Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям.

 

Артамонов Алексей Николаевич - кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры уголовного процесса Омской академии МВД России.

 

Дана характеристика сущности нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и их правовых последствий. Рассмотрено содержание таких оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования), как примирение сторон; деятельное раскаяние; возмещение ущерба, причиненного преступлением, по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности. Проанализированы особенности процессуального порядка прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

 

Ключевые слова: прекращение уголовного дела, прекращение уголовного преследования, нереабилитирующие основания, примирение сторон, деятельное раскаяние.

 

 Основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) весьма неоднородны по содержанию, поэтому в научной литературе приводятся различные их классификации в зависимости от той или иной специфики применения. Наиболее значимой и получившей широкое распространение в юридической литературе является классификация оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования), в соответствии с которой они разделяются на реабилитирующие и нереабилитирующие. Как отмечает Г.П. Химичева, такое деление наиболее полно раскрывает сущность института прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования, понятие и содержание оснований для его применения, а также вытекающие из этого правовые последствия. Применяется такая классификация и в практике органов уголовного судопроизводства в целях оценки результатов их деятельности.

 

Реабилитирующими являются основания, имеющиеся при установлении обстоятельств, свидетельствующих о непричастности лица к совершению преступления либо об отсутствии преступления. Правовым последствием прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям выступает возникновение у лица, в отношении которого принято такое решение, права на реабилитацию, т.е. возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием (в порядке главы 18 УПК РФ).

Традиционно в отечественной уголовно-процессуальной науке к реабилитирующим относятся три основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования): отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления <3>. Именно такой подход учтен законодателем в ч. 2 ст. 212 УПК РФ, в соответствии с которой при прекращении уголовного дела по данным основаниям следователь или прокурор принимают предусмотренные главой 18 УПК РФ меры по реабилитации лица. Вместе с тем в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным также п. 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. 4 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. В частности, это такие основания, как отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам; отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого отдельных категорий лиц. Таким образом, УПК РФ расширяет традиционный перечень реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования), относя к ним такие, которые не связаны непосредственно с выводом о невиновности лица либо отсутствии преступления.

 

Все иные основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) могут считаться нереабилитирующими. Они имеют место при доказанности причастности лица к совершению преступления, но позволяют освободить его от уголовной ответственности либо исключают уголовно-процессуальную деятельность. Реабилитации лица и возмещения лишений, понесенных им в результате уголовного преследования, при этом не происходит. К таким основаниям относятся, например, истечение сроков давности уголовного преследования; смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; наличие акта об амнистии; примирение сторон; деятельное раскаяние.

При этом вывод о виновности лица находит официальное отражение в постановлении следователя о прекращении уголовного дела, иных документах предварительного расследования. В государственной статистике лицо, в отношении которого принято решение о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующему основанию, учитывается как совершившее преступление. Изложенное ставит вопрос о соответствии института прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям принципу презумпции невиновности, в соответствии с которым виновность лица в совершении преступления устанавливается только вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции, ч. 1 ст. 14 УПК РФ). В юридической литературе по данному вопросу высказаны весьма различающиеся точки зрения, касающиеся как наличия коллизии между имеющимся порядком прекращения уголовных дел и положениями принципа презумпции невиновности, так и возможных способов ее преодоления <5>. Например, путем установления судебного порядка прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

 

Вопрос о соответствии порядка прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию конституционному принципу презумпции невиновности становился и предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. В Постановлении от 28 октября 1996 г. N 18-П Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что решение о прекращении уголовного дела, принятое на основании ст. 6 УПК РСФСР (устанавливавшей возможность прекращения уголовного дела по одному из нереабилитирующих оснований), "не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации". При этом Конституционный Суд РФ отметил, что уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает. В таком случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке.

Данным решением Конституционный Суд РФ фактически сохранил возможность прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в досудебном производстве. Иной его вывод мог повлечь существенное реформирование уголовно-процессуального закона в этой части. Однако нам представляется весьма обоснованным мнение Е.Г. Васильевой о том, что коллизия института прекращения уголовного дела и принципа презумпции невиновности существует и вряд ли будет преодолена в ближайшее время ввиду невозможности как изменения конституционной формулировки принципа презумпции невиновности, так и отказа от института прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям.

 

Поэтому можно сказать, что предусмотренный УПК РФ порядок освобождения от уголовной ответственности в досудебном производстве путем прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям обусловлен определенными исключениями из принципа презумпции невиновности и применим только с согласия подозреваемого или обвиняемого. В противном же случае производство по делу должно быть продолжено до окончательного разрешения вопроса о виновности этих лиц в приговоре суда. В УПК РФ данное положение получило закрепление в ч. 2 ст. 27.

Рассмотрим содержание отдельных нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования).

