Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Ограничение свободы:вопросы назначения наказания.

ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ: ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

 

Бриллиантов Александр Владимирович, заведующий кафедрой Российского государственного университета правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

 

В статье рассматриваются вопросы назначения наказания в виде ограничения свободы, раскрывается содержание наказания, рассматриваются правила его назначения. На основе изучения судебной практики показаны ошибки, допускаемые при назначении ограничения свободы, приводятся конкретные примеры, предлагаются направления решения рассматриваемых вопросов.

 

Ключевые слова: наказание, ограничение свободы, основное наказание, дополнительное наказание, срок наказания, правоограничения, обязанности, совокупность преступлений, совокупность приговоров.

 

 

Ограничение свободы введено в УК РФ Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ. За прошедшие годы практика применения этого Закона показала, что суды достаточно часто применяют его и в качестве основного, и в качестве дополнительного наказания. Это связано, во-первых, с общим направлением уголовной политики, состоящим в применении за преступления небольшой и средней тяжести наказаний, не связанных с лишением свободы, и, во-вторых, с направленностью устанавливаемых ограничений на сокращение возможностей, затруднение условий нового противоправного поведения, на продолжение контроля за поведением осужденного после отбытия основного наказания, если ограничение свободы назначено в качестве дополнительного наказания.

Содержание ограничения свободы заключается в воздействии на правовой статус осужденного, состоящем в сужении возможностей свободного решения вопросов передвижения, посещения определенных мест, выбора места жительства, места работы и т.д. При этом суд, назначая ограничение свободы в зависимости от конкретной ситуации, личности осужденного, по своему усмотрению устанавливает виды ограничений и их совокупность, за исключением трех из них: 1) установления обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации; 2) установления ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа; 3) установления ограничений на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования. Эти три вида ограничений устанавливаются в обязательном порядке.

В приговоре суд должен в обязательном порядке указать, какие именно ограничения устанавливаются для осужденного. Несоблюдение этого правила влечет отмену или изменение приговора. По одному из дел суд кассационной инстанции исключил указание о назначении осужденным наказания в виде ограничения свободы, поскольку в нарушение положений ч. 1 ст. 53 УК РФ суд первой инстанции не указал, какие именно ограничения он установил для осужденных, тем самым фактически не назначил им этот вид наказания .

 

Конкретизация установленных правоограничений должна исключать возникновение неясностей при исполнении наказания. К примеру, если устанавливается ограничение не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, то в приговоре должно быть указано, в какое именно время суток осужденный не вправе уходить из места постоянного проживания. Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ посчитала необходимым внести уточнение в приговор в части дополнительного наказания в виде ограничения свободы, указав с учетом требований ст. 53 УК РФ установление периода ограничения не уходить с постоянного места проживания (пребывания) с 22.00 до 6.00 часов .

 

Поскольку на практике возникают трудности при конкретизации тех или иных ограничений, рассмотрим некоторые из них, начав с ограничений обязательных.

Первое из них - установление обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации. Это ограничение затруднений при назначении наказания не вызывает, однако основная ошибка здесь заключается в том, что в отдельных случаях не устанавливается конкретное число явок в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации. При этом в некоторых случаях в приговорах не указывается число явок, а в других случаях - их точное число, а устанавливается обязанность явки от одного до четырех раз в месяц.

Между тем определение числа явок - это исключительная прерогатива суда. Уголовно-исполнительная инспекция не вправе устанавливать их число, а потому конкретная цифра должна быть указана в приговоре. Поэтому Верховным Судом РФ внесены соответствующие изменения в приговор, которым Зимину было назначено наказание в виде ограничения свободы, а одно из ограничений сформулировано как обязанность "после отбытия основного наказания самостоятельно явиться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации и разъяснения порядка отбывания наказания". Верховный Суд указал на то, что такое ограничение в законе не установлено, тогда как в ст. 53 УК РФ ограничение определено как обязанность лица являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации. На этом основании указание на данное ограничение из приговора исключено.

 

По делу Коротаева при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы суд в нарушение требований пп. 4 и 12 ст. 308 УПК РФ, установив предусмотренные ст. 53 УК РФ ограничения, не возложил обязанность явки в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием данного вида наказания, и не установил очередность явки для регистрации, в связи с чем указание на назначение данного вида наказания из приговора вышестоящей инстанцией исключено.

 

В приговоре должны быть конкретизированы и иные ограничения, применяемые к осужденному. К примеру, по делу Цхая не был установлен период ограничения не уходить с места постоянного проживания. Уточнение этого ограничения осуществил Верховный Суд РФ, указав с учетом требований ст. 53 УК РФ период ограничения не уходить с постоянного места проживания (пребывания) с 22.00 до 06.00 часов .

