Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Неполное выяснение существенных обстоятельств в гражданском процессе и немотивированность отвода доказательств как основания отмены его решений в апелляционной и кассационных инстанциях.

НЕПОЛНОЕ ВЫЯСНЕНИЕ СУЩЕСТВЕННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ И НЕМОТИВИРОВАННОСТЬ ОТВОДА  ДОКАЗАТЕЛЬСТВ КАК ОСНОВАНИЯ ОТМЕНЫ ЕГО РЕШЕНИЙ  В АПЕЛЛЯЦИОННОЙ И КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИЯХ

 

 

 

Согласно пункту 1 части 1 статьи 330 ГПК РФ основанием отмены или изменения решения суда в суде апелляционной инстанции является неверное установление обстоятельств, имеющих значение для дела, а согласно пункту 4 части 1 статьи 330 ГПК РФ таким основанием является нарушение норм процессуального права. В то же время в соответствии с частью 3 статьи 330 ГПК РФ нарушение норм процессуального права является основанием для отмены в том случае, если оно привело к принятию неправильного по существу решения. Иначе такое нарушение признается формальным и не влечет отмены или изменения решения. Вышеперечисленные нарушения могут стать основанием для отмены решения и судом кассационной инстанции, если будут признаны существенными. К одним из таких нарушений относится нарушение судом обязанности мотивировать предпочтение одних доказательств другим, предусмотренное частью 4 статьи 67 ГПК РФ. Практика применения обеих статей заслуживает внимания.

 

НЕПОЛНОЕ ИЛИ НЕПРАВИЛЬНОЕ

 

При подготовке к заседанию судья должен установить, какие обстоятельства подлежат выяснению и какие нормы материального права регулируют спорные правоотношения. Данная обязанность подразумевает еще одну - установить весь объем правоотношений по делу. Это может означать, что в деле подлежит применению не один нормативный акт, а несколько, при этом находящиеся в определенных отношениях между собой. Именно применимые нормы материального права подсказывают суду, какие обстоятельства должны быть установлены. При таком алгоритме действий представляется маловероятным, чтобы суд неверно установил значимые обстоятельства, хотя и такие примеры существуют. Так, коллегия Московского городского суда, вынося Определение от 18 апреля 2012 г. по делу N 33-10465, одним из мотивов удовлетворения жалобы указала, что нарушение нормы материального права о расчете среднемесячного заработка кормильца привело к неправильному определению суммы, подлежащей взысканию с ответчика, которая, очевидно, была существенным обстоятельством. Но, скорее, может иметь место такая цепная реакция: суд не видит всей сложности дела и не принимает во внимание существование какого-либо отношения, что обязательно влечет неустановление применимой нормы материального закона, далее - неустановление всех значимых обстоятельств, доказанность которых дала бы основание его применить. Поэтому неполное установление всех значимых обстоятельств часто сопровождает неприменение или неправильное применение норм материального права, подлежащих применению. Другая закономерность, на наш взгляд, прослеживается на примере Определения Воронежского областного суда от 14 февраля 2012 г. N 33-780. В данном деле неполное выяснение значимых обстоятельств послужило причиной того, что суд не дал оценки уже имеющимся в материалах дела доказательствам и не мотивировал их отвод. Очевидное следствие неполноты установления значимых обстоятельств - неполный сбор доказательств по делу или их необоснованный отвод.

Но, как указано выше, буквально основанием служит именно неверное установление значимых обстоятельств. Как поступает суд?

Нарушения, перечисленные в пп. 1 - 3 части 1 статьи 330 ГПК РФ, согласно абзацу второму пункта 39 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", не отнесены к формальным нарушениям норм процессуального права. Но это не дает основания для буквального толкования п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, что мы покажем на практических примерах. На практике под неверностью понимают также неполноту, хотя это разные термины. Так, п. 1 ч. 1 статьи 270 АПК РФ формулирует основания отмены или изменения судебного решения именно как неполное выяснение существенных обстоятельств. А статья 1 ГПК РФ допускает применение не только аналогии закона, но и аналогии права, потому было бы справедливым в апелляционной инстанции применять и это основание. Суды апелляционной инстанции аналогию в данном случае не применяют, но пользуются расширительным ее толкованием.

