Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Обсуждение последствий вердикта после его провозглашения присяжными заседателями.

ОБСУЖДЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ ВЕРДИКТА ПОСЛЕ ЕГО ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ

ПРИСЯЖНЫМИ ЗАСЕДАТЕЛЯМИ (СТАТЬЯ 347 УПК РФ)

 

 

Ведищев Николай Павлович, директор адвокатской конторы N 39 "Академическая" МГКА, кандидат юридических наук.

 

Н.П. Ведищев рассматривает теоретические и практические вопросы, связанные с обсуждением последствий вердикта - как оправдательного, так и обвинительного. Проанализирована судебная практика Верховного Суда РФ и позиция Конституционного Суда РФ по вопросу применения и толкования норм, закрепляющих основания обсуждения последствий вердикта.

 

Ключевые слова: вердикт присяжных, приговор, прения, последнее слово подсудимого, роспуск коллегии присяжных заседателей.

 

Обсуждение последствий вердикта является, по сути, вторым этапом судебного разбирательства и одной из особенностей рассмотрения дела с участием присяжных заседателей. Особенности данного этапа судебного разбирательства определены законом в зависимости от того, оправдательный или обвинительный или частично оправдательный и частично обвинительный вердикт будет постановлен коллегией присяжных заседателей.

После провозглашения присяжными вердикта председательствующий благодарит присяжных заседателей и объявляет об окончании их участия в судебном разбирательстве (ч. 2 ст. 346 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Дальнейшее слушание дела проходит без них, и в вынесении приговора они не участвуют (ст. 346 и ч. 1 ст. 347 УПК РФ). Однако присяжные заседатели вправе остаться до окончания рассмотрения уголовного дела в зале судебного заседания на отведенных для публики местах (ч. 3 ст. 346 УПК РФ).

При необходимости председательствующий объявляет перерыв в судебном заседании, для того чтобы стороны подготовились к разрешению вопросов по исследованию обстоятельств, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, к обсуждению последствий вердикта присяжных заседателей в соответствии со статьей 347 УПК РФ.

При вынесении коллегией присяжных заседателей вердикта о невиновности подсудимого председательствующий объявляет его оправданным. При этом подсудимый, находящийся под стражей, немедленно освобождается из-под нее в зале судебного заседания (ч. 1 ст. 346 УПК РФ).

В дальнейшем при вынесении оправдательного вердикта исследуются и обсуждаются лишь строго ограниченные вопросы, имеющие отношение к реабилитации подсудимого (гл. 18, ст. ст. 306, 351 УПК РФ):

- во-первых, это вопросы, связанные с разрешением гражданского иска, в том числе о том, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации (ст. ст. 115, 165 УПК РФ).

По вопросу о гражданском иске законодатель сформулировал два альтернативных решения: отказ в его удовлетворении или оставление без рассмотрения. Однако на практике возникают и другие варианты, например, не разрешение судом заявленного гражданского иска. Так, приговором Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 июня 2010 г. К. был оправдан в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 ст. 105, частью 3 ст. 30, пунктами "а", "е" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей. В кассационной жалобе потерпевшая просила оправдательный приговор отменить и указала, что суд, помимо прочих нарушений, не разрешил вопрос по заявленному ею гражданскому иску.

Председательствующий действительно нарушил требования статей 299, 305, 306, 309 УПК РФ об обязательном разрешении вопроса о судьбе гражданского иска при постановлении приговора. Однако это нарушение УПК РФ самостоятельным и единственным основанием к отмене приговора не является. Не установление таковых, как это и произошло в деле К., привело к отказу в удовлетворении кассационной жалобы потерпевшей;

- во-вторых, вопросы, связанные с распределением процессуальных издержек, т.е. установления сумм расходов при рассмотрении дела, определения лица, за счет средств которого они возмещаются (ст. ст. 131, 132 УПК РФ);

- в-третьих, вопросы, связанные с решением судьбы вещественных доказательств, в частности об их уничтожении, о передаче заинтересованным лицам, об обращении в доход государства (ст. ст. 81, 82 УПК РФ).

 

В судебной практике возник вопрос: может ли оправдательный вердикт присяжных заседателей быть обсужден сторонами в отсутствие оправданного лица. По одному из дел Судебная коллегия указала: не являются основанием для отмены приговора доводы, что обсуждение последствий вердикта было проведено в отсутствие оправданного. В соответствии с частью 2 ст. 385 УПК РФ (в настоящее время ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ) оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен лишь при наличии нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. То есть оправдательный приговор не может быть отменен, как просит прокурор, по мотивам существенного нарушения прав оправданного, поскольку это решение вынесено в пользу подсудимого .

