Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Показания свидетелей как доказательства в гражданском процессе.

ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВА  В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

 

 

Шакитько Т.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процессуального права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия, Россия, Краснодар.

 

Свидетельские показания как доказательства в гражданском процессе исследуются в нескольких аспектах: заинтересованности свидетеля в исходе рассматриваемого дела, правдивости свидетельских показаний, их объективности, а также относимости и допустимости; формулируется вывод о необходимости конкретизировать на законодательном уровне статус свидетеля как лица, не заинтересованного в исходе дела.

 

Ключевые слова: свидетель, гражданский процесс, свидетельские показания, суд, относимость доказательств, допустимость доказательств, заинтересованность, незаинтересованность свидетеля.

 

Показания свидетелей являются наиболее распространенным видом доказательств. Как показывает практика, достаточно редко встречаются дела, рассмотрение которых проходит без участия свидетелей.

Древнерусское право различало две категории свидетелей - видоков и послухов. Видоки - свидетели в современном смысле слова, очевидцы факта. В.И. Даль трактует понятие "видок" как "видец, видитель, притомный, бытчик или самовидец-очевидец, свидетель" [1].

Послухи - это лица, которые слышали о случившемся от кого-либо, имеют сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй славы сторон. Они должны были показать, что ответчик или истец - люди, заслуживающие доверия (ст. 17, 29, 66, 107 Пространной редакции Русской Правды) [10, с. 65 - 71].

Не случайно с течением времени понятия "видок" и "послух" объединились в одно: "свидетель". Словарь русского языка С.И. Ожегова определяет свидетеля как человека, "который лично присутствовал при каком-то событии, очевидца" [4, с. 753].

Гражданский процессуальный кодекс РФ в ч. 1 ст. 69 закрепляет, что свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, и который может указать источник своей осведомленности.

Рассмотрим несколько аспектов, характеризующих свидетельские показания как доказательства в современном гражданском процессе.

Закон не содержит дефиниции термина "показания свидетелей", не поясняет, должен или нет свидетель быть заинтересован в исходе дела.

В юридической литературе не всегда однозначно определяется принцип заинтересованности свидетеля в итоге рассмотрения дела. Как отмечает О.А. Рузакова, свидетели не выступают субъектами материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеют юридической заинтересованности в его исходе [9].

В.В. Молчанов постулирует наличие связи качества свидетельских показаний с деятельностью сторон в процессе и подтверждает свой тезис тем, что:

- свидетели представляются сторонами с целью обоснования требований и возражений;

- свидетелями нередко выступают лица, имеющие определенное отношение к сторонам (родственники, знакомые), т.е. не являющиеся посторонними в полном смысле этого слова;

- закон не обязывает стороны давать правдивые объяснения относительно фактов, которыми они обосновывают свои требования и возражения [2, с. 28 - 31]. Таким образом, ученый отражает возможность заинтересованности свидетеля.

Эта точка зрения обозначает важную процессуальную проблему и обязывает нас определить собственную позицию по данному вопросу.

Во-первых, статус свидетеля не предполагает безусловной незаинтересованности в исходе дела, в отличие от понятого, чей статус определен, в частности, Кодексом РФ об административных правонарушениях. Так, согласно ч. 1 ст. 25.7 КоАП РФ в рамках производства по делу об административных правонарушениях в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. Таким образом, опыт законодательной формулировки безусловной незаинтересованности в действующем законодательстве достаточно успешно реализован. В связи с этим хочется отметить, что отсутствие в ст. 69 ГПК РФ указания на незаинтересованность позволяет трактовать эту статью иначе, чем это сделано О.А. Рузаковой [9] (хотя подобную позицию разделяет Верховный Суд РФ [6]).

Во-вторых, показания свидетелей являются доказательствами и представляются сторонами (ст. 55, 57 ГПК РФ); это в очередной раз подтверждает, что закон не устанавливает беспристрастность и незаинтересованность лиц, дающих свидетельские показания, в качестве обязательных, влекущих правовые последствия.

К проблеме незаинтересованности свидетеля тесно примыкает вопрос правдивости свидетельских показаний. Согласно ч. 1 ст. 70 ГПК РФ свидетель обязан явиться в суд в назначенное время и дать правдивые показания.

Проблема правдивости или истинности показаний, данных свидетелем, отражает субъективное отношение свидетеля к событиям, о которых он свидетельствует. Помимо этого, сторона, ходатайствующая о вызове свидетеля, предполагает, что показания последнего будут необходимым подтверждением заявленной в процессе позиции, и может рассчитывать на достижение искомого результата.

