Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Обжалование оправдательного приговора мирового судьи в апелляционном порядке.

ОБЖАЛОВАНИЕ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА    МИРОВОГО СУДЬИ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

 

 

Ильютченко Наталия Владимировна, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук.

 

В статье рассматриваются дискуссионные вопросы обжалования оправдательного приговора мирового судьи в апелляционном порядке. Особое внимание уделяется праву на апелляционное обжалование оправдательного приговора иными лицами, не являющимися потерпевшими, гражданскими истцами или ответчиками, т.е. формальными участниками уголовного процесса. Приводятся позиции Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ применительно к теме статьи. Высказывается мнение о необходимости формализации статуса иных лиц в уголовном процессе. Утверждается, что даже в оправдательном приговоре могут быть затронуты законные интересы крупных международных компаний, что позволяет последним обжаловать судебное решение в качестве иных лиц.

 

Ключевые слова: оправдательный приговор, мировой судья, иные лица, участвующие в уголовном процессе, апелляция, право на обжалование, апелляционная жалоба, изменение приговора.

 

Очень часто судебная практика открывает новые грани классических процессуальных институтов - в частности института обжалования приговоров в апелляционном порядке. Поводом для написания настоящей статьи послужила публикация на странице РАПСИ "Суд изъял мотивировочную часть оправдательного приговора Пономареву по требованию ИКЕА", в которой автор утверждает, что судья Раменского городского суда удовлетворила жалобу "ИКЕА", исключив из оправдательного приговора нижестоящего мирового судьи всю мотивировочную часть - восемь из десяти листов. Автор названной публикации также сокрушается о том, что судья оставила без внимания доводы К. Пономарева (оправданного) о том, что "ИКЕА" не вправе обращаться с жалобой в суд на оправдательный приговор мирового судьи по мотивам оснований оправдания. Еще одним аргументом оправданного и его защитника при рассмотрении дела апелляционной инстанцией было то, что обжалование приговора мирового судьи иными лицами закон исключает. Кто же в этой ситуации прав: суд апелляционной инстанции, изменивший оправдательный приговор, или надо прислушаться к доводам стороны, недовольной вынесенным решением?

 

Сложная, неоднозначная ситуация, возникшая на практике, требует и теоретического анализа. Прежде всего необходимо ответить на вопрос: существуют ли принципиальные особенности обжалования приговоров мировых судей по сравнению с обжалованием приговоров, вынесенных федеральными судьями? Думается, что такая разница отсутствует. Согласно закону мировой судья рассматривает дело в общем порядке с изъятиями, предусмотренными ст. 321 УПК РФ. Кроме того, есть норма об обжаловании приговора и постановления мирового судьи (ст. 323 УПК РФ), где дается прямая ссылка на общий порядок обжалования, установленный ст. 389.1 УПК РФ. Указание в ч. 1 ст. 323 УПК РФ на то, что приговор мирового судьи может быть обжалован сторонами (выделено мной. - Н.И.), не должно толковаться ограничительно, так как в этой же норме есть ссылка на ст. 389.1 УПК РФ, где перечень субъектов права на обжалование существенно шире <2>. Признать обратное означает допустить возможность нарушения прав лиц, интересы которых затронуты приговором мирового судьи, а также фактически лишить названных лиц доступа к правосудию. На установление единого для всех судов общей юрисдикции апелляционного порядка проверки судебных решений обращает внимание и Верховный Суд РФ. Таким образом, приговор мирового судьи независимо от вида (то есть как обвинительный, так и оправдательный) особенностей обжалования в этой части (в определении круга субъектов) не предполагает.

 