 

Таким образом, оправдательный вердикт присяжных заседателей может быть обсужден сторонами в отсутствие оправданного лица. Также в отсутствие оправданного лица председательствующим может быть постановлен оправдательный приговор, поскольку в соответствии с частью 1 ст. 389.25 УПК РФ такой приговор не может быть отменен по мотиву нарушения прав оправданного.

Довольно часто в практике при постановлении оправдательного приговора на основании оправдательного вердикта присяжных сторона обвинения, пытаясь отменить судебное решение, ссылается на нарушение прав потерпевшего в судебном заседании.

В этом плане интересно следующее уголовное дело.

По приговору Воронежского областного суда с участием присяжных заседателей К. был оправдан по части 3 ст. 30 и пункту "б" ч. 2 ст. 105, части 1 ст. 161 УК РФ. В кассационном представлении государственный обвинитель и в кассационной жалобе потерпевший Н. просили приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что судом не были приняты необходимые меры к обеспечению участия потерпевшего в ряде заседаний суда, в том числе в прениях. Судебная коллегия оставила приговор без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу без удовлетворения, указав следующее.

Как видно из материалов дела, потерпевший Н. во всех случаях предстоящих судебных заседаний при объявленных перерывах извещался по адресу, указанному в обвинительном заключении, а также по другим адресам, в том числе телеграммами и телефонограммами, однако он на заседания не являлся, хотя уведомления получал. В телеграмме от 7 октября 2009 г. в адрес суда он указал, что в судебное заседание явиться не может, находится в командировке по работе, коллегию присяжных просит формировать без его участия.

Потерпевший Н. участвовал в судебном заседании 20 октября 2009 г. и указал адрес, по которому просил его уведомить.

Перед началом допроса Н. были разъяснены процессуальные права, предусмотренные статьей 42 УПК РФ, а также право на отводы участникам процесса, присяжным заседателям, коллегия которых была сформирована согласно его телеграмме без его участия. Ни заявлений, ни отводов, ни ходатайств потерпевший не заявлял, кроме ходатайства по окончании его допроса о проведении дальнейших судебных заседаний без его участия. На основании этого ходатайства председательствующим было вынесено постановление о том, что при неявке потерпевшего дальнейшие судебные заседания будут приниматься без его участия.

Как видно из материалов дела, потерпевший извещался о дате предстоящего судебного заседания по указанному им адресу, и в каждом случае решался вопрос о рассмотрении дела без его участия, в том числе перед началом судебных прений и в последующих заседаниях. Таким образом, права потерпевшего на участие в судебном заседании не были нарушены .

 

Однако на практике могут иметь место нарушения права потерпевшего в судебном заседании, которые безоговорочно должны влечь за собой отмену приговора, основанного на вердикте присяжных заседателей. Например, если обстоятельства, установленные в вердикте коллегии присяжных заседателей, свидетельствуют о том, что действия подсудимого следует квалифицировать как преступление, уголовное дело по которому возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего, то у потерпевшего следует выяснить, желает ли он привлекать подсудимого к уголовной ответственности. Если же данное требование закона выполнено не было, такое нарушение является основанием для отмены приговора.

Согласно части 3 ст. 347 УПК РФ в случае обвинительного вердикта судебное разбирательство также состоит из нескольких частей: 1) подготовительной части, во время которой готовятся стороны; разрешаются вопросы о рассмотрении дела в отсутствие какого-либо свидетеля, который должен был характеризовать подсудимого; по предложению сторон определяется круг доказательств, подлежащих исследованию, и т.д.; 2) судебного следствия, во время которого исследуются обстоятельства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей; 3) выслушивания судом прений сторон, содержание которых определено обстоятельствами, подлежащими разрешению при постановлении соответствующего судебного решения (оправдательного или обвинительного приговора, постановления о прекращении дела и т.д.); 4) предоставления подсудимому последнего слова.

