весьма значительной, автономной и, повторяем, могла сама по себе послужить основой для выделения самостоятельной судебной стадии. Согласно ст. 222 УПК РСФСР в первоначальной редакции суд при поступлении дела разрешал, в частности, вопросы о том, содержит ли деяние, вменяемое обвиняемому, состав преступления; собраны ли по делу доказательства, достаточные для его рассмотрения в судебном заседании; правильно ли применен к деяниям, вменяемым обвиняемому, уголовный закон. Разрешение этих вопросов требовало погружения суда в существо дела, что порождало упреки в предрешении судом, предавшим обвиняемого суду, исхода дела.

В литературе приводятся высказывания выдающихся юристов XIX века (А.Ф. Кони, И.Я. Фойницкого, С.И. Викторского), согласно которым привлечение невиновного лица к судебному разбирательству весьма тягостно для него и не может не оставить глубоких неблагоприятных последствий. Советский ученый М.С. Строгович также писал, что "недопустимо и вредно с точки зрения интересов правосудия и прав и интересов граждан, если на судебное разбирательство ставится дело, по которому нет достаточно веских доказательств виновности обвиняемого, или недостаточно тщательно расследованы обстоятельства дела, или при расследовании допущены нарушения закона и т.д."

 

Функция предания суда настолько рельефно была возложена на суд, что деятельность прокурора, утверждающего обвинительное заключение и направляющего дело в суд, к преданию суду не относилась. Она (деятельность прокурора) вообще не относилась ни к одной из стадий. Известность получило оригинальное исследование В.С. Зеленецкого, считавшего деятельность прокурора самостоятельной стадией возбуждения государственного обвинения. По мнению данного автора, обвинение, исходящее от органов расследования, было предварительным, преследовавшим цель обеспечить обвиняемому право на защиту, от имени государства обвинение официально возбуждалось только прокурором в момент утверждения обвинительного заключения. Хотя автор и не утверждал, что прокурор осуществлял предание суду (эта функция нормативно была закреплена за судом), подчеркивание им инициирующей роли прокуратуры несколько ослабляло "обвинительную" составляющую (мнимую или реальную - кто как считал) судебной передачи обвиняемого на скамью подсудимых.

Что произошло с тех пор и можно ли сегодня говорить о наличии самостоятельной судебной стадии, решающей в предусмотренной форме обособленные задачи в период от поступления дела в суд и до начала судебного разбирательства?

В учебной литературе в настоящее время практически единообразно выделяется в судебном производстве в качестве первой судебной стадии стадия подготовки к судебному заседанию назначения судебного заседания .  разрешения судьей вопроса о назначении судебного заседания  назначения и подготовки к судебному заседанию  принятия дела к производству судом Выделению самостоятельной судебной стадии, предшествующей судебному разбирательству, способствует структура законодательства (главы 33 "Общий порядок подготовки к судебному заседанию" и 34 "Предварительное слушание" УПК РФ).

Интересен анализ разночтений в наименовании стадии. Когда авторы (вслед за законодателем) делают акцент на подготовительные действия к судебному заседанию, возникает вопрос, не считают ли они стадией сугубо подготовительную деятельность, следующую после решения о назначении судебного заседания. Исторически нормативно выделялся этап "подготовительных к суду распоряжений" (глава 2 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.). Но это было связано с тем, что предание суду осуществляли в два этапа прокурор и вышестоящий суд. Суду, рассматривающему дело по существу, оставалось только подготовить судебное заседание в форме распоряжений.

