Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Практические вопросы, возникающие в связи с заключением мировых соглашений в спорах, объединяющих исковое и особое производство.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В СВЯЗИ С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ

МИРОВЫХ СОГЛАШЕНИЙ В СПОРАХ, ОБЪЕДИНЯЮЩИХ ИСКОВОЕ И ОСОБОЕ

ПРОИЗВОДСТВО

 

Сиденко Екатерина Владимировна, юрист АО "КПМГ", LLM.

 

Суть мирового соглашения - в достижении компромисса сторонами, имеющими противоположные интересы. Поскольку в делах особого производства не всегда присутствуют стороны, между которыми существует спор, заключение мирового соглашения может не иметь смысла для заявителя и заинтересованного лица. Тем не менее не существует ни процессуальных норм, которые запрещали бы заключение мирового соглашения в делах особого производства, ни аналогичных позиций высших судов: такие дела рассматриваются по общим правилам искового производства (ч. 1 ст. 217 АПК РФ, ч. 1 ст. 263 ГПК РФ). Автор рассматривает практические вопросы, возникающие при заключении мировых соглашений в делах особого производства или при объединении требований.

 

Ключевые слова: мировое соглашение, исковое производство, особое производство, объединение требований, гражданский процесс, арбитражный процесс.

 

1. Исковое и особое производство: основные различия

 

Исковое производство отличается от особого целями, к достижению которых стремятся суды при рассмотрении дел. Если цель рассмотрения иска - разрешить спор о праве между сторонами, имеющими противоположные интересы, то цель рассмотрения заявления в порядке особого производства - установить факт (состояние), имеющий юридическое значение.

Вследствие различия целей этих видов судопроизводства различаются и их участники. В исковом производстве всегда существуют стороны, между которыми возник спор о праве (ч. 1 ст. 38 ГПК, ч. 1 ст. 44 АПК РФ). В особом производстве в качестве сторон выступают заявитель - лицо, имеющее намерение установить определенный факт или состояние, и заинтересованные лица. Последние не всегда имеют интересы, противостоящие интересам заявителя: например, орган опеки и попечительства, который является заинтересованным лицом по делам об объявлении несовершеннолетних полностью дееспособными, не имеет противоположного интереса в деле, т.е. намерения во что бы то ни стало не допустить эмансипации несовершеннолетнего.

Однако иногда встречаются случаи, когда интересы заявителей и заинтересованных лиц противостоят друг другу. Среди них наиболее типичны объединенные заявления, в которых имеются как исковые требования, так и требования, заявленные в порядке особого производства. Самыми дискуссионными практическими вопросами в таких случаях являются сама возможность заключения мирового соглашения в делах особого производства и при объединении требований, а также возможность объединения исковых требований и требований, заявленных в порядке особого производства.

 

2. Возможно ли заключение мирового соглашения по делам

особого производства?

 

Суть мирового соглашения - в достижении компромисса сторонами, имеющими полярные интересы. Поскольку в особом производстве не всегда присутствуют стороны, между которыми существует спор, заключение мирового соглашения может не иметь смысла для заявителя и заинтересованного лица. В некоторых делах (к примеру, о признании гражданина умершим) и вовсе не существует заинтересованных лиц, с которыми можно было бы заключить мировое соглашение.

Тем не менее нет ни процессуальных норм, которые прямо запрещали бы заключение мирового соглашения, ни аналогичных позиций высших судов.

Напротив, установлены нормы о том, что заявления, поданные в порядке особого производства, рассматриваются по общим правилам искового производства (ч. 1 ст. 217 АПК, ч. 1 ст. 263 ГПК РФ). Также, как следует из ч. 2 ст. 39 ГПК, ч. 5 ст. 49 АПК РФ, суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Следовательно, для отказа в утверждении судом мирового соглашения необходим факт противоречия его закону или нарушения прав и законных интересов.

По результатам исследования судебной практики, а также изучения доктрины можно прийти к выводу, что заключение мирового соглашения в делах об установлении фактов невозможно только в арбитражном процессе. В гражданском процессе этот вопрос является спорным.

 

2.1. Гражданское судопроизводство: повод для дискуссии

 

В доктрине указывается на невозможность утверждения судами мирового соглашения в делах особого производства. Такого мнения придерживаются, например, О.А. Рузакова и М.А. Рожкова . В целом большинство научных работ, посвященных особому производству, указывают на невозможность заключения мировых соглашений в рамках таких дел. В обоснование этой позиции авторы приводят отсутствие спорящих сторон и, собственно, самого спора о праве. Однако суды смотрят на эту проблему несколько иначе.

