Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Подсудность уголовных дел.

 

СПОРНЫЕ МОМЕНТЫ ПОДСУДНОСТИ ПРИ РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

 

 

Зинченко Валерий Геннадьевич, мировой судья г. Екатеринбурга Свердловской области (Екатеринбург).

 

Статья посвящена некоторым спорным вопросам, возникающим в связи с реализацией ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, гарантирующей, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Освещаются особенности соответствующей судебной практики, выявляются противоречия между нормами уголовного процесса и обязательными указаниями Верховного Суда РФ, формирующего судебную практику.

 

Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, Конституционный Суд РФ, недопустимость споров о подсудности, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах.

 

 Согласно ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Данная норма дословно воспроизводится в ч. 3 ст. 8 УПК РФ с той лишь разницей, что предоставляет это право подсудимому.

Толкование указанная норма получила в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"  (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 5), по которому вышестоящий суд не вправе принять к производству в качестве суда первой инстанции дело, подсудное нижестоящему суду.

 

В соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод  и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах  все равны перед законом и судом; каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, имеет право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Указанные положения относятся к общепризнанным принципам и нормам международного права, поэтому согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы РФ. Право каждого на судебную защиту, которое обеспечивается путем рассмотрения его дела законным, независимым и беспристрастным судом, означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным судом. Гарантом этого выступает ч. 1 ст. 47 Конституции РФ. Требование Конституции РФ об определении подсудности дел законом, сформулированное как субъективное право каждого, означает, что в таком законе должны быть закреплены критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) заранее, т.е. до возникновения спора или иного правового конфликта, определяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело.

 

В судебной практике вопрос о подсудности обязательно возникает на стадии подготовки дела к судебному заседанию, так как закон обязывает судью осуществить соответствующую проверку. В отдельных случаях этот вопрос может появиться и в процессе рассмотрения дела.

Проанализируем норму ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, чтобы понять ее смысл. В некоторых случаях можно поставить под сомнение право вышестоящего суда на отмену вынесенного по делу решения в связи с тем, что оно было рассмотрено с нарушением правила подсудности. При этом на отмену прямо ориентирует п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции" , согласно которому приговор, определение или постановление суда отменяется и уголовное дело передается на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции при наличии нарушений уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции (ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ). Неустранимыми в суде апелляционной инстанции следует признавать нарушения фундаментальных основ уголовного судопроизводства, последствием которых является процессуальная недействительность самого производства по уголовному делу (например, рассмотрение дела незаконным составом суда либо с нарушением правил подсудности).

 

Таким образом, основываясь на буквальном толковании диспозиции ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, можно предположить, что под понятием "суд" подразумеваются все суды, при этом конкретный суд должен определяться правилами подсудности, которые устанавливаются иным нормативным актом, в данном случае УПК РФ. Понятие "судья" по отношению к понятию "суд" вторично: сначала определяется суд, а потому речь идет о судье этого суда. Исключением может быть только мировой судья, который является самостоятельным судом (судьей и председателем в одном лице). В результате в исследуемой конституционной норме можно выделить главное понятие - "суд" - и второстепенное - "судья". Такое деление позволяет сделать вывод о том, что понятие "тот судья" регулирует только инстанционное деление (мировой судья, судья районного, областного суда и т.д.). Вместе с тем непосредственно к рассмотрению дела приступает судья, наделенный такими полномочиями в суде определенного уровня, обладающий необходимой квалификацией и опытом. Часть 1 ст. 47 Конституции РФ при определении подсудности не принимает во внимание личностные качества судьи. Поэтому на первое место в изучаемой конституционной норме выступает только "инстанционная составляющая" судьи, связанная с первоначальным правильным определением суда.

Возникает вопрос: если судьи Иванов и Петров отправляют правосудие в равных по уровню судах, но на разной территории, произойдет ли фундаментальное нарушение права подсудимого (потерпевшего), если дело рассмотрено Ивановым, находящимся в суде "А", тогда как должно было быть рассмотрено в суде "В" Петровым? Полагаю, что этот вопрос требует решения.

Исключение из общего правила подсудности закреплено в ч. 3 ст. 34 УПК РФ: "Если уголовное дело подсудно вышестоящему суду или военному суду, то оно во всех случаях подлежит передаче по подсудности". Упомянутое исключение связано как с субъектным составом, так и с категорией дел, рассматриваемых вышестоящим судом, что следует признать обоснованным в настоящее время, поскольку так устроена судебная система, но в перспективе и к этой подсудности могут появиться вопросы.