В настоящее время упоминание в наименовании главы 33 УПК РФ исключительно подготовительных действий означает лишь, на наш взгляд, что законодатель не делает акцент (или делает меньший акцент) на функции назначения судебного заседания. Решение о назначении судебного заседания пришло на смену решению о предании обвиняемого суду, которое посчитали несовместимым с новыми ролью и местом суда в состязательном уголовном процессе. Но, несмотря на смену акцентов, назначение судебного заседания, равно как и деятельность суда, предшествующая обоснованному назначению судебного заседания, по-прежнему занимает ведущее место в деятельности суда. Поэтому пока это решение существует, рассматриваемая стадия, полагаем, должна включать в свое наименование термин "назначение". Подготовительные действия производны от состоявшегося назначения судебного заседания: и назначение, и подготовка осуществляются одним и тем же судом (судьей) и образуют единый комплекс действий. О назначении судебного заседания применительно к содержанию стадии следует говорить хотя бы потому, что в последние годы наблюдается различаемый специалистами дрейф в сторону повышения роли суда в оценке качества предшествующей деятельности и появлению альтернатив назначению, т.е. назначение судебного заседания - это не всегда заранее предопределенное ("заданное") решение. Например, на первой стадии суд вправе возвратить уголовное дело для применения закона о более тяжком преступлении, прекратить уголовное дело, в том числе с назначением судебного штрафа.

По логике, введение законодателем понятия "назначение судебного заседания" вместо понятия "предание обвиняемого суду" должно было привести к передаче функции предания суду прокурору. На наш взгляд, эта функция не исчезает вместе с изменением терминологии, поскольку выступает объективной категорией. Утверждая обвинительное заключение (акт, постановление), прокурор передает дело в суд, а судьбу обвиняемого - в руки правосудия. В законе роль прокурора выписана предельно четко и по существу является преданием суду. Тот факт, что законодатель не использует этот термин применительно к прокурору, ни каким образом не отражается на объективном ходе уголовного судопроизводства. Это доктрина (научная и учебная литература) должна дать интерпретацию, адекватно отражающую, в частности, в образовательной деятельности суть происходящих процессов. Но исследователи предпочитают не опережать законодателя и традиционно выделяют первую судебную стадию в тех границах, которые были ей присущи, когда суд играл в предании суду определяющую роль, превосходящую по значимости (а, значит, не требующую дополнительного акцента) роль прокурора .

 

Таким образом, в современном уголовном процессе, по нашему мнению, объективно реализуется смешанный принцип предания суду, включающий базовое решение, принимаемое прокурором, и направленную только на выявление формальных препятствий проверку судом поступившего производства и выполнение подготовительных к судебному заседанию действий. Условно могут быть выделены три составляющие назначения и подготовки судебного разбирательства: деятельность прокуратуры, контроль суда и подготовка к процессу.

Понятно, что подобное восприятие механизма предания суду требует развернутой аргументации, которая не может быть дана в столь кратком описании. Но обучающиеся могут выработать свое отношение к обсуждаемым вопросам, получить иммунитет от упрощенного понимания содержания первой судебной стадии, при котором она отождествляется с набором подготовительных действий.

Рассмотрим в учебном ключе первую судебную стадию.

Стадия занимает место в промежутке между досудебным производством и судебным разбирательством. Нормативно данная стадия является составной частью (первым этапом) судебного производства. Можно сказать, что стадия следует за стадией предварительного расследования, но помнить при этом, что юридически предварительное расследование завершается передачей дела прокурору. Поэтому между стадией предварительного расследования в общепринятом понимании и рассматриваемой первой судебной стадией еще присутствует деятельность прокурора, не относящаяся ни к одной из стадий. Последующей стадией выступает стадия судебного разбирательства.

Полагаем, что адекватное сущности наименование стадии - "Назначение и подготовка судебного разбирательства". Не выделяя "назначение", умаляем (не замечаем) объективно присущее содержание деятельности. Кроме терминологических, в современном законодательстве нет других предпосылок сводить первую судебную стадию к историческому аналогу - "стадии подготовительных к суду распоряжений". Также хотелось бы обратить внимание, что предпочтительнее говорить о назначении и подготовке не "к судебному заседанию", а "судебного разбирательства". Судебное заседание - это "процессуальная форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу" (п. 50 ст. 5 УПК РФ), т.е. форма деятельности суда. Первая судебная стадия выступает предпосылкой последующей стадии - судебного разбирательства. Поэтому назначается и подготавливается судебное разбирательство, происходящее в форме судебного заседания. Отдаем отчет, что подобное уточнение не находит поддержки ссылкой на букву закона, но, повторим, понятие и наименование стадии формируются не законодателем, а юристами. Законодатель использует понятие "назначение судебного заседания" в силу традиции.

