Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Объем полномочий в доверенности, или о чём можно поспорить с нотариусом.

Объем полномочий в доверенности, или о чём можно поспорить с нотариусом.

 

Доверенность - это один из видов представительства. Представительство - это те правоотношения, которые возникают, когда одно лицо представляет интерес другого лица в сделке.
Особенность доверенности в том, что это представительство ДОБРОВОЛЬНОЕ, при котором представляемый (доверитель) самостоятельно определяет объем его интересов, в отличие, например, от представительства опекуна и родителя, где интересы представляемого получают императивную охрану закона.
Именно этот объем и должен быть выражен в "письменном уполномочии", создающем представительство по доверенности.
Сделка, заключенная в надлежащей форме (форма сделки тем строже, чем значимей в общественной жизни охраняемый интерес), дает основания праву считать её выраженным (воплощенным, "опубликованным", оглашенным(!)) интересом сторон и черпать прямо из неё тот целевой баланс интересов, к которому надо прийти в случае вмешательства.
Сделка - это регулирование, направленное на то, чтобы установить действительность, достоверность выраженного интереса, и оно в ряде случаев уступает более специфичному, утилитарному, узконаправленному регулированию - согласиям (одобрениям), решениям собраний и договорам.

У данных институтов (согласий, договоров, решений собраний) иная задача - они задают регулятору-праву иной локальный целевой баланс, иной набор переменных, более конкретный круг поиска (обстоятельств, подлежащих доказыванию) и характеризовать согласие как "сделку", например, возможно лишь при недостаточности локального регулирования - как дополнительную ось при налаживании баланса интересов.

Так, в общем случае их избыточно и странно применять правило о согласии органа опеки в случае выдачи доверенности на отчуждение имущества несовершеннолетнего.

Интерес в отчуждении вещи будет выражен в ДОГОВОРЕ, именно совершение и форма договора требует регулирования типа "сделка", так как

- именно договор будет оглашать интерес несовершеннолетнего в отчуждении собственности, именно в договоре будет выражен встречный интерес несовершеннолетнего.

- именно в договоре будет выражен интерес контрагента и проявлена его "учтивость" по отношению к собственнику-несовершеннолетнему.

 Вместе с тем, доверенность - это не сам интерес, выраженный в сделке. Это добровольное решение (дееспособного лица) или контролируемое законным представителем (родителем или опекуном) решение о том, КТО БУДЕТ ПРЕДСТАВЛЯТЬ (в сделке) ИНТЕРЕС И КАКОЙ ИНТЕРЕС.


Доверенность - это сигнал - "Я на него положился в реализации своих интересов!"  добросовестным участникам оборота.

То есть, институт "доверенность" защищает интерес не самостоятельный, но интерес в выборе способа выражения интереса - например, конкретной сделки (её предмета). 
Отсюда и именование прав, фигурирующих в такого рода отношениях, секундарными -  то есть, вторичными, обслуживающими, инструментальными.

Однако сама по себе конкретизация интереса может проявляться по-разному, и естественно здесь то, что представитель и требуется, в целом, для того, чтобы публично выразить финальный вариант воли.  

Дело в том, что если бы вся информация была бы известна представляемому на момент оформления уполномочия, оно было бы, в ряде случаев, и вовсе излишним, например: 
а) знай я все условия договора купли-продажи и последовательность действий, я, к примеру, не уполномочивал бы агента даже на сбор и подписание предварительного договора, знай я, что приму наследство, я бы совершил сделку сам, удостоверив подпись на соответствующем заявлении и направив нотариусу по открытия наследства. 
б) полная осведомленность обо всех условиях и о реквизитах договора долевого участия заранее, превращает выдачу доверенности в причудливую формальность, так как я могу СРАЗУ ЗАВЕРИТЬ ПОДПИСЬ НА ЗАЯВЛЕНИИ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ договора, в соответствии с действующим законом "О государственной регистрации недвижимости" и передать договор на регистрацию через тех же сотрудников застройщика а то и вовсе дистанционно.
С другой стороны, нотариальная доверенность даже на регистрацию перехода права должна скорее выражать принципиальный характер (А ЭТО И ЕСТЬ ПРЕДМЕТ) сделки-основания, отличающий её от других сделок, влекущих таковой переход права, как то: купля-продажа, рента, или же соглашение об отступном или дарение конкретному лицу. Противоположное мнение, о том, что сделку-основание (или иное основание) можно в доверенности на регистрацию перехода права не формулировать, как раз и приводит к тому, что данная доверенность является очередным усложнением оборота, а не защитой.

