Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Освобождение от наказания в связи с болезнью: актуальные вопросы правоприменения.

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ НАКАЗАНИЯ В СВЯЗИ С БОЛЕЗНЬЮ:  АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

 

 

Курченко Вячеслав Николаевич, председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда (в отставке), заслуженный юрист РФ, почетный работник судебной системы РФ, доктор юридических наук, профессор УрГЮУ.

 

В статье анализируются позиции Верховного Суда РФ и Европейского суда по правам человека, текущая судебная практика по рассмотрению ходатайств осужденных об освобождении от наказания в связи с болезнью. Статья содержит извлечения из судебных решений, аргументирующих теоретические положения. Анализируются проблемы применения ст. 81 УК РФ.

 

Ключевые слова: освобождение от наказания в связи с болезнью, справедливость, принцип, критерий.

 

 

Эффективность уголовно-правовых норм определяется практикой их применения. Приоритетная защита прав человека в сфере уголовной политики неизбежно влечет за собой переоценку существующих уголовно-правовых институтов с позиций справедливости. В судебной практике происходят изменения критериев принятия судом решения по делам об освобождении осужденных, страдающих тяжелыми заболеваниями, несовместимыми с отбыванием наказания. Статья 81 УК РФ не указывает, какие критерии, кроме заболевания, могут быть положены в основу освобождения от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью. В ч. 6 ст. 175 УИК РФ содержится указание лишь на то, что осужденный, заболевший иной, помимо психического расстройства, тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении его от дальнейшего отбывания наказания.

 

Многие годы в судебной практике признавалось, что само по себе наличие у осужденного тяжелой болезни не могло служить основанием для освобождения от наказания. Решая вопрос об освобождении такого осужденного от наказания, суды прежде всего учитывали тяжесть совершенного преступления, размер неотбытого наказания, личность осужденного, его поведение и в последнюю очередь характер заболевания.

Верховный Суд РСФСР неоднократно обращал внимание судов на то, что тяжкое заболевание не влечет автоматического освобождения от наказания, при решении вопроса о досрочном освобождении от наказания по болезни необходимо учитывать степень общественной опасности осужденного, тяжесть совершенного преступления, предыдущие судимости лица за тяжкие преступления, отбытие лицом значительной части наказания.

 

Освобождение лица по болезни в соответствии с действующим законодательством не зависит от иных обстоятельств, кроме указанных в законе. Однако в период до 2015 г., когда позиция Верховного Суда на этот счет оказалась существенно изменена, господствовал иной подход к решению данного вопроса, и отголоски прежнего подхода звучат и в настоящее время.

Ранее при решении вопроса об освобождении лица, страдающего тяжелой болезнью, предлагалось прежде всего исходить не из характера заболевания, а из личностных характеристик виновного и тяжести совершенного им преступления. Выводы об отсутствии оснований для освобождения осужденного от наказания суды обосновывали отрицательными характеристиками и тяжестью содеянного, ссылаясь на общее состояние здоровья осужденных, которое не ухудшалось, а расценивалось как стабильное; на возможность самостоятельно принимать пищу, передвигаться, ухаживать за собой; на оказание надлежащего медицинского лечения в исправительном учреждении; на значительный срок неотбытого наказания; на отказ родных принять осужденного после освобождения. Суды принимали во внимание поведение лица в колонии, то, что осужденные имеют дисциплинарные взыскания, не имеют поощрений, у них нет стремления к исправлению, следовательно, цели наказания, по мнению суда, не достигнуты.

 

При отказе судов в досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания постановления до сих пор содержат ссылки на указанные выше конкретные основания принятого решения. Практика отказов судов в освобождении осужденных, страдающих даже смертельными заболеваниями, не отвечает принципам гуманизма и справедливости. Тяжело больного человека могут не освободить лишь потому, что в колонии он "плохо себя вел". Иными словами, право на жизнь и на лечение осужденный должен заслужить. Типичным являлось решение по делу П.