По нашему убеждению, существенного нарушения прав участников процесса при ошибке в территориальной подсудности не происходит, в связи с чем нет повода для отмены судебного решения вышестоящим судом. Решение принимается с использованием тех же процессуальных и материальных норм права, равным по уровню судьей. Отличие состоит только в личности судьи, рассмотревшего дело, что с точки зрения Конституции РФ существенного значения не имеет, если правильно определена территориальность. Получается замкнутый круг, сложная формулировка "в том суде и тем судьей" говорит о том, что по ч. 1 ст. 47 Конституции РФ невозможно определить правильную подсудность, если понятия "суд" и "судья" рассматривать отдельно. Указанная норма связывает их друг с другом так, что они образуют единое целое.

Вместе с тем задуманное как единое понятие, гарантирующее судебное рассмотрение определенным судом, оно на практике нивелируется ст. ст. 32 - 36 УПК РФ, регламентирующими вопросы подсудности. Так, ст. 36 УПК РФ предписывает, что споры о подсудности между судами не допускаются. Любое уголовное дело, переданное из одного суда в другой в порядке, установленном ст. ст. 34 и 35 кодекса, подлежит безусловному принятию к производству тем судом, которому оно передано.

Таким образом, можно допустить, что в результате ошибочной передачи дела из одного суда в другой суд того же уровня дело должно быть рассмотрено, хотя при этом территориальная подсудность будет ненадлежащей, что, с точки зрения законодателя, не является нарушением правила подсудности. Возникает вопрос: чем отличается эта ситуация от ошибочного рассмотрения судом территориально неподсудного ему дела? И в той и в другой ситуации дело рассмотрено судом, к подсудности которого оно не относилось. Процессуальный порок имеется в обоих случаях, но в первом случае состоялось необоснованное постановление о передаче дела по подсудности, которое вступило в законную силу, а в другом - нет. Последствия таких рассмотрений для окончательного судебного решения различны, потому что в первом случае оснований для отмены не имеется, во втором, наоборот, основания налицо.

Кроме того, в судебной практике есть прецедент, когда положения ст. 32 УПК РФ не позволили определить территориальную подсудность по уголовному делу частного обвинения. Результатом явилось Постановление Конституционного Суда РФ от 16 октября 2012 г. N 22-П по делу о проверке конституционности положения части второй и части первой статьи 32 УПК РФ в связи с жалобой гражданина С.А. Красноперова <1>, в соответствии с которым ч. 1 ст. 32 УПК РФ признана не соответствующей Конституции РФ (ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 ст. 21, ст. 45, ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 47, ст. 52, ч. 3 ст. 55 и ч. 3 ст. 56) в той мере, в какой она в системе действующего правового регулирования не позволяет однозначно определять территориальную подсудность уголовных дел частного обвинения о преступлениях, совершенных гражданами РФ в отношении граждан РФ вне пределов РФ. Впредь до внесения в УПК РФ надлежащих изменений уголовные дела частного обвинения об указанных преступлениях подлежат рассмотрению тем мировым судьей, чья юрисдикция распространяется на территорию, на которой проживают и потерпевший, и обвиняемый. Во всех иных случаях территориальную подсудность соответствующего уголовного дела определяет председатель (заместитель председателя) вышестоящего суда на основе ст. ст. 32, 35, 36, 125 и 152 УПК РФ, руководствуясь требованиями Конституции РФ и с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в Постановлении N 22-П.

 

Цель ст. 36 УПК РФ о недопустимости споров о подсудности - устранение волокиты при рассмотрении уголовных дел. Вместе с тем наличие запрета на споры не лишает стороны права обжалования решения о направлении по подсудности, что, в свою очередь, нередко приводит к затягиванию процесса рассмотрения.

Представляется, что вряд ли стоит заострять внимание на нарушении территориальной подсудности судами одного уровня, отменять решение, направлять дело на новое рассмотрение, одним словом, повторно запускать механизм судебной системы, чтобы формально восстановить право, декларированное ч. 1 ст. 47 Конституции РФ.

Целью статьи отнюдь не является призыв к сознательному нарушению правил подсудности. Нормы УПК РФ, регулирующие подсудность, упорядочивают процесс рассмотрения дела, поэтому подлежат безусловному соблюдению, но в случае ошибки, если дело было рассмотрено судьей надлежащего уровня, к подсудности которого оно не относилось, вынесенное решение, по нашему убеждению, не должно отменяться.