Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Отказ прокурора от обвинения в суде апелляционной инстанции.

ПРАВО ПРОКУРОРА НА ОТКАЗ ОТ ОБВИНЕНИЯ В СУДЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

 

 

Панокин Александр Михайлович, доцент Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук.

 

В статье рассматриваются проблемы реализации прокурором права на отказ от обвинения в суде апелляционной инстанции. Автором анализируются юридическая доктрина, правовые позиции Конституционного Суда РФ и судебная практика по данному вопросу. Делается вывод о возможности отказа прокурора от обвинения в суде апелляционной инстанции и необходимости принятия судом решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

 

Ключевые слова: отказ от обвинения, прокурор, прекращение уголовного дела, прекращение уголовного преследования, апелляционный пересмотр, уголовный процесс.

 

Значительное преобразование системы контрольно-проверочных стадий уголовного процесса в современном уголовном судопроизводстве связано с принятием Федерального закона от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации". В результате модернизации апелляционное производство по уголовным делам закреплено законодателем в качестве единственной формы пересмотра не вступивших в законную силу судебных решений.

Сегодня возможность обращения к фактическим обстоятельствам уголовного дела только в апелляционном производстве позволяет характеризовать его как основной способ проверки правосудности приговоров, определений или постановлений суда, обеспечивающий их окончательность. В связи с проводимой реформой в науке уголовно-процессуального права развернулась дискуссия об особенностях процессуального статуса государственного обвинителя и (или) прокурора в суде апелляционной инстанции, а также возможности его отказа от обвинения на данной стадии уголовного процесса. При этом одними учеными-процессуалистами и практиками высказывается мнение о возможности отказа прокурора от обвинения в апелляционном производстве, а другими - о недопустимости такого отказа. Неоднозначно складывается и правоприменительная практика, когда суды апелляционной инстанции в одних случаях принимают отказ прокурора от обвинения, а в других нет .

 

В юридической литературе институт отказа прокурора от обвинения характеризуется следующим образом: "Признание стороной обвинения (прокурором), что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, влечет отказ государственного обвинителя от уголовно-правовой претензии государства к подсудимому о нарушении им уголовно-правового запрета полностью или частично и соответственно отказ от уголовно-правового спора по существу данной претензии полностью или в части. Данное обстоятельство влечет правовое последствие в виде судебного решения о прекращении уголовного дела".

 

Использование прокурором права на отказ от обвинения в суде апелляционной инстанции означает реализацию в уголовном судопроизводстве принципов состязательности и равноправия сторон, а не прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части судом апелляционной инстанции - выполнение последним функции по обвинению лица в отсутствие уголовно-правовой претензии со стороны должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование.

Однако некоторыми авторами высказывается мнение, что временной рубеж, который пресекает право прокурора отказаться от обвинения, по аналогии с изменением последнего обвинения действует в силу прямого указания закона до удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора. С данной позицией невозможно согласиться по нескольким причинам.

 

Во-первых, в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном гл. 35 - 39 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными гл. 45.1 УПК РФ. Следовательно, гл. 35 УПК РФ "Общие условия судебного разбирательства", содержащая ч. 7 ст. 246 УПК РФ, предусматривающую возможность отказа прокурора от обвинения, регулирует и процедуру апелляционного производства. Никаких изъятий, касающихся реализации в этой части общих условий судебного разбирательства при апелляционном пересмотре судебных решений по уголовным делам, гл. 45.1 УПК РФ не содержит. Во-вторых, в ч. ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ отсутствуют указания на то, что данные полномочия могут быть реализованы прокурором до удаления именно суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора.

Исходя из понимания законодателем суда как любого суда общей юрисдикции, рассматривающего уголовное дело по существу и выносящего решения, предусмотренные УПК РФ, закрепленного в п. 48 ст. 5 УПК РФ, в системном толковании с положениями п. 28 ст. 5 УПК РФ, устанавливающего, что приговор - это решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции, можно прийти к выводу, что законодатель допускает отказ прокурора от обвинения исключительно в суде первой и апелляционной инстанции.

Также в научной литературе отмечается, что отказ прокурора от обвинения в апелляционном производстве противоречит предмету судебного разбирательства в апелляционном порядке, предусматривающем проверку законности, обоснованности и справедливости приговора (ст. 389.9 УПК РФ), и ревизионным полномочиям суда апелляционной инстанции (ч. ч. 1, 2 ст. 389.19 УПК РФ) .

