Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Отказ от обвинения и изменение обвинения прокурором на предварительном слушании

ОТКАЗ ОТ ОБВИНЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ ПРОКУРОРОМ   НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛУШАНИИ

 

 

Спирин Александр Владимирович, доцент кафедры уголовного процесса Уральского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.

 

В статье рассматриваются вопросы правовой регламентации статуса прокурора как государственного обвинителя на этапе предварительного слушания уголовного дела. Изменение позиции государственного обвинителя относительно виновности подсудимого требует корректировки обвинительного тезиса, что может выражаться как в изменении обвинения, так и в отказе (полном или частичном) от обвинения.

 

Ключевые слова: государственный обвинитель, использование результатов оперативно-розыскной деятельности, судебное следствие, устранение недостатков.

 

 

Для предварительного слушания как одной из форм стадии подготовки к судебному заседанию характерны специфические задачи, решаемые на этом этапе уголовного судопроизводства.

К таким задачам следует отнести выяснение наличия (отсутствия) препятствий для рассмотрения дела по существу и создание надлежащих условий для перехода дела в следующую стадию. На успешное выполнение этих задач должны быть направлены не только действия и решения суда, но также действия и решения иных участников этой стадии и в первую очередь прокурора. Между тем нормативное регулирование предварительного слушания (гл. 33 и 34 УПК РФ) нельзя считать исчерпывающе полным и позволяющим успешно разрешить все проблемные вопросы. К числу таковых, думается, нужно отнести изменение прокурором обвинения и отказ от обвинения в рамках предварительного слушания.

Следует отметить, что в отличие от изменения обвинения (отказа от обвинения) в стадии судебного разбирательства, основания и порядок которых полно урегулированы в ст. 246 УПК, аналогичные решения прокурора в рамках предварительного слушания только упоминаются в гл. 34 УПК. Так, о возможности (праве) прокурора изменить обвинение говорится в ч. 5 ст. 236 УПК во взаимосвязи с последующим решением суда о направлении уголовного дела по подсудности. Об отказе прокурора от обвинения речь идет в ч. 1 ст. 239 УПК, которая в свою очередь отсылает к ч. 7 ст. 246 Кодекса и указывает на последствия отказа от обвинения - вынесение судом постановления о прекращении уголовного дела.

Возникает важнейший для теории и практики вопрос: в каких случаях прокурор в ходе предварительного слушания может изменить обвинение (отказаться от него) при условии, что этот этап судопроизводства не предполагает исследования всех собранных по делу доказательств? Что должно произойти по делу, чтобы оценка доказательств прокурором существенным образом изменилась?

Если оставить в стороне возможность того, что следователь (дознаватель) при формулировании обвинения допустил грубые ошибки (например, излишнее, не подтвержденное какими-либо доказательствами вменение состава преступления, отдельного эпизода, квалифицирующего признака), на которые "закрыл глаза" прокурор, утвердивший итоговый документ предварительного расследования, то возможны следующие ситуации, приводящие к изменению обвинения (отказу от обвинения):

1) судом было удовлетворено ходатайство защиты об истребовании дополнительных доказательств или предметов, если эти доказательства или предметы имеют значение для уголовного дела (ч. 7 ст. 234 УПК), т.е. доказательственная база по делу расширилась, и это существенно изменило оценку совокупности доказательств;

2) готовясь к судебному заседанию, государственный обвинитель на основе беспристрастного изучения материалов уголовного дела пришел к своему собственному внутреннему убеждению, собственной оценке имеющихся в деле доказательств, что необходимо изменить обвинение уже на предварительном слушании или вообще отказаться от обвинения;

3) по делу заявлено ходатайство об исключении доказательства (п. 1 ч. 2 ст. 229, ст. 235 УПК), и удовлетворение судом этого ходатайства также коренным образом изменяет общую оценку доказательств по делу.