Приговором Свердловского областного суда от 4 сентября 2008 г. П. осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам 3 месяцам лишения свободы. Осужденному в 2009 г. поставлен диагноз "прогрессирующий двусторонний туберкулез легких". Постановлением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 17 апреля 2015 г. в удовлетворении ходатайства П. об освобождении от наказания в связи с болезнью отказано. По мнению суда, наличие тяжкого заболевания у П. не является безусловным основанием для его освобождения, а принятие решения об освобождении является правом, но не обязанностью суда. Суд констатировал в постановлении, что имеющийся диагноз позволяет П. самостоятельно передвигаться, ухаживать за собой, принимать пищу. Более того, П. не доказал своего исправления, имеет два взыскания за передвижение на территории колонии без разрешения администрации. По мнению суда, то, что П. восемь раз поощрялся администрацией учреждения, не является условием его освобождения от наказания, поскольку им совершено особо тяжкое преступление.

 

Действительно, многие осужденные потеряли социальные связи, в связи с этим отсутствует согласие родственников на оказание ухода после возможного освобождения от наказания по болезни. Однако отсутствие возможности обеспечения ухода за осужденными, страдающими тяжелыми заболеваниями, не должно являться препятствием к их освобождению. Принятие мер для установления иных лиц и органов, готовых принять на себя заботу об освобождаемом лице, должно решаться во взаимодействии с министерствами, муниципальными органами социальной защиты субъектов РФ. В Свердловской области содействие в этом направлении оказывает Уполномоченный по правам человека, тем более что в регионе существуют несколько социально-реабилитационных центров для лиц, попавших в трудные жизненные ситуации и не имеющих определенного места жительства.

Освобождение от наказания в связи с болезнью регламентируется ч. 2 ст. 81 УК РФ. В основу установления данного вида освобождения положен принцип гуманизма и справедливости. Правовая природа освобождения по болезни совсем иная: она обусловливает необходимость при решении вопроса о таком освобождении исследовать отличные от условно-досрочного освобождения обстоятельства, например объективность поставленного диагноза, возможность излечения имеющегося заболевания в условиях исправительного учреждения, наличие и готовность близких родственников оказывать осужденному необходимую помощь в случае освобождения.

Заболевание лица иной тяжелой болезнью делает невозможным достижение целей наказания. Основанием освобождения от наказания в связи с болезнью является наличие иного тяжкого заболевания, которое возникло после совершения преступления. Перечень таких заболеваний устанавливается Правительством РФ <5>. Речь идет прежде всего о тяжелой, практически неизлечимой болезни, наличие которой препятствует выполнению осужденным обязанностей, вытекающих из наказания, и которая угрожает жизни больного.

 

В юридической литературе говорилось о необходимости формирования целостной научной концепции освобождения от наказания, а также четкого определения критериев освобождения от наказания, которые не должны зависеть от поведения лица, отбывающего наказание <6>. Отсутствие таких критериев вызывает затруднения в судебной практике при реализации нормы, предусмотренной ст. 81 УК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть освобождено от отбывания наказания. При освобождении лиц, заболевших иной тяжелой болезнью, а не психическим расстройством, предполагается, что они в значительной степени утрачивают по состоянию здоровья свою общественную опасность. Применение к ним в полном объеме исправительного воздействия и режимных требований невозможно.

 

При освобождении лица от наказания в связи с тяжелым заболеванием должно также учитываться воздействие условий исполнения наказания на развитие болезни. Другим критерием применения к таким лицам досрочного освобождения от наказания является уверенность в том, что они, как правило, лишаются возможности совершить новое преступление. Немаловажное значение при принятии решения имеет убежденность суда в том, что после освобождения по болезни человек не совершит нового преступления, так как не всякое заболевание может нейтрализовать социально-негативные свойства личности отбывающего наказание до уровня абсолютно безопасного для общества. Возможно, иногда как раз смертельная болезнь при относительно нормальном физическом состоянии освобожденного от наказания может озлобить его и мотивировать на совершение преступлений. Однако, как свидетельствуют данные исследования, проведенного О.В. Ждановой, благоприятные прогнозы о будущем поведении сбываются достаточно часто. Согласно материалам специальной переписи осужденных 1999 г. из почти 78 тысяч охваченных переписью лиц только 22 человека ранее освобождались от наказания по болезни. Среди исследованной автором группы досрочно освобожденных их доля оказалась также незначительна .

