Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Отвод судьи - гарантия беспристрастности суда при рассмотрении гражданских дел.

ОТВОД СУДЬИ - ГАРАНТИЯ БЕСПРИСТРАСТНОСТИ СУДА  ПРИ РАССМОТРЕНИИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

 

 

Хитренко (Панченко) Анастасия Игоревна, аспирантка Российского государственного университета правосудия, помощник председателя Новосибирского областного суда.

 

Статья посвящена отдельным вопросам реализации института отвода судьи в гражданском процессе. Предлагается расширить перечень оснований для отвода судьи; оптимизировать порядок рассмотрения заявлений об отводе, исключив возможность рассмотрения отвода самим же судьей. Отдельное внимание уделено вопросу доказывания необъективности и предвзятости судьи при заявлении отвода участниками процесса.

 

Ключевые слова: беспристрастность; независимость; предвзятость; судебная власть; отвод судьи.

 

Основной гарантией законности состава суда, сформированного для рассмотрения конкретного гражданского дела, беспристрастности судей в гражданском и арбитражном процессе является предусмотренное законом право участников судопроизводства выразить недоверие суду посредством заявления отвода в случае наличия подозрений в его необъективности, предвзятости, какой-либо заинтересованности в исходе дела.

Конституционный Суд РФ указывает, что "введение законодателем института отвода судей направлено на реализацию предписаний Конституции Российской Федерации (статья 46, часть 1; статья 120, часть 1; статья 123, часть 3) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 6) о праве на судебную защиту независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, которая гарантируется также всей совокупностью гражданско-процессуальных средств и процедур".

 

Основания, исключающие повторное участие судьи в рассмотрении дела, определены в законе максимально четко и понятно, а главное единообразно (ст. 17 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК), ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК), ст. 32 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС)). Больше вопросов возникает относительно реализации отдельных норм, совокупность которых образует институт отвода в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Нормами, являющимися основанием для устранения от участия в конкретном деле судьи, в ГПК РФ являются положения ст. 16. Более широкий перечень оснований для отвода судьи по сравнению с ГПК закреплен в АПК. Так, согласно ч. 1 ст. 21 АПК в число таких оснований также включены такие основания, как служебная или иная зависимость судьи от лица, участвующего в деле, или его представителя в момент рассмотрения дела или ранее, а также публичные заявления судьи или оценка, которую ранее давал судья по существу рассматриваемого дела. Примечательно, что в новом КАС (ст. 31) перечень оснований для отвода судьи аналогичен по своему содержанию перечню, закрепленному в ГПК, два указанных выше основания, предусмотренные в АПК, по непонятным причинам не нашли своего отражения в соответствующей норме КАС.

В литературе одним из широко обсуждаемых вопросов является расширение оснований отвода судей. Нередко высказывается мнение относительно закрепления в законе в качестве дополнительного основания для отвода судьи его некомпетентности. Есть и противники такого предложения, по мнению которых некомпетентность, проявленная в рамках конкретного дела, не может являться основанием для прекращения полномочий судьи .

 

По нашему мнению, перечень оснований для отвода судьи необходимо расширить, включив в него случаи:

1) если имеются основания полагать, что гражданское дело передано должностным лицом суда (председателем, заместителем председателя) в производство конкретного судьи намеренно, в нарушение порядка определения судьи для рассмотрения дела, в частности в обход процедуры автоматического распределения дел;

2) если председателем, заместителем председателя суда произведена замена судьи без указания причин и без вынесения мотивированного определения при решении указанного вопроса.

Вместе с тем полагаем, что исчерпывающий перечень оснований для отвода судьи в законе предусмотреть невозможно ввиду широкого круга ситуаций, в которых могут возникнуть подозрения в необъективности судьи, наличия заинтересованности в исходе дела. В этой связи полностью согласимся с мнением А.В. Науменкова о том, что "излишнее распространение оснований отвода судей негативно отразится на эффективности самого рассмотрения дела, в силу чего законодательство должно разработать общий перечень оснований отвода, по возможности предусмотрев общие тенденции и причины пристрастности судей".

 

Еще одним из наиболее проблемных вопросов, касающихся института отвода в гражданском судопроизводстве, является порядок рассмотрения заявлений об отводе, точнее, субъект, уполномоченный на рассмотрение таких заявлений.

Согласно ч. 2 ст. 20 ГПК, ч. 2 ст. 35 КАС вопрос об отводе, заявленном судье, рассматривающем дело единолично, разрешает тот же судья, которому заявлен отвод. В случае рассмотрения дела судебной коллегией вопрос об отводе судьи разрешает этот же состав суда в отсутствие отводимого судьи. Вопрос об отводе, заявленном нескольким судьям или всему составу суда, разрешается также этим же судом.