Суд кассационной инстанции не связан формулировками статьи об апелляционной инстанции, поэтому имеет возможность просто называть основанием для отмены решения неполноту выяснения всех значимых обстоятельств, если в конкретном деле находит ее существенной. Статья 387 ГПК РФ это допускает. В качестве примера приведем Постановление Президиума Томского областного суда от 26 июня 2013 г. N 44г-59/2013. Критикуя решения судов, Президиум указал на неполное исследование вины исполнителя в причинении вреда потребителю. В частности, Президиум не обнаружил в решениях судов признаков того, что ими были определены и исследованы такие обстоятельства, имеющие значение для дела, как причина неисправности автомобиля истца (в частности, имел ли место провал педали тормоза автомобиля сразу после приемки автомобиля после выполнения ремонтных работ, непосредственно на момент ДТП), наличие причинно-следственной связи между ДТП и действиями ответчика по оказанию услуги.

Тем не менее, говоря о неполноте установления значимых обстоятельств, нельзя не отметить, что и при проверке вышестоящими судами постановления суда первой инстанции значимость часто оказывается не чем-то объективным, а предметом усмотрения. В таких случаях часто ссылаются на достаточность исследованных обстоятельств для принятия решения. С каждой инстанцией прогноз исхода дела, в котором применен такой подход, ухудшается.

Статья 328 ГПК РФ называет полномочия суда апелляционной инстанции. Суд может оставить решение без изменения, а жалобу без удовлетворения и отменить решение полностью или в части и принять новое решение. В этой связи отметим, что суд апелляционной инстанции не может направить дело на новое рассмотрение и может принять новые доказательства, только если сторона обосновала невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. Пункт 29 упоминавшегося Постановления предусматривает в случаях неправильного определения судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, обязанность суда апелляционной инстанции поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Дополнительные (новые) доказательства исследуются в порядке, установленном главой 6 ГПК РФ "Доказательства и доказывание" и статьями 175 - 189 ГПК РФ.

Президиум областного или равного ему суда при выявлении неполноты установления существенных обстоятельств в ходе рассмотрения кассационной жалобы, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, отменяет решение суда и направляет дело на повторное рассмотрение с указанием на недостатки, так как процессуальные нарушения суд кассационной инстанции исправить не может.

 

ГАРАНТИЯ ПРОЗРАЧНОСТИ РЕШЕНИЙ

 

Согласно части 1 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению. Оценка доказательств - процесс интеллектуальный, потому скрытый от сторон. Только по вопросам суда сторонам и иным участникам иногда можно догадаться о ходе рассуждения председателя. Для того чтобы обеспечить прозрачность процедуры оценки, часть 4 статьи 67 ГПК РФ требует от судьи отражать в решении результаты оценки доказательств, мотивы предпочтения одних доказательств другим. Судебная практика показывает, что суды вышестоящих инстанций все же проверяют не только сам факт мотивировки, но и оценивают сами мотивы, если сторона заявляет о ненадлежащем мотивировании. Показывает она и то, что нарушение требования, предусмотренного ч. 4 ст. 67 ГПК РФ, может быть причиной принятия незаконного решения и, следовательно, действительным основанием отмены решения. Очевидно, вышеизложенное принимает во внимание и Конституционный Суд РФ, указывая в многочисленных определениях, что обязанность отражения оценки доказательств, а также мотивов отвода одних и принятия других служит защитой от произвольной их оценки и залогом прозрачности всего разбирательства. С формальной точки зрения не согласиться с такой позицией нельзя. Вместе с тем нарушение этой обязанности часто является не самостоятельным основанием для отмены или изменения решения, а сопутствует другому нарушению. Например, Постановлением Президиума Челябинского областного суда от 16 мая 2012 г. по делу N 44-г-51/2012 отменены судебные акты нижестоящих инстанций по тем основаниям, что при рассмотрении потребительского спора суд апелляционной инстанции не мотивировал отвод экспертизы истца о существе недостатков товара в пользу экспертизы ответчика, утверждавшей его пригодность. Кроме того, Президиум указал на неисследованность причинно-следственной связи между ущербом потребителю и иными характеристиками продукта как на неполноту выяснения всех значимых обстоятельств. Также показательно Апелляционное определение Воронежского областного суда от 31 мая 2012 г. N 33-3247. Судебная коллегия также нашла нарушение судом первой инстанции обязательства мотивировать отвод доказательств со стороны истца, а также недоказанность значимых обстоятельств. Данное определение пример того, как одно нарушение может вести к другому. Необоснованный отвод письменных доказательств, показаний свидетеля привел к тому, что судом не было надлежащим образом доказано существенное обстоятельство - собственность наследодателя, наследника.