 

Вопрос предмета судебного разбирательства в апелляционном порядке непосредственно связан с определением его пределов. Пределы судебного разбирательства в апелляционном порядке определяются в том числе положениями ч. 1 ст. 252 УПК РФ, т.е. предъявленным лицу обвинением, что нашло закрепление в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции". Несмотря на то что решение по указанному обвинению принято судом первой инстанции, приговор еще не вступил в законную силу и презумпция невиновности не опровергнута, а обвиняемый считается невиновным. Иное делало бы бессмысленным право суда апелляционной инстанции постановить судебный акт, полностью заменяющий решение суда первой инстанции, - в первую очередь апелляционный приговор, т.е. решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания.

Также обширные полномочия суда апелляционной инстанции по исследованию доказательств, включая новые, позволяют в ходе судебного разбирательства установить фактические обстоятельства уголовного дела, отличные от тех, которые изложены в приговоре суда первой инстанции. Если такие обстоятельства свидетельствуют о необоснованности предъявленного обвинения, то прокурор должен отказаться от обвинения. Не исключает возможность отказа прокурора от обвинения в суде апелляционной инстанции и наличие у последнего ревизионных полномочий, так как их использование является именно правом, а не обязанностью суда, что требует в силу состязательного построения уголовного процесса и равноправия сторон активности участников уголовного судопроизводства, в том числе и со стороны обвинения.

Не объясняет недопустимости отказа прокурора от обвинения в суде апелляционной инстанции и отсутствие в законе такого основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке, как отказ прокурора от обвинения. Анализ судебной практики показал, что основание отмены или изменения судебного решения, применимое в данном случае судом апелляционной инстанции, непосредственно зависит от причин такого отказа.

 

Например, в судебном заседании суда апелляционной инстанции прокурор в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ просил уголовное дело в отношении осужденного прекратить, освободить его от уголовной ответственности в соответствии с п. 1 примечаний к ст. 228 УК РФ в связи с добровольной выдачей наркотического средства. Судебная коллегия областного суда пришла к выводу, что позиция прокурора является обоснованной и мотивированной, отменила приговор суда первой инстанции и прекратила уголовное дело в связи с неправильным применением уголовного закона, сославшись на п. 3 ст. 389.15 УПК РФ.

 

В другом случае в поданном государственным обвинителем апелляционном представлении, поддержанном прокурором в заседании суда апелляционной инстанции, указывалось на отсутствие в действиях осужденного признаков состава преступления и необходимость прекращения уголовного дела, которое было расценено судебной коллегией по уголовным делам областного суда как отказ прокурора от обвинения. Принятие такого отказа было обосновано судом нарушениями ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и ст. 2 Федерального закона от 12 августа 1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" при проведении проверочной закупки, а все доказательства вины осужденного в совершении преступления признаны недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ . Несмотря на то что суд не сослался на соответствующее основание отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке, в данном случае имеет место существенное нарушение уголовно-процессуального закона (ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ).

 

Также в качестве примера можно привести отказ прокурора от обвинения в суде апелляционной инстанции, обоснованный тем, что осужденный не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 314.1 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам краевого суда обосновала решение о принятии отказа прокурора от обвинения тем, что в соответствии со ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, а поскольку осужденный не является субъектом соответствующего преступления, то в его действиях отсутствует состав преступления, и он не может нести уголовную ответственность. В данном определении отсутствует ссылка на конкретное апелляционное основание, но указание на ст. 8 УК РФ свидетельствует о неправильном применении судом первой инстанции уголовного закона, выразившемся в нарушении требований Общей части УК РФ (п. 1 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ).

 

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ последствиями полного или частичного отказа государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства является прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. В силу своей правовой природы и источника законодательного закрепления основания, предусмотренные п. п. 1 - 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, относятся к материально-правовым, а п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ - к процессуально-правовым, что позволяет их соответственно соотнести с неправильным применением уголовного закона или существенными нарушениями уголовно-процессуального закона как основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке. В связи с этим отсутствует необходимость в закреплении такого специального апелляционного основания, как отказ прокурора от обвинения .

 

Вопросы отказа прокурора от обвинения при пересмотре не вступившего в законную силу приговора неоднократно становились предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. В Определении от 21 декабря 2000 г. N 295-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Красильникова Сергея Евгеньевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 378, частью первой статьи 379 и частью первой статьи 380 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР" Конституционным Судом РФ сформулирована позиция, в соответствии с которой обязательное значение отказ прокурора от обвинения может иметь лишь при производстве в суде первой инстанции до постановления судом итогового решения по делу. После вынесения судом приговора прокурор может только оспаривать в вышестоящей судебной инстанции его законность и обоснованность, в том числе по реабилитирующим лицо основаниям, но занятая им в таких случаях позиция не является для суда обязательной.

