Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Обжалование определения суда первой инстанции об отказе в принятии встречного иска.

ОБЖАЛОВАНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ ВСТРЕЧНОГО ИСКА

 

 

Бортникова Н.А., мировой судья судебного участка N 1 Эртильского района Воронежской области, кандидат юридических наук.

 

Н. обратилась в Армавирский городской суд Краснодарского края с иском к Т.Ю. и Т.О. о признании их утратившими право пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета из квартиры. В обоснование заявленных требований она указала, что является собственницей указанной квартиры в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права собственности на квартиру от 18 июля 2012 г. на основании договора купли-продажи от 20 июня 2012 г., заключенного с Т.Ю. На момент заключения договора в квартире были зарегистрированы Т.Ю., Т.О. и несовершеннолетний Т.М., которые в соответствии с условиями договора должны были в течение месяца сняться с регистрационного учета. Однако ответчики условия договора купли-продажи не выполнили, продолжают хранить в квартире свои вещи, пользоваться коммунальными услугами, добровольно жилое помещение не освобождают. Сын ответчиков Т.М. был снят с регистрационного учета до рассмотрения дела судом.

В процессе рассмотрения дела Т.О. заявила встречный иск к Т.Ю. и Н. о признании договора купли-продажи недействительным. Определением Армавирского городского суда от 17 сентября 2012 г. в принятии встречного искового заявления отказано, Т.О. разъяснено, что отказ в принятии встречного иска не препятствует предъявлению данного иска в общем порядке.

Решением Армавирского городского суда от 17 сентября 2012 г. исковые требования Н. удовлетворены. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что Н. является собственником спорной квартиры, в связи с чем в соответствии со ст. 304 ГК РФ может требовать устранения нарушений своего права.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 13 декабря 2012 г. решение городского суда от 17 сентября 2012 г. отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Н. отказано. Судебная коллегия по гражданским делам краевого суда исходила из того, что судом первой инстанции неверно определены обстоятельства, имеющие значение для дела. При этом судебная коллегия указала, что Т.Ю. и Т.О. состояли в браке с 1 сентября 2000 г., решением мирового судьи от 12 апреля 2012 г. брак между ними расторгнут. Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 23 декабря 2004 г. Т.О. и Т.Ю. по договору купли-продажи от 19 ноября 2004 г. приобретена указанная квартира и зарегистрирована на имя Т.Ю. О заключении Т.Ю. и Н. договора купли-продажи квартиры Т.О. не знала, своего согласия на совершение сделки не давала, проживает в данной квартире, другого жилья не имеет. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что спорная квартира приобретена Т.О. и Т.Ю. в период брака и является совместно нажитым имуществом, Т.О. имеет право на 1/2 доли в праве собственности на указанную квартиру.

15 октября 2013 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ своим определением отменила Апелляционное определение краевого суда от 13 декабря 2012 г. и дело направила на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам краевого суда. При этом Судебная коллегия Верховного Суда РФ со ссылкой на ст. 387, 195, ч. 3 ст. 196, ч. 1 ст. 327 ГПК РФ и разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" отметила существенные нарушения судом апелляционной инстанции норм процессуального права в части требований, предъявляемых к судебному решению, которым должно соответствовать новое решение по делу, принятое судом апелляционной инстанции.

Поскольку по искам о признании разрешается вопрос о наличии или отсутствии того или иного правоотношения либо отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц, суд при удовлетворении иска обязан в необходимых случаях указать в резолютивной части решения на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что спорная квартира была приобретена в период брака, являлась совместно нажитым имуществом, в связи с чем, как указано в мотивировочной части решения, Т.О. имеет право на 1/2 доли в праве собственности на нее. Однако при этом суд апелляционной инстанции не высказал никаких суждений по поводу заключенного договора купли-продажи спорной квартиры о том, является он действительным или нет, а также о праве собственности Н. на данную квартиру. В резолютивной части решения вопрос о праве собственности на квартиру не разрешен, в связи с чем единственным собственником квартиры по-прежнему остается Н., право которой в данном деле не оспорено и не признано прекращенным. Оставляя право собственности на спорную квартиру за Н., суд апелляционной инстанции не указал, в чем заключается ошибочность применения судом первой инстанции положений ст. 304 ГК РФ о праве собственника требовать устранения всяких нарушений его права .

 

1. Игнорирование назначения встречного иска в совокупности с неограниченным судебным усмотрением по его принятию может повлечь нарушение фундаментальных принципов гражданского судопроизводства и права ответчика свободно распоряжаться средствами защиты против иска.