 

По данным ГУФСИН России по Свердловской области, среди лиц, освобожденных от отбывания наказания в связи с болезнью в 2014 - 2015 гг., нет рецидивной преступности со стороны освобожденных. На медицинские комиссии представляются больные, страдающие тяжелыми заболеваниями в терминальных (конечных) стадиях, с этим связана высокая смертность осужденных. Например, за 9 месяцев 2015 г. после направления медицинских заключений в суд умерли 42 осужденных. Из числа осужденных, которым было отказано судом в досрочном освобождении, умерли 9 человек. За 9 месяцев 2015 г. контингент представляемых на медицинские комиссии таков: больные туберкулезом - 25% (за 9 месяцев 2014 г. - 41%), больные ВИЧ-инфекцией - 42% (за 9 месяцев 2014 г. - 32%), онкологические больные - 21% (за 9 месяцев 2014 г. - 16%).

В перечне заболеваний, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. N 54 "О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью" (далее - Постановление Правительства РФ N 54), указываются терминальные стадии хронических заболеваний, когда многие осужденные не доживают до суда либо летальный исход наступает позднее, для них, понятно, вопрос о рецидиве становится неактуальным.

 

Поскольку промедление с рассмотрением ходатайства об освобождении от наказания недопустимо, суды обеспечивают рассмотрение таких материалов в разумные сроки. Так, за период с января 2012 года по июнь 2013 года суды Свердловской области рассмотрели по существу 176 ходатайств об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью, в том числе 80 (45%) удовлетворено, в удовлетворении 96 (55%) ходатайств отказано. В 2014 г. удельный вес освобожденных от наказания по болезни составил 37,5%. Например, в отношении 42 осужденных не получено согласие родственников на осуществление за ними ухода. В 2015 г. из 124 ходатайств удовлетворено 25 (20%), в 2016 г. из 146 ходатайств удовлетворено 79 (54%). И в большинстве случаев длительность рассмотрения ходатайств не превышала одного месяца.

Учитывая значительный удельный вес решений, по которым отказано в освобождении от наказания по болезни, президиум Свердловского областного суда утвердил рекомендации по рассмотрению судами ходатайств осужденных об освобождении от отбывания наказания в соответствии с ч. 2 ст. 81 УК РФ <9>. Проведено расширенное заседание президиума с участием Уполномоченного по правам человека в Свердловской области, прокурора области и начальника ГУФСИН России по Свердловской области на предмет единства практики применения судами законодательства, регулирующего отношения в области освобождения осужденных от отбывания наказания в связи с болезнью.

 

 

Согласно правовым позициям, выработанным Европейским судом по правам человека, в случае несоответствия своего состояния здоровья дальнейшему содержанию под стражей виновный должен иметь право на эффективные средства правовой защиты в суде при решении вопроса об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью. С российским законодательством в сфере применения положений ч. 2 ст. 81 УК РФ корреспондируют нормы международного права, в том числе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Статья 3 Конвенции запрещает бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств дела или поведения жертвы. Вместе с тем статья 3 Конвенции не может быть истолкована как возлагающая на суд общую обязанность освободить заключенного по состоянию его здоровья, даже если он страдает от болезни, которую сложно лечить. Однако государство должно обеспечивать, чтобы способ и метод исполнения наказания в виде лишения свободы учитывал его состояние здоровья, а также то, было ли состояние здоровья совместимо с условиями его содержания под стражей. При решении вопроса об освобождении осужденного от отбывания наказания по состоянию здоровья суд должен проверить, входит ли заболевание в перечень Постановления Правительства РФ N 54. Суд должен принять во внимание иные относимые обстоятельства.

В решении ЕСПЧ по делу "Бубнов против Российской Федерации" отмечено, что российские суды правомерно отказались освободить Бубнова от наказания в связи с болезнью. Заявитель в 2006 г. был признан виновным в убийстве и покушении на убийство и осужден к 13 годам лишения свободы. В августе 2011 года районный суд отклонил заявление Бубнова об освобождении от наказания.

