Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Особенности взыскания судебных расходов в деле с участием процессуального истца.

ОСОБЕННОСТИ ВЗЫСКАНИЯ СУДЕБНЫХ РАСХОДОВ

В ДЕЛЕ С УЧАСТИЕМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ИСТЦА

 

 

Зайков Денис Евгеньевич, начальник юридической службы федерального автономного учреждения "25-й Государственный научно-исследовательский институт химмотологии Министерства обороны Российской Федерации", кандидат юридических наук.

 

Взыскание судебных расходов - важный процессуальный институт, имеющий актуальное значение для процессуального права и широко используемый в практике. Вместе с тем отдельные аспекты его применения толкуются судами общей юрисдикции неоднозначно, что приводит к противоречивой судебной практике. Один из подобных примеров - взыскание судебных расходов в деле с участием процессуального истца.

 

Ключевые слова: судебные расходы, истец, ответчик, прокурор, бюджет.

 

Правовой институт судебных расходов имеет важное значение для процессуального права, выступая в качестве одного из инструментов обеспечения баланса интересов сторон, одновременно играя при этом важную роль экономического стимула и барьера при реализации права на судебную защиту.

Вместе с тем применение указанного института в судебной практике, несмотря даже на принятие Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 1), продолжает вызывать большое количество проблемных вопросов.

 

Так, одним из подобных примеров является распределение судебных расходов в деле, в котором на стороне истца имеется как материальный, так и процессуальный истец.

Гражданский процессуальный кодекс РФ (далее - ГПК РФ) и Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее - АПК РФ) предусматривают возможность обращения прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан (процессуальный истец) в арбитражный суд и суд общей юрисдикции в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (материальный истец) .

 

Однако как правовое регулирование, так и фактическое применение указанного правового института в гражданском процессе намного шире, чем в арбитражном процессе. Данное обстоятельство обусловлено субъектным составом лиц, участвующих в деле, а также спецификой дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции. При этом ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, содержит самостоятельное правовое регулирование порядка возмещения судебных расходов в случае участия в деле процессуального истца.

 

В силу ч. 2 ст. 45 и ч. 2 ст. 46 ГПК РФ прокурор и лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов.

Как указал Конституционный Суд РФ, организации, наделенные законом правом обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в порядке ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, не являются субъектами предполагаемого спорного материального правоотношения, становящегося предметом судебной деятельности по конкретному делу, на них не распространяется законная сила судебного решения, и они не несут обязанности по уплате судебных расходов (ч. 2 ст. 46 ГПК РФ) .

 

Согласно ч. 1 ст. 102 ГПК РФ при отказе полностью или частично в иске лицу, обратившемуся в суд в предусмотренных законом случаях  с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов истца, ответчику возмещаются за счет средств соответствующего бюджета понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, полностью или пропорционально той части исковых требований, в удовлетворении которой истцу отказано.

 

Подход, основанный на буквальном толковании указанной нормы права, поддерживается большинством судов общей юрисдикции, которые при вынесении решения против истца вне зависимости от обстоятельств дела относят судебные расходы ответчика на бюджет, освобождая от несения таковых как материального, так и процессуального истца .

 

Такой же позиции придерживается и Верховный Суд РФ, который неоднократно поправлял нижестоящие суды, неверно толкующие, по его мнению, ч. 1 ст. 102 ГПК РФ .

 

Вместе с тем, несмотря на довольно устоявшуюся судебную практику, встречаются судебные постановления, в основе которых лежит условный подход, принимающий во внимание отдельные обстоятельства дела, наличие которых исключает отнесение судебных расходов ответчика на бюджет с их взысканием с материального истца.

Так, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда, из буквального толкования ч. 1 ст. 102 ГПК РФ следует, что возмещение судебных издержек за счет средств соответствующего бюджета возможно лишь в тех случаях, когда обязанность лица обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов истца возникает у него в силу закона.

Поскольку право организации на обращение в суд в интересах И. обусловлено его заявлением в указанную организацию, а не установленной законом обязанностью, то данная норма не подлежала применению. Кроме того, суд указал на то, что при наличии в деле материального истца (потребителя), не освобожденного от уплаты судебных расходов, отсутствуют основания для их возмещения за счет средств бюджета.

