Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Незаконный отказ следователя и возбуждение уголовного дела.

 

НЕЗАКОННЫЙ ОТКАЗ И ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА:

СОВРЕМЕННЫЕ РЕАЛИИ

 

 

Рыжаков Александр Петрович, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Международного юридического института, заслуженный работник высшей школы РФ, профессор.

 

Ознакомление с постановлениями о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела в Курской и Омской областях выявили типичное нарушение требований закона:

- отказ в возбуждении уголовного дела по не имеющемуся в УПК РФ основанию;

- возбуждение уголовного дела по незаконному поводу для возбуждения уголовного дела.

Что это - положительный опыт или нарушение законности?

 

Укрытие преступления от учета

 

Во времена Советского Союза за подобного рода "вольности" сотрудников уголовного розыска увольняли из органов внутренних дел и возбуждали в отношении их уголовные дела. Пришла, к примеру, бабушка в дежурную часть с заявлением о совершении кражи из квартиры принадлежащих ей денег, золотого кольца и другого имущества. Направили ее к сотруднику уголовного розыска. А он у пострадавшей интересуется, не украли ли у нее паспорт? Так как бабушка не может точно ответить на поставленный вопрос, просит ее в заявлении указать, что похищен также паспорт. Успокаивает, если паспорт не украли, она придет, напишет об этом заявление, и он немедленно вынесет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по данному факту. Пострадавшая соглашается.

На следующий день бабушка пишет заявление, что паспорт нашла, он не похищен. Сотрудник уголовного розыска "держит свое обещание", выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 195 УК РСФСР <1> (похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа). Просит пострадавшую своей подписью на постановлении подтвердить, что ей сообщено о принятом решении. Отмечает в КУСП, что по заявлению принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР <2>. И больше по делу ничего не делает. Пострадавшая думает, что орган внутренних дел работает над раскрытием совершенного в отношении ее преступления. В действительности же уголовно-процессуальное производство по ее заявлению более не ведется. Факт кражи с проникновением в жилище укрыт от учета.

 

Сейчас вынесением подобных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела "балуются" уже не только органы дознания, но и, что гораздо страшнее, следователи, в том числе Следственного комитета России. И им за это ничего не бывает.

Стало обычным вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица в связи с отсутствием в его действиях не состава преступления, а состава конкретного преступления. Но ведь такого основания отказа в возбуждении уголовного дела (прекращения уголовного дела) в УПК РФ нет.

Пунктом 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ предусмотрено основание отказа в возбуждении (прекращении) уголовного дела - "отсутствие в деянии состава преступления". И названное решение может быть законным только тогда, когда в деянии, о котором сообщено в одном из предусмотренных ст. 140 - 143 УПК РФ поводов для возбуждения уголовного дела, нет состава ни одного (никакого) преступления. Если в факте, о котором поступило заявление, явно имеются признаки тайного хищения (кражи), конечно, в нем же будет отсутствовать состав мошенничества. Но законно ли будет по такого рода материалу выносить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, и после этого прекращать заниматься рассмотрением заявления о краже? Нет, конечно.

Между тем подобные постановления неоднократно выносились как минимум в одном из УМВД по Курской области. Таким образом укрывалось преступление от учета? Давалась "фора" преступникам, чтобы они успели скрыть следы преступления? Обеспечивалась волокита уголовно-процессуального производства? Даже если никакой из названных целей сотрудники УМВД не преследовали, они осуществляли незаконную деятельность. И незаконность здесь не только в бездействии - нереагировании на поступившее заявление о преступлении - в нашем случае о краже. Это и принятие незаконного процессуального решения - отказа в возбуждении уголовного дела по несуществующему основанию - в связи с отсутствием состава одного преступления при наличии состава другого преступления.

Это первая сторона поднятой проблемы. Вторая не менее серьезна.

 

Временный отказ в возбуждении уголовного дела

 

Отказывая в возбуждении дела в отношении определенного лица за отсутствием в его действиях конкретного (а не любого) состава преступления, правоохранительная система оставляет "над его головой занесенный меч" уголовного преследования до тех пор, пока не истечет срок давности, если не сказать навсегда. Вынесли постановление об отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору). А через год, не отменяя постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, возбудили уголовное дело по п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж, совершенный в крупном размере) или по ч. 2 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору) либо по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору) и т.п.