В ходе судебного разбирательства установлено, что заявитель совершил особо тяжкое преступление и отбыл менее половины срока своего наказания. Заявитель отрицательно характеризовался в период лишения свободы; он неоднократно нарушал правила внутреннего распорядка, получил 34 взыскания, был признан злостным нарушителем дисциплины и склонным к провокационному поведению. В колонии вел себя агрессивно по отношению к врачам, не контролировал свое поведение. Особенности его поведения не исключают возможности совершения других преступлений, его освобождение в связи с заболеванием могло бы представлять опасность для других.

Как указано в решении суда, он принимал во внимание не только наличие заболеваний, включенных в перечень, но также то, как заболевание препятствует отбытию наказания осужденным, характер и степень опасности преступления, способность осужденного улучшить свое поведение при отбытии наказания, наличие постоянного места жительства, близких родственников, которые могли бы выразить желание ухаживать за осужденным, уже отбытый срок лишения свободы и личность осужденного.

Суд также учитывал, что в уголовно-исполнительной системе имеются специальные медицинские учреждения; в этих учреждениях могут содержаться больные, включая тех, кто представляет особую опасность для общества, если имеются основания полагать, что эти лица в случае освобождения могут совершить новые преступления. Заявитель проходил стационарное лечение бесплатно в тюремной больнице исправительной колонии. В случае освобождения он не смог бы получать необходимую помощь.

Найдя его состояние стабильным, а также установив, что Бубнов получает адекватную медицинскую помощь в период содержания под стражей, включая тот факт, что заявителю, скорее всего, не будет обеспечен такой уровень медицинской помощи, и он не будет соблюдать антиретровирусную терапию в случае освобождения, Европейский суд не усмотрел признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией.

 

Европейский суд полагает, что в случаях, когда власти решают поместить или продолжать содержать под стражей лицо с ограниченными возможностями, они должны демонстрировать особую заботу и гарантии для таких условий, которые соответствуют особым потребностям, вытекающим из инвалидности лица <11>. В деле "Фарбтухс против Латвии" Европейский суд отметил, что администрация исправительного учреждения позволила членам семьи временно находиться с заявителем в течение 24 часов и что это стало происходить на регулярной основе. Дополнительно к уходу со стороны его семьи заявитель, который имел физический недостаток, получал помощь со стороны медицинского персонала в течение рабочего дня и со стороны других заключенных в нерабочее время на добровольных началах.

 

Однако в другом случае Европейский суд признал неубедительными доводы суда, который, отказывая в освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью, сослался на тяжесть преступлений, совершенных заявителем, и продолжительность срока наказания, подлежащего для отбывания.

28 июня 2006 г. Ставропольский краевой суд признал Бутрина виновным в убийстве и осудил его к 19 годам лишения свободы. Бутрин имел 1 группу инвалидности, когда он прибыл в исправительную колонию, он был совершенно слепым в результате хронической катаракты обоих глаз. Он не мог передвигаться самостоятельно. В 2013 г. заявитель ходатайствовал о проведении медицинского обследования. Медицинская комиссия признала, что слепота была одним из заболеваний, перечисленных в Постановлении Правительства РФ N 54. Заявитель подал заявление в районный суд об освобождении от наказания по состоянию здоровья. Принимая во внимание указанные два фактора, Кочубеевский районный суд Ставропольского края пришел к выводу, что Бутрин должен оставаться в колонии и отклонил его ходатайство. Ставропольский краевой суд оставил решение без изменения.

Европейский суд указал, что в соответствии с Третьим общим докладом Европейского комитета против пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания следует обращать внимание на категорию заключенных, непригодных для дальнейшего содержания под стражей. Типичными примерами такого рода заключенных являются лица с краткосрочным фатальным прогнозом, страдающие от серьезного заболевания, уход за которыми в колонии невозможен в условиях пенитенциарных заведений, лиц с серьезными физическими недостатками. Продолжающееся содержание в колонии таких лиц может создать невыносимую ситуацию. Для отнесения к сфере действия статьи 3 Конвенции жестокое обращение может достичь даже минимального уровня суровости. Оценка указанного минимума зависит от всех обстоятельств дела, таких как длительность обращения, физических и психологических последствий для осужденного, его состояния здоровья, возраста, пола.