Рассмотрим эти ситуации подробнее. Анализируя содержание положений ч. 4 ст. 37 и ч. ч. 7 и 8 ст. 246 УПК, можно прийти к выводу: отказ от обвинения (равно как и изменение обвинения) возможен только после исследования всех доказательств по делу. В ч. 7 ст. 246 УПК в качестве условия для отказа от обвинения указывается следующее: "Представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение". Правовая позиция Конституционного Суда РФ состоит в том, что "использование предусмотренных законом оснований отказа от обвинения или изменения обвинения в сторону смягчения, как правило, предполагает необходимость предшествующего анализа всех собранных по делу доказательств и их правовой оценки"

 

Генеральный прокурор РФ в Приказе N 465 вполне конкретно и точно определяет: "государственный обвинитель, руководствуясь законом и совестью, может отказаться от обвинения только после всестороннего исследования доказательств".

 

В уголовно-процессуальной науке обосновывается, что "государственный обвинитель обладает правом отказа от обвинения не ранее завершения судебного следствия, когда в предусмотренном законом порядке будут исследованы имеющиеся в деле доказательства... В противном случае становится непонятно, из чего исходит обвинитель при отказе от обвинения, когда все доказательства еще не были исследованы в судебном порядке".

 

Всестороннее исследование представленных доказательств предполагает непосредственное изучение в ходе судебного следствия всех доказательств, собранных в ходе предварительного расследования, представленных в судебное заседание сторонами или истребованных судом (ст. 240, гл. 37 УПК). Таким образом, приобщение судом к материалам уголовного дела на предварительном слушании дополнительных доказательств, представленных стороной защиты, не означает исследования этих доказательств, их проверки, сопоставления с иными имеющимися в деле доказательствами. Судебное следствие в рамках предварительного слушания не проводится, поэтому время для оценки совокупности доказательств в первой из рассматриваемых нами ситуаций еще не наступило. Вывод: отказ прокурора от обвинения или изменение им обвинения в первой из рассматриваемых ситуаций являются преждевременными.

Вторая ситуация распространена на практике. Так, В. Хатуаева приводит в своей статье два примера изменения прокурором обвинения на предварительном слушании. По каждому из дел прокурор переквалифицировал обвинение, придя к выводу об отсутствии квалифицирующих признаков преступления. В первом случае речь шла о том, что тайное хищение совершено из витрины магазина, предназначавшейся для демонстрации товара, а не для его хранения, а следовательно, не было квалифицирующего признака - незаконное проникновение в помещение или иное хранилище". Во втором прокурор не усмотрел квалифицирующего признака мошенничества - "использования своего служебного положения". В обоих случаях изменение прокурором обвинения повлекло изменение подсудности уголовного дела: направление дела мировому судье .

 

Анализ приведенных примеров позволяет усомниться в правильности действий прокурора. Для того чтобы принять любое из приведенных решений, прокурору необходимо было оценить не отдельные доказательства, а всю их совокупность, что невозможно на предварительном слушании. Следовательно, оценка прокурора базировалась на изучении письменных материалов дела при подготовке к участию в судебном заседании. Представляется, что и в этой ситуации изменение обвинения прокурором было преждевременным.

Третья из анализируемых ситуаций более сложна, она носит исключительный характер. Дело в том, что некоторые обстоятельства, входящие в предмет доказывания по отдельным видам преступлений, должны быть подтверждены точно определенными видами доказательств.

Например, при квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 162 УК РФ принадлежность предмета, примененного при совершении нападения, к оружию должна устанавливаться на основании экспертного заключения. Если же примененный при совершении преступления предмет не является оружием в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии", то действия лица квалифицируются как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия .

 

Другой пример. Для квалификации действий водителя по ч. ч. 2, 4 или 6 ст. 264 УК необходимо установить факт употребления лицом, управлявшим транспортным средством, веществ, вызывающих алкогольное опьянение, наркотических средств или психотропных веществ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ предусматривает, что соответствующие обстоятельства должны быть установлены по результатам освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) медицинского освидетельствования на состояние опьянения, по результатам химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании на состояние опьянения, проведенных в соответствии с правилами, утвержденными Правительством РФ, и в порядке, установленном Министерством здравоохранения РФ, либо по результатам судебной экспертизы, проведенной в порядке, предусмотренном УПК. Пленум уточняет, что "водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан совершившим преступление, предусмотренное статьями 264 или 264.1 УК РФ, в состоянии опьянения, если после его задержания к моменту проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством"