Суды апелляционной инстанции также обязаны указывать, по какой причине они отводят те или иные доказательства, не отведенные или наоборот принятые нижестоящими судами. Для этого они пересматривают доказательства, нередко переоценивая их. Так, Брянский областной суд Апелляционным определением от 22 октября 2013 г. по делу N 33-3280/13 отказал в удовлетворении иска о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании морального вреда. Основанием для отказа в иске стала недоказанность факта распространения порочащих репутацию сведений. Судебная коллегия критически отнеслась к заключению эксперта, сформировав свое мнение об исследованном документе: по мнению судей, экспертное заключение не отвечало на основной вопрос, ответ на который необходим по делам подобного рода, а также содержало существенные ошибки в интерпретации объекта исследования самим экспертом. А в упоминавшемся выше Определении Мосгорсуда коллегией в обоснование отвода документов о размере заработка умершего кормильца также было отмечено, что суд принимал решение на основании недопустимых и недостоверных доказательств.

Решение вообще является доказательством проделанной работы судом. Если по делу представлены доказательства обстоятельств, подтверждающих правомерность требований обеих сторон, но в решении не отражен процесс их оценки, то есть не устранены противоречия, это не только свидетельство немотивированности решения, нарушающего ч. 4 ст. 67 ГПК РФ, но и повод предположить нарушение равноправия сторон в процессе. Когда решение также основано лишь на доказательствах одной стороны при ненадлежащих или отсутствующих мотивах отвода доказательств другой, это может говорить о предвзятости суда.

 

КАКОЕ РЕШЕНИЕ ПРАВИЛЬНОЕ?

 

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19 декабря 2003 г. "О судебном решении" требование правильности как таковое отсутствует. К судебному решению предъявлены требования законности и обоснованности, которые этим Постановлением раскрыты. В разрезе темы процитируем только п. 3 этого документа, в котором дано понятие обоснованного решения: "Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов". Представляется, что правильность решения по существу предполагает удовлетворение им требованиям законности и обоснованности, хотя акцент все же ставится на процессуальной стороне дела.

Отметим, что понятие обоснованного решения содержит важный критерий - соответствие выводов суда полностью и правильно установленным и доказанным обстоятельствам дела, таким образом, учитывая все возможные процессуальные нарушения, служащие основаниями для отмены или изменения решения. Осмелимся предположить, что удовлетворение именно этому критерию в конечном итоге определяет правильность всего решения. Так как даже при правильном применении норм материального права, правильном определении значимых обстоятельств, подтверждении их допустимыми и относимыми доказательствами суд может серьезно ошибиться с выводами, вытекающими из установленных доказательств.

Но нельзя не заметить формальный характер при определении обоснованного решения. Требование обоснованности - скорее, требование к его логичности, несмотря на то что дефиниция буквально не затрагивает полноту установления значимых обстоятельств, очевидно, признавая ее априори. На наш взгляд, Пленум ВС РФ опасно пренебрег содержательной стороной, хотя именно ради судебного решения конкретного содержания, восстанавливающего нарушенное право, лица обращаются в суд. Содержание решения во многом определяется содержанием выводов суда, а они, в свою очередь, зависят от интерпретации собранных доказательств. Суд, как мы знаем, свободен в оценке доказательств.

В зависимости же от интерпретации доказательств получаем разные выводы, а логичность (обоснованность) остается. Поэтому заключим, что правильное по существу решение не столько решение, выводы которого вытекают из подтвержденных относимыми и допустимыми доказательствами обстоятельств, сколько решение, вынесенное по результатам профессиональной и добросовестной оценки судом собранных доказательств, на основании которой судом и делаются выводы.

Вышеизложенное поднимает ключевую проблему любого процесса вообще - непредсказуемость решения в случаях, когда исход зависит именно от интерпретации судом обстоятельств и подтверждающих (опровергающих) их доказательств. Обозначенная проблема связана с другой - риском для сторон того, что суд заранее предопределит решение и просто подведет мотивировочную часть под резолютивную. Это - грубейшее, но распространенное процессуальное нарушение, являющееся корнем, пожалуй, всех нарушений, перечисленных в части 1 статьи 330 ГПК РФ.