Основным участником стадии назначения и подготовки судебного разбирательства выступает суд первой инстанции, которому подсудно уголовное дело. В отличие от дореволюционного регулирования по Уставу уголовного судопроизводства, "разводившего" субъектов предания суду и непосредственного рассмотрения и разрешения уголовного дела, советское и современное законодательство этого не делает. Не только один и тот же суд (как орган) вправе назначить и рассмотреть дело, но один и тот же конкретный судья. Вместе с тем для рассмотрения по существу дело может быть передано другому судье. Помимо судьи в случаях назначения предварительного слушания участниками стадии выступают стороны в лице государственного обвинителя, обвиняемого, защитника и др.

В связи с меняющейся трактовкой деятельности суда по изучению и оценке материалов уголовного дела методическую сложность представляет трактовка задач стадии. Применим ли здесь распространенный подход (в бытность этой стадии преданием суду), согласно которому задачами выступают контроль за предварительным расследованием и подготовка к следующему этапу судопроизводства? В целом следует ответить положительно. В части подготовки к судебному разбирательству задача стадии изменений не претерпела. Что касается контроля за предшествующим производством, то требуется дополнительная интерпретация. Термин "контроль", обозначающий основную задачу стадии, целесообразно сохранить, поскольку он отражает выработанный теорией стадийности постулат, что каждая последующая стадия контролирует предыдущую. В основе системы стадий лежит потребность постоянного мониторинга законности и обоснованности уже осуществленной деятельности. Для этого предусмотрены полномочия, в том числе и в форме прекращения уголовного преследования. Ряд стадий в системе уголовного судопроизводства выполняют исключительно контрольную функцию.

Но если контроль вышестоящего суда над решением нижестоящего, а равно прокурора над органом преследования является естественным, поскольку он реализуется в рамках одной функции (правосудия или уголовного преследования), то контроль "на стыке" производств требует более внимательного рассмотрения. По итогам судебного разбирательства можно смело сказать, что суд первой инстанции осуществляет косвенный контроль за качеством обвинения: соглашается с ним, когда признает лицо виновным и постановляет обвинительный приговор, не соглашается, когда выносит приговор оправдательный. Но это по итогам судебного разбирательства. В первой судебной стадии вопрос о виновности по существу не рассматривается.

Вся история реформирования отношений в стадии предания суду (назначения и подготовки судебного разбирательства) направлена на выявление оптимальной глубины судебной "приемки" уголовного дела. В настоящий период суд практически лишен полномочий влиять на качество уголовного преследования. Законодатель опасается преждевременных прикосновения суда к ведущемуся уголовному преследованию и его официальной оценки.

Вместе с тем отчетливо прослеживается направленность на выявление тех нарушений формы, которые помешают (воспрепятствуют) самому суду разрешить дело, т.е. осуществляется контроль "для себя". Еще раз подчеркнем: контроль суда за качеством досудебного производства как задача стадии предания суду предполагал оценку достаточности доказательств, полноты расследования, переквалификацию обвинения, прекращение уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. В настоящее время на рассматриваемой стадии ничего этого нет. Суд нейтрален по отношению к обвинению, не реагирует на него, но внимательно следит за обеспечением прав преследуемого лица и пунктуальностью органов расследования в соблюдении порядка уголовного преследования, включая порядок собирания доказательств. Эта сфера контроля остается хотя бы потому, что даже абсолютная безупречность судоговорения не позволяет сохранить в силе приговор, если ему предшествуют существенные нарушения прав осужденного на досудебном этапе.