Показания свидетеля должны основываться на определенных источниках. Не могут служить доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Какое-либо событие, произошедшее на глазах у присутствующего человека, найдет отклик в его душе независимо от того, позитивную или негативную оценку он ему даст. Безусловная, без участия воли оценка событий сквозь "внутренний фильтр" позволяет утверждать, что оцененное будет отражать субъективное восприятие этого индивидуума. В этом ключе обязанность свидетеля давать правдивые показания вызывает сомнение в возможности ее реализации. Объективная истина всегда беспристрастна, любая оценка предполагает искажение истины.

Следовательно, правдивость и объективность не являются синонимами применительно к свидетельским показаниям. Исходя из изложенного можно сделать вывод о том, что чем ближе степень взаимодействия двух субъектов - в данном случае выступающей стороны по делу и свидетеля, - тем менее объективными будут представленные свидетелем показания, поскольку всегда будут иметь примесь личностной оценки происходящего. Поэтому так ответственно подходит суд к оценке свидетельских показаний, которые могут быть правдивыми, но далеко не объективными, что искажает смысл показаний. Например, ВС РФ в Определении от 26.08.2008 N 5-В08-88 замечает: "Критически оценивая показания свидетелей по делу, со ссылкой на то, что они являются субъективным мнением (выделено нами. - Т.Ш.)..." [6]. Следует обратить внимание на то, что этот документ ранжирует доказательства по близости к объективности, что позволяет подтвердить сформулированный нами вывод о различном значении правдивости и объективности в контексте правоприменения.

Показания свидетелей, вызывающие сомнения в объективности или правдивости у суда или у сторон, по инициативе названных субъектов могут быть опровергнуты или подтверждены иными доказательствами, собранными по делу. При вынесении решения суду необходимо привести доводы, по которым "суд отвергает факты, изложенные свидетелями по обстоятельствам дела, кроме того, в решении суда не указано, в чем выражается заинтересованность свидетелей в исходе дела" [6].

Интересным является определение одного из судов кассационной инстанции, отразившее принцип оценки свидетельских показаний как доказательств: "При этом суд посчитал, что нет оснований ставить под сомнение истинность фактов, сообщенных данными свидетелями, показания данных свидетелей согласуются между собой, данные свидетели не заинтересованы в исходе дела" [7].

Представляется, что для достижения цели полного, объективного, всестороннего исследования доказательств должна быть устранена двоякость в правовом статусе свидетеля, связанная с отношением к свидетельствуемым фактам. Необходимо дополнить статус свидетеля критерием "не заинтересованный в исходе дела". Мы понимаем, что в ряде гражданских дел фактически весь процесс строится на свидетельских показаниях, т.е. они могут являться единственным доступным средством подтверждения существования какого-либо правоотношения. В частности, ст. 1129 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что завещание, изложенное в простой письменной форме и подписанное гражданином в чрезвычайных и угрожающих его жизни обстоятельствах собственноручно, может считаться действительным (без нотариального удостоверения) в случае, если оно совершено в присутствии двух свидетелей. Следует предположить, что при доказывании чрезвычайности ситуации именно показаниям свидетелей отводится ключевая роль.

Тем не менее законодатель не случайно определил категорию вопросов, которые не могут быть подтверждены только свидетельскими показаниями. Так, п. 1 ст. 162 ГК РФ не дает возможности ссылаться на свидетельские показания при несоблюдении простой письменной формы сделки.

В соответствии с ч. 3 ст. 13 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" [8] при подсчете страхового стажа периоды работы могут устанавливаться на основании показаний двух или более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и т.п.) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и т.п.) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается.

Можно отметить, что при неоднозначном отношении к показаниям свидетелей как доказательствам в гражданском процессе с точки зрения их объективности действующее законодательство в ряде случаев допускает прямое ограничение их использования в процессе. Следовательно, необходимо сформировать правовой характер этих видов доказательств с точки зрения их относимости и допустимости. В частности, как верно отметил К.Б. Рыжов, "обязательность наличия минимум двух свидетелей (количественный фактор допустимости доказательства, а по сути, и его силы) в случае с завещанием делает недопустимым доказательством собственно составленное и подписанное завещание лица, факт составления которого подтвержден только одним свидетелем" [11].

Итак, свидетельские показания должны быть рассмотрены судом как любое иное доказательство, не имеющее заранее определенной силы, оценены так, как этого требует ст. 67 ГПК РФ, и в перспективе на законодательном уровне должен быть конкретизирован статус свидетеля как лица, не заинтересованного в исходе дела.