 

Уточняя и конкретизируя ограничения, предусмотренные законом, иные ограничения суд устанавливать не вправе. Тем не менее в приговорах встречаются такие ограничения, как "не нарушать общественный порядок, не находиться и не проживать в жилище потерпевшего, не использовать денежное пособие не по прямому назначению, не появляться в общественных местах в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство, пройти добровольно курс лечения от алкогольной зависимости" .

 

Не только виды, но и объем правоограничений расширению не подлежит. К примеру, суд, назначая Бражникову и Барышеву дополнительное наказание в виде ограничения свободы, указал, что им запрещено посещать места в пределах соответствующего муниципального образования; менять постоянное место жительства и пребывания; выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции. Таким образом, не указав конкретные места, посещение которых запрещено осужденным, безусловно, запретив менять постоянное место жительства и установив обязательство, не предусмотренное законом, суд ухудшил их положение. В связи с чем указанные выше ограничения и обязанность из приговора исключены .

 

Второе обязательное ограничение - установление осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа. Возникает вопрос: место жительства и место пребывания - это одно и то же место? Судя по различной терминологии законодателя и содержание этих понятий должно быть различно. Это тем более так, что в отличие от уголовного закона Уголовно-исполнительный кодекс РФ в ч. 1 ст. 50 устанавливает, что наказание в виде ограничения свободы отбывается осужденным по месту его жительства.

В Приказе Минюста России от 11 октября 2010 г. N 258 "Об утверждении Инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы" (ред. от 2 ноября 2016 г.) установлено требование об обязанности уголовно-исполнительной инспекции в день явки осужденного наряду с другими обстоятельствами отразить в анкете место регистрации и жительства осужденного .

 

Таким образом, законодатель использует разную терминологию, говоря о месте отбывания ограничения свободы, но, быть может, речь идет об одном и том же? Ответ на этот вопрос имеет, понятно, большое практическое значение, поскольку при исполнении наказания возникает вопрос о том, где оно должно отбываться - по месту жительства, месту пребывания, месту регистрации?

Чтобы ответить на этот вопрос, сначала определим содержание используемых понятий. В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" (ред. от 2 июня 2016 г.) место пребывания - это гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, медицинская организация или другое подобное учреждение, учреждение уголовно-исполнительной системы, исполняющее наказания в виде лишения свободы или принудительных работ, либо не являющееся местом жительства гражданина Российской Федерации жилое помещение, в котором он проживает временно.

Тогда как место жительства Закон определяет как жилой дом, квартиру, комнату, жилое помещение специализированного жилищного фонда либо иное жилое помещение, в которых гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и в которых он зарегистрирован по месту жительства. При этом граждане в соответствии со ст. 3 названного Закона обязаны регистрироваться и по месту жительства, и по месту пребывания.

Итак, место пребывания - это место, где осужденный находится временно. Поэтому организовать исполнение наказания в этом месте весьма затруднительно. В связи с этим очевидно, что исполнение наказания должно быть организовано по месту постоянного нахождения осужденного, т.е. по месту его жительства, а, следовательно, уголовно-исполнительный закон более точен в определении места исполнения ограничения свободы - это место жительства осужденного, что должно найти отражение и в уголовном законе, хотя в последнем и делается акцент на то, что наказание отбывается по месту постоянного проживания (пребывания).

Еще одно ограничение, нуждающееся в рассмотрении, - это запрет посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования. Некоторые вопросы возникают здесь в связи с определением территории муниципального образования.

Федеральным законом от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (ред. от 28 декабря 2016 г.) установлены виды муниципального образования, о которых будет сказано ниже. Здесь важно то, что муниципальное образование может и не ограничиваться (что чаще всего и имеет место) одним населенным пунктом. Поэтому при установлении ограничений, связанных с территорией муниципального образования, необходимо установить его структуру и с учетом этого принять соответствующее решение.

Примером игнорирования судом подобного подхода может служить дело Я. При назначении ограничения свободы на Я. были возложены следующие ограничения и обязанности: не выезжать за пределы города Сортавала, не изменять место своего жительства или место пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; не посещать места проведения детских массовых мероприятий; являться 2 раза в месяц на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения. Данный приговор Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила, указав следующее.

Согласно ч. 1 ст. 53 УК РФ ограничение свободы заключается, в частности, в том, что суд устанавливает осужденному запрет выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования. В соответствии с названным выше Федеральным законом установлены следующие виды муниципальных образований - это городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ, городской округ с внутригородским делением, внутригородской район либо внутригородская территория города федерального значения (ч. 1 ст. 2). На основании Закона Республики Карелия от 1 ноября 2004 г. N 813-ЗРК "О городских, сельских поселениях в Республике Карелия" г. Сортавала является административным центром Сортавальского городского поселения, в состав которого, помимо города, входят 11 поселков. Таким образом, ограничив осужденного вопреки требованиям уголовного закона пределами города, суд ухудшил его положение, поскольку территория города республиканского значения меньше территории муниципального образования в виде городского поселения.