В условиях современного охранительного уголовного судопроизводства можно вести речь о такой самостоятельной задаче первой судебной стадии, как обеспечение прав участников предстоящего судоговорения. Суд обеспечивает права участников путем разрешения и удовлетворения обоснованных ходатайств, а также инициативно. В определенной мере данная задача перекликается с задачей подготовки судебного разбирательства, однако в целях рельефного обозначения охранительной направленности современного уголовного судопроизводства на ней целесообразно делать самостоятельный акцент. С учетом требования Верховного Суда РФ оценивать законность и обоснованность обвиняемого под стражей в каждом случае поступления в суд дела (даже при наличии оснований направления его по подсудности) данную деятельность также следует отнести к задаче охраны прав личности.

Поэтому задачами суда в стадии назначения и подготовки судебного разбирательства являются: 1) контроль суда за качеством досудебного производства, направленный на выявление препятствий к судебному разбирательству; 2) обеспечение прав участников уголовного судопроизводства в рамках рассмотрения и разрешения ходатайств и по инициативе суда; 3) осуществление предусмотренных законом подготовительных действий к предстоящему судебному разбирательству.

Стадии назначения и подготовки судебного разбирательства не свойственно непосредственное исследование доказательств, являющееся основным способом познания реальности в судебном разбирательстве. Степень развитости средств любой стадии находится в прямо пропорциональной зависимости от масштаба задач. При назначении и подготовке судебного разбирательства задачи локальные, здесь не разрешается основной вопрос уголовного дела. Судья изучает дело путем прочтения. В самом начале действия УПК РФ ставилась под сомнение даже эта возможность. Предлогом было недопущение формирования внутреннего убеждения суда на основе следственных материалов. Позже Пленум Верховного Суда РФ занял официальную позицию, ориентирующую суды на тщательное изучение материалов поступившего уголовного дела.

 

В случае обращения участников процесса с ходатайствами суд вправе заслушать лиц, обладающих сведениями, относящимися к предмету рассматриваемого ходатайства или иного разрешаемого судом с участием сторон вопроса. Закон называет такое заслушивание допросом свидетелей (ч. 8 ст. 234, ч. 3 ст. 235 УПК РФ). Между тем это не допрос свидетеля по обстоятельствам дела, сообщаемые допрошенным лицом сведения не имеют статуса доказательства в виде показаний свидетеля, лицо, сообщившее сведения, не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний по уголовному законодательству. Поэтому судебные действия следственного характера не являются средствами стадии назначения и подготовки судебного разбирательства. В ходе предварительного слушания возможно оглашение протоколов следственных действий и других документов (ч. 3 ст. 235 УПК РФ).

Судья вправе приобщить к уголовному делу представленные сторонами документы, подтверждающие или опровергающие фактические обстоятельства, связанные с поддерживаемым ходатайством или иным разрешаемым вопросом. Однако предметы и документы, служащие, по мнению сторон, доказательствами по предмету обвинения, собираются судом только в стадии судебного разбирательства.

Стадия назначения и подготовки судебного разбирательства не наделена принудительным потенциалом, направленным на решение ее непосредственных задач. Так, лицо, извещенное о предварительном слушании и не явившееся в судебное заседание, не может быть подвергнуто приводу. Неявка таких лиц не препятствует проведению предварительного слушания. Избираемые в данной стадии меры пресечения, наложение ареста на имущество служат обеспечительными мерами для решения задач предстоящего судебного разбирательства. В определенном смысле применение таких мер принуждения может рассматриваться в качестве подготовительных к судебному разбирательству действий.

Моментом начала стадии следует считать поступление уголовного дела в суд (канцелярию суда), а окончанием - начало судебного разбирательства. Стадия назначения и подготовки судебного разбирательства имеет две относительно самостоятельные, но взаимосвязанные части, соответствующие основным группам вопросов, разрешаемых судом. Это - деятельность суда по контролю за законностью представленного в суд производства, завершаемая принятием решения о назначении судебного заседания, и деятельность по подготовке судебного заседания. В случае возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий к его рассмотрению или его прекращения по нереабилитирующему основанию стадия полностью завершается в своей первой части, посвященной контролю за предварительным расследованием, и не переходит во вторую часть. Применительно к конкретному уголовному делу задачи стадии считаются выполненными.