 

Пленум Верховного Суда РФ в п. 32 Постановления от 24.06.2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" подтверждает сделанный выше вывод о необходимости факта противоречия мирового соглашения закону или нарушения им прав и законных интересов для отказа в его утверждении. Также Верховный Суд РФ указывает, что в случае, если действия сторон не противоречат закону и не нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц, цели гражданского судопроизводства достигаются наиболее экономичным способом, в том числе посредством заключения мирового соглашения; важное значение имеет проверка условий мирового соглашения, заключенного сторонами (п. 15 того же Постановления).

Таким образом, высший суд не видит оснований для отказа в утверждении мирового соглашения только лишь на основании отсутствия спора о праве.

Мировое соглашение было заключено сторонами в деле об установлении факта принятия наследства и признании права собственности на жилой дом . Стороны договорились о том, что заявитель выплачивает заинтересованному лицу компенсацию в связи с отказом последнего от своей доли в наследстве, а заинтересованное лицо принимает данную компенсацию и отказывается от встречных исковых требований. Суд утвердил данное мировое соглашение, так как оно не противоречило закону, было заключено в интересах обеих сторон, выполнение его условий не нарушало интересов других лиц.

 

Другой пример. Мировое соглашение было заключено между заявителем и заинтересованным лицом в деле об установлении факта родственных отношений, которое требовалось в целях принятия наследства . По результатам мирового соглашения истица была признана наследницей по закону, и к ней перешло право собственности на часть наследства. В данном деле, как и в предыдущем, суд указал, что заключение мирового соглашения не противоречит закону, совершено в интересах сторон; выполнение ими условий мирового соглашения не нарушает интересов иных лиц.

 

Из вышеприведенных примеров можно сделать вывод, что мировое соглашение утверждается судами общей юрисдикции в случаях, если (1) между сторонами существует спор и (2) оно не противоречит закону, отвечает интересам сторон и не нарушает ничьих прав и интересов.

Таким образом, на практике мировые соглашения заключаются и в делах особого производства, поскольку нередко позиция заинтересованного лица, на чьи права может повлиять установление факта, бывает равнозначной позиции ответчика. Также они заключаются и в делах, где исковые требования объединены с требованиями, заявленными в порядке особого производства, - по тем же основаниям.

 

2.2. Арбитражное судопроизводство: твердое "нет"

 

Следует признать, что подобной практики арбитражных судов нет. Конституционный Суд РФ в Определении от 24.02.2004 N 1-О указал, что мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок. Кроме того, в Постановлении от 22.03.2011 N 13903/10 Президиум ВАС РФ разъяснил, что из смысла и содержания норм, регламентирующих примирительные процедуры, а также исходя из задач судопроизводства в арбитражных судах, утвержденное судом мировое соглашение по своей природе является таким способом урегулирования спора, который влечет за собой ликвидацию спора о праве.

Иными словами, ВАС РФ прямо говорит, что мировое соглашение возможно только по делам, в которых имеет место спор о праве. Дела об установлении фактов (глава 27 АПК РФ) не предполагают наличия спора о праве, следовательно, не могут закончиться утверждением мирового соглашения.

Аналогичным образом некоторые арбитражные суды указывают на невозможность заключения мирового соглашения в делах об установлении фактов (впрочем, никак это не мотивируя) .

 

В деле об установлении имеющего юридическое значение факта отсутствия в плане приватизации и акте оценки стоимости имущества предприятия определенного объекта недвижимого имущества суд указал на невозможность заключения мирового соглашения в связи с отсутствием спора о праве и пояснил, что по своей сути мировое соглашение представляет собой основанный на спорном правоотношении договор, которым стороны по-новому определяют свои права и обязанности и который направлен на окончание производства по делу .

 

В другом случае заявитель обратился в суд с требованием об утверждении мирового соглашения по делу об установлении имеющего юридическое значение факта принадлежности заявителю на праве собственности нежилого строения. Суд отказал в этом, также ссылаясь на отсутствие спора: мировое соглашение является способом урегулирования спора, а наличие спора исключает возможность рассмотрения заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение. Таким образом, в данном случае его утверждение противоречило бы закону и нарушало права и законные интересы других лиц, что запрещено (ч. 5 ст. 49 АПК РФ) .

 

Исходя из приведенной практики заключение мирового соглашения в арбитражном процессе по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, невозможно. В отличие от дел особого производства, разрешаемых по правилам ГПК РФ, в данных делах наличие у сторон противоположных интересов, как правило, всегда означает наличие спора о праве.

