Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СВЯЗИ С ДЕЯТЕЛЬНЫМ РАСКАЯНИЕМ

 

 

Благов Евгений Владимирович, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии Ярославского государственного университета имени П.Г. Демидова.

 

В статье анализируются предписания ч. 1 ст. 75 УК РФ, а также соответствующие разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 19 (в ред. от 29.11.2016) "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности". Обращается внимание на несовершенство некоторых положений закона (название ст. 75 УК РФ; указания на лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести; добровольность явки с повинной; способствование раскрытию и расследованию преступления), а также неточность отдельных разъяснений Пленума (об утрате лицом общественной опасности, о способствовании раскрытию и расследованию преступления, о возмещении ущерба и заглаживании вреда, о возможности заглаживания вреда с согласия лица, совершившего преступление). Делается вывод, что для освобождения от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 75 УК РФ необходима и достаточна совокупность всех указанных в ней обстоятельств.

 

Ключевые слова: освобождение от уголовной ответственности, деятельное раскаяние, отпадение общественной опасности лица, явка с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, заглаживание вреда, причиненного преступлением, совершение преступления небольшой или средней тяжести впервые.

 

В части 1 ст. 75 УК РФ предусмотрено освобождение от уголовной ответственности, если вследствие деятельного раскаяния лицо перестало быть общественно опасным. Данное предписание свидетельствует о том, что вследствие деятельного раскаяния общественная опасность лица может сохраниться, и тогда освобождение исключено. Отмеченное высвечивает неточность названия ст. 75 УК РФ. Освобождение должно происходить в связи не с деятельным раскаянием, а с отпадением общественной опасности лица.

Нормативное понимание общественной опасности лица вытекает из положений ч. 2 ст. 2 УК РФ о том, что Кодекс устанавливает, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и ч. 2 ст. 97 УК РФ о том, что принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения соответствующими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Отсюда общественная опасность лица заключается в возможности причинения существенного вреда личности, обществу или государству.

Понятно, что лицо перестает быть общественно опасным, когда возможность причинения им существенного вреда личности, обществу или государству отпадает. Причем к последнему должно привести деятельное раскаяние.

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 19 (в ред. от 29.11.2016) "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности"  (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 19) правильно отмечено, что "деятельное раскаяние может влечь освобождение от уголовной ответственности только в том случае, когда лицо вследствие этого перестало быть общественно опасным", но дальше вопреки закону (хотя и в соответствии с некоторыми воззрениями ) сказано, что, "разрешая вопрос об утрате лицом общественной опасности, необходимо учитывать всю совокупность обстоятельств, характеризующих поведение лица после совершения преступления, а также данные о его личности. При этом признание лицом своей вины без совершения действий, предусмотренных указанной нормой, не является деятельным раскаянием".

 

В русском языке слова "деятельный" и "раскаяние" означают соответственно "живой и энергичный, активно действующий" и "чувство сожаления по поводу своего поступка, проступка" . Тем самым деятельное раскаяние - это действия, в которых проявляется чувство сожаления по поводу совершения преступления (желание загладить свою вину, оказать помощь потерпевшему и т.д.).

 

Как следствие, вряд ли верно широко распространенное мнение о том, что мотивы деятельного раскаяния безразличны для освобождения от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 75 УК РФ , и наоборот, справедливо их разделение. Если мотивы не свидетельствуют о сожалении по поводу совершения преступления (например, человеком движет страх перед наступлением уголовной ответственности, желание уйти от нее и т.п.), то деятельное раскаяние они не образуют.

 

Для освобождения от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 75 УК РФ важны не любые действия, в которых проявляется чувство сожаления по поводу совершения преступления. В соответствии с законом таковыми признаются лишь явка с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, возмещение ущерба или заглаживание вреда, причиненного преступлением, иным образом.

