Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Отказ обвиняемого от дачи показаний следователю.

ОТКАЗ ОБВИНЯЕМОГО ОТ ПОКАЗАНИЙ

 

 

Гриненко Александр Викторович, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Московского государственного института международных отношений (Университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации (МГИМО МИД России), доктор юридических наук, профессор.

 

Алонцева Елена Юрьевна, доцент кафедры уголовного процесса Московского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук.

 

В статье формулируется определение показаний обвиняемого как источника доказательственных сведений в уголовном судопроизводстве. Описывается основная задача работы следственных органов при проведении допроса, право обвиняемого на отказ от дачи показаний как способ защиты от предъявленного обвинения, определяется его значение в качестве средства смягчения уголовной ответственности при чистосердечном признании на повторном допросе. Подробно рассматриваются обязанности должностных лиц и ограничения их действий при осуществлении допроса в соответствии с УПК РФ. Анализируются основания для детальной проверки измененных показаний обвиняемого в целях выяснения их достоверности. Выявляются проблемы в процессе проведения допроса, вследствие чего обосновывается необходимость изменения редакции норм УПК РФ.

 

Ключевые слова: обвиняемый, показания обвиняемого, обвинительное заключение, предварительное следствие, протокол допроса, защитник, ложные показания.

 

 

Уголовное судопроизводство является формой реагирования со стороны государства и общества с целью создания необходимых предпосылок для надлежащего и справедливого разрешения уголовных дел. Приоритетными нормами для него служат положения Конституции РФ, где в ст. 2 закреплено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а требование признавать, защищать и соблюдать права и свободы человека и гражданина есть прямая обязанность государства.

Подчиняясь данному правилу, законодатель в ст. 6 УПК РФ сформулировал два назначения уголовного судопроизводства - защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Согласно ст. 47 УПК РФ обвиняемым считается лицо, на имя которого вынесено постановление о его привлечении в качестве обвиняемого или составлен обвинительный акт либо обвинительное постановление. Результатом вынесения обвинительного акта является как возникновение в деле обвиняемого, так и завершение предварительного расследования (для дознания), так как в этом случае обвиняемый дает показания только на стадии судебного разбирательства. Встречаются случаи, когда в течение 10 дней не составлен обвинительный акт в отношении подозреваемого, находящегося под стражей. Тогда дознаватель имеет право самостоятельно вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, предъявить обвинение и провести допрос лица в статусе обвиняемого согласно общим правилам, предусмотренным гл. 23 УПК РФ.

Показаниями обвиняемого можно назвать его устный рассказ или ответы относительно вопросов, непосредственно касающихся предъявленного ему обвинения, кроме того, сообщение о других обстоятельствах, имеющих отношение к данному делу, о существующих в деле доказательствах. Вся информация, полученная в результате следственного действия, фиксируется в специальном документе - протоколе допроса, оформленного в установленном порядке.

Существует другое понятие "показаний обвиняемого". Это передача сведений лицом, выступающим в качестве обвиняемого, на допросе, осуществляемом в ходе предварительного расследования по конкретному уголовному делу или в судебном процессе согласно требованиям ст. ст. 173 - 174, 187 - 190 и 275 УПК РФ. Необходимо заметить, что показания обвиняемого не являются обособленным видом доказательств.

Предмет показаний обвиняемого ограничен содержанием соответствующего постановления, вынесенного в отношении него. В первую очередь обвиняемый отвечает на вопросы уполномоченного лица, напрямую относящиеся к предъявленному ему обвинению, именно поэтому допросу обвиняемого как на стадии предварительного расследования, так и в суде предшествует предъявление обвинения: в соответствии со ст. 273 УПК РФ в начале судебного следствия государственный обвинитель (а по делам частного обвинения - частный обвинитель) должен изложить содержание предъявленного обвинения. Помимо этого, обвиняемый имеет право делать сообщения обо всех неточностях и имеющих, по его мнению, важное значение для раскрытия преступления обстоятельствах, озвучивать свои версии, делать предположения и оценивать представленные доказательства. Важно обратить внимание и на то, что обвиняемый - лицо, особо заинтересованное в исходе дела. Следовательно, правдивость данных им показаний зачастую вызывает сомнения. Но, как показывает практика, весьма часто обвиняемые дают истинные показания, особенно в завершении расследования либо судебного разбирательства.