Отказали в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного по ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере). А через 2 года и 8 месяцев решили проверить, а нет ли в тех же действиях лица, в отношении которого отказали в возбуждении уголовного дела, достаточных данных, указывающих на признаки иного преступления. Провели еще десятидневную проверку и возбудили уголовное дело за те же самые действия, в отношении того же лица по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере).

Вы думаете, это невозможно? Последний случай имел место в реальности. Данное уголовное дело возбуждено 30 января 2018 г. следователем Следственного управления УМВД России по Омской области. Более того, решение о возбуждении уголовного дела принято не только по тем же действиям, по которым имелось неотмененное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 05.05.2015 "по факту уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость в период с 2011 по 2012 г. ...в отношении... по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях состава преступления". Из вводной части постановления о возбуждении уголовного дела следует, что поводом к принятию данного решения явился рапорт следователя Следственного управления Следственного комитета России по Омской области, которым 05.05.2015 и было отказано в возбуждении уголовного дела по тому же деянию, в отношении того же лица.

В этой связи возникает не один, а сразу, по меньшей мере, три вопроса:

1. Законно ли возбуждение уголовного дела в отношении действий лица при наличии в отношении тех же действий этого лица неотмененного постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела?

2. Вправе ли следователь по одному и тому же факту отказать в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления (пусть и какого-либо конкретного) и через несколько лет направить в другой орган предварительного расследования рапорт об обнаружении в деянии признаков другого преступления?

3. Законно ли принятие решения о возбуждении уголовного дела по поступившему от другого органа предварительного следствия рапорту об обнаружении признаков преступления, по которому последний был вправе сам возбудить уголовное дело?

 

Основания возбуждения уголовного дела в отношении лица

отсутствуют при наличии обстоятельств, указанных

в п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ

 

Человек не может быть одновременно жив и мертв. Белое не является в то же время черным. Так и основания возбуждения уголовного дела не могут одновременно наличествовать вместе с основаниями отказа в возбуждении уголовного дела. Основания отказа в возбуждении уголовного дела закреплены в ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В ч. 1 ст. 27 УПК РФ перечислены основания прекращения уголовного преследования. Имеют ли основания прекращения уголовного преследования отношение к отказу в возбуждении уголовного дела? Некоторые из них самое прямое, если речь идет о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, а не по факту.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ, является подозреваемым. Таким образом, принимая решение о возбуждении в отношении лица уголовного дела, следователь начинает реализацию в отношении его уголовного преследования. В то же время уголовное преследование лица не должно осуществляться, когда следователь располагает, к примеру, таким основанием прекращения уголовного преследования, как наличие в отношении подозреваемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

При наличии названного постановления принятие решения о возбуждении уголовного дела по тому же деянию, в отношении того же лица будет незаконным. Основания прекращения уголовного преследования в этом случае являются обстоятельствами, указывающими на то, что в искомой ситуации нет оснований возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. Уголовное преследование здесь нельзя не только продолжать, к нему недопустимо приступать.

Таким образом возбуждение уголовного дела в отношении лица, деяние которого ранее уже было оценено (разрешено) в неотмененном постановлении органа предварительного расследования или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела, является не только незаконным. Оно также необоснованно, т.к. постановление вынесено при отсутствии основания принятия данного процессуального решения - наличии обстоятельства, исключающего возможность уголовного преследования данного конкретного лица за совершение того же деяния.

 

Следователь должен сам разрешать сообщения о преступлении

 

А теперь попробуем ответить на два последних из поставленных вопросов. Исходя из содержания п. 43 ст. 5 УПК РФ рапорт об обнаружении признаков преступления - это одна из разновидностей сообщения о преступлении. Он составляется лицом, принявшим сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в ст. 141 (заявление о преступлении) и 142 (явка с повинной) УПК РФ (ст. 143 УПК РФ).

В ч. 1 ст. 144 УПК РФ закреплена обязанность следователя проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение. Перечень таких решений установлен в ч. 1 ст. 145 УПК РФ. И этот перечень исчерпывающий.