Ошибочное направление развития судебного процесса по данному делу было задано в момент вынесения судом первой инстанции определения об отказе в принятии встречного иска. В этой точке процесса был нарушен баланс процессуальных возможностей сторон, обеспечивающий состязательность в процессе, а суд лишил себя возможности совместного рассмотрения конкурирующих (взаимоисключающих) исков. Суд апелляционной инстанции не смог исправить эту ошибку и вынужден был принимать решение в пределах заявленных исковых требований, оценивая встречные требования ответчика не в качестве исковых, а лишь в качестве возражений. Хотя таким апелляционным решением правоотношениям сторон не было придано качество бесспорности и определенности, решение было вынесено в пределах заявленных исковых требований и доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Спорность в материальных правоотношениях сторон могла быть устранена судом апелляционной инстанции, если бы в его распоряжении было судебное решение по иску Т.О. о признании договора купли-продажи недействительным. Для этого суд апелляционной инстанции мог повторно разъяснить ответчице ее право обратиться в суд первой инстанции с самостоятельным исковым заявлением о признании договора купли-продажи недействительным, предоставить ответчице такую возможность, отложив рассмотрение дела, а в случае принятия иска Т.О. к рассмотрению судом первой инстанции - приостановить рассмотрение апелляционной жалобы до вступления в силу решения по иску Т.О. В соответствии с ч. 1 ст. 327 ГПК РФ при повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ, применяются правила о приостановлении производства по делу (абз. 5 ст. 215 ГПК РФ), а также принимаются дополнительные доказательства, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными.

Суд апелляционной инстанции мог высказать суждения по вопросам о действительности договора купли-продажи квартиры и праве собственности истицы Н. на эту квартиру в мотивировочной части решения (как мнение по поводу возражений ответчицы Т.О.), но не уполномочен делать выводы в резолютивной части решения, поскольку это означало бы выйти за пределы рассматриваемых исковых требований.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Для применения этой нормы, а также по другим искам о защите права собственности заявитель должен доказать наличие у него права собственности. Право собственности Н. на квартиру, приобретенное на основании договора купли-продажи, является основанием первоначального иска, а не его предметом и, соответственно, не предметом резолютивного вывода. Единственным доказательством права собственности на недвижимое имущество в соответствии с п. 2 ст. 8.1 (действующей с 1 марта 2013 г., а до этого - п. 2 ст. 8 ГК РФ), п. 2 ст. 223 ГК РФ, п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" является государственная регистрация, подтверждением которой в суде служит свидетельство о государственной регистрации права или выписка из ЕГРП.

Зарегистрированное право на недвижимое имущество на основании п. 6 ст. 8.1 ГК РФ, абз. 2 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ может быть оспорено только в судебном порядке путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП, в частности, "если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки" .

 

Зарегистрированное право может быть оспорено по основанию недействительности его возникновения. Таким образом, возможность применения ст. 304 ГК РФ может быть опровергнута лишь судебным решением о недействительности договора купли-продажи квартиры между Н. и Т.Ю.

Норма ч. 3 ст. 196 ГПК РФ предписывает суду и первой, и апелляционной инстанции принимать решение по заявленным истцом требованиям. Требование истца Н. основано на юридическом факте состоявшегося договора. Устранить или подтвердить легитимность этого основания может только судебное решение о недействительности или действительности договора, инициировать принятие которого может ответчик, воспользовавшись таким средством защиты против иска, как встречный иск. При анализе указанного дела складывается впечатление, что апелляционная инстанция фактически пришла к выводу о недействительности договора, но в силу рассмотрения дела в пределах исковых требований и аргументов жалобы, не имея возможности сделать выводы о недействительности договора в резолютивной части своего решения (акта), просто пропустила их и в мотивировочной части.

Между тем такие выводы, если бы они были включены в мотивировочную часть апелляционного решения, могли бы иметь преюдициальное значение.

В данном деле суды первой и апелляционной инстанции не могли выйти за пределы заявленных Н. требований и не имели возможности по своей инициативе применить последствия недействительности сделки, поскольку в силу п. 4 ст. 166 ГК РФ это было бы возможно только для ничтожной сделки, а в рассматриваемом казусе сделка квалифицируется как оспоримая . Отказ суда первой инстанции в принятии встречного иска лишил ответчика возможности свободно распоряжаться средствами защиты против иска, тем самым были нарушены принципы диспозитивности, равноправия сторон процесса, состязательности, а также баланс процессуальных возможностей сторон. Более того, в рассматриваемом деле эффективная защита ответчика против иска была возможна единственным способом - встречным иском, поскольку основание иска Н. (зарегистрированное право собственности на квартиру) могло быть "уничтожено" только судебным решением, которое, в свою очередь, могло быть принято только по встречному иску ответчика, а не по его возражениям. Принятие встречного иска, напротив, в соответствии с требованиями ст. 12 ГПК РФ создало бы условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства в данном деле, исключило бы возможность принятия двух противоречивых судебных решений.