В силу изложенного Судебная коллегия изменила приговор в отношении Я. и заменила указание на ограничение выезжать за пределы г. Сортавала указанием на ограничение выезжать за пределы территории Сортавальского городского поселения .

 

Здесь следует отметить, что по смыслу ч. 1 ст. 53 УК РФ при назначении наказания в виде ограничения свободы и установления соответствующих запретов в приговоре требуется устанавливать территорию, за пределы которой осужденному запрещается выезжать и в пределах которой ему запрещается посещать определенные места. Если в состав населенного пункта, в котором проживает осужденный, входят несколько муниципальных образований, то суд вправе установить соответствующие ограничения в пределах территории такого населенного пункта. Однако по приведенному в качестве примера делу это требование закона не было выполнено.

Применительно к обязанности не покидать пределы муниципального образования, на наш взгляд, следует обратить внимание на то, что, например, место работы осужденного, место его учебы могут находиться за пределами муниципального образования, где осужденный проживает и пределы которого чаще всего запрещают осужденному покидать. Такое положение создает существенные трудности в период отбывания наказания, и их необходимо принимать во внимание при назначении ограничения свободы. Думается, это возможно реализовать путем расширения числа муниципальных образований, где осужденный может находиться, или указания на более крупное муниципальное образование.

Таким образом, можно подвести определенный итог.

1. Наказание в виде ограничения свободы заключается в установлении правоограничений для осужденного и возложении на него обязанностей. При этом установление ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным. Обязательным является и возложение на осужденного обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации.

2. Обязанности и ограничения, применяемые судом, должны быть конкретизированы. Их объем не должен выходить за рамки, установленные законом. Наказание должно включать в себя и ограничения, и обязанности. Только возложение обязанностей без установления ограничений, по существу, означает, что ограничение свободы не назначено.

Рассмотрев некоторые вопросы, связанные с содержательной стороной наказания в виде ограничения свободы, перейдем к рассмотрению правил назначения этого вида наказания.

В первую очередь необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что ограничение свободы может назначаться как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания. Вместе с тем отдельным категориям осужденных ограничение свободы назначается исключительно в качестве основного наказания. Речь идет о несовершеннолетних.

Поэтому следует признать, что при назначении Гуденко наказания судом первой инстанции допущено нарушение уголовного закона. Суд наряду с основным наказанием (лишением свободы) назначил несовершеннолетней Гуденко дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год 6 месяцев, возложив на нее определенные ограничения и обязанности в соответствии со ст. 53 УК РФ. При этом судом не было учтено, что наказание в виде ограничения свободы назначается несовершеннолетним только в качестве основного наказания, срок которого определяется с учетом положений ч. 5 ст. 88 УК РФ. В связи с этим приговор в отношении Гуденко изменен, а дополнительное наказание - исключено .

 

Отдельные ошибки, как показывает практика, допускаются при назначении ограничения свободы в качестве дополнительного наказания.

Законом установлено, что ограничение свободы в качестве дополнительного наказания может назначаться только к принудительным работам или лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. К иным видам наказаний в качестве дополнительного наказания ограничение свободы назначаться не может. В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что уголовному закону известно два вида наказаний, сущность которых заключается в лишении свободы: лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы. И поскольку в ст. 53 УК РФ законодатель не конкретизировал, к какому виду лишения свободы в качестве дополнительного может назначаться лишение свободы, суды в отдельных случаях назначают ограничение свободы в качестве дополнительного наказания к пожизненному лишению свободы. Однако при этом не учитывается, что ограничение свободы в качестве дополнительного наказания к лишению свободы может быть назначено только в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, а такие случаи применительно к пожизненному лишению свободы законом не предусмотрены. Поэтому ограничение свободы в качестве дополнительного наказания может назначаться только к лишению свободы на определенный срок.

Думается, это правило применимо и к ситуации, когда наказание назначается по совокупности преступлений или совокупности приговоров. Так, если за одно или несколько преступлений, входящих в совокупность, назначено ограничение свободы, а окончательное основное наказание определено в виде пожизненного лишения свободы, то дополнительное наказание в виде ограничения свободы назначению не подлежит.

Представляется, что именно в этом состоит позиция Верховного Суда РФ. В качестве подтверждения приведу дело Гучучалиева.