По поводу объема действий, образующих деятельное раскаяние и необходимых для освобождения от уголовной ответственности, в науке сложилось три подхода:

- теория кумулятивности, согласно которой деятельное раскаяние образуют только все действия, названные в ч. 1 ст. 75 УК РФ ;

- теория разумной кумулятивности, согласно которой деятельное раскаяние образуют действия, названные в ч. 1 ст. 75 УК РФ, которые осуществимы в данном случае . С ее учетом в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ N 19 разъяснено, что "по смыслу части 1 статьи 75 УК РФ, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно при условии выполнения всех перечисленных в ней действий или тех из них, которые с учетом конкретных обстоятельств лицо имело объективную возможность совершить (например, задержание на месте преступления объективно исключает возможность явиться в правоохранительные органы с сообщением о совершенном преступлении, однако последующее способствование лицом раскрытию и расследованию преступления, возмещение им ущерба и (или) заглаживание вреда иным образом могут свидетельствовать о его деятельном раскаянии)";

- теория антикумулятивности, согласно которой деятельное раскаяние образует любое действие, названное в ч. 1 ст. 75 УК РФ.

 

Следует отметить, что букве закона соответствует лишь первая теория.

Конечно, каждое действие, отраженное в ч. 1 ст. 75 УК РФ, - проявление деятельного раскаяния. Однако это само по себе не означает, что любое из них может самостоятельно повлечь освобождение от уголовной ответственности. Самостоятельная их роль - смягчение наказания (п. "и", "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ). В противном случае нельзя разграничить, когда они должны играть ту или иную роль.

В части 1 ст. 75 УК РФ при перечислении действий, образующих деятельное раскаяние, помимо запятых, поставлен разделительный союз "или": "добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию этого преступления, возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный этим преступлением". Если ущерб и вред в преступлении самостоятельны, это, несомненно, свидетельство альтернативности действий, образующих деятельное раскаяние.

Правда, анализ УК РФ показывает, что в нем под ущербом имеется в виду лишь имущественный ущерб, а под вредом - как последний, так и иные общественно опасные последствия (ст. 5, 28 УК РФ и др.). Это свидетельствует о том, что разделительный союз "или" в ч. 1 ст. 75 УК РФ отнесен только к вариантам заглаживания вреда, причиненного преступлением. Одним из них является возмещение ущерба, а остальные - в собирательном виде заглаживание вреда, причиненного преступлением, иным образом. Не случайно в ст. 76 УК РФ зафиксировано лишь заглаживание вреда. Другими словами, по закону деятельное раскаяние, влекущее освобождение от уголовной ответственности, образует только совокупность явки с повинной, способствования раскрытию и расследованию преступления, возмещения ущерба или заглаживания вреда, причиненного преступлением, иным образом, которые лишь совместно приводят к отпадению общественной опасности лица. В противном случае нет нужды в примирении с потерпевшим и в ст. 76 УК РФ, ибо для освобождения от уголовной ответственности достаточно самого по себе заглаживания вреда.

Перечислению действий, образующих деятельное раскаяние, предшествует признак добровольности. Вместе с тем он относится не только к явке с повинной, с которой начинается список, но и к остальным действиям. В противном случае сложно говорить о том, что они являются проявлением раскаяния.

 

В русском языке слово "добровольный" означает "совершаемый или действующий по собственному желанию, не по принуждению". Не вызывает сомнений добровольность деятельного раскаяния по инициативе самого лица, совершившего преступление. Однако к такому раскаянию данное лицо может прийти вследствие предложений, просьб, обращений других лиц, в том числе родственников, потерпевших, сотрудников правоохранительных органов. Это вряд ли разрушает добровольность. Главное для нее не то, кто проявил инициативу, а по собственному ли желанию, без принуждения ли лицо, совершившее преступление, решило совершить соответствующие действия. При этом сомнительно, что, если "один из родителей, узнав о причастности сына к совершенному преступлению, используя личное влияние, принуждает его к явке с повинной,  сделанное им сообщение признается добровольным".