Нужно заметить, что указанное Определение было вынесено в результате рассмотрения конституционности отдельных норм, регулирующих надзорный пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу, закрепленных в УПК РСФСР 1960 г., а также в период продолжения действия института советской кассации с ограниченными возможностями суда кассационной инстанции по исследованию фактических обстоятельств уголовного дела.

Позднее, в Определении от 23 июня 2016 г. N 1260-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Антоняна Дживана Жораевича на нарушение его конституционных прав частью седьмой статьи 246 и статьей 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" Конституционный Суд разъяснил, что положения ч. 7 ст. 246 УПК РФ в силу ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ распространяют свое действие на производство в суде апелляционной инстанции. При этом было отмечено, что поскольку объем обвинения проверен судами первой и апелляционной инстанций, признавшими доказательства по делу допустимыми, а вину осужденного - доказанной, отказ от обвинения после вступления приговора в законную силу не допускается. С учетом широких познавательных возможностей суда апелляционной инстанции по полноценному непосредственному исследованию и проверке доказательств, а также принятию решения, полностью заменяющего решение суда первой инстанции, точку зрения Конституционного Суда необходимо признать обоснованной.

Более сложную позицию Конституционный Суд РФ высказал в Определении от 7 декабря 2017 г. N 2800-О "По запросу Суда Ямало-Ненецкого автономного округа о проверке конституционности положений части четвертой статьи 37, части седьмой статьи 246 и части первой статьи 389.13 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". С одной стороны, он констатировал, что обвинительная деятельность прокурора может быть продолжена в суде апелляционной инстанции и принятые решения суда первой инстанции не являются окончательными, так как до вступления приговора в законную силу лицо не признано виновным в совершении преступления. С другой стороны, нельзя не учитывать, что обвинительный приговор, который хотя и не вступил в законную силу, является принятым по итогам непосредственного исследования и оценки доказательств актом правосудия самостоятельного и независимого суда.

Кроме того, прокурор не лишен возможности указывать в апелляционном представлении на любые недостатки приговора, свидетельствующие о его неправосудности и подлежащие исследованию в суде апелляционной инстанции, однако такое указание не может быть признано полным или частичным отказом от обвинения. Позиция прокурора в апелляционной инстанции о необходимости отмены приговора и оправдания лица за отсутствием состава преступления не является для суда обязательной и не влечет таких же последствий, как отказ прокурора от обвинения. Для случаев, когда суд апелляционной инстанции придет к выводу об ошибочности позиции прокурора и установит, что вынесенный приговор является законным, обоснованным и справедливым, он правомочен отказать в удовлетворении апелляционного представления прокурора, что, в свою очередь, влечет вступление решения суда первой инстанции в законную силу.

Значимость рассматриваемой правовой позиции Конституционного Суда РФ заключается в том, что ссылкой на Определение от 23 июня 2016 г. N 1260-О подтверждена возможность отказа прокурора от обвинения в суде апелляционной инстанции. Также было правильно указано на различную природу апелляционного представления, позиции прокурора о необходимости отмены приговора и оправдания лица за отсутствием состава преступления, высказанной в суде апелляционной инстанции, и отказа прокурора от обвинения. Положения ч. 7 ст. 246 УПК РФ однозначно указывают на возможность отказа от обвинения только в ходе судебного разбирательства, что исключает такой отказ в апелляционном представлении. Ранее Конституционный Суд РФ отмечал, что вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, что возможно осуществить при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. Высказанная в суде апелляционной инстанции прокурором позиция о необходимости отмены приговора и оправдания лица за отсутствием состава преступления также не идентична отказу от обвинения, так как последствиями последнего является не постановление оправдательного приговора, а прекращение уголовного дела, что следует из ч. 7 ст. 246 УПК РФ и п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 55 "О судебном приговоре".

 

Сущностной характеристикой апелляционного пересмотра судебных решений, отличающей его от других контрольно-проверочных стадий уголовного процесса, является наличие судебного следствия, состоящего в производстве судебных следственных и иных процессуальных действий, направленных на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию. Состязательное построение уголовного судопроизводства предопределяет разделение процессуальных функций его участников. До вступления приговора в законную силу ввиду неокончательности решения суда первой инстанции и действия принципа презумпции невиновности может быть продолжена обвинительная деятельность прокурора , что подразумевает возможность для него отказаться от обвинения по завершении исследования значимых для этого материалов уголовного дела в процедуре судебного следствия и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

 

В случае отказа прокурора от обвинения суду апелляционной инстанции необходимо принять решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, а иное означало бы выполнение судом несвойственной ему функции обвинения.