Примирение сторон (ст. 76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ). В соответствии со ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Согласно ст. 25 УПК РФ формой применения данного основания освобождения от уголовной ответственности выступает прекращение уголовного дела. Это решение может быть принято как судом, так и органами предварительного расследования - следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора.

Рассматриваемое основание прекращения уголовного дела будет иметь место при доказанности двух обстоятельств: факта примирения подозреваемого (обвиняемого) с потерпевшим и заглаживания причиненного потерпевшему вреда. Исходя из положений ст. 25 УПК РФ, примирение потерпевшего с обвиняемым должно подтверждаться заявлением самого потерпевшего или его законного представителя. Вместе с тем данное заявление подлежит объективной оценке и может быть положено в основу решения о прекращении уголовного дела лишь при отсутствии данных о том, что оно явилось результатом незаконного воздействия на потерпевшего со стороны участников уголовного судопроизводства или иных лиц.

Под заглаживанием вреда, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления от 27 июня 2013 г. N 19, следует понимать возмещение ущерба, а также иные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего. При этом способы заглаживания вреда, а также размер его возмещения определяются потерпевшим <8>. Действия подозреваемого (обвиняемого), осуществляемые в целях возмещения причиненного им ущерба или заглаживания вреда иным образом, должны быть отражены в материалах уголовного дела. Об этом могут свидетельствовать сведения, содержащиеся в показаниях потерпевшего, в документах, приобщенных к уголовному делу: расписках потерпевшего или иных лиц; квитанциях о выплатах в счет возмещения ущерба; справках администрации, учреждений, организаций о внесении денег в счет погашения ущерба и т.п. .

 

При прекращении уголовного дела должны быть соблюдены условия освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, предусмотренные ст. 76 УК РФ: совершение лицом преступления впервые; подозрение или обвинение в преступлении небольшой или средней тяжести. Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления от 27 июня 2013 г. N 19 разъяснил, что в ст. 75, 76 и 76.1 УК РФ впервые совершившим преступление следует считать, в частности, лицо:

- совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено;

- предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления не вступил в законную силу;

- ранее освобожденное от уголовной ответственности и др.

Лицо, в отношении которого прекращается уголовное дело, должно обязательно быть наделено статусом подозреваемого или обвиняемого. Его виновность в совершении расследуемого преступления должна быть доказана, а квалификация деяния точно определена. Поскольку закон связывает возможность прекращения уголовного дела лишь с определенными категориями преступлений, ошибочная уголовно-правовая оценка деяния может повлечь незаконность решения о прекращении уголовного дела

 

Из положений ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ вытекает полномочие органов судопроизводства отказать в прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, невзирая на наличие о том заявления потерпевшего и предусмотренных ст. 76 УК РФ оснований. Вместе с тем такое полномочие не предполагает возможности произвольного решения этого вопроса, исключительно опираясь на усмотрение должностных лиц. Конституционный Суд РФ указал, что, рассматривая заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, орган или должностное лицо, осуществляющие уголовное судопроизводство, не просто констатируют наличие или отсутствие указанных в законе оснований для этого, а принимают соответствующее решение с учетом всей совокупности обстоятельств конкретного дела, включая степень общественной опасности совершенного деяния, личность обвиняемого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

 

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 говорится, что должны быть учтены также особенности и число объектов преступного посягательства, их приоритет; изменение степени общественной опасности лица, совершившего преступление, после заглаживания вреда и примирения с потерпевшим. Например, в литературе обращается внимание на то, что не будут соответствовать задачам УК РФ освобождение лица от уголовной ответственности за примирением с потерпевшим и прекращение в связи с этим уголовного дела, если главным объектом преступного посягательства являются общественная безопасность, общественный порядок, здоровье населения, общественная нравственность, нормальная деятельность органов государственной власти. Например, при применении насилия в отношении представителя власти возмещение ущерба физическому лицу не заменит восстановления умаленного авторитета государственной власти.

 

Важно обратить внимание на то, что рассмотренные основания и условия прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон по общему правилу не подлежат применению по уголовным делам частного обвинения. Исходя из положений ч. 2 ст. 20 УПК РФ, заявление потерпевшего о примирении влечет обязательное прекращение уголовного дела частного обвинения без учета каких-либо дополнительных условий и обстоятельств. Не имеют значения наличие у обвиняемого криминального прошлого, факт возмещения вреда и другие обстоятельства. Такое прекращение возможно, даже если обвиняемый отрицает свою виновность и настаивает на продолжении производства по делу .

 

Осуществление досудебного производства по делам о преступлениях, преследуемых в частном порядке, возможно в случаях, когда уголовное дело возбуждалось по признакам преступления, преследуемого в публичном порядке, но впоследствии первоначальная квалификация деяния изменилась.

