Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Нетрадиционные доказательства в гражданском судопроизводстве.

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

 

Борискина Надежда Ивановна, аспирант кафедры гражданского процесса Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова.

 

В статье рассматриваются некоторые актуальные проблемы гражданского судопроизводства, связанные с судебными доказательствами. Автор полагает, что кроме доказательств, предусмотренных процессуальным законодательством, существуют доказательства иного свойства, которые проверены судебной практикой, несут важную информацию по делу и, следовательно, имеют значение для его рассмотрения и разрешения. В гражданском процессе применение подобного рода доказательств вызывает наибольшие сложности.

 

Ключевые слова: традиционные и нетрадиционные доказательства, иные документы и материалы, заключения специалистов, заключения государственных органов и органов местного самоуправления, электронные доказательства.

 

В судебной практике существуют доказательства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения гражданских дел, но не укладывающиеся в привычную традиционную систему. Их привлечение в процесс сопряжено с определенными сложностями, ведь обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. В связи с этим возникает проблема допустимости доказательств, не предусмотренных законодательством, которая особенно актуальна в гражданском процессе по причине строгой однозначной формулировки ч. 1 ст. 55 ГПК РФ. В настоящее время в процессуальной науке набирает силу точка зрения, согласно которой наиболее оптимальным путем решения возникающих практических проблем является закрепление в ГПК РФ открытого перечня доказательств.

 

В арбитражном процессе складывается несколько иная картина, ведь ч. 2 ст. 64 АПК РФ предусматривает открытый перечень доказательств. С другой стороны, в ученой среде существует мнение о том, что в АПК РФ не предусмотрен порядок получения, истребования, представления иных документов и материалов, поэтому их использование затруднительно, поэтому АПК РФ, как и ГПК РФ, фактически оперирует закрытым перечнем средств доказывания .

 

Приведенная точка зрения является дискуссионной и поддерживается не всеми учеными. Например, И.В. Решетникова расценивает перечень доказательств в АПК РФ как открытый и полагает, что формулировка соответствующей нормы ориентирована на будущее .

 

Присоединившись к указанной точке зрения, согласимся с мнением В.В. Молчанова. Ученый обращает внимание на тот факт, что в понятие "иные документы и материалы" законодатель не вложил никакого содержания, т.к. АПК РФ не содержит порядка их привлечения и исследования, что вполне объяснимо, т.к. невозможно урегулировать то, чего нет.

 

Итак, в гражданском судопроизводстве отсутствует единый подход к регулированию процессуальной формы доказательств. В арбитражном процессе ситуация выглядит следующим образом: формулировка ч. 2 ст. 64 АПК РФ способствует большей свободе по представлению доказательств. Например, те из них, которые не укладываются в традиционные рамки и являются нестандартными, могут быть квалифицированы как иные документы и материалы. В практике судов общей юрисдикции привлечение такого рода доказательств вызывает особую сложность ввиду формулировки ч. 1 ст. 55 ГПК РФ.

Представляет интерес высказанная А.Г. Прохоровым точка зрения о том, что гражданское процессуальное законодательство не предусматривает использование некоторых средств получения фактических данных не потому, что не нуждается в таких средствах, а из-за недостатков законодательной техники. Ученый указывает на допустимость использования в гражданском процессе "других доказательств".

 

В чем же состоит особенность нетрадиционных доказательств? Полагаем, что они обладают не совсем стандартной процессуальной формой, а поэтому отличаются от традиционных доказательств, "давно известных процессуальному законодательству".

 

Данное обстоятельство связано с тем, что закон не успевает отразить изменения, происходящие в повседневной жизни, например стремительный рост научно-технического прогресса. С другой стороны, некоторые доказательства обладают нетрадиционным свойством, хотя и не связаны с современными источниками информации, например заключения специалистов, заключения государственных органов и органов местного самоуправления.

В обыденном и научном сознании любое нетрадиционное явление воспринимается как нечто своеобразное, новое и прогрессивное, нетипичное и нестандартное, противоположное традиционному, консервативному, давно существующему и устоявшемуся. Не следует резко противопоставлять понятия "традиционное" и "нетрадиционное", ведь любое нестандартное явление через некоторый промежуток времени может стать вполне консервативным и традиционным, и наоборот. Кроме того, возможно взаимопроникновение нетрадиционных и традиционных элементов одной структуры, способствующее обогащению ее содержания и в целом имеющее положительное значение.

Все вышесказанное справедливо и для гражданского судопроизводства, в том числе для судебного доказывания. Например, в современных условиях объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей можно получить при помощи видео-конференц-связи, а письменные доказательства - посредством факсимильной, электронной или другой связи, с использованием сети Интернет.

Процессуальное законодательство закрепило новые способы получения доказательств с помощью современных технических средств, которые все прочнее входят в повседневную жизнь, но еще не столь распространены, как привычные способы, а потому могут расцениваться в качестве нетрадиционных. Они являются таковыми лишь в течение определенного временного этапа, до тех пор, пока не получат повсеместного использования и преобладания, перестав рассматриваться как нечто принципиально новое.