 

3. Типичные примеры объединения в одном заявлении исковых

требований и требований в порядке особого производства

 

Объединение исковых требований и требований в порядке особого производства прямо не запрещено законодательством, что следует из общих норм ст. 151 ГПК и ст. 130 АПК РФ.

Нередко случается так, что лицо, чьи права, по его мнению, нарушены, обращается в суд с заявлением, в котором содержатся как исковые требования, так и требования, заявленные в порядке особого производства. Этому есть три основные причины.

Во-первых, требование об установлении факта может прикрывать спор о праве, чего может не понимать заявитель. Например, заявитель обратился в суд с заявлением об установлении факта владения и пользования жилым домом, полученным по наследству. Права заявителя никто не оспаривал. Однако заявление было оставлено без рассмотрения по ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, поскольку суд решил, что в данном случае имел место спор о праве на наследственное имущество, который подлежал рассмотрению и разрешению в порядке искового производства. По мнению суда, установление факта владения и пользования недвижимым имуществом связано с установлением оснований возникновения права собственности на спорное имущество, в связи с чем в данном деле разрешению подлежали вопросы права, а не факта .

 

Аналогичные примеры есть и в арбитражном процессе. Так, ФАС Дальневосточного округа рассмотрел ситуацию, в которой организация обратилась в арбитражный суд с заявлением об установлении факта владения и пользования заявителем недвижимым имуществом как своим собственным в течение 15 лет . Заявление было оставлено без рассмотрения, поскольку организация фактически заявила требование о признании права собственности, возникшего в силу приобретательной давности, т.е. подала заявление, содержащее требование о признании права, которое не подлежит рассмотрению в порядке особого производства. Суд в этом случае руководствовался также п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.02.2004 N 76 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение".

 

Во-вторых, иногда заявитель пытается предусмотрительно, на всякий случай включить в заявление все возможные требования. Например, в одном из дел заявитель обратился в суд сразу с тремя требованиями - об установлении факта родственных отношений, установлении факта принятия наследства и признании права собственности . Суд рассматривал данное дело по правилам искового производства. В арбитражном процессе, как правило, подобное объединение требований не встречается.

 

В-третьих, нередки дела, в которых разрешение спора о праве зависит от установления факта. В таких случаях исковые требования и требования об установлении факта объединяются. В качестве примера можно назвать заявление об установлении факта принятия наследства в виде земельного участка, а также о признании права собственности на такой земельный участок. Заявитель (истец) был заинтересован одновременно и в признании факта, имеющего юридическое значение (принятие наследства), и в признании права собственности на принятое наследство.

Хабаровский краевой суд указал, что соединение в одном заявлении требований, подлежащих рассмотрению в порядке особого и искового производства, допустимо, если разрешение требования об установлении юридического факта (в данном случае - факта принятия наследства) является условием и основанием для разрешения требования о признании за лицом права, возникновение которого следует из такого юридического факта (право собственности на земельный участок могло возникнуть вследствие принятия заявителем участка в качестве наследства).

Суд также указал, что разделение требований в данном случае повлечет возникновение двух дел, имеющих одинаковый правовой результат: установление факта принятия наследства (первое требование) является основанием для получения свидетельства о праве на наследство и последующей регистрации права собственности на наследуемое имущество (второе требование), что аналогично результату удовлетворения иска о признании права собственности на имущество, полученное по наследству .

 

В гражданском судопроизводстве встречаются и иные аналогичные примеры. Так, истица обратилась в суд с требованиями об установлении факта родственных отношений, о признании завещания недействительным и о признании права собственности в порядке наследования по закону. В данном деле разрешение требований о признании завещания недействительным и о признании права собственности в порядке наследования по закону зависело от установления факта родственных отношений (в частности, братских отношений между умершим и отцом истицы). Если бы братские отношения не были установлены, то истица, являясь племянницей умершего и оставившего завещание лица, не была бы вправе требовать признания завещания недействительным и признания своего права собственности .

 

В арбитражном процессе случаев объединения требований, заявленных в порядке особого производства, с исковыми нами выявлено не было.

 

4. Нерешенные практические проблемы заключения

мирового соглашения при объединении требований

 

Как указывалось выше, сама возможность заключения мирового соглашения по делам особого производства или по делам, в которых фигурируют требования, заявленные в порядке особого производства, является спорной. В судебной практике и в доктрине к ней относятся неоднозначно. Однако, помимо этого, существует ряд иных дискуссионных вопросов, важных с практической точки зрения, но еще не разрешенных, и прежде всего они касаются дел, в которых объединены исковые требования и требования, заявленные в порядке особого производства.