Дело в том, что акт государственной регистрации права, и обращение за государственной регистрацией права, входят в процедуру государственной регистрации, которая не является сделкой (тем более не является сделкой, оторванной от своего основания, наподобие германского вещно-правового договора), а является процессом, процедурой, которая призвана защитить права участвующих в ней лиц. ИНТЕРЕС в совершении данной процедуры ХАРАКТЕРИЗУЕТСЯ УКАЗАНИЕМ В ДОВЕРЕННОСТИ ОСНОВАНИЯ государственной регистрации, а не конкретными процедурными моментами. В контексте основания государственной регистрации - сделки, правопреемства, судебного акта и т.п., следует оценивать и объем полномочий и все действия представителя - то есть их соответствие интересам представляемого.
 Также законным правом и существенной гарантией интересов доверителя является возможность сформулировать некие индивидуальные условия сделки, влекущей переход права, или подлежащей государственной регистрации:

например, в случае формулировки полномочий в виде "зарегистрировать прекращение моего права собственности на основании договора купли-продажи квартиры по адресу... за цену не ниже 1 млн рублей",  такое ограничение цены оправдано: 

очень небольшие усилия со тороны регистрирующего ведомства в виде проверки условия о цене в договоре отчуждения, действительно дают сравнительно громадную защиту интереса и не противоречат сущности процедуры регистрации, поскольку не являются проверкой законности самой сделки, а лишь уточняют пределы допустимых оснований для государственной регистрации прекращения права представляемого.

Хотя такой формулировки в тексте полномочий доверенности на прекращение права, не сыщешь в нашей повседневной жизни и днём с огнём. Преобладает бездумный, шаблонный подход в формулировании доверенностей даже в работе юристов-профессионалов.

Не стоит удивляться, что в сознании не юриста требование о конкретизации полномочий, выраженных в доверенности, выглядит либо как бюрократизм, либо как экономический интерес нотариуса ("Я каждый раз должен конкретизировать полномочия, чтобы заново платить за доверенность!").

Так оно и должно и выглядеть и признаваться, если данное требование не обосновано сущностью доверенности, как регулирования баланса "интерес контрагента - интерес представляемого".

Требования о конкретизации (уточнении) полномочий представляемого:

а) могут вводиться контрагентом, действующим по стандартам разумности и осмотрительности, (совершающим уникальную, выбивающуюся из оборота сделку контрагентом, могут предъявляться оправданные требования об указании условий сделки в подробностях).
б) таковые требования могут, в целом, иметь единственное обоснование - защиту интересов представляемого. 

Требование к личному участию в сделке помогает определить максимально точно сущность представительства в обороте:

мерилом надлежащего поведения, в том числе, разумной осмотрительности представителя, при совершении сделки от имени представляемого, могут выступать только объективные имущественные ориентиры, но никак не сугубо личные мотивы.

Даже дарение возможно совершать по доверенности, так как сделка дарения выражает отрицательный имущественный интерес (или отрицание имущественного интереса), в передаче имущества в собственность конкретного одаряемого, при этом, как и прочие безвозмездные сделки, сохраняя целью именно оглашение этого отрицания корысти, а НЕ УТОЧНЕНИЕ личных МОТИВОВ дарения.
Таким образом, существует очень мало оснований требовать в той или иной мере ограничивать, конкретизировать полномочия в тексте доверенности.
Однако необходимо заметить, что ТАКОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРИСУТСТВУЮТ при выдаче доверенности на отчуждение индивидуально-определенной вещи.

Понятие "отчуждение" характеризует добровольное прекращение одной из сторон своего интереса в вещи (отчуждение от вещи!) и признание интереса контрагента-приобретателя, причем в конкретной вещи.