Все вопросы, подлежащие исследованию в случае вынесения обвинительного вердикта, относятся к числу необходимых вопросов, которые разрешаются судом при постановлении обвинительного приговора, но с учетом того, что такие основные вопросы по делу, как о доказанности деяния, совершения его подсудимым, его виновности, а также проявления к нему снисхождения, уже разрешены вердиктом (ст. ст. 299, 351 УПК РФ). Эти вопросы исследуются в последовательности, установленной законом, при этом их круг не является исчерпывающим.

Во-первых, производится исследование обстоятельств, связанных с данными о личности подсудимого. Эти обстоятельства не были включены в обвинение, поэтому не могли быть предметом исследования и доказывания путем вынесения вердикта коллегии присяжных заседателей. Так, по одному из уголовных дел Судебная коллегия указала, что до сведения присяжных заседателей не доводилась информация о том, что А. ранее был осужден, этот приговор был исследован после провозглашения вердикта коллегии присяжных заседателей только с участием сторон, как того требует часть 3 ст. 347 УПК РФ .

 

Во-вторых, обсуждаются вопросы, связанные с квалификацией содеянного подсудимым: например, оглашаются предыдущие приговоры и исследуются вопросы о сроке наказания по ним, время и основания освобождения и т.д. При квалификации преступления в случае постановления обвинительного вердикта председательствующий должен учитывать не только обстоятельства преступления, которые установлены вердиктом присяжных, но и те, которые не нашли своего отражения, при том непременном условии, что они требуют юридической оценки и были исследованы при обсуждении последствий вердикта. Например, после вынесения обвинительного вердикта без участия присяжных заседателей при обсуждении последствий вердикта защитник имеет возможность выразить свое мнение о совершении обвиняемым менее тяжкого деяния .

 

В-третьих, вопросы, связанные с назначением подсудимому наказания (основного и дополнительного) или отсрочкой отбывания наказания либо освобождения от наказания (ст. ст. 82, 92 УК РФ).

В-четвертых, вопросы, связанные с разрешением гражданского иска на основании соответствующих норм ГК РФ: в частности, подлежит ли он удовлетворению, в чью пользу, в каком размере, способ возмещения и др.

В-пятых, вопросы, связанные с назначением принудительного лечения от алкоголизма или наркомании (ст. 99 УК РФ).

В-шестых, другие вопросы, разрешаемые судом при постановлении обвинительного приговора. К ним следует отнести следующие: не истекли ли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, нет ли оснований для применения акта об амнистии, прекращения уголовного дела по другим основаниям, указанным в статьях 24 - 28 УПК РФ, признавалось ли деяние преступным во время совершения и не устранена ли преступность деяния (ст. 10 УК РФ), не является ли деяние административным или дисциплинарным правонарушением, гражданским деликтом либо в силу малозначительности не представляющим общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ), нет ли обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. ст. 37 - 42 УК РФ), не подлежит ли подсудимый освобождению от уголовной ответственности или наказания (ст. ст. 75 - 78, гл. 14 УК РФ), о мере пресечения (гл. 13 УПК РФ) и др.

Стороны вправе заявлять любые ходатайства, которые они находят необходимыми по различным обстоятельствам, не подлежащим исследованию с участием присяжных заседателей. Эти ходатайства могут быть заявлены устно или письменно, но они должны касаться лишь имеющих отношение к делу обстоятельств.

Если коллегией присяжных заседателей постановлен частично оправдательный и частично обвинительный вердикт, в целом такой вердикт считается обвинительным. Однако все указанные вопросы обсуждаются применительно к соответствующей части вердикта, т.е. по эпизодам оправдания с учетом части 2 ст. 347 УПК РФ, а по эпизодам обвинения - с учетом части 3 данной статьи. Соответственно, в дальнейшем постановляется приговор, являющийся в целом обвинительным, где должны быть указаны часть обвинения, по которой подсудимый оправдан, и основания этого.

После разрешения вопросов, связанных с исследованием обстоятельств, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, обсуждение последствий вердикта проводится в прениях сторон, в которых участвует и подсудимый.

Если стороны затрагивают вопросы, не относящиеся к обсуждению последствий вердикта, или ставят его под сомнение, председательствующий прерывает выступление соответствующей стороны, разъясняет причину этого, предлагает более не допускать подобных нарушений, при необходимости делает стороне замечание или принимает меры воздействия, определенные в статье 258 УПК РФ.

