Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Права несовершеннолетнего обвиняемого в уголовном судопроизводстве.

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

 

Ламинцева Светлана Александровна, заместитель начальника отдела обобщения судебной практики и анализа законодательства РГУП, судья Верховного Суда Российской Федерации в почетной отставке, заслуженный юрист Российской Федерации.

 

Согласно Всеобщей декларации прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) дети имеют право на особую заботу и помощь .

 

Проводимая в Российской Федерации политика по преодолению преступности несовершеннолетних базируется на положениях Конституции Российской Федерации, согласно которым детство в Российской Федерации находится под защитой государства (ст. 38), и основана на общепринятых принципах и стандартах международного права о защите прав и интересов несовершеннолетних.

Среди мер, направленных на создание системы защиты и обеспечения прав и законных интересов детей, Российская Федерация предполагает создание дружественного к ребенку правосудия, гарантирующего уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение с учетом принципов, закрепленных в рекомендациях Совета Европы по правосудию в отношении детей. С целью создания соответствующих условий издан Указ Президента Российской Федерации от 1 июня 2012 г. N 761 "О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 г. ".

 

Для разработки конкретных направлений решения этой задачи в августе 2009 года при Совете судей Российской Федерации образована рабочая группа <3>, в которой обсуждаются вопросы правосудия, дружественного к семье и детям.

 

Несовершеннолетними признаются лица, не достигшие к моменту совершения преступления возраста 18 лет (ч. 1 ст. 420 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ).

 

Особенность ответственности несовершеннолетних, совершивших преступления, заключается в том, что к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия либо им может быть назначено наказание, а при освобождении от наказания судом они могут быть также помещены в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа (ч. 2 ст. 87 Уголовного кодекса Российской Федерации ).

 

Эта особенность не только вытекает из норм действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, но и соответствует международным принципам, закрепленным в таких международных актах, как Конвенция о правах ребенка (1989) , Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985), Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы, 1990) . Такое правопонимание отражено и в других официальных документах, в том числе в Рекомендации N Rec (2003) 20 Комитета министров Совета Европы к государствам-членам "О новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних" .

 

Судебное производство по применению принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним должно быть подчинено как общим задачам материального и процессуального права Российской Федерации, так и специальным задачам.

Поставленные задачи достижимы лишь в условиях обеспечения судом при рассмотрении каждого дела индивидуального подхода к исследованию обстоятельств совершенного несовершеннолетним преступления и всесторонней оценки его личности, позволяющих суду избрать в отношении несовершеннолетнего меры воспитательного воздействия, соразмерные содеянному и данным о личности виновного.

Уголовная ответственность несовершеннолетних имеет свои особенности, которые отражаются и на особенностях процессуального порядка судопроизводства.

Согласно ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей данного Кодекса, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ.

В общем порядке осуществляется рассмотрение судом уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с назначением наказания.

В таком же порядке решаются судом вопросы освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия или направлением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа (ст. 432 УПК РФ).

Представляется, что в общем порядке судом должны решаться и вопросы освобождения несовершеннолетнего подсудимого от уголовной ответственности, когда суд прекращает уголовное дело и применяет к несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 431 УПК РФ).

В законодательстве предусмотрена и особая процедура применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия.

Вопросы применения наказания к несовершеннолетним не имеют особой специфики в процессуальном смысле. Что же касается вопросов применения к несовершеннолетним иных мер уголовно-правового характера, то развитие последних фактически привело к возникновению особой процедуры, предусмотренной ст. 427 УПК РФ ("Прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия"). Как следует из содержания положений указанной статьи УПК РФ, применение принудительных мер воспитательного воздействия находит свое процессуальное выражение в прекращении следователем или дознавателем (с согласия соответствующих должностных лиц) уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении в отношении несовершеннолетнего обвиняемого принудительной меры воспитательного воздействия (ч. 1). Суд рассматривает это ходатайство и материалы дела в порядке, установленном частями четвертой, шестой, восьмой, девятой и одиннадцатой ст. 108 УПК РФ.

Наличие принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых в отношении несовершеннолетних, объясняется особым (уязвимым) положением данного субъекта уголовной ответственности.

Принудительные меры воспитательного воздействия не являются мерами уголовного наказания, они не названы среди видов уголовного наказания, что наглядно подтверждается положениями уголовного закона (ст. 44 УК РФ). Указанные меры (ч. 2 ст. 90, ст. 92 УК РФ) имеют профилактический характер, направлены на предупреждение совершения преступлений и правонарушений в дальнейшем и возмещение вреда, причиненного преступлением.