Сделка по распоряжению недвижимостью одним из супругов без нотариально удостоверенного согласия другого супруга является оспоримой (п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ, п. 1, 2 ст. 166 ГК РФ). До раздела общего имущества супругов сохраняется соответствующий режим общего совместного имущества бывших супругов и соответственно применяется правило, устанавливающее специфику распоряжения таким имуществом (ст. 38 СК РФ, ст. 253 ГК РФ).

 

Встречный иск - это не просто самостоятельное исковое требование ответчика к первоначальному истцу, но и средство защиты <1> против иска, корреспондирующее с иском, наряду с аргументированными возражениями, а также разновидность соединения исков . Для ответчика, заявляющего требование о признании его собственного права или о признании несуществующим спорного права истца, важна та форма, в которую будет облечено его заявление, поскольку ответ по встречному иску суд обязан дать в резолютивной части решения и судебное признание собственного права ответчика может иметь для него значение, выходящее за рамки данного конкретного дела .

 

В соответствии со ст. 138 ГПК РФ судья принимает встречный иск в случае, если:

1) встречное требование направлено к зачету первоначального требования;

2) удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска;

3) между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Согласно абз. 3 ст. 138 ГПК РФ судья принимает встречный иск, если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска. В этом случае (удовлетворение встречного иска лишит основания первоначальный иск) в отличие от двух других принятие встречного иска создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (ст. 12 ГПК РФ), исключает вынесение противоречивых судебных решений, лишает почвы для злоупотребления процессуальными правами. Исходя из требований ст. 12 ГПК РФ "суд не вправе отказать в приеме встречного иска для совместного рассмотрения с первоначальным иском, если защита ответчика не может быть обеспечена при помощи возражения, а решение по встречному иску имеет предрешающее значение для первоначального иска" .

 

2. Возможность исправления судебной ошибки в виде необоснованного отказа суда первой инстанции в принятии встречного иска путем подачи частной жалобы на определение об отказе в принятии встречного иска.

ГПК РФ не дает прямого ответа на этот вопрос. В 2008 г. Конституционный Суд РФ  и Верховный Суд РФ  сформулировали свою позицию по нему в зависимости от оснований отказа суда в принятии встречного иска следующим образом. В случае вынесения судом определения об отказе в принятии встречного иска по основаниям, перечисленным в ст. 134 ГПК РФ, такое определение подлежит самостоятельному обжалованию в суд апелляционной (кассационной) инстанции. Это основания:

1) неподведомственности заявления; подачи заявления в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица не уполномоченным на это лицом; оспаривания в заявлении актов, не затрагивающих права, свободы, интересы заявителя;

2) наличия вступившего в законную силу судебного акта по тождественному иску;

3) наличия ставшего обязательным для сторон решения третейского суда по тождественному спору.

 

Определение об отказе в принятии встречного иска по мотивам отсутствия условий, предусмотренных ст. 138 ГПК РФ (т.е. отсутствия зачетного, исключающего, взаимосвязанного характера встречного иска по отношению к первоначальному), обжалованию в суд апелляционной (кассационной) инстанции не подлежит, поскольку не препятствует реализации права на обращение за судебной защитой путем предъявления самостоятельного иска и возбуждения по нему другого производства; возможность проверки его законности и обоснованности не устраняется, а переносится на более поздний срок - возражения относительно такого определения могут быть включены в жалобу на итоговое решение суда по делу.

Такая позиция высших судебных органов понятна и логична, если рассматривать встречный иск лишь как иск. Но она не учитывает другую сторону встречного иска - его функцию защиты ответчика против иска. В соответствии с принципом диспозитивности ответчик вправе самостоятельно выбирать способ защиты против иска. В некоторых случаях встречный иск является единственным способом защиты ответчика. Невозможность обжалования необоснованного отказа в принятии встречного иска по мотивам отсутствия условий, предусмотренных ст. 138 ГПК РФ, ставит ответчика в неравное положение по отношению к истцу в праве на судебную защиту. Поэтому с указанной позицией нельзя согласиться в полной мере. Она должна быть пересмотрена как минимум по отношению к конкурирующим искам (абз. 3 ст. 138 ГПК РФ) с учетом реформирования порядка апелляционного обжалования в рамках гражданского судопроизводства. Характерно, что в судебной практике имеются решения судов, как следующие позиции высших судебных органов , так и противоположные ей, т.е. признающие право на подачу частной жалобы на определение об отказе в принятии встречного иска .