Как отмечено в решении Верховного Суда РФ, суд первой инстанции, назначая Гучучалиеву в качестве дополнительного наказания ограничение свободы, не учел положений ст. 44 УК РФ, из которой следует, что лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы являются двумя самостоятельными видами наказания. В соответствии с ч. 2 ст. 53 УК РФ ограничение свободы назначается в качестве дополнительного вида наказания к принудительным работам или лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими частями Особенной части УК РФ. Назначение ограничения свободы в качестве дополнительного наказания к пожизненному лишению свободы законом не предусмотрено.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210, п. "г" ч. 2 ст. 112, п. п. "е", "ж" ч. 2 ст. 105, ст. 295, ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 166 УК РФ, пяти преступлений, предусмотренных ст. 317 УК РФ, и двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 166 УК РФ, окончательно было назначено Гучучалиеву С.М. наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, без ограничения свободы .

 

Относительно срока наказания следует отметить, что согласно ч. 2 ст. 53 УК РФ ограничение свободы назначается на срок от шести месяцев до двух лет в качестве дополнительного вида наказания к принудительным работам или лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

По делу Силищука и Уразбаева, осужденных по ч. 2 ст. 105 УК РФ, эти требования закона были нарушены. Вышестоящая инстанция приговор в связи с этим изменила, указав следующее.

Санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрено дополнительное наказание в виде ограничения свободы на срок от одного года до двух лет. С учетом этой санкции, а также положений ч. 2 ст. 53 УК РФ суд не вправе был назначить Силищуку и Уразбаеву ограничение свободы на срок, превышающий два года. Поэтому срок назначенного осужденным дополнительного наказания в виде ограничения свободы был снижен с трех лет до двух лет .

 

По делу Г. и К. суд назначил каждому по совокупности преступлений, а Г. - и по совокупности приговоров дополнительное наказание в виде ограничения свободы на срок 2 года 6 месяцев. При этом было упущено из виду, что при совокупности преступлений окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК.

С учетом изложенного Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор в отношении Г. и К.: назначенное им по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы смягчила до 1 года 6 месяцев в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, а Г. и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначенное наказание в виде ограничения свободы смягчила до 2 лет каждому .

 

Уголовный закон устанавливает и иные ограничения назначения рассматриваемого вида наказания. В частности, запрещено назначать ограничение свободы отдельным категориям граждан. Так, ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.

Указанный запрет означает необходимость установления социального статуса подсудимого, его гражданства, наличия постоянного места проживания на территории России, что не всегда принимается во внимание при назначении наказания. Например, не всегда учитывается фактор гражданства, и ограничение назначается лицам без гражданства (дело Галстяна) или иностранному гражданину (дело Рвачева).

 

Кроме того, следует обратить внимание на то, что Верховный Суд РФ ориентирует суды не только на установление формальных признаков тех или иных конкретных обстоятельств, от которых зависит решение вопроса о назначении ограничения свободы, но и на углубленное изучение всех обстоятельств дела. Так, рассматривая дело Прасолова, Верховный Суд отметил следующее.

По смыслу закона, при решении вопроса о возможности применения ограничения свободы с учетом положений ч. 6 ст. 53 УК РФ одно лишь отсутствие регистрации по месту жительства или пребывания лица не может являться основанием для вывода об отсутствии у него места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Отсутствие регистрации по месту жительства или пребывания лица может являться основанием для вывода об отсутствии у него места постоянного проживания на территории Российской Федерации в совокупности с данными о его личности, которые, например, указывают на склонность лица к постоянной смене места жительства или неспособность обеспечить себе постоянное место проживания.

Сам осужденный в судебном заседании показал, что после освобождения из мест лишения свободы по домашнему адресу не проживал, проживал в Н-ской области, после освобождения по адресу, указанному в справке об освобождении, не вернулся, постоянной работы не имел, перебивался заработками.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о склонности Прасолова к постоянной смене места жительства, неспособности обеспечить себе постоянное место проживания, а в совокупности с отсутствием регистрации на территории Российской Федерации - об отсутствии у него места постоянного проживания на территории Российской Федерации, что с учетом положений ч. 6 ст. 53 УК РФ является препятствием для назначения Прасолову дополнительного наказания в виде ограничения свободы, а поэтому указание о его применении подлежит исключению из приговора .

 

В заключение следует еще раз отметить, что ограничение свободы направлено на контроль за поведением осужденного в период отбывания наказания. В этот период поведение осужденного контролируется и оценивается уголовно-исполнительной инспекцией и в случае необходимости корректируется путем применения средств исправления, применения мер поощрения и взыскания. При этом оценивается и действенность правоограничений, которые были возложены на осужденного судом. Поэтому при нарушении осужденным порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы, а также при наличии иных обстоятельств, свидетельствующих о целесообразности дополнения ранее установленных осужденному ограничений, начальник уголовно-исполнительной инспекции или замещающее его лицо может внести в суд соответствующее представление (ч. 1 ст. 54 УИК РФ). Суд же, в свою очередь, может отменить частично либо дополнить ранее установленные осужденному ограничения, а в случае злостного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день при