 

Предположим, что в досудебном производстве по рассматриваемым уголовным делам при проведении судебной экспертизы, освидетельствования, медицинского освидетельствования были допущены нарушения действующего законодательства. В этом случае в рамках предварительного слушания соответствующие заключения, протоколы и акты могут быть признаны недопустимыми доказательствами. Это исключит возможность дальнейшего доказывания соответствующих обстоятельств, поскольку никакими иными доказательствами такие обстоятельства установлены быть не могут. Прокурор будет вынужден должным образом изменить обвинение, если устранить неполноту доказательственной базы в этой части (провести повторную экспертизу) по каким-либо причинам нельзя.

Необходимо принять во внимание еще один нюанс. Решение суда об исключении доказательства не оформляется отдельным процессуальным документом. Из содержания ст. 236 УПК следует, что в вынесенном по итогам предварительного слушания решении (исчерпывающий перечень решений приведен в ч. 1 ст. 236 УПК) судья отражает результаты рассмотрения ходатайств и жалоб, в том числе и ходатайств об исключении доказательств. Из этого следует, что заявление об изменении обвинения прокурор должен сделать одновременно с заключением, в котором он соглашается с ходатайством об исключении доказательства. УПК не содержит препятствий и для того, чтобы заявление об исключении доказательств исходило от прокурора. В последнем случае при необходимости прокурор также может заявить и об изменении обвинения.

Таким образом, можно сделать вывод: изменение обвинения (а при определенных обстоятельствах и отказ от обвинения) прокурором на предварительном слушании допустимо в единственном (исключительном) случае - когда прокурор пришел к выводу, что одно из доказательств (или несколько доказательств) получено в досудебном производстве с нарушением закона и в связи с этим подлежит исключению из судебного разбирательства. Одновременно прокурор обоснованно полагает, что устранить допущенное нарушение, заменить исключенное доказательство невозможно. Только при таких условиях изменение прокурором обвинения будет законным и обоснованным.

В заключение нужно коснуться еще одной стороны рассматриваемой проблемы. Оценка доказательств - сложная мыслительная деятельность, требующая не только знаний в области права, но и глубокого понимания методологических основ познания . Поскольку ошибка в оценке доказательства, приводящая к изменению обвинения (или отказу от него), в этом случае является неустранимой (возможность вернуться к вопросу признания исключенного доказательства допустимым в ходе судебного разбирательства ч. 7 ст. 235 УПК предусматривает, а "обратное" изменение обвинения будет уже невозможно), необходим "страховочный механизм", предупреждающий подобные просчеты. В связи с изложенным предлагается дополнить приказ Генерального прокурора РФ, регулирующий вопросы участия прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства, следующим положением:

 

"Прокурорам, участвующим в предварительном слушании, исходить из того, что изменение обвинения (отказ от обвинения) на предварительном слушании возможно только как следствие исключения одного или нескольких доказательств в порядке, предусмотренном ст. 235 УПК РФ. В случае если прокурор, участвующий в предварительном слушании, приходит к выводу о необходимости исключения доказательства и связанного с этим изменения обвинения (отказа от обвинения) по делу, ему следует ходатайствовать перед судом о предоставлении времени для согласования такого решения, после чего докладывать свои выводы прокурору, поручившему ему участвовать в предварительном слушании.

Прокурору, давшему поручение об участии в предварительном слушании, в случае принципиального несогласия с выводом о необходимости изменения обвинения (отказа от обвинения) своевременно решать вопрос о замене прокурора в предварительном слушании либо самому принимать в нем участие.

Изменение прокурором обвинения на предварительном слушании (отказ от обвинения) должно быть мотивировано и представлено суду в письменной форме".

Представляется, что просьба прокурора об объявлении перерыва в судебном заседании не повлечет отказа со стороны суда, поскольку изменение обвинения (не говоря об отказе от него) упростит и ускорит последующее судебное разбирательство. В случае же замены прокурора на предварительном слушании повторения уже произведенных действий по проверке доказательств не требуется.