Например, уголовное дело возбуждено по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115 УК РФ (Умышленное причинение легкого вреда здоровью) и ч. 1 ст. 119 УК РФ (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). В ходе предварительного расследования наличие в действиях подозреваемого угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью не нашло подтверждения, в связи с чем уголовное преследование в этой части прекращено. Уголовное же преследование по делу о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 115 УК РФ, осуществляется в порядке частного обвинения.

Поступление от потерпевшего заявления о примирении предполагает обязанность органов предварительного расследования прекратить уголовное дело о преступлении, преследуемом в частном порядке, вне зависимости от своего усмотрения. При этом основанием прекращения уголовного дела будет являться не ст. 25 УПК РФ, а ч. 2 ст. 20 УПК РФ. Вместе с тем ст. 212 УПК РФ, определяющая перечень оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования в досудебном производстве, не содержит указаний на возможность прекращения уголовного дела в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ. Учет же положений ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ в случаях примирения сторон по делу частного обвинения может нарушить права и интересы участвующих в деле лиц.

Кроме того, возможна ситуация, когда в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ уголовное дело о преступлении, преследуемом в частном порядке, возбуждено органами расследования независимо от наличия заявления потерпевшего (если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы), при этом потерпевший заявил о примирении с подозреваемым (обвиняемым). Какими нормами при разрешении данного заявления должны руководствоваться органы судопроизводства, обязаны ли они прекратить уголовное дело?

В законе данная ситуация получила разрешение лишь применительно к производству у мирового судьи. Согласно ч. 5 ст. 319 УПК РФ в случае поступления от сторон заявлений о примирении производство по уголовному делу прекращается в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ, за исключением производства по уголовным делам, возбуждаемым следователем, а также с согласия прокурора дознавателем, которые могут быть прекращены в связи с примирением сторон в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ. Приведенные положения должны быть учтены руководителем следственного органа, следователем, дознавателем, прокурором, хотя закон и не содержит на это прямых указаний .

 

Таким образом, при поступлении по уголовному делу о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения, заявления потерпевшего о примирении с подозреваемым (обвиняемым) уголовное дело подлежит обязательному прекращению на основании положений ч. 2 ст. 20 УПК РФ. Если такое уголовное дело было возбуждено руководителем следственного органа, следователем или с согласия прокурора дознавателем в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ, оно может быть прекращено в связи с примирением сторон лишь с учетом оснований и условий, предусмотренных ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ.

Изложенные недостатки законодательного регулирования осложняют выбор надлежащего основания прекращения уголовного дела и его правильное применение при поступлении от сторон заявления о примирении в досудебном производстве. Решение данной проблемы видится в приведении ст. 25 УПК РФ в соответствие с положениями ч. 2 и 4 ст. 20 и ч. 5 ст. 319 УПК РФ, что возможно путем ее дополнения отдельной частью, предусматривающей особенности прекращения в связи с примирением сторон уголовного дела о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения.

Деятельное раскаяние (ст. 75 УК РФ, ст. 28 УПК РФ). Анализ правовой регламентации освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ, ст. 28 УПК РФ и др.) позволяет сделать вывод, что под одним названием закон фактически предусматривает два самостоятельных основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования), существенно отличающихся по содержанию и подлежащим учету условиям принятия соответствующих решений. Часть 1 ст. 75 УК РФ и ч. 1 ст. 28 УПК РФ закрепляют возможность прекращения уголовного дела о любом преступлении небольшой или средней тяжести при соблюдении ряда общих условий. Содержанием деятельного раскаяния, предусмотренного ч. 2 ст. 75 УК РФ и ч. 2 ст. 28 УПК РФ, являются действия лица и условия, специально определенные примечаниями к соответствующим нормам Особенной части УК РФ.

В первом случае (ч. 1 ст. 75 УК РФ и ч. 1 ст. 28 УПК РФ) деятельное раскаяние предполагает выполнение лицом после совершения преступления действий, вследствие которых возможен вывод, что такое лицо перестало быть общественно опасным. К таким действиям закон относит добровольную явку с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, возмещение причиненного вреда или заглаживание его иным способом.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 Постановления от 27 июня 2013 г. N 19, освобождение от уголовной ответственности возможно при условии выполнения всех перечисленных действий или тех из них, которые с учетом конкретных обстоятельств лицо имело объективную возможность совершить. Например, задержание на месте преступления объективно исключает возможность лица явиться с повинной, однако последующее способствование раскрытию и расследованию преступления, возмещение им ущерба или заглаживание вреда иным образом могут свидетельствовать о его деятельном раскаянии. При разрешении вопроса об утрате лицом общественной опасности органы судопроизводства должны учитывать всю совокупность обстоятельств, характеризующих поведение лица после совершения преступления, а также данные о его личности. При этом признание своей вины без совершения действий, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ, не составляет деятельного раскаяния.

Условия прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием на основании ч. 1 ст. 75 УК РФ и ч. 1 ст. 28 УПК РФ имеют много общего с уже рассмотренными условиями прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. По данному основанию