Верховный Суд РФ отмечал, что поведение судьи является главным фактором, провоцирующим стороны систематически заявлять судье отвод, поэтому судья обязан предпринимать необходимые меры, направленные на предотвращение подобной ситуации .

 

Позиция Конституционного Суда РФ сводится к тому, что процедура рассмотрения заявления об отводе тем же судьей, которому данный отвод заявлен, отвечает задаче своевременного рассмотрения гражданского дела, предотвращения затягивания срока судебного разбирательства в случае намеренного заявления необоснованного отвода судье со стороны недобросовестных участников процесса. Конституционный Суд РФ указал, что такой порядок снижает вероятность затягивания рассмотрения дела вследствие недобросовестного заявления кем-либо из лиц, участвующих в деле, необоснованного отвода судье. Соблюдение принципа беспристрастности этого судьи обеспечивается вынесением мотивированного определения, в котором судья обязан опровергнуть доводы заявителя о его необъективности и предвзятости, а также процедуры проверки вынесенных судебных постановлений вышестоящими судебными инстанциями .

 

Подобный подход представляется спорным и приводит к возникновению серьезной практической проблемы, касающейся возможности беспрепятственной реализации принципа беспристрастности суда, что неминуемо приводит к понижению уровня доверия граждан к суду, возрастанию количества внепроцессуальных обращений по мотиву предвзятости и необъективности судей, рассматривающих отвод в отношении самих же себя, и, как следствие, неэффективности данного института гражданского процесса в целом. Как отмечает Р.В. Колпаков, "такой подход рассмотрения заявления об отводе судьи исключает объективность, беспристрастность рассмотрения такого рода заявлений и настраивает судью, которому заявлен отвод, против стороны, его заявившей" .

 

У истца или ответчика, выразившего недоверие судье, рассматривающему его дело, обоснованно могут возникнуть сомнения в абсолютной объективности судьи, рассматривающего заявление об отводе самого же себя.

В литературе отмечается, что превентивный принудительный характер отвода может быть обеспечен только тогда, когда заявление об отводе судьи рассматривается коллегией судей в отсутствие указанного судьи, если же судья сам рассматривает заявленный ему же отвод, значение указанного института утрачивается, "удовлетворение отвода судьей самому себе не является мерой государственного принуждения, так как недопустимо, чтобы принуждаемый и принуждающий составляли одно и то же лицо".

 

А.А. Михайлова, также критически оценивая положения ст. 20 ГПК, наделяющей судью, единолично рассматривающего гражданское дело, полномочием рассматривать заявление о собственном отводе, предлагает три отличных от настоящего порядка варианта. Первый - это наделение полномочием рассмотреть заявление об отводе должностных лиц суда - председателя суда, его заместителя или председателя судебного состава. Второй вариант - создание специальной коллегии из непрофессиональных, народных судей, случайно выбранных, призванных разрешить вопрос о том, беспристрастен ли судья в конкретном деле или нет. И, наконец, третий вариант - это разрешение вопроса об отводе судьи, единолично рассматривающего дело, коллегией из профессиональных судей .

 

Е.Ю. Есева тоже предлагает создать специальный коллегиальный орган, призванный рассматривать заявления об отводе судьи. В состав такого органа предлагается включить не имеющих отношения к судебной системе лиц - по типу присяжных заседателей, но не судей и работников суда, поскольку указанные субъекты так или иначе заинтересованы в решении вопроса об отводе, работают в одном суде, имеют определенное мнение о судье и сформировавшееся отношение .

 

На сегодняшний день указанный вопрос в арбитражном процессуальном законодательстве урегулирован иначе, чем в гражданском процессе, в частности, согласно положениям ст. 25 АПК вопрос об отводе судьи арбитражного суда рассматривается председателем судебного состава, заместителем председателя или самим председателем суда.

Отдельные авторы в основе установленной АПК процедуры рассмотрения заявления об отводе усматривают принцип служебной иерархии .

 

Согласно тексту Концепции единого Гражданского процессуального кодекса заявление об отводе при единоличном рассмотрении дела должно рассматриваться председателем судебного состава, заместителем председателя суда (если отвод заявлен председателю судебного состава или председателю суда) или председателем суда (если отвод заявлен заместителю председателя суда). При коллегиальном рассмотрении дела отвод рассматривается судьями, входящими в коллегиальный состав судей, которым отвод не заявлен. Если дело рассматривается президиумом суда и отвод заявлен всему президиуму, он рассматривается этим же составом суда.