Однако, с точки зрения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, суд апелляционной инстанции при решении вопроса о возмещении судебных издержек неверно истолковал положения ч. 1 ст. 102 ГПК РФ. Процессуальное законодательство РФ не содержит норм права, которые бы возлагали обязанность на определенных лиц обращаться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц. Существующие процессуальные нормы предусматривают наличие у лица права в предусмотренных законом случаях обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц .

 

Данный пример показательно отражает существующее противоречие между буквальным применением ч. 1 ст. 102 ГПК РФ и ее широким толкованием, в основе которого лежит условное определение лица, обязанного возмещать судебные расходы победившего ответчика.

Основания для возмещения таких расходов за счет процессуального истца отсутствуют, что прямо закреплено в ч. 2 ст. 46 ГПК РФ, однако вопрос о возможности взыскания судебных расходов в отдельных случаях с материального истца имеет под собой достаточно веские основания.

Так, наиболее распространенным примером рассматриваемой ситуации являются дела по защите прав потребителей.

Согласно п. 2 ст. 45 Закона о защите ПП для осуществления своих уставных целей общественные объединения потребителей (далее - ООП) вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей). При этом, как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 Постановления от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", ООП вправе обратиться в суд в защиту прав и законных интересов конкретного потребителя (группы потребителей) только при наличии их соответствующей просьбы, выраженной в жалобе, поданной в письменной форме.

Таким образом, в указанном случае для защиты прав потребителя с участием процессуального истца (ООП) необходимо его соответствующее волеизъявление, при наличии которого у ООП возникает право на обращение в суд в защиту прав потребителя. Тем самым потребитель перекладывает процессуальное бремя истца на ООП, одновременно с этим исключая в случае разрешения спора не в его пользу возможность взыскания с себя понесенных ответчиком судебных расходов, которые возмещаются ответчику за счет бюджета.

Однако подобный механизм, с одной стороны, создает предпосылки для злоупотреблений со стороны потребителя , а с другой - развивает политику социального патернализма, необоснованно распространяющегося на все категории потребителей.

Особенно явно это проявляется в ситуации, когда материальный истец в процессе проявляет активное участие.

 

В то же время ГПК РФ не содержит запрета на взыскание с потребителя (материального истца) понесенных ответчиком судебных расходов - ч. 1 ст. 102, по крайней мере прямо не исключает такой возможности.

Кроме того, согласно п. 3 ст. 17 Закона о защите ПП потребители по искам, связанным с нарушением прав потребителей, освобождаются от уплаты государственной пошлины в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах. Однако потребитель от выполнения такой процессуальной обязанности, как возмещение судебных расходов, в случае разрешения спора не в его пользу не освобожден .

Ср. со ст. 393 Трудового кодекса РФ, в силу которой при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

 

Изложенное позволяет говорить о наличии правового основания для взыскания с материального истца понесенных ответчиком судебных расходов при отказе в удовлетворении исковых требований.

По нашему мнению, к таковому стоит отнести возникновение права процессуального истца на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов материального истца на основании его соответствующего волеизъявления. Материальный истец, наделяя другое лицо процессуальными правами истца, безвозмездно  привлекает профессионального представителя для защиты в судебном порядке своих прав, свобод и законных интересов, при этом своими действиями (своей волей) фактически предопределяет возможный размер судебных расходов, подлежащих возмещению ответчику, в случае отказа в удовлетворении заявленных требований .

В силу п. 6 ст. 13 Закона о защите ПП, если с заявлением в защиту прав потребителя выступают ООП, за отказ от удовлетворения в добровольном порядке требований потребителя им перечисляются 50% суммы взысканного штрафа. Согласно п. 16 Постановления Пленума ВС РФ N 1 расходы на оплату услуг представителей, понесенные органами и организациями (в том числе ООП), наделенными законом правом на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, не подлежат возмещению, поскольку указанное полномочие предполагает их самостоятельное участие в судебном процессе без привлечения представителей на возмездной основе.

 В соответствии с п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 1 при определении разумности расходов на оплату услуг представителя могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, объем оказанных представителем услуг.

 

В такой ситуации несправедливо и необоснованно возлагать на бюджет возмещение судебных расходов ответчика, размер которых во многом обусловлен волеизъявлением истца. Такая позиция находит отражение и в судебной практике .