Защитник, участвующий в деле, также должен учитывать, что при обсуждении последствий обвинительного вердикта в порядке статьи 347 УПК РФ государственный обвинитель не может заявить, что он отказывается от обвинения. Согласно частям 7 и 8 ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель может отказаться от обвинения или изменить обвинение лишь до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Этот общий порядок применяется и при производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей, но с учетом особенностей, предусмотренных главой 42 УПК РФ. Одной из таких особенностей является то, что вопрос о виновности, который в обычном суде разрешается судьей (коллегией профессиональных судей), в суде присяжных разрешается коллегией присяжных заседателей. Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности подсудимого является решением суда, постановленным в совещательной комнате в соответствии со статьями 341 - 345 УПК РФ. С этого момента роль государственного обвинителя изменяется. Поскольку подсудимый уже признан виновным в совершении конкретного деяния решением суда, государственный обвинитель не может предъявлять виновному какое-либо обвинение, формулировать обвинение, изменять или отказываться от него, а может лишь ссылаться на деяние, в котором подсудимый признан виновным присяжными заседателями.

Таким образом, в соответствии со статьей 347 УПК РФ после вынесения обвинительного вердикта государственный обвинитель участвует на этом этапе процесса лишь в обсуждении последствий такого вердикта.

Стороны могут затрагивать в своих выступлениях любые вопросы права, подлежащие разрешению при постановлении судом обвинительного приговора. При этом сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями (ч. 4 ст. 347 УПК РФ). В связи с этим попытки государственных обвинителей обосновать в апелляционных (кассационных) представлениях несогласие с оправдательным приговором ссылками на иное понимание доказательств вины подсудимых, исследованных в судебном заседании, расцениваются Верховным Судом РФ как непрофессиональные .

 

В настоящее время оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов (ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ).

По этому пути идет и судебная практика. Так, по одному из дел Судебная коллегия указала, что основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение закона и несправедливость приговора. Таким образом, приговор суда, постановленный с участием присяжных заседателей, не может быть обжалован по причине несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Доводы кассационных (в настоящее время апелляционных) жалоб о недоказанности вины Б., его умысла на убийство потерпевших Б.В. и Т.А., а также доводы об оценке доказательств с точки зрения их достоверности и достаточности являются беспредметными, так как по этим основаниям данный приговор не может быть обжалован и отменен в кассационном порядке .

 

По другому делу Судебная коллегия указала, что основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденного Д. в инкриминированных ему преступлениях, а также о фактических обстоятельствах, признанных доказанными присяжными заседателями, не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции. Вопрос о доказанности или недоказанности инкриминированного подсудимому деяния, равно как и оценка доказательств, относится к компетенции присяжных заседателей.

 

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ ограничение круга оснований отмены оправдательного приговора, постановленного на основании вердикта присяжных, обусловлено тем, что присяжные заседатели решают только вопросы, касающиеся доказанности или недоказанности виновности подсудимого в совершении преступления, и что они, не будучи профессиональными судьями и основываясь при оценке доказательств и принятии решения преимущественно на своем жизненном опыте и сформировавшихся в обществе представлениях о справедливости, не обязаны это решение мотивировать.

 

Довольно часто недопонимание этого положения закона встречается у обвиняемых и их защитников. Приведем несколько примеров из судебной практики.

В кассационной жалобе адвокаты в защиту интересов осужденной С. просили приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, мотивируя, в частности, тем, что обстоятельства, изложенные судом в приговоре, не соответствуют фактическим. В частности, нанесение С. двух ударов ножом в спину потерпевшей, признанное доказанным присяжными заседателями, с учетом заключения эксперта дает основание для квалификации ее действий только по части 2 ст. 112 УК РФ как причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего; С., по их мнению, назначено чрезмерно суровое наказание. Судебная коллегия указала: утверждения осужденных К. и С. в жалобах о непричастности к совершению преступлений и доводы кассационной жалобы адвокатов, что выводы суда о виновности К. и С. в совершении преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не могут служить кассационным поводом к отмене приговора.

В соответствии с частью 1 ст. 334 и статьей 339 УПК РФ решение вопросов о доказанности события преступления, совершении преступления подсудимым, виновности подсудимого является компетенцией присяжных заседателей. Согласно части 4 ст. 347 УПК РФ правильность ответов на эти вопросы не может быть поставлена сторонами под сомнение, в том числе в зависимости от исследованных доказательств, на которые имеется ссылка в жалобах К., С. и адвокатов.