Могли ли иные лица - неформальные участники уголовного процесса - обжаловать оправдательный приговор мирового судьи? Современный институт апелляционной проверки судебных решений в уголовном процессе исходит из идеи широкой свободы обжалования, которую с доктринальной точки зрения следует понимать в двух смыслах. С одной стороны, она (свобода обжалования) позволяет реально обеспечить право каждого, в отношении кого выдвинуто обвинение в преступлении, на рассмотрение его дела как минимум двумя судебными инстанциями, что обеспечивается максимально широким кругом оснований обжалования. С другой стороны, эта идея проявляется в праве каждого заинтересованного лица принести жалобу на любое судебное решение (как итоговое, так и промежуточное), нарушающее его права и законные интересы в уголовном процессе, что приводит к неограниченному кругу решений, подлежащих обжалованию, и неограниченному кругу лиц, имеющих право на жалобу. Интересно отметить, что не только Россия, но и страны СНГ исходят из возможности обжалования судебного решения иными лицами в уголовном процессе. Так, например, в УПК Республики Казахстан (введенном в действие с 1 января 2015 года) соответствующая норма изложена следующим образом: "обжаловать постановления суда вправе также лица, не являющиеся сторонами в данном деле, если постановление касается их прав и законных интересов" (ч. 3 ст. 414 УПК РК). В свою очередь постановления - это любые, помимо приговора, решения суда (п. 16 ст. 7 УПК РК). Следовательно, свобода обжалования судебных решений иными лицами в Республике Казахстан уже, чем в России, они в соответствии с законом приговор обжаловать не могут. Видимо, казахстанский законодатель исходит из того, что приговор не должен затрагивать права и законные интересы иных лиц. В этом смысле с точки зрения свободы и широты обжалования российский уголовно-процессуальный закон выглядит более привлекательно по сравнению с казахстанским. В отечественной судебной практике понятие "иные лица" конкретизируется применительно к кассации в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 января 2014 года "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции". Так, к числу "иных" относятся лица, не признанные в установленном законом порядке теми или иными участниками процесса, но исходя из своего фактического положения нуждающиеся в судебной защите.

 

Конституционный Суд РФ неоднократно в своих решениях отмечал, что ограничение права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, на том лишь основании, что эти граждане не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по уголовному делу, не соответствует Конституции РФ. Распространяется ли эта позиция на юридических лиц, участвующих в уголовном процессе? Основываясь на аргументах КС РФ, полагаем, что, разумеется, да. Ведь Конституция РФ защищает в равной степени и законные интересы юридических лиц.

По мнению КС РФ, обеспечение прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, а наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права. Кроме того, действия (бездействие) и решения органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы как участниками уголовного судопроизводства, так и иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Понятно, что круг иных лиц не может быть абсолютно безграничен.

 

Итак, критерием реализации права на обжалование приговора иными лицами выступает затронутый законный интерес названных лиц. Нарушен он или нет - будет определять судья в каждом конкретном случае. Это имеет и свои недостатки. Права иных лиц совершенно не определены законом, то есть не формализованы. И в ходе рассмотрения дела, опять же по усмотрению судьи, процессуальные права этих лиц могут быть ограничены. Здесь имеет место явный пробел в законодательном регулировании. Этим объясняется и настороженное, и не совсем доброжелательное отношение судей к иным участникам, решившим обжаловать приговор. Здесь работает принцип "добро пожаловать, или посторонним вход запрещен". На наш взгляд, фактическое признание лица участником уголовного процесса нуждается в определенной формализации, как это ни парадоксально. Суд не может отказать в рассмотрении жалобы иному лицу, интересы которого затронуты, а значит, после принятия жалобы необходимо закрепить его статус. Повторимся, в настоящий момент таких требований закон не содержит, что может привести к нарушению прав иных лиц, уже допущенных в уголовный процесс.

Может ли дело частного обвинения по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ затронуть интересы крупной международной компании, которая не является ни гражданским истцом, ни гражданским ответчиком в конкретном уголовном деле? Оказывается, да, может. Непосредственное изучение приговора мирового судьи судебного участка N 211 Раменского судебного района Н.С. Богуновой <8> позволяет утверждать, что интересы компании оправдательным приговором были задеты и суд апелляционной инстанции в данном конкретном случае совершенно правильно изменил оправдательный приговор, исключив из него сведения, наносившие вред деловой репутации компании "ИКЕА". Мировой судья ошибочно включила в приговор выводы, касающиеся договора аренды, тем самым выйдя за пределы предъявленного обвинения, подвергла судебной оценке гражданско-правовые отношения с участием компании "ИКЕА". Почему невиновность подсудимого в совершении клеветы необходимо было объяснять на пресловутых восьми страницах, впоследствии исключенных и непосредственно не имевших отношения к уголовному делу? Этот вопрос останется без ответа.

 

В заключение отметим, что рассмотренное дело, конечно, не является типичным, однако появление в судебной практике таких дел показывает, что права и законные интересы иных лиц могут быть затронуты даже оправдательными приговорами, и с этим обстоятельством надо считаться.