 

В соответствии с ч. 1 ст. 331 ГПК РФ определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если:

1) это предусмотрено ГПК РФ;

2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

Оба эти условия можно толковать неоднозначно в отношении определений о встречном иске. Однако молчание законодателя может оцениваться как оправданное, поскольку в ст. 137 ГПК РФ указано, что предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления иска (т.е. применяются все нормы гл. 12 ГПК РФ), к коим относится и возможность обжалования в частном порядке определения об отказе в принятии искового заявления (ч. 3 ст. 134 ГПК РФ), определения о возвращении искового заявления (ч. 3 ст. 135 ГПК РФ), определения об оставлении искового заявления без движения (ч. 3 ст. 136 ГПК РФ). При этом законодатель не установил каких-либо исключений из этих правил для принятия встречного иска.

Позиция о невозможности обжалования в частном порядке определения суда об отказе в принятии встречного иска, мотивированного отсутствием условий, предусмотренных ст. 138 ГПК РФ, основана на ограничительном толковании совокупности норм ст. 137, 138, ч. 3 ст. 134, 331 ГПК РФ и не учитывает принципов диспозитивности и равноправия сторон. Ее затруднительно соотнести с доктринальными положениями об институте встречного иска. Из логического (формально-логического) толкования норм гл. 12 ГПК РФ и ст. 331 ГПК РФ не следует прямого запрета на обжалование в частном порядке определения об отказе в принятии встречного иска.

Кроме того, толкуя указанные законоположения, необходимо учитывать, что в соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека "определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием". Право ответчика на судебную защиту и его свобода выбора средств защиты против иска не должны нарушаться судебными органами, в том числе из-за стремления соблюсти процессуальные сроки. Оспариваемая позиция ставит в неравное положение ответчиков не только по сравнению с истцами, но и с теми ответчиками, которым встречное исковое заявление определением возвращено , порождает необоснованные различия в гражданском и арбитражном процессах.

 

Высший Арбитражный Суд РФ отказался от такой позиции (хотя в арбитражном судопроизводстве отказ в принятии иска не предусмотрен, встречный иск по основаниям отсутствия условий его принятия возвращался). В соответствии с ч. 2, 4 ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) (о возвращении искового заявления арбитражный суд выносит определение, которое может быть обжаловано), ч. 4 ст. 132 АПК (арбитражный суд возвращает встречный иск, если отсутствуют условия, предусмотренные ч. 3 ст. 132 АПК РФ, по правилам ст. 129 АПК РФ) определение арбитражного суда первой инстанции о возвращении встречного иска может быть обжаловано, о чем имеется и разъяснение Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ .

 

3. Полномочия суда апелляционной инстанции, рассматривающего апелляционную жалобу, в которую включены возражения против отказа в принятии встречного искового заявления, законодателем не определены.

В случае отмены определения суда первой инстанции об отказе в принятии встречного искового заявления при апелляционном обжаловании решения суда первой инстанции постановление суда апелляционной инстанции может быть вынесено с применением ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, граничащим с толкованием contra legem (толкование закона вопреки его четко выраженному смыслу).

Согласно ст. 334 ГПК РФ суд апелляционной инстанции, рассмотрев частную жалобу, представление прокурора, вправе отменить определение суда полностью или в части и разрешить вопрос по существу. Однако принять иск может только суд первой инстанции. Встречный иск может быть принят до вынесения решения. Соответственно отмена определения об отказе в принятии встречного иска процессуально оправдана лишь при отмене судебного решения. После чего по логике следовало бы либо самому суду апелляционной инстанции рассмотреть дело по правилам суда первой инстанции с принятием встречного иска, либо вернуть дело на рассмотрение в суд первой инстанции. Ни того, ни другого варианта ГПК РФ не предусматривает. Поэтому в первом варианте можно было бы говорить об аналогии закона применительно к ч. 5 ст. 330 ГПК РФ, а во втором варианте об аналогии права. При этом аналогия права может применяться лишь при невозможности применения аналогии закона. Следовательно, направление дела на рассмотрение в суд первой инстанции должно быть дополнительно юридически аргументировано отсутствием возможности применения по аналогии закона ч. 4, 5 ст. 330 ГПК РФ.