Следует отметить основное предназначение этих мер - ресоциализацию несовершеннолетнего психолого-педагогическими методами. Однако эффективность данного института будет зависеть от подкрепления этих методов государственным принуждением.

С учетом изложенного производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних можно охарактеризовать как дифференцированный порядок уголовного судопроизводства по признакам несовершеннолетия субъекта уголовной ответственности, в котором общие правила как досудебного, так и судебного производства сочетаются со специальными нормами, гарантирующими защиту прав и законных интересов несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, а также выражающими профилактический и восстановительный характер производства. Изъятие из общего порядка уголовного судопроизводства связано с особенностями психофизиологического и социального развития несовершеннолетних и обусловливает тем самым их повышенную правовую защиту.

Статья 421 УПК РФ обязывает суд учитывать возрастные особенности несовершеннолетних, их особый социальный статус, предусматривая наряду с доказыванием обстоятельств, указанных в ст. 73 данного Кодекса, установление дополнительных обстоятельств, в частности: условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности; влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц. При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч. ч. 1, 2).

При производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении средней тяжести или тяжком преступлении, совершенном несовершеннолетним, за исключением преступлений, указанных в части пятой ст. 92 УК РФ, устанавливается также наличие или отсутствие у несовершеннолетнего какого-либо заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, для рассмотрения судом вопроса о возможности освобождения несовершеннолетнего от наказания и направления его в указанное учреждение (ч. 3 ст. 421 УПК РФ).

При доказанности совершения несовершеннолетним преступления в центре внимания суда оказывается информация психологического характера: сведения о социально-психологическом статусе несовершеннолетнего, его психическом и личностном развитии, а также об уровне его социальных контактов. Кроме выявления у несовершеннолетнего признаков отставания в психическом развитии, оценки общего состояния его здоровья надлежит установить степень проявления возрастных особенностей его психики, других особенностей мыслительной, познавательной деятельности или эмоционально-волевой сферы, запас имеющихся у него знаний и представлений, которые влияют на способность к осознанно-волевой регуляции.

Представляется, что под иными особенностями личности, которые должны учитывать суды, следует понимать возрастные особенности несовершеннолетнего: его отношение к учебе и работе, окружающим людям, существующим в обществе ценностям, поведение в ходе и после совершения преступления, способность и готовность к социальной адаптации, позитивному поведению в сложных и конфликтных ситуациях. Все вместе это можно назвать системой ценностей, установок несовершеннолетнего, ресурсами ресоциализации его личности.

Такая информация необходима для органов предварительного расследования, экспертов и, конечно, суда, поскольку она позволяет более полно оценить детерминанты противоправного поведения и ресурсы для блокировки риска рецидива правонарушений.

Итак, при производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних особое значение уделяется не карательному, а воспитательному воздействию.

Здесь, как представляется, уместно подчеркнуть, что, несмотря на значительные льготы и дополнительные гарантии, предусмотренные, например, Пекинскими правилами 1985 года, правосудие в отношении несовершеннолетних основано не только и вовсе не на снисхождении к правонарушителям, а на понимании причин преступного поведения и поиске эффективных способов воздействия на виновных с учетом их возрастных особенностей; цель правосудия в отношении несовершеннолетних - попытаться избежать дальнейшей криминализации личности и способствовать ее социальной реабилитации, а не отчуждению от общества.

Уголовный закон Российской Федерации обеспечивает дифференцированный подход к ответственности несовершеннолетних.

Когда речь идет о совершении несовершеннолетним преступления (или ряда преступлений), представляющего(-их) повышенную общественную опасность, несовершеннолетний в соответствии с частью второй ст. 20 УК РФ подлежит уголовной ответственности, если ко времени совершения такого преступления уже достиг четырнадцатилетнего возраста (а не шестнадцатилетнего возраста, предусмотренного ч. 1 ст. 20 УК РФ).

Данная правовая позиция, выраженная в содержании соответствующей правовой нормы УК РФ, весьма актуальна, так как имеет своей целью не только исправление несовершеннолетнего, совершившего серьезное преступление, но и защиту интересов общества.

Составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (ч. 3 ст. 1 УПК РФ).

Анализ международно-правовых положений, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, позволяет сделать вывод о том, что в действующем уголовно-процессуальном законе Российской Федерации в основном нашли свое отражение основные положения международно-правовых актов, касающихся отправления правосудия по делам несовершеннолетних.