Исправительная колония, где содержался Бутрин, не была приспособлена для лиц с нарушением зрения и незрячих заключенных. Европейский суд констатировал, что, несмотря на существующие правовые положения и заключение медицинской комиссии, рекомендовавшей к освобождению заявителя по состоянию здоровья, он по-прежнему оставался в заключении без каких-либо мер, принятых властями для облегчения его страданий. Подобные условия содержания заявителя под стражей составляют бесчеловечное и унижающее достоинство обращение в значении Европейской конвенции.

По мнению Европейского суда, новый кассационный порядок обжалования решений по ходатайствам о досрочном освобождении от наказания в связи с болезнью до последнего времени не мог являться эффективным средством правовой защиты. Европейский суд ранее оценивал это средство правовой защиты как неэффективное при подаче ходатайств о досрочном освобождении от наказания, поскольку власти Российской Федерации не смогли привести примеров внутригосударственной судебной практики, демонстрирующих эффективность данного средства.

 

В 2015 г. позиция Верховного Суда РФ о применении ч. 2 ст. 81 УК РФ, как указано выше, существенно изменилась. Прежняя редакция разъяснений о применении этой нормы требовала при рассмотрении вопроса об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью учитывать поведение осужденного в период отбывания наказания, его отношение к проводимому лечению, соблюдение им медицинских рекомендаций, режимных требований учреждения, исполняющего наказание, по состоянию здоровья, а также данные о личности осужденного, наличие у него постоянного места жительства, родственников или близких ему лиц, которые могут и согласны осуществлять уход за ним.

 

Однако в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 51 разъяснение звучит уже совсем иначе - хотя Пленум по-прежнему упоминает необходимость принимать во внимание "иные обстоятельства, имеющие значение для разрешения ходатайства по существу", однако подчеркивает, что "по смыслу части 2 статьи 81 УК РФ при решении вопроса об освобождении лица от наказания определяющее значение имеет установление судом наличия у осужденного тяжелой болезни, препятствующей отбыванию им назначенного наказания".

На то, что при решении вопроса об освобождении осужденного в связи с наличием у него тяжелого заболевания судебная практика теперь исходит из того, что определяющее (решающее) значение имеет установление судом наличия у него такой болезни, препятствующей отбыванию им назначенного наказания, сослался и Конституционный Суд РФ, упомянув в подтверждение этого п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 в его нынешней редакции .

 

Также большое значение для формирования новой практики применения ст. 81 УК РФ имеет следующее решение высшей судебной инстанции.

По приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 8 мая 2013 г. У. осужден по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы. По Постановлению Приволжского районного суда г. Казани от 18 марта 2014 г. ему отказано в удовлетворении ходатайства об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью. Судами апелляционной и кассационной инстанций постановление оставлено без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 августа 2015 г. состоявшиеся судебные решения отменила и на основании ч. 2 ст. 81 УК РФ освободила У. от дальнейшего отбывания наказания в связи с его болезнью, указав следующее.

Суд первой инстанции не усмотрел необходимости в освобождении У. от отбывания наказания, сославшись на то, что необходимое лечение он получает и в условиях изоляции от общества. Обосновывая свой отказ в освобождении осужденного от отбывания наказания, суд указал, что У. совершено особо тяжкое преступление, представляющее повышенную опасность для общества, и что значительный срок назначенного наказания более 4 лет 6 месяцев им еще не отбыт.

Верховный Суд РФ сформулировал новую правовую позицию, указав, что суд вправе отказать в освобождении осужденного от отбывания наказания лишь по тем основаниям, которые предусмотрены законом. В законе не содержится указания на недопустимость освобождения от наказания по болезни ввиду того, что лицо осуждено за совершение особо тяжкого преступления или что оно не отбыло определенную часть назначенного ему наказания.