Действия К. и С. квалифицированы в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, оснований для переквалификации действий С. на часть 2 ст. 112 УК РФ, как об этом просят в жалобе адвокаты, не имеется.

Как усматривается из ответа на вопросы N 19 и 21 вопросного листа, присяжные заседатели признали доказанным, что С., нанося удары ножом в спину потерпевшему, действовала по договоренности с К. на совершение умышленного убийства, а не на причинение потерпевшему вреда здоровью средней тяжести.

 

По другому делу судебная коллегия указала, что юридическая квалификация действий О. дана судом правильно, в соответствии с обстоятельствами дела, как они были установлены судом присяжных заседателей в вердикте.

Доводы жалоб осужденной, что она невиновна, что преступление инсценировал К. с целью завладения их трехкомнатной квартирой, не могут быть приняты во внимание, поскольку вина О. установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с частью 4 ст. 347 УПК РФ не может быть поставлена под сомнение, о чем О. доводилось до сведения при разъяснении ей особенностей рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей.

 

Следует отметить, что на практике такие же ошибки совершают сами судьи. Так, вопреки обвинительному вердикту и положениям статьи 348 УПК РФ об обязательности вердикта Тюменский областной суд оправдал А. в совершении преступления, предусмотренного пунктом "а" ч. 4 ст. 226 УК РФ, за непричастностью к этому преступлению. В то же время в соответствии с частью 5 ст. 348 УПК РФ мнение председательствующего о непричастности А. к совершению указанного преступления должно влечь за собой роспуск коллегии присяжных заседателей и направление дела на новое рассмотрение иным составом суда. По данному же делу председательствующий в нарушение указанных требований закона при наличии обвинительного вердикта в отношении А. по пунктам "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ оправдал его за непричастностью к совершению данного преступления, что высшей судебной инстанцией признано свидетельствующим о незаконности приговора в этой части.

 

Из приведенного примера следует важный вывод: при наличии обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей подсудимый в соответствии с частью 5 ст. 348 УПК РФ не может быть оправдан судом за непричастностью к совершению преступления. В то же время обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствует постановлению оправдательного приговора, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления (ч. 4 ст. 348 УПК РФ).

Правда, УПК РФ такое основание оправдания, как отсутствие в деянии подсудимого именно признаков преступления, не содержит. В пункте 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в качестве оснований для оправдания указано отсутствие в деянии подсудимого состава преступления. Еще больше запутало эту ситуацию положение, сформулированное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, что характер общественной опасности преступления определяется уголовным законом и зависит от установленных судом признаков состава преступления .

 

Итак, имеется три разных термина, которые включают в себя разные понятия. Возникает резонный вопрос: чем же должен руководствоваться председательствующий в этом случае?

Некоторые ученые полагают, что часть 4 ст. 348 УПК РФ должна применяться в ситуации, когда судья сочтет деяние, совершенное подсудимым, малозначительным.

 

В уголовно-процессуальной литературе большинство ученых-процессуалистов, комментируя часть 4 ст. 348 УПК РФ, считают, что в данном случае председательствующий обязан постановить оправдательный приговор на основании отсутствия в деянии подсудимого состава преступления. По мнению некоторых из них, рассматриваемая ситуация может возникнуть, если подсудимый совершил преступление в день своего рождения и еще не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Другие указывают на отсутствие в данном случае общественной опасности совершенного подсудимым деяния . Третьи полагают, что в силу малозначительности деяние, совершенное подсудимым, не содержит всех необходимых признаков преступления . В то же время, как мы уже отмечали, "признаки преступления" и "состав преступления" - понятия не тождественные и, следовательно, для вынесения оправдательного приговора за отсутствием признаков преступления нет законных оснований. Поэтому в юридической литературе было высказано мнение об изменении редакции данной части статьи 348 УПК РФ.

 

Таким образом, обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей необязателен для председательствующего в двух случаях. Во-первых, если председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора, ввиду того что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления, он выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания (ч. 5 ст. 348 УПК РФ). Во-вторых, обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствует постановлению оправдательного приговора, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления (ч. 4 ст. 348 УПК РФ).