При наличии к тому законного повода и основания любой следователь компетентен возбуждать уголовные дела, в том числе и по не подследственным ему преступлениям.

В п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ упоминается решение о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ. Но и это процессуальное решение может быть вынесено, только когда его принятие не противоречит другим требованиям уголовно-процессуального закона. Соответственно, передавать сообщение о преступлении по подследственности орган предварительного расследования вправе только тогда, когда разрешение такового выходит за пределы его компетенции. Между тем такая ситуация возможна только с органами дознания, чья подведомственность ограничена определенными категориями преступлений. К примеру, капитаны морских и речных судов, находящиеся в дальнем плавании, вправе разрешать лишь сообщения о преступлениях, совершенных на данных судах. Все иные сообщения о преступлениях они должны принять, по возможности проверить и направить по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

В отличие от них следователь вправе и обязан принимать, рассматривать и разрешать сообщения не только о подследственных, но и обо всех не подследственных ему преступлениях.

Таким образом, если следователь оформлял рапорт об обнаружении признаков не подследственного ему преступления, то он и обязан произвести по нему предварительную проверку в порядке ст. 144 УПК РФ, а равно принять по ее окончании одно из предусмотренных ст. 145 УПК РФ процессуальных решений. При обнаружении достаточных данных, указывающих на признаки преступления, он должен сам возбудить уголовное дело, принять его к своему производству и передать руководителю следственного органа для направления по подследственности (п. 1 и 2 ч. 2 ст. 38, ч. 5 ст. 152 УПК РФ).

Если в проверяемом сообщении о преступлении он констатировал отсутствие основания для возбуждения уголовного дела, в связи с чем вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, у него нет права одновременно (по истечении какого-то времени) по тому же материалу принять также предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ решение о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ. Напоминаем, ч. 1 ст. 145 УПК РФ дозволяет органу предварительного расследования "по результатам рассмотрения сообщения о преступлении" принимать лишь одно (не несколько) из трех указанных в ней процессуальных решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Таким образом, направление следователем, отказавшим по определенному факту в возбуждении уголовного дела, рапорта об обнаружении в том же деянии признаков не подследственного ему преступления другому органу предварительного расследования, незаконно. Это второе решение по одному и тому же уголовно-процессуальному производству. И, соответственно, это второе нарушение требований УПК РФ, ведь решение он вправе был принять лишь одно.

Следователь в этом случае незаконно оформил "дополнительный" повод для возбуждения уголовного дела. Один (законный) был поводом для проверки, закончившейся первым из предусмотренных ч. 1 ст. 145 УПК РФ вынесенным им решением - отказом в возбуждении уголовного дела. Второй - незаконный. Если орган предварительного расследования, к примеру, сначала вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то после этого он не имел права оформлять рапорт об обнаружении в том же деянии признаков какого-то еще преступления. Такой рапорт не является поводом для начала уголовно-процессуального производства и, как следствие тому, поводом для возбуждения уголовного дела.

То обстоятельство, что он оформлен в нарушение требований УПК РФ, и в нарушение тех же требований был передан другому органу предварительного расследования, делает незаконным возбуждение уголовного дела по данному рапорту. Нельзя признать законным процессуальное решение, повод к которому был незаконен.

Итак, на вопрос, законно ли принятие решения о возбуждении уголовного дела по поступившему от другого органа предварительного следствия рапорту об обнаружении признаков преступления, по которому последний был вправе сам возбудить уголовное дело, следует ответить так. Вне всякого сомнения, незаконно, так как оно вынесено при отсутствии законного повода для возбуждения уголовного дела. Без такого повода законного возбуждения уголовного дела быть не может.

И второе. Безусловно, ч. 1 ст. 145 УПК РФ не позволяет следователю по одному и тому же факту отказать в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления (пусть и какого-либо конкретного) и после этого (тем более через несколько лет) направить в другой орган предварительного расследования рапорт об обнаружении в том же деянии признаков другого преступления. По меньшей мере передача (второе предусмотренное ч. 1 ст. 145 УПК РФ решение) такого сообщения о преступлении после отказа в возбуждении уголовного дела (первое решение) не предусмотрена УПК РФ.