Приведем сравнительный анализ основных положений, которые содержатся в Пекинских правилах 1985 года и касаются именно отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, с соответствующими нормами УПК РФ.

1. Пекинские правила предусматривают защиту интересов несовершеннолетнего в судебном разбирательстве, осуществляемую защитником и законным представителем (п. п. 15.1, 15.2).

Согласно законодательству Российской Федерации право подозреваемого и обвиняемого на защиту - это установленная ст. ст. 45, 46, 48 Конституции Российской Федерации и ст. 16 УПК РФ правовая возможность для обвиняемого (подозреваемого) защищать себя от предъявленного обвинения (выдвинутого подозрения) как лично, используя все не запрещенные законом средства и способы, так и с помощью защитника и (или) законного представителя.

Данное право должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса не только в отношении подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, но и в отношении осужденных несовершеннолетних.

2. Пекинские правила устанавливают, что правосудие в отношении несовершеннолетних должно осуществляться так, чтобы уважать правовой статус несовершеннолетнего, содействовать его благополучию и избегать причинения ей или ему ущерба, с должным учетом обстоятельств дела (п. 10.3).

Выражение "избегать причинения ущерба" охватывает многие стороны возможных действий, например грубые формы словесного обращения, физическое насилие, осуждение окружающих. Уже само участие в судопроизводстве в отношении несовершеннолетних может причинить им ущерб. Поэтому представляется, что термин "избегать причинения ущерба" надлежит толковать широко, прежде всего как причинение наименьшего ущерба несовершеннолетним, а также запрещение любого дополнительного или излишнего ущерба.

Согласно ст. 9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

3. Пекинские правила (п. п. 6, 11) предусматривают наличие у лица, ведущего производство по делу, полномочий для принятия решения в каждом конкретном случае по своему усмотрению с учетом содеянного и данных о личности несовершеннолетнего (возможность прекращения уголовного дела при наличии согласия на это несовершеннолетнего и его защиты, вынесения решения об условном осуждении, вынесения решения о применении принудительных мер воспитательного воздействия, вынесения решения с применением реального наказания).

В УПК РФ аналогичные положения предусмотрены ст. ст. 24 - 28, 427, 430 - 432.

4. Пекинские правила устанавливают недопустимость неоправданных задержек при рассмотрении дела в отношении несовершеннолетнего. Со временем ему будет все труднее, а иногда и невозможно логически и психологически увязать процедуру судебного разбирательства и вынесение решения с самим правонарушением. Любое дело несовершеннолетнего с самого начала следует вести быстро, не допуская каких-либо ненужных задержек (п. 20.1 Пекинских правил).

Часть первая ст. 61 УПК РФ предусматривает осуществление уголовного судопроизводства в разумный срок.

В Постановлении от 19 июля 2011 г. N 17-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что "требование разумного срока судебного разбирательства отражает важнейший общественный запрос на эффективное и рациональное правосудие, одним из основных показателей которого является своевременность разрешения дел" (п. 5).

 

При исчислении общей продолжительности судопроизводства по рассматриваемому судом уголовному делу учитывается период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента вступления в законную силу обвинительного или оправдательного приговора либо постановления (определения суда о прекращении уголовного дела или уголовного преследования).

Законодатель, предусмотрев в УПК РФ дополнительные процессуальные гарантии несовершеннолетним подсудимым, подразумевает, что уголовное судопроизводство в отношении несовершеннолетних является усложненной процессуальной формой. Указание на какие-либо особые сокращенные либо увеличенные сроки рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних данный Кодекс не содержит.

С учетом усложненной процессуальной формы судебного разбирательства уголовных дел в отношении несовершеннолетних представляется, что разумным в данном случае будет срок, позволяющий достичь максимальной эффективности судопроизводства и специальных целей такого судебного разбирательства: обеспечения соразмерности мер воздействия содеянному путем максимальной индивидуализации процесса, проявления повышенного внимания к изучению личности несовершеннолетнего; предупреждения совершения преступлений несовершеннолетними; ресоциализации несовершеннолетнего, возвращения его к нормальной жизни в обществе.

На наш взгляд, оптимизация сроков рассмотрения судом уголовных дел предполагает прежде всего надлежащие подготовку судьи к судебному разбирательству и организацию судебного процесса (своевременный вызов свидетелей, экспертов и т.п.), однако законодательное или нормативное закрепление конкретных сроков судебного производства недопустимо. Важно, чтобы меры ускорения судопроизводства по уголовным делам не повлекли за собой нарушения требований уголовно-процессуального закона, все должно быть в пределах разумного.