Следовательно, обсуждение последствий вердикта присяжных возможно лишь в рамках решения, принятого коллегией присяжных. Как отметил в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве процедуры обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей, в ходе которой сторонам запрещается ставить под сомнение его правильность, обусловлено особенностями правовой природы суда с участием присяжных заседателей и механизма принятия им процессуальных решений. Обвиняемый, заявляя ходатайство о рассмотрении его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, уведомляется об особенностях производства в данном суде и соглашается с ними. Само по себе наличие запрета ставить под сомнение вердикт присяжных заседателей при обсуждении его последствий не нарушает конституционные права граждан и не ограничивает их возможности по защите своих интересов в ходе уголовного судопроизводства; положения части 4 ст. 347 УПК РФ во взаимосвязи с другими нормами уголовно-процессуального закона не допускают их произвольное применение и не нарушают конституционные права заявителя .

 

Из сказанного можно сделать вывод, что эта форма судопроизводства предполагает разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией присяжных, при котором разрешение вопросов факта (о доказанности деяния, совершении его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении) относится к компетенции присяжных заседателей. При этом особенности их вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Несмотря на требования закона и жестко сложившуюся судебную практику, с нашей точки зрения, приведенные выше положения части 4 ст. 347 УПК РФ и выводы Конституционного Суда РФ представляются довольно спорными. Попробуем обосновать свою точку зрения.

Вердикт присяжных может быть либо обвинительным, либо оправдательным. По поводу оправдательного вердикта все ясно. Оправдательный вердикт обсуждению не подлежит и должен быть немедленно приведен в исполнение. Однако в отношении обвинительного вердикта довольно много вопросов.

Как быть защитнику, если он в прениях, после окончания судебного следствия просил оправдать своего подзащитного? Присяжные с этим мнением защитника не согласились и вынесли обвинительный вердикт.

В соответствии с частями 3 и 4 ст. 347 УПК РФ после вынесения обвинительного вердикта проводится исследование обстоятельств, связанных с квалификацией содеянного подсудимым, назначение ему наказания и т.д., по этому вопросу защитник должен изложить свою точку зрения. Возникает резонный вопрос: какую точку зрения защитник должен изложить по квалификации и по мере наказания своему подзащитному, если он просил его оправдать?

Если исходить из буквального текста статьи, защитнику запрещено ставить под сомнение правильность обвинительного вердикта, вынесенного присяжными заседателями, следовательно, он должен отказаться от обоснованно избранной им ранее позиции о недоказанности вины своего подзащитного, признать его виновным, высказать свое мнение о квалификации содеянного его подзащитным и о мере наказания. Однако это является полным абсурдом и выхолащивает полностью роль защитника в уголовном процессе.

Еще большая абсурдность данной нормы закона заключается в том, что в соответствии с частью 5 ст. 348 УПК РФ при той же самой ситуации (вынесение обвинительного вердикта в отношении невиновного) председательствующий вопреки вынесенному присяжными заседателями обвинительному вердикту может с ним не согласиться и распустить коллегию присяжных заседателей.

Получается, что защитник не имеет права высказать сомнение по поводу вынесенного обвинительного вердикта, а председательствующий может просто его игнорировать. Как устранить это противоречие, в законе ничего не сказано. Кроме того, данная норма закона, будучи взаимосвязана с другими нормами УПК РФ, находится с ними в определенном противоречии. Это противоречие заключается в том, что в принципе в это время коллегия присяжных заседателей уже распущена, поскольку согласно частям 2, 3 ст. 346 УПК РФ сразу же после провозглашения вердикта, до его обсуждения, председательствующий объявляет об окончании участия присяжных заседателей в судебном разбирательстве. Поэтому не совсем понятно, какую коллегию присяжных заседателей должен распустить председательствующий по делу судья.

И уж совсем не логично положение части 5 ст. 348 УПК РФ по отношению к пределам прав апелляционной инстанции. Если закон наделяет председательствующего по делу судью правом единолично решать судьбу вердикта (по фактическим обстоятельствам), то почему данными правами не наделена апелляционная инстанция? А ведь с учетом названных положений закона основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности или невиновности подсудимого в инкриминированных ему деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции .

 

Однако приговор судом кассационной инстанции может быть изменен. Так, по делу Б. Судебная коллегия указала, что доводы жалобы осужденной о невиновности не могут быть приняты во внимание, поскольку ее вина установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей, правильность которого согласно части 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение. Вместе с тем приговор подлежит изменению в связи с необходимостью переквалификации действий осужденного, квалифицированных по статье 319 УК РФ, согласно новой редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ в соответствии с требованиями статьи 10 УК РФ.