В соответствии со ст. 327, ч. 4 ст. 327.1 ГПК РФ новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются судом апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ. Приравнивая нарушение принципа процессуального равноправия сторон  к существенным (безусловным) основаниям для отмены судебного решения, можно было бы ставить вопрос о применении ч. 4 ст. 1, ч. 4, 5 ст. 330 ГПК РФ и переходе к рассмотрению дела по правилам полной апелляции, без особенностей гл. 39 ГПК РФ.

 

Применение аналогии закона позволило бы суду апелляционной инстанции самому принять и рассмотреть встречный иск, поскольку "ограничения, предусмотренные частью 6 статьи 327 ГПК РФ, не распространяются на случаи, когда суд апелляционной инстанции в соответствии с частями 4 и 5 статьи 330 ГПК РФ переходит к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ" (абз. 4 п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" (далее - Постановление Пленума N 13)).

С позиции Конституционного Суда РФ отсутствие в числе полномочий суда апелляционной инстанции права отменять решение суда первой инстанции и направлять дело на новое рассмотрение в тот же суд и "подсудность дел апелляционному суду как суду первой инстанции в указанных случаях установлена федеральным законом, что не противоречит требованиям статьи 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации".

 

Пленум Верховного Суда РФ как в случаях, указанных в п. 23 Постановления N 13, так и в случаях необоснованного отказа в принятии встречного иска вправе был указать и то, что при наличии этих данных суд должен перейти к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей апелляционного производства .

 

Однако перечень ч. 4 ст. 330 ГПК РФ исчерпывающий. В этом сходятся и Конституционный Суд РФ, и Верховный Суд РФ . Применение по аналогии закона ч. 5 ст. 330 ГПК РФ, установленной для ограниченного перечня оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, с точки зрения правил толкования не безупречно. Расширение на основании аналогии исчерпывающего перечня безусловных оснований к отмене судебного решения с целью последующего применения вызывающего нарекания специалистов  ч. 5 ст. 330 ГПК РФ не только возлагает на апелляционную инстанцию не свойственную ей функцию рассмотрения дел по правилам первой инстанции, но и не соответствует сущности института встречного иска.

 

Возвращение судом апелляционной инстанции дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции законом также не предусмотрено. Несмотря на это Пленум Верховного Суда РФ в п. 37 Постановления N 13 правотворчески разъясняет необходимость в некоторых оговоренных им случаях отмены решения суда первой инстанции, вынесенного с нарушением правил подсудности, и передачи судом апелляционной инстанции дела в суд первой инстанции, к подсудности которого оно отнесено законом, со ссылкой при этом на ст. 47 Конституции РФ, ч. 2 ст. 33, ч. 3 ст. 330 ГПК РФ.

Применительно к рассматриваемой ситуации близка юридическая аргументация Пленума Верховного Суда РФ в разъяснении об отмене принятого судом первой инстанции в предварительном судебном заседании незаконного и (или) необоснованного решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд и направлении дела для его рассмотрения в суд первой инстанции (п. 38): "В такой ситуации с учетом положений абзаца второго части 1 статьи 327 ГПК РФ о повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции оно подлежит направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований, поскольку обжалуемое решение суда было вынесено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела".

Направление дела для рассмотрения в суд первой инстанции судом апелляционной инстанции после отмены определения об отказе в принятии встречного иска и решения суда не предусмотрено ст. 328 ГПК РФ в числе полномочий суда апелляционной инстанции, но соответствует назначению института встречного иска, и разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, данного в абзаце втором п. 52 Постановления N 13: "Если судом первой инстанции дело по существу заявленных требований не было разрешено, то в случае отмены обжалуемого определения суда, вынесенного после принятия искового заявления (заявления) к производству суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции разрешает процессуальный вопрос по частной жалобе и направляет гражданское дело в суд первой инстанции для его дальнейшего рассмотрения по существу".

Из нескольких возможных вариантов толкования закона нужно выбрать наиболее рациональное; из двух одинаково возможных и рациональных смыслов нормы следует предпочесть тот, при котором норма представляется более справедливой; если все возможные варианты толкования одинаково рациональны и справедливы, следует избрать тот из них, который является наиболее милостивым (т.е. придает закону более мягкий смысл). На наш взгляд, в рассматриваемом правовом вопросе - это последний вариант, т.е. с применением аналогии права направление дела судом апелляционной инстанции после отмены решения и определения об отказе в принятии встречного иска для рассмотрения в суд первой инстанции. В целях обеспечения единообразия судебной практики разъяснения по этому правовому вопросу уполномочен дать Верховный Суд РФ.