5. Пекинские правила (п. 16.1) предусматривают обязательное изучение до вынесения приговора окружения и условий, в которых живет несовершеннолетний, или обстоятельств, при которых было совершено правонарушение, с тем чтобы содействовать вынесению компетентным органом власти разумного судебного решения по делу. Доклады о результатах социального обследования (социальные заключения или доклады до вынесения приговора) оказывают незаменимую помощь в большинстве случаев, связанных с судебным разбирательством по делам несовершеннолетних.

Как указано выше, ст. 421 УПК РФ содержит, в частности, требование, согласно которому при производстве судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, подлежат установлению условия жизни и воспитания несовершеннолетнего. Эти сведения должны быть получены в установленном законом порядке.

6. В Пекинских правилах обозначены критерии выбора мер воздействия на несовершеннолетнего. Компетентный орган должен руководствоваться следующими принципами: меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также с потребностями общества; решения об ограничении личной свободы несовершеннолетнего должны приниматься только после тщательного рассмотрения вопроса и ограничение должно быть по возможности сведено до минимума; несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия; при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его или ее благополучии должен служить определяющим фактором (п. 17.1 Пекинских правил).

В соответствии с требованиями, установленными УК РФ, при выборе мер воздействия в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление, приоритет отдается принудительным мерам воспитательного воздействия (ст. 87 УК РФ).

7. Как это отражено в Пекинских правилах, судебное разбирательство в отношении несовершеннолетних должно осуществляться в атмосфере понимания.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" , подразумевает следующее: профессиональную квалификацию судьи, ведущего производство по делу, его познания в области права, социологии, психиатрии, психологии, криминологии и виктимологии, то есть совокупность необходимых знаний судьи, рассматривающего дела в отношении несовершеннолетних  (п. 4).

В этом направлении судьи Российской Федерации, специализирующиеся на рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних, повышают свою квалификацию в Российском государственном университете правосудия.

 

8. "Пекинские правила" предусматривают, что использование специальных познаний при рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего - участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

В соответствующих статьях УПК РФ (ст. ст. 280, 425) указан возраст несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, (потерпевшего и свидетеля), при котором применяется порядок, предусматривающий участие педагога или психолога в допросе. Участие психолога на протяжении всего производства по уголовному делу - от момента возбуждения уголовного дела до проведения реабилитационных мероприятий - (так называемое сопровождение дела) осуществляется в рамках пилотных проектов по рассмотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

9. "Пекинские правила" требуют создания доступной для понимания несовершеннолетних процедуры судебного разбирательства в целях их эффективного участия в судебном разбирательстве. Если коротко - это правильная технология организации судебного разбирательства и правильная методика допроса несовершеннолетних в судебном заседании, что должен уметь обеспечить судья, специализирующийся на рассмотрении таких уголовных дел.

Если говорить о перспективах развития уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, то следует отметить два важных момента.

Во-первых, как нам представляется, в современных условиях специальные гарантии несовершеннолетним должны устанавливаться для лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, без уменьшения этого возраста при производстве определенных процессуальных действий, например при допросе несовершеннолетних.

Во-вторых, по нашему мнению, действующим уголовно-процессуальным законом не в полной мере обеспечивается право несовершеннолетнего подсудимого на конфиденциальность информации о нем, поскольку часть вторая ст. 241 УПК РФ предусматривает, что судебное разбирательство может осуществляться в закрытом судебном заседании по делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими шестнадцатилетнего возраста. В целях полной реализации права несовершеннолетнего подсудимого на конфиденциальность предлагаем внести изменения в указанную статью УПК РФ, дополнив ее следующим положением:

"Уголовные дела в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, рассматриваются в закрытом судебном разбирательстве на основании определения или постановления суда".

Что касается производства экспертизы в судебном заседании, то указанные в ст. 421 УПК РФ обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего, предполагают необходимость получения и использования экспертных заключений по тем или иным вопросам.

Судьи, рассматривающие уголовные дела в отношении несовершеннолетних, должны хорошо знать процедурные вопросы, относящиеся к назначению и производству экспертизы в судебном заседании.

Порядок назначения и производства судебной экспертизы определен в ст. 283 УПК РФ.

Случаи обязательного назначения судебной экспертизы при расследовании и рассмотрении уголовного дела предусмотрены в ст. 196 УПК РФ.

Специфика предмета доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних определяет и особенности производства судебной экспертизы по данной категории дел.