Полагаем, что к нетрадиционным доказательствам следовало бы причислить "иные документы и материалы" в арбитражном процессе, которые могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном настоящим Кодексом (ч. 2 ст. 89 АПК РФ). Определенные вопросы вызывают формулировки "могут содержать", "могут относиться", свидетельствующие о некоей неопределенности и об отсутствии одного-единственно верного варианта. Анализ судебной практики показывает, что в качестве "иных документов и материалов" арбитражные суды рассматривают видеозаписи, произведенные с помощью камер мобильных телефонов; аудио- и видеозаписи судебных заседаний; материалы фотосъемок; протоколы допросов свидетелей и др.

 

Кроме того, заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы, может быть признано судом иным документом, допускаемым в качестве доказательства в соответствии со ст. 89 АПК РФ (п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе"). Подобное заключение может именоваться как акт независимой экспертизы, заключение независимой экспертизы, техническое заключение и др., но более привычным и устоявшимся является понятие "заключение специалиста". В настоящее время в гражданском судопроизводстве непроцессуальная форма использования специальных знаний (внесудебная экспертиза) получает достаточное распространение. Помимо заключений экспертов, являющихся традиционными доказательствами, в ходе рассмотрения гражданских дел в арбитражных судах стороны представляют заключения специалистов, что подтверждается примерами из практики .

 

В судах общей юрисдикции по данному вопросу сложились два подхода: признание заключения специалиста в качестве доказательства по делу  и позиция, согласно которой такое заключение не может быть принято как допустимое доказательство.

 

Отсутствие единообразия обусловлено разным правовым основанием: в первом случае - ч. 1 ст. 71 ГПК РФ, во втором - ч. 1 ст. 55 ГПК РФ. Существующая проблема может быть решена внесением изменений в законодательство или дачей Верховным Судом Российской Федерации соответствующих разъяснений. Любую правовую определенность в данном вопросе следует рассматривать как положительное явление для гражданского процесса.

Похожим образом обстоят дела и с другими нетрадиционными доказательствами - заключениями государственных органов и органов местного самоуправления. В научной среде отсутствует единая точка зрения о правовой природе подобных заключений. По мнению одних ученых, которые ссылаются на правило допустимости, заключение государственного органа и органа местного самоуправления доказательством не является . Основной аргумент сторонников противоположной позиции - наличие в данном заключении фактической части, в которой излагаются обстоятельства дела .

 

Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации не дают четкого однозначного ответа на рассматриваемый вопрос. Так, в п. 27 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" указывается, что заключение уполномоченного органа доказательством не является, однако в мотивировочной части решения суд высказывает суждение по этому заключению. Согласно п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.1998 N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" заключение органов опеки и попечительства подлежит оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Данная формулировка позволяет расценить заключение органа как доказательство. С другой стороны, буквальное толкование ст. 189 ГПК РФ приводит к выводу о том, что заключения государственных органов и органов местного самоуправления не являются доказательствами. Судебная практика не обладает единообразием и содержит различные подходы: от признания заключений государственных органов доказательствами  до противоположной позиции .

 

Полагаем, что заключения государственных органов и органов местного самоуправления, как и заключения специалистов, следовало бы определить как нетрадиционные письменные доказательства. Так, в ч. 1 ст. 71 ГПК РФ приведен открытый перечень доказательств, в том числе включающий "иные документы и материалы", содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Заключения государственных органов и органов местного самоуправления, заключения специалистов можно квалифицировать именно как "иные документы и материалы", что зачастую и происходит на практике. Тем не менее правовая определенность в рассматриваемом вопросе отсутствует, поэтому суды могут отклонить вышеуказанные доказательства, сославшись на правило допустимости.

Следующая группа представляет особый интерес. Речь идет о доказательствах, имеющих электронную форму. Ряд ученых полагает, что они относятся к уже существующим, законодательно закрепленным доказательствам. С этой позиции электронные доказательства являются традиционными, а необходимость в расширении перечня существующих средств доказывания отсутствует. Представители противоположного взгляда определяют их в качестве специфической самостоятельной категории, что требует отражения в законодательстве посредством закрепления электронных доказательств.

 

Действительно, электронные доказательства обладают особенностью, связанной со способами получения и хранения информации, значимой для разрешения дела, которую получают при помощи различных современных технических средств. Она существует на электронных носителях и для целей судопроизводства переводится в традиционные виды доказательств. С таким подходом следует согласиться, ведь он подтверждается и законодательными положениями, и судебной практикой. Например, несколько способов получения информации в итоге преобразуются в одну процессуальную форму - письменные доказательства (ч. 1 ст. 71 ГПК РФ), а сообщения электронной почты, распечатки с сайтов представляются в суд на бумажных носителях .

 

В связи с вышесказанным представляет интерес точка зрения об ошибочности позиции сторонников выделения электронных доказательств в отдельную группу, т.к. это потребует введения нового основания классификации доказательств - их изготовление с помощью компьютерной техники, что неприемлемо .