 

В пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" разъяснено, что под явкой с повинной "следует понимать добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде" . Данное определение не совсем верно. Хотя ст. 142 УПК РФ, на основе которой оно сформулировано, и называется "Явка с повинной", в ее ч. 1 установлено, что "заявление о явке с повинной - добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении". То есть в законе раскрыта не сама явка с повинной, а заявление о ней. Причем в ст. 142 УПК РФ не учтена возможность совершения преступления в соучастии.

 

В русском языке слова "явиться" и "повинная" означают соответственно "прибыть, прийти куда-нибудь" и "признание своей вины". На основании ст. 144 УПК РФ принимать сообщение о преступлении обязаны дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа. Таким образом, явка с повинной - прибытие лица к дознавателю, органу дознания, следователю, руководителю следственного органа и добровольное сообщение о совершенном преступлении.

 

Следует отметить, что указание на добровольность явки с повинной выглядит явно излишним. По существу, в ч. 1 ст. 75 УК РФ содержится скрытое дублирование добровольности явки с повинной.

Слово "способствовать" в русском языке понимается как "оказывать помощь, содействовать" . При этом в соответствии с ч. 1 ст. 75 УК РФ оказание помощи, содействие должно относиться к раскрытию и расследованию преступления, т.е. одновременно и к тому, и к другому.

 

По законодательству допустимо способствование раскрытию преступления вне расследования и способствование расследованию преступления вне раскрытия. Если последнее действительно возможно, то первое сомнительно. Поскольку же это так, то важно прежде всего содействие расследованию преступления, которое явно включает и содействие его раскрытию. По смыслу уголовно-процессуального закона под способствованием расследованию преступления понимается содействие в доказывании по уголовному делу.

В пункте 5 Постановления Пленума ВС РФ N 19 отмечено, что "условие освобождения от уголовной ответственности в виде способствования раскрытию и расследованию преступления следует считать выполненным, если лицо способствовало раскрытию и расследованию преступления, совершенного с его участием". Приведенное толкование узко. Участие в совершении преступления - признак соучастия (ст. 32 УК РФ). Между тем преступление может быть совершено единолично. В таком случае достаточно способствования раскрытию и расследованию преступления, совершенного данным лицом.

Деятельное раскаяние образует именно возмещение ущерба или заглаживание вреда, причиненного преступлением, иным образом. Напротив, на основании п. 3 Постановления Пленума ВС РФ N 19 "обещания, а также различного рода обязательства лица, совершившего преступление, возместить ущерб или загладить вред в будущем не являются обстоятельствами, дающими основание для освобождения этого лица от уголовной ответственности".

В пункте 2.1 Постановления Пленума ВС РФ N 19 отражено, что под "ущербом следует понимать имущественный вред, который может быть возмещен в натуре (в частности, путем предоставления имущества взамен утраченного, ремонта или исправления поврежденного имущества), в денежной форме (например, возмещение стоимости утраченного или поврежденного имущества, расходов на лечение) и т.д.", тогда как под заглаживанием вреда "понимается имущественная, в том числе денежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства". К приведенному добавлено, что способы и того, и другого "должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц".

Нетрудно заметить, что ни возмещение ущерба, ни заглаживание вреда Пленум Верховного Суда РФ исчерпывающим образом не определил. Закон - тоже слабое подспорье в этом. Так, в п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего обстоятельства установлено "оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему".

В русском языке слова "возместить" и "загладить" означают соответственно "заменить чем-н. недостающее или утраченное" и "смягчить, умалить". Для целей ч. 1 ст. 75 УК РФ такое толкование не совсем пригодно, ибо исключает из деятельного раскаяния, например, возвращение похищенной или восстановление поврежденной вещи, излечение потерпевшего, возвращающие в исходное состояние его положение, что явно нелогично и ведет к необходимости расширительного толкования закона. Наверное, заглаживание вреда можно определить как принятие мер по восстановлению нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства.