Именно об этом говорит знаменитый французский тезис, согласно которому собственность, даже до оглашения сделки, переходит к покупателю, с момента её заключения, однако не против всех третьих лиц, а лишь относительно продавца (!).
 Цель договора отчуждения - не перенести право (это осуществляет правоподядок автоматически, см. Скловский К. И. Сделка и её действие), сколько выразить взаимообусловленный интерес сторон в конкретной вещи (в т.н. синналагматических договорах) или полное отсутствие интереса одной стороны в вещи в пользу другой стороны, при подтверждении интереса в вещи приобретателем (классическое дарение вещи). Признание вещи как ценности, как самостоятельного блага, удовлетворяющего интересы (потребности) наравне с ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ (действиями, бездействиями, трудом), лежит в основе сделки отчуждения.

В случае принятия сделкой обязательства, объем и содержание этого обязательства могут быть установлены не только исходя из текста сделки, но и в полной мере контролируемы диспозитивными нормами частного права, специфическим инструментарием договорного и обязательственного права (включая даже гибкие и точные стандарты, например, разумной осмотрительности и т.п.), и, наконец, общими принципами права, такими как добросоветность и запреты злоупотребления правом. Доверитель, принимающий обязательство сделкой, лишь указывает характер обязательства.
В случае отчуждения -т.е. прекращения сделкой СУЩЕСТВУЮЩЕГО, НАЛИЧНОГО ИНТЕРЕСА в индивидуально-определенной вещи, и признания ТАКОВОГО ИНТЕРЕСА У КОНТРАГЕНТА, интерес отчуждателя характеризуется, прежде всего, указанием вещи, в которой этот интерес уступает место чужому. 
Всё вышесказанное распространяется и на ОТЧУЖДЕНИЕ обязательственных прав - в той мере, в которой интерес одной стороны в требовании по обязательству уступает место чужому. 
Именно вокруг указания отчуждаемой вещи или уступаемого требования и строится договор. В этом сущность отчуждения, нельзя отчуждать, не определив предмет отчуждения. Пробел в указании отуждаемой вещи невосполним, объем полномочий представителя - представляемый интерес доверителя НЕОПРЕДЕЛИМ, НЕКОНТРОЛИРУЕМ, НЕВОССТАНОВИМ, если в доверенности он не указан конкретно.
Не следует смешивать данные сделки с договорами, предметом которых является передача вещей, ОПРЕДЕЛЯЕМЫХ РОДОВЫМИ ПРИЗНАКАМИ. Цель таких договоров - не отчуждение определенной вещи, а установление объема и содержания обязательств сторон при передаче вещей с родовыми характеристиками. Констатация и регламентация перехода такого имущества в собственность приобретателя не является целью заключения сделки, переход собственности на "родовые вещи" правопорядок устанавливает автоматически, исходя из норм договора или норм закона.
Грань между индивидуально-определенными вещами и родовыми, хоть и, опять же, появляется лишь в ДИНАМИКЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ, но несомненно  определима, исходя из критериев заинтересованности лица: а) в самой вещи как основе благосостояния - жизненном благе или капитале. б) в своей деятельности по поводу оборота данных вещей. 
Во всяком случае, если продажа жилых помещений не представляет собой предмет повседневной, "обычной", коммерческой деятельности доверителя, следует полагать, что интерес доверителя состоит в отчуждении КОНКРЕТНОЙ ВЕЩИ, и её указание является необходимым в целях доверенности. 
В целом, следует помнить, что необходимым следствием отношений представительства по доверенности является то обстоятельство, что отчуждение вещи в ущерб своим кредиторам (то есть, не сама сделка, а именно отчуждение, по смыслу соответствующих норм) в континентальном праве (праве континентальной Европы, в отличие от модели общего права) признается волей (интересом!) доверителя. Представитель не формирует данный интерес, а лишь представляет его, а ответственность перед кредиторами доверителя за ущерб от отчуждения вещи не должна быть переложена ни на добросовестного приобретателя, ни на представителя, действующего в пределах своих полномочий.