 

Как уже было отмечено, в прениях стороны не вправе просить председательствующего об оправдании лица, признанного виновным вердиктом коллегии присяжных заседателей. Вместе с тем адвокат должен учитывать обстоятельство, что при обвинительном вердикте с учетом обстоятельств, исследованных без участия присяжных заседателей, можно просить председательствующего о вынесении, например, постановления о прекращении дела в силу статьи 10 УК РФ, об освобождении подсудимого от наказания на основании акта об амнистии (ст. 84 УК РФ), в связи с истечением сроков давности (ст. ст. 78, 94 УК РФ), об отсрочке исполнения наказания в установленных законом случаях беременной женщине или женщине, имеющей малолетних детей (ст. 82 УК РФ), о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК РФ) и др.

По окончании прений сторон в случае вынесения обвинительного вердикта подсудимому предоставляется последнее слово, после чего судья удаляется для вынесения решения по уголовному делу.

Поэтому, например, непонятно, когда по одному из уголовных дел Судебная коллегия указала, что нельзя согласиться с доводами жалобы осужденного Ч. о том, что председательствующий лишил его возможности выступить в прениях. Как видно из протокола судебного заседания, Ч., имевший в судебном заседании защитника, не ходатайствовал о предоставлении ему возможности выступить в прениях. Между тем согласно статье 292 УПК РФ право выступить в прениях подсудимому может быть предоставлено лишь при наличии его ходатайства об этом, либо при отсутствии у него защитника.

 

С нашей точки зрения, такое решение суда является ошибкой, поскольку нарушается право обвиняемого на защиту. В отличие от ранее действовавшего законодательства часть 5 ст. 347 УПК РФ прямо указывает на необходимость предоставления подсудимому последнего слова в случае обсуждения последствий постановленного обвинительного вердикта. Таким образом, при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей последнее слово подсудимому предоставляется дважды: до удаления коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату и после обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей. На первом этапе последнее слово подсудимого должно быть ориентировано лишь на вопросы, входящие в компетенцию присяжных заседателей, т.е. на доказанность деяния, совершения его подсудимым, виновности и на снисхождение.

Во втором случае при обсуждении последствий вердикта подсудимый не вправе обсуждать и выражать сомнение в правильности постановленного присяжными вердикта. Но поскольку закон (ч. 5 ст. 348 УПК РФ) разрешает судье распустить коллегию присяжных заседателей, постановившую обвинительный вердикт, ввиду того что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступлений, нам представляется, что подсудимый и защитник могут обращаться к председательствующему с соответствующим ходатайством. Нам представляется, что закон в этой части является несовершенным и требует уточнения. Однако сегодня судебная практика идет по такому пути, что судья отказывает подсудимому и его защитнику в удовлетворении данного ходатайства, ссылаясь на часть 4 ст. 347 УПК РФ.

При обсуждении последствий обвинительного вердикта стороны, в том числе подсудимый в последнем слове, могут обсуждать вопросы о том, содержит ли деяние состав преступления, как оно должно быть квалифицировано, какое наказание следует назначить, равно как и все иные вопросы, подлежащие разрешению в приговоре.

В частях 3, 4 ст. 347 УПК РФ не указано, что после окончания прений все их участники имеют право на реплику. Однако исходя из смысла норм, определяющих общий порядок проведения прений (ст. ст. 292, 336, 337 УПК РФ), следует признать, что право на реплику необходимо сторонам предоставлять в обязательном порядке, при этом право последней реплики принадлежит защитнику и подсудимому.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что процессуальная форма суда присяжных содержит двойной процессуальный механизм защиты невиновного человека от ошибок, обвинительного уклона профессиональных и непрофессиональных судей, и таким вторым механизмом является обсуждение последствий вердикта. С нашей точки зрения, благодаря этому механизму суд присяжных по своему правозащитному потенциалу гораздо выше суда общей юрисдикции. А с учетом того, что в наше время суды общей юрисдикции все больше становятся ориентированными на "поточно-конвейерно-шаблонное" судопроизводство, все разговоры о том, что суды присяжных себя не оправдали, являются голословными. За судами присяжных в России большое будущее, и разговоры о нецелесообразности суда присяжных, его дороговизне, трудозатратности в первую очередь возникают на фоне разразившегося экономического кризиса.