Согласно современному законодательству дача показаний обвиняемым является его правом, а не обязанностью. Уголовный кодекс не предусматривает для обвиняемого никакой ответственности как за отказ от дачи показаний, так и за дачу заведомо ложных показаний. Данное положение выражает закрепленное в ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против себя, а также выступает в качестве гарантии обеспечения конституционного права на защиту. Исходя из этого, можно отметить двойственную юридическую природу показаний обвиняемого: с одной стороны, они представляют собой источник доказательственных сведений, а с другой - способ защиты от предъявленного обвинения. Посредством этого обвиняемый имеет право излагать собственную версию произошедшего, давать оценку остальным доказательствам, по-своему объяснять причины установленных фактов. В связи с этим их нельзя рассматривать лишь как средство проверки предлагаемого мнения обвинения. Отрицание обвиняемым своей виновности и опровержение обвинения стимулируют органы предварительного расследования к поиску доказательств, а признательные показания способствуют выявлению иных доказательств, раскрытию других преступлений, привлечению к ответственности и розыску других лиц. Сообщение, полученное в результате допроса, также облегчает процесс установления субъективной стороны состава преступления, определения формы вины, направленности и содержания умысла, вида неосторожности и других элементов состава совершенного деяния.

Множество вопросов среди правоведов возникает по поводу права обвиняемого отказаться от дачи показаний. Так, в одном из учебников отмечено, что следователь должен осуществить допрос незамедлительно после предъявления лицу обвинения, руководствуясь требованиями, указанными в ч. 3 ст. 50 и п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ . Согласно п. 3 ч. 4 ст. 47 Кодекса обвиняемый может хранить молчание. Но данная позиция не является основанием для освобождения следователя от обязанности составления протокола допроса, потому что его главная цель - предоставить возможность обвиняемому высказать свою позицию, привести аргументы, факты и доводы. Обвиняемый вправе заявить об отказе давать показания в любой момент проведения допроса. Отказ может быть как полным, так и частичным, т.е. на конкретные вопросы, ставящие, по мнению обвиняемого, его в неловкое положение. Правовое значение возможности отказа от дачи показаний заключается в запрете толкования его против интересов обвиняемого, кроме этого, в запрете после первого отказа проводить повторный допрос. В соответствии с ч. 4 ст. 173 УПК РФ при отказе обвиняемого от дачи показаний в первый раз его очередной допрос по этому же обвинению или получение от него сообщения в ходе иных следственных мероприятий (например, при проведении обыска) может быть осуществлено исключительно по просьбе самого обвиняемого либо после получения от него согласия.

 

А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский считают, что данное правило закрепляет запрет насильственного воздействия в отношении обвиняемого с помощью многочисленных повторных допросов. Но допрос относительно измененного или нового обвинения осуществляется без просьбы обвиняемого. Также обвиняемый вправе дать показания на любом этапе расследования. Его ходатайство о проведении повторного допроса должно быть удовлетворено независимо от отказа или согласия на дачу показаний во время первого допроса.

 

Дачу показаний обвиняемым необходимо исследовать в двух значениях. Во-первых, если он считает, что сведения нужны для расследования уголовного дела, то имеет право требовать от дознавателя, следователя или суда права на сообщение информации. При этом перечисленные лица должны его внимательно выслушать, принять к сведению и проверить изложенные им доводы, факты и ответы. Во-вторых, лицо, в отношении которого составлено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, не подлежит ответственности за отказ от дачи, а также за дачу заведомо ложных показаний. Данная возможность выражает гарантию его права на защиту. В соответствии с этим отказ отвечать на вопросы или дачу ложных показаний абсолютно неправильно расценивать в качестве доказательств, подтверждающих его виновность.