Полагаем, что закрепление за должностными лицами суда полномочия разрешать вопрос об отводе судьи противоречит ст. 10 Закона РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" , не допускающей какого-либо вмешательства в рассмотрение дела со стороны третьих лиц, в том числе руководства суда.

 

Формирование специальной коллегии из рядовых граждан может привести к неоправданному затягиванию срока рассмотрения дела, кроме того, не совсем понятно, по каким критериям граждане будут судить о том, беспристрастен ли судья или нет, личных предположений и ощущений определенно здесь недостаточно, на проведение каких-то дополнительных проверочных мероприятий (например, с целью установления факта приятельских отношений, какой-либо зависимости судьи или его родственников от участника процесса и др.) у простых граждан просто нет и не может быть полномочий.

При таких обстоятельствах наиболее предпочтительным видится третий вариант - разрешение отвода, заявленного единолично рассматривающему гражданское дело судье, коллегией из трех профессиональных судей (того же суда, если позволяет количественный состав, или вышестоящего суда). Именно такой порядок представляется наиболее объективным и правильным, позволяющим повысить уровень доверия граждан к суду.

Таким образом, полагаем необходимым предусмотреть в едином Гражданском процессуальном кодексе возможность реализации принципа коллегиальности при осуществлении такого процессуального действия, как разрешение судьей, единолично рассматривающим гражданское дело, вопроса о заявленном ему отводе.

Важным обстоятельством является установление процессуальной обязанности стороны по делу доказать наличие оснований для отвода, мотивировать свое заявление. В этой связи уместно обратиться к зарубежному опыту, в частности США, для судебной системы которых институт отвода тесным образом связан с процессом доказывания, т.е. предполагает предоставление доказательств необъективности судьи, а не голословные подозрения в отсутствие беспристрастности. Заинтересованная сторона или ее адвокат ходатайство об отводе должны в обязательном порядке сопровождать так называемым аффидевитом (письменным свидетельством), в котором со ссылкой на определенные средства доказывания обосновываются предвзятость судьи и его неспособность объективно и справедливо рассмотреть дело .

 

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что заявители отвода не вправе игнорировать конституционные принципы независимости и самостоятельности судебной власти, в демократическом обществе участники судебного разбирательства должны испытывать доверие к суду, обязаны представлять достоверные и обоснованные доказательства, свидетельствующие о наличии оснований не доверять суду, позволяющих заявить судье отвод. Беспристрастность судей презюмируется, пока не доказано иное .

 

Некоторые авторы полагают, что на заявителя отвода нельзя возлагать бремя доказывания и лишать его права высказать подозрения в объективности судьи только по причине отсутствия доказательств. В данном случае предлагается ослабить бремя доказывания заявителя отвода и усилить роль суда в процессе доказывания .

 

 

Р.В. Колпаков вообще предлагает предусмотреть в законе возможность заявления немотивированного отвода судье.

 

Другие, напротив, поддерживая позицию о необходимости обоснованности заявления об отводе судьи, пошли еще дальше, предложив для рассмотрения заявлений об отводе отойти от действующего "мини-процесса" в рамках общего судебного разбирательства, а предусмотреть возможность проведения полноценного судебного заседания, в которое приглашать свидетелей, исследовать доказательства, представленные в подтверждение заявленного отвода судье, заслушивать самого судью и т.д.

 

На наш взгляд, такое преувеличение значимости процедуры рассмотрения заявления об отводе необоснованно, более того, опасно существенным затягиванием срока рассмотрения дела. Для обеспечения объективного разрешения вопроса о наличии у судьи заинтересованности, полагаем, достаточно письменного заявления (с приложением подтверждающих документов), рассмотрение которого должно быть поручено, безусловно, не самому же отводимому судье, а также предусмотренной в действующем процессуальном законе обязанности судьи заслушать мнение лиц, участвующих в деле, относительно обоснованности заявленного отвода (ч. 1 ст. 20 ГПК, ч. 1 ст. 25 АПК, ч. 1 ст. 35 КАС).

Таким образом, подводя итог, еще раз отметим, что право участников гражданского судопроизводства заявить суду отвод является основной гарантией законности состава суда, сформированного для рассмотрения конкретного гражданского дела, беспристрастности судей в гражданском и арбитражном процессе. Предложенные новеллы, на наш взгляд, позволят укрепить авторитет судебной власти в обществе, повысить доверие граждан к суду, что в условиях современной судебной реформы жизненно необходимо.