Одним из таких вопросов является возможность заключения мирового соглашения по исковым требованиям в случае, когда спор о праве поставлен в зависимость от определенного факта, но возможность заключить мировое соглашение в отношении требования об установлении факта отсутствует.

По мнению Верховного Суда РФ, выраженному в Определении от 19.01.2016 N 71-КГ15-15, требование в части установления факта (т.е. заявленное в порядке особого производства) должно быть оставленным без рассмотрения, если такое требование связано с последующим разрешением спора о праве. В этом случае вопрос о заключении мирового соглашения в отношении требования об установлении факта снимается сам собой.

Однако ситуация, рассмотренная Верховным Судом РФ в вышеприведенном деле, довольно специфична: требования касались установления факта наличия возникшего конфликта интересов или возможности его возникновения между главами администрации муниципального образования и самого муниципального образования. На наш взгляд, применение данного подхода ко всем ситуациям, в которых спор о праве поставлен в зависимость от определенного факта, является дискуссионным.

Представим себе такую ситуацию: заявлены требования об установлении факта (например, об установлении факта, который является основанием права собственности на вещь, - факта учета объекта на балансовой стоимости компании - правопредшественника стороны в споре) и об истребовании имущества из чужого незаконного владения. По виндикационному требованию стороны пришли к компромиссу и готовы заключить мировое соглашение (к примеру, истец отказывается от виндикационного требования в обмен на денежную компенсацию от ответчика). При этом суд занимает позицию, что по требованию об установлении факта мировое соглашение заключить нельзя. Непонятно, что в этой ситуации происходит с требованием, заявленным в порядке особого производства. В любом случае суд обязан его рассмотреть, иначе это противоречило бы ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

Если при рассмотрении этого требования факт принадлежности вещи на праве собственности истцу будет установлен, то заключенное по исковым требованиям мировое соглашение будет законным. В противном случае (допустим, если вещь на самом деле принадлежит третьему лицу) получится, что у истца не было права на заявленное им виндикационное требование и стороны заключили мировое соглашение в отношении чужой вещи. Суд в таком случае должен был бы отказать в утверждении мирового соглашения на основании ч. 2 ст. 39 ГПК РФ. Но как быть, если оно уже утверждено?

Следуя логике ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, уже утвержденное мировое соглашение может в таком случае быть оспорено по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 392 ГПК РФ), к которым будет относиться факт принадлежности вещи третьему лицу. Но для такого пересмотра необходима воля сторон, так как на основании ст. 394 ГПК РФ заявление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам подается сторонами, прокурором, другими лицами, участвующими в деле. То есть третьи лица, в том числе в данном случае реальный собственник вещи (если это не ответчик), не смогут оспорить определение об утверждении мирового соглашения. У сторон же, разумеется, такой воли не будет. В итоге ситуация превращается в правовой абсурд: истец отказывается от права собственности на вещь, которого у него никогда не было, ответчик выплачивает истцу денежную компенсацию и оставляет у себя чужую вещь, а реальный собственник вещи не вправе оспорить такое соглашение.

Случаи оспаривания уже утвержденного мирового соглашения встречаются в новейшей практике высших судов: так, Верховный Суд РФ разрешил пересмотреть определение об утверждении между сторонами мирового соглашения по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если в момент его подписания имело место существенное заблуждение . В данном деле генеральный директор истца полагался на устные обещания генерального директора ответчика о заключении договоров поставки, которые не были исполнены после смены генерального директора ответчика.

 

Представляется, что в таком случае реальному собственнику вещи остается только одно: подавать виндикационный иск к ответчику. Впрочем, судебная практика в отношении возможности подачи такого иска при наличии утвержденного судом и неоспоренного мирового соглашения отсутствует.

Поэтому более разумным для суда будет оставить ходатайство об утверждении мирового соглашения открытым до рассмотрения требования об установлении факта принадлежности имущества истцу на праве собственности. Также суд может на основании ч. 2 ст. 151 ГПК РФ выделить требование, заявленное в порядке особого производства, в отдельное производство. Это представляется целесообразным, так как для правильного разрешения исковых требований об истребовании вещи необходимо сначала установить факт принадлежности вещи. Но тогда исковое производство будет необходимо приостановить до вынесения решения по требованию об установлении факта на основании ст. 215 ГПК РФ.