Так, в соответствии со ст. ст. 19, 20 УК РФ, ст. 73, пунктом 1 части первой ст. 421 УПК РФ обязательным является установление возраста несовершеннолетнего, поскольку возраст входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию, и является одним из условий уголовной ответственности.

Лица считаются достигшими возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, то есть с нуля часов следующих суток. При установлении возраста несовершеннолетнего днем его рождения считается последний день того года, который определен экспертами, а при установлении возраста, исчисляемого числом лет, суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Кстати, для установления возраста несовершеннолетнего проводится судебно-медицинская экспертиза, этот вопрос не может быть предметом другой экспертизы.

Согласно п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. N 1 при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии несовершеннолетнего в силу ст. ст. 195 и 196, части второй ст. 421 УПК РФ, следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в целях решения вопроса о психическом состоянии несовершеннолетнего и способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Перед экспертами должен быть поставлен вопрос о влиянии психического состояния несовершеннолетнего на его интеллектуальное развитие с учетом возраста.

Психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 22 УК РФ; ч. 2 ст. 433 УПК РФ).

В указанном Постановлении Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что обстоятельства, характеризующие психическое состояние несовершеннолетнего, устанавливаются путем назначения и проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Пункт 2 части первой ст. 421 УПК РФ обязывает суды устанавливать уровень психического развития несовершеннолетнего и иные особенности его личности.

В силу п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. N 1 вопрос о том, подлежит ли уголовной ответственности лицо, достигшее возраста, предусмотренного частями первой и второй ст. 20 УК РФ, но имеющее не связанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии, ограничивающее его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, решается судом исходя из положений части третьей ст. 20 УК РФ на основе материального и процессуального закона.

С учетом положения пункта 3 ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

Полагаем, что, предоставляя несовершеннолетнему, привлекаемому к уголовной ответственности, дополнительные процессуальные гарантии, в том числе обязательное участие защитника и законного представителя в производстве по уголовному делу, закон исходит из того, что несовершеннолетний самостоятельно не может в полной мере защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

При таком толковании закона положение пункта 3 ст. 196 УПК РФ об обязательном назначении и производстве экспертизы для определения психического состояния несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого и подсудимого должно распространяться на все уголовные дела в отношении несовершеннолетних, иными словами, подобное экспертное исследование с учетом особенностей субъекта уголовной ответственности должно проводиться по каждому уголовному делу в отношении несовершеннолетнего.

Если имеются данные о психическом заболевании или аномальном развитии несовершеннолетнего, то важным моментом является проведение психолого-психиатрической или психологической экспертизы, которая, как правило, проводится специалистами в области детской и подростковой психологии и педагогики, экспертами-психиатрами.

Выводы, изложенные в акте однородной судебно-психологической экспертизы или в акте комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, позволяют суду принять правильное решение при выборе той или иной принудительной меры воспитательного воздействия.

Кроме вопросов, являющихся обязательными, при назначении экспертиз данного вида могут быть поставлены факультативные или дополнительные вопросы, например: об индивидуально-психологических особенностях несовершеннолетнего, которые могли повлиять на его поведение в период совершения правонарушения; о наличии повышенной внушаемости, склонности к фантазированию; об эмоциональном состоянии, когда есть основания предполагать, что такое состояние могло повлиять на психическую деятельность и поведение несовершеннолетнего; о существовании риска рецидива совершения правонарушения подростком; о наличии факторов психологического порядка, существенно снижающих риск рецидива.

Такие дополнительные вопросы предпочтительно ставить в отношении несовершеннолетнего, преступившего закон и достигшего 14-летнего возраста. В складывающейся практике применения принципов восстановительного правосудия судебные психологические (комплексные психолого-психиатрические) экспертизы нередко назначаются и проводятся не только в отношении подростков, вступивших в конфликт с законом, но и в отношении потерпевших и свидетелей. Безусловно, это положительное направление, которое позволяет суду правильно оценить совокупность собранных по делу доказательств и вынести обоснованное и мотивированное решение, в том числе в отношении несовершеннолетнего. При назначении подобных экспертиз может быть поставлен также вопрос о том, какую меру воспитательного воздействия (при возможности и целесообразности ее применения) рекомендует эксперт в отношении конкретного несовершеннолетнего и почему. Выяснение этого вопроса возможно и у психолога, сопровождающего дело несовершеннолетнего.

Специализация судей по делам несовершеннолетних предполагает знание изложенных выше вопросов.