Общий срок стадии складывается из сроков, установленных законом для каждой из частей стадии. Решение о назначении судебного заседания принимается в срок не позднее 30 суток со дня поступления уголовного дела в суд. Если же в отношении обвиняемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то этот срок равен 14 суткам (ч. 3 ст. 227 УПК РФ). В указанные сроки в соответствии со сформировавшейся практикой входит и проведение предварительного слушания, если для его назначения имеются основания. Первый этап стадии может завершиться в отведенное время также направлением уголовного дела по подсудности.

Рассмотрение уголовного дела по существу должно быть начато не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания (ч. 1 ст. 233 УПК РФ). Этот срок необходим для вызова участников процесса и выполнения других процессуально-организационных подготовительных действий. Поскольку рассмотрение уголовного дела с участием присяжных заседателей требует совершения дополнительных подготовительных действий, закон устанавливает 30-суточный срок до начала судебного разбирательства (ч. 1 ст. 233, ст. ст. 327, 328 УПК РФ). Названные сроки являются предельными и в каждом конкретном случае могут быть сокращены при условии неукоснительного соблюдения контрольных сроков: стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала (ч. 4 ст. 231 УПК РФ), рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта (ч. 2 ст. 233 УПК РФ).

Основным итоговым решением стадии является решение о назначении судебного заседания. Назначение судебного заседания осуществляется в отношении каждого обвиняемого (ч. 3 ст. 231 УПК РФ), т.е. происходит назначение судебного заседания в смысле предания суду, а не определения его места, даты и времени. Решение о назначении судебного заседания принимается один раз и не дублируется, например при возобновлении приостановленного производства. Применительно к судьбе конкретного обвиняемого итоговым решением может стать прекращение уголовного дела или уголовного преследования по предусмотренному законом основанию.

Процессуальная форма стадии назначения и подготовки судебного разбирательства в соответствии с прямым предписанием закона дифференцируется на общий порядок и предварительное слушание. Основное различие между этими двумя формами в том, участвуют или не участвуют представители сторон в разрешении судом вопросов, образующих предмет стадии. Однако следует отметить, что в настоящее время с развитием и уточнением законодательства участие представителей сторон уже не является абсолютным критерием, как это было в момент принятия УПК РФ.

Если по поступившему в суд уголовному делу не заявлены ходатайства, не поданы жалобы, требующие разрешения, а, значит, присутствия их подателей и заинтересованных лиц, либо у самого судьи не возникают сомнения в возможности перехода дела в следующую стадию, судья по результатам изучения материалов дела принимает решение о назначении судебного заседания. Такой порядок называется общим. По-другому можно сказать, что это основной (базовый) порядок, что подтверждается и его значительным фактическим превалированием. Если естественное поступательное движение дела не отягощается никакими дополнительными обстоятельствами (все развивается "штатно", на предшествующих этапах все участники сработали высокопрофессионально), то в привлечении сторон необходимости нет, поскольку и интереса к делу на этом этапе у сторон также нет. Реализуется общий порядок назначения судебного заседания.

Когда же стороны стремятся реализовать свои интересы средствами данной стадии (обращаются с жалобами, ходатайствами) или возникают предпосылки для возможного приостановления производства по делу, прекращения дела и т.д., судья обязан, исходя из стандартов состязательного судопроизводства, поставить все возникшие вопросы на обсуждение. Для этого он выносит постановление о назначении предварительного слушания, т.е. судебного заседания, в котором могут участвовать государственный обвинитель, потерпевший, обвиняемый, защитник и иные заинтересованные или приглашенные лица. Закон устанавливает исчерпывающий перечень оснований проведения предварительного слушания (ч. 2 ст. 229 УПК РФ).