Общие правила допроса обвиняемого регламентированы ст. ст. 189 и 173 УПК РФ. Отличительной особенностью данного вида допроса является обязанность следователя в самом начале получить ответы обвиняемого на следующие вопросы: признает ли он свою вину; хочет ли дать необходимые показания относительно предъявленного обвинения и какой он выберет язык. Если обвиняемый не желает давать показания, то следователь или дознаватель фиксирует данный факт в протоколе допроса.

А.Я. Аснис и Д.В. Кравченко считают, что после первого отказа обвиняемым от дачи показаний уполномоченные лица могут пытаться неоднократно вызывать лицо с целью повторной дачи показаний, несмотря на прямой запрет делать это без заявления лица (ч. 4 ст. 173 УПК РФ). В Определении Судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 2 сентября 2014 г. по уголовному делу N 22-5241/14 указано, что факт неподачи заявления обвиняемым о даче показаний не является основанием для отказа, потому что в протоколе допроса обвиняемого указано, что обвиняемый желает отвечать на вопросы и не отказывается от дачи показаний . Председатель суда Еврейской автономной области в своем Постановлении от 22 июля 2013 г. по делу N 4-А-45/2013 указал, что факт отказа обвиняемого от дачи показаний "абсолютно не ограничивает следователя в вызове подследственного, так же как и не снимает обязанности с последнего явиться в назначенный срок по вызову". Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Волгоградской области от 7 мая 2013 г. N 22-1692/13 содержит аналогичное мнение об отсутствии нарушений при попытках повторного допроса без проявления инициативы обвиняемого, исходя из того что "при добровольной даче им показаний присутствовал защитник". Вышеназванные случаи из судебной практики свидетельствуют о том, что в процессе предварительного расследования допрашиваемые лица, отказывающиеся от дачи показаний, подвергаются давлению. По мнению Э.Х. Сиратовой, такая правоприменительная практика не представляется правильной с правовой точки зрения и с течением времени может выступить в качестве предмета рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации

 

Важной проблемой для достижения результативного использования права отказа от дачи показаний представляется отсутствие устройства эффективного контроля над функционированием должностных лиц, которые согласно закону обязаны предупредить обвиняемого о такой возможности. К сожалению, часто следователи, не тратя времени на выяснение вопроса о том, хочет ли обвиняемый давать показания по делу против себя или нет, "опускают" конституционную норму и сразу начинают проводить допрос. Юридически протокол допроса заполняется согласно требованиям закона, а фактически обвиняемый лишается конституционного права не свидетельствовать против самого себя. В связи с этим считаем эффективным зафиксировать и конкретизировать требования ст. 51 Конституции РФ в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, по нашему мнению, в ч. 2 ст. 173 УПК РФ целесообразно внести дополнение, прямо указав, что в начале допроса следователь должен разъяснить лицу право на отказ от дачи показания, а также зафиксировать факт добровольности дачи обвиняемым показаний путем получения от него подписи.

 

Особое внимание привлекает оценка показаний обвиняемого, содержание которых выражает возможность совершения преступления другими лицами. В этом случае первостепенно следует установить мотив, которым руководствовался обвиняемый. Исходя из судебной практики, чаще всего обвиняемый старается переложить ответственность или разделить ее, отомстить либо, наоборот, скрыть третье лицо.