 

Законодатель прямо не указал, каким по размеру должно быть возмещение ущерба или заглаживание вреда, причиненного преступлением, иным образом. В литературе говорится о возможности как полного, так и неполного  возмещения ущерба или заглаживания вреда, причиненного преступлением, иным образом. Конечно, предпочтительнее, чтобы это делалось в полном объеме. Однако заглаживанию вреда, причиненного преступлением, имманентно присуще лишь его уменьшение. О деятельном раскаянии, вероятно, может свидетельствовать и частичное возмещение ущерба, если лицо по уважительным причинам не могло поступить иначе.

 

Напротив, при прощении долга потерпевшим, при котором допускается применение ч. 1 ст. 75 УК РФ, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием исключено. В таком случае отсутствует даже частичное возмещение ущерба или заглаживание вреда, причиненного преступлением, иным образом.

 

В пункте 3 Постановления Пленума ВС РФ N 19 указано, что возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда "могут быть произведены не только лицом, совершившим преступление, но и по его просьбе (с его согласия) другими лицами". В отношении согласия на возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда имеются сомнения, ибо в нем как в разрешении, утвердительном ответе на просьбу  нет деятельного раскаяния.

 

Освобождать от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием допустимо лишь лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести. В пункте 2 Постановления Пленума ВС РФ N 19 сказано, что в ч. 1 ст. 75 УК РФ "впервые совершившим преступление следует считать, в частности, лицо:

а) совершившее одно или несколько преступлений (вне зависимости от квалификации их по одной статье, части статьи или нескольким статьям Уголовного кодекса Российской Федерации), ни за одно из которых оно ранее не было осуждено;

б) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления не вступил в законную силу;

в) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления вступил в законную силу, но ко времени его совершения имело место одно из обстоятельств, аннулирующих правовые последствия привлечения лица к уголовной ответственности (например, освобождение лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения предыдущего обвинительного приговора, снятие или погашение судимости);

г) предыдущий приговор в отношении которого вступил в законную силу, но на момент судебного разбирательства устранена преступность деяния, за которое лицо было осуждено;

д) которое ранее было освобождено от уголовной ответственности".

Пленумом Верховного Суда РФ отражены случаи юридического совершения преступления впервые. Имеется же еще фактическое совершение преступления впервые, которое означает отсутствие в прошлом случая совершения хотя бы одного преступления.

Согласно букве закона впервые должно быть совершено именно преступление небольшой или средней тяжести (ч. 2 и 3 ст. 15 УК РФ). Если же такое преступление ранее было совершено, то освобождение от уголовной ответственности исключается. Но оно допускается при совершении ранее тяжкого или особо тяжкого преступления  (ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ). Конечно, смысл закона за иное толкование. По существу, в нем не идет речь о возможности освобождения от уголовной ответственности лиц, которые ранее совершили преступление иной категории. Если нельзя освобождать от уголовной ответственности при совершении ранее менее тяжких преступлений, то тем более нельзя так поступать при совершении ранее более тяжких преступлений.

 

В литературе считается, что действие ст. 75 УК РФ "распространяется как на оконченное, так и на неоконченное преступление". При этом не учитывается прежде всего то, что уголовная ответственность за приготовление к преступлению наступает применительно только к тяжкому и особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30 УК РФ).

 

Если впервые совершено соответствующее оконченное преступление, то при прочих равных обстоятельствах нет никаких препятствий к освобождению от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 75 УК РФ. Если же впервые совершено соответствующее покушение на преступление, то при таких же обстоятельствах применение ч. 1 ст. 75 УК РФ возможно лишь при причинении вреда, предусмотренного уголовным законом. Дело в том, что в противном случае (например, когда о неудачной попытке угона автомобиля или уничтожения имущества лицо узнает только на предварительном следствии), как правило, исключено заглаживание вреда, причиненного преступлением.

Преступления совершаются и единолично, и в соучастии. В последнем случае лицо может быть как исполнителем, так и иным соучастником (организатором, подстрекателем, пособником). Все они, участвуя в совершении преступления, совершают свою часть преступления (ст. 29 и 30 УК РФ). Отсюда при прочих равных обстоятельствах освобождение от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 75 УК РФ любого из них вполне допустимо .