Почему участие или неучастие заинтересованных лиц не является абсолютным критерием разграничения общего порядка назначения судебного заседания и порядка, сопряженного с проведением предварительного слушания? Дело в том, что под влиянием правовых позиций Конституционного Суда РФ законодатель последовательно развивает права и гарантии участников процесса, в том числе на первой судебной стадии. Так, например, признано, что избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допустимо только с предоставлением возможности обвиняемому, в отношении которого решается этот вопрос, непосредственно высказать суду свою позицию. Также Конституционным Судом РФ сформирована позиция, что оставление меры пресечения в виде заключения под стражу равнозначно ее избранию, т.е. возможно только при участии обвиняемого. Практика сначала склонилась к проведению предварительного слушания во всех случаях, когда обвиняемый содержался под стражей. Позже законодатель предусмотрел иной вариант реализации предписаний Конституционного Суда РФ. Согласно ч. 2 ст. 228 УПК РФ вопрос об избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу рассматривается судьей в судебном заседании в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ. Еще позднее законодателем учтена правовая позиция Конституционного Суда РФ, предписывающая строго контролировать срок ареста, наложенного на имущество "третьих" лиц (ч. 3 ст. 115 УПК РФ). Соответственно, при назначении судебного заседания суд обязан рассмотреть вопрос о продлении срока такого ареста имущества, что он делает исключительно с участием заинтересованных лиц по правилам, предусмотренным ст. 115.1 УПК РФ (ч. 3 ст. 228 УПК РФ).

Проведение судебного заседания в порядке ст. ст. 108 и 115.1 УПК РФ не равнозначно проведению предварительного слушания и является разновидностью общего порядка назначения судебного заседания. Поэтому общий порядок назначения судебного заседания подразделяется на осуществляемый без проведения специального судебного заседания (классический общий порядок) и с проведением такового.

Таким образом, этап назначения и подготовки судебного разбирательства формально имеет все черты, присущие отдельной стадии уголовного процесса. Выделяются самостоятельные субъекты, специфические задачи и средства их решения, временные параметры и другие признаки стадийности . Вместе с тем не может остаться без внимания, что в современной конструкции стадии практически нет влияния суда на динамику ведущегося уголовного преследования: суд не оценивает достаточность доказательств, квалификацию преступления и вообще дистанцируется от вопроса о правомерности вынесения дела на публичное судебное рассмотрение. Не случайно эта стадия преимущественно отождествляется с подготовительными к судебному заседанию действиями, понимаемыми в широком смысле (не только собственно обеспечительные действия по организации судебного разбирательства, но и отсеивание материалов, содержащих процессуальные препятствия для разрешения дела по существу). Суд принимает дело к производству в том виде, в котором оно находится, и готовится к его рассмотрению. Суд отказывается от принятия лишь тех дел, которые не могут быть разрешены в силу допущенных существенных нарушений закона. Функция "постановки дела на судебное разбирательство" (по прежней терминологии - предания суду) в современной стадии минимизирована, если не сказать выхолощена совсем. Но именно она всегда была "стадиеобразующей". В этих условиях назрела адекватная, соответствующая фактическому положению оценка деятельности прокурора, утверждающего обвинительное заключение и передающего дело на судебное рассмотрение. Имеются все признаки именно ее считать актом предания суду, поскольку находящаяся в настоящее время вне системы стадий деятельность прокурора по проверке качества обвинения и утверждению итогового обвинительного документа как раз выполняет функцию выдвижения дела на судебное рассмотрение.

Вывод о том, что назначению и подготовке судебного разбирательства присущи все признаки самостоятельной судебной стадии, сделан на уровне учебного познания, отражающего действующее нормативное регулирование. С позиции научного подхода в литературе ставится вопрос о глубокой модернизации уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой на стыке досудебного и судебного производств, формулируются подходы к возможному реформированию.