Остро стоит проблема выяснения истинных причин отказа в суде от ранее данных показаний. Изменение показаний всегда является "выгодным", по мнению обвиняемого, шагом к сокрытию важных доказательств от суда. Например, в процессе предварительного следствия, а также в момент его завершения обвиняемый вправе знакомиться с материалами уголовного дела. Выстроив доказательства в логическую цепочку, обвиняемый может прийти к выводу, что их количества недостаточно для признания его виновным, и, пытаясь уйти от наказания, решит отказаться в суде от показаний, данных в ходе предварительного следствия. Бывают ситуации, когда обвиняемый, убедившись в бесполезности дальнейшего отрицания вины, с помощью чистосердечного признания старается облегчить ответственность за совершенное им преступление. Также известны ситуации, когда вначале обвиняемый в своих показаниях свидетельствовал о причастности в содеянном третьих лиц, но спустя некоторое время изменил версию, сказав, что действовал один. Также отказ от прежних показаний, по мнению обвиняемого, предоставляет ему возможность избежать более строгого наказания за участие в организованной группе.

Суд, прежде чем прийти к какому-либо решению, должен тщательно проверить и оценить измененные показания в полном объеме. Нельзя забывать, что элементы правды и лжи могут содержаться как в новых, так и в первоначальных показаниях. В связи с этим должностному лицу требуется детально выяснять у обвиняемого, что конкретно в его показаниях неправильно, что он подтверждает, а что изменяет и чем это аргументирует. В случае привлечения в качестве обвиняемых нескольких лиц правдивость измененных сведений отдельного обвиняемого может быть опровергнута или подтверждена путем допроса других. С помощью такого следственного действия имеется большая вероятность узнать, в какой степени информация, от которой отказался обвиняемый, имеет истинное содержание относительно фактических обстоятельств раскрываемого преступления.

Н.Н. Неретин обращает внимание на то, что показания, данные на стадии предварительного расследования, не должны отличаться по юридической силе от показаний, данных в судебном заседании. В судебной практике известны случаи, когда в результате скрупулезного судебного разбирательства суд выяснил, что первоначальные показания обвиняемого, полученные следователем в начале расследования, были достоверными, а показания, данные в суде, - ложными. Следует признать настоящее положение норм УПК РФ не совсем идеальным. Например, обвиняемый давал в отсутствие защитника показания, позволяющие сделать вывод о меньшей виновности этого лица, чем его соучастников. Впоследствии, в ходе судебного разбирательства, в результате оказания негативного воздействия на обвиняемого соучастников преступления он берет их вину на себя, отказываясь от предыдущих показаний. В данной ситуации суд не имеет права анализировать показания, данные в первый раз, исходя из положения п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, которое относит показания, данные без участия защитника и опровергнутые в суде, к недопустимым доказательствам. Несмотря на современную гуманизацию уголовно-процессуального законодательства, в целях повышения раскрываемости преступлений и изобличения настоящих преступников считаем целесообразным исключить из закрепленного в ч. 2 ст. 75 перечня недопустимых доказательств показания, полученные от обвиняемого в отсутствие защитника и опровергнутые им самим в суде. В этой связи нельзя не согласиться со словами В.З. Лукашевича: "В России сейчас в первую очередь заботятся об увеличении прав участников уголовного судопроизводства, отодвигая на второй план соблюдение государственных и общественных интересов в борьбе с преступностью".

 

Как отмечает Л.А. Рычкалова, опыт, полученный из судебно-следственной практики, показывает, что в большом количестве преступлений, где виновность лица доказывается с помощью косвенных доказательств, эта вина подтверждается большим количеством собранных улик и только в малой степени поддерживается его личным сознанием, причем это сознание много раз изменяет свои границы и свой оттенок .

 

Исходя из вышесказанного, можно констатировать несовершенство уголовно-процессуального законодательства с точки зрения защиты обвиняемого в ходе допроса, а также впоследствии при его отказе от дачи ранее данных показаний. Также насущной проблемой является ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей лицами, осуществляющими допрос, что приводит к нарушению прав обвиняемого. Данные пробелы законодательства возможно исправить путем внесения определенных изменений в УПК РФ, что также позволит увеличить раскрываемость преступлений и привлекать к ответственности действительных преступников.