 

Безусловно, такой подход исключает возможность отнесения судебных расходов на материальных истцов, являющихся недееспособными или в силу различных объективных обстоятельств неспособных самостоятельно реализовывать свое право на судебную защиту, что будет соответствовать проводимой государственной социальной политике и реализации в необходимой степени социального патернализма.

Интересным в разрезе рассматриваемой проблемы является дело, в котором истцом и ответчиком являлись несовершеннолетние, а их интересы представляли их законные представители (матери). После удовлетворения исковых требований законный представитель истца обратилась в суд с заявлением о возмещении понесенных судебных расходов за счет средств законного представителя ответчика. Суд первой инстанции такие требования удовлетворил.

Однако суд апелляционной инстанции обжалуемое определение отменил, указав, что суд первой инстанции не учел, что исковые требования были предъявлены к несовершеннолетнему, а его мать являлась лишь законным представителем несовершеннолетнего, на которую обязанность по возмещению судебных расходов возложена быть не может. При таких обстоятельствах суду первой инстанции следовало при решении вопроса о взыскании судебных расходов руководствоваться ст. 46 ГПК РФ, которая не предусматривает взыскания судебных расходов ни непосредственно с несовершеннолетнего лица, ни с его законного представителя, осуществлявшего защиту прав несовершеннолетнего ребенка.

При этом со ссылкой на ст. 102 ГПК РФ суд апелляционной инстанции указал, что, поскольку несовершеннолетний ответчик  и его законный представитель в силу закона освобождены от возмещения ответчику судебных издержек, понесенных в связи с рассмотрением дела, данные расходы подлежат возмещению за счет средств федерального бюджета .

 

Таким образом, суд второй инстанции расширительно истолковал указанные нормы права, распространив исключение, установленное только в отношении истца, на ответчика.

Как представляется, несмотря на то что в основе такого решения лежал принцип социальной справедливости, законным судебное постановление суда апелляционной инстанции признать нельзя. В данном случае суд при отсутствии правовых оснований подменил законное представительство отношениями по обращению в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц.

Указанные процессуальные институты, несмотря на кажущуюся идентичность и предназначение, имеют существенные отличия: различное правовое регулирование и субъектный состав, разные основания для возникновения различия в содержании, что влечет и разное решение вопроса о распределении судебных расходов.

Другой актуальный вопрос, связанный с рассматриваемой проблемой, - определение государственного органа, на который возлагается возмещение понесенных ответчиком судебных расходов за счет средств бюджета.

Судебная практика в этом направлении в течение длительного времени продолжает развиваться разнонаправленно, несмотря на прямое правовое урегулирование указанных отношений.

Так, ряд судов общей юрисдикции придерживается позиции, в силу которой судебные расходы, понесенные ответчиком, подлежат возмещению Министерством финансов РФ за счет казны Российской Федерации.

 

В качестве правового основания такого решения суды ссылаются на ч. 1 ст. 7 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", в силу которой материально-техническое обеспечение деятельности федеральных судов общей юрисдикции осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета в размере, обеспечивающем полное и независимое правосудие, а также на ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 10 февраля 1999 г. N 30-ФЗ "О финансировании судов Российской Федерации", согласно которой суды Российской Федерации финансируются только за счет средств федерального бюджета.

Вместе с тем такой подход противоречит требованиям законодательства РФ.

В соответствии с подп. 20.1 п. 1 ст. 6 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" (далее - Закон N 7-ФЗ) возмещение издержек по делам, рассматриваемым судами и мировыми судьями, которые относятся на счет федерального бюджета, финансирует Судебный департамент.

Согласно ст. 14 Закона N 7-ФЗ управление судебного департамента в субъекте РФ финансирует возмещение издержек по делам, рассматриваемым районными судами, гарнизонными военными судами и мировыми судьями, которые относятся на счет федерального бюджета.

Таким образом, возмещение понесенных ответчиком судебных расходов подлежит возложению на управление судебного департамента в соответствующем субъекте РФ.

 

Изложенные проблемы неоднозначной судебной практики по делам о возмещении судебных расходов в случае участия в деле процессуального истца делают необходимым их разрешение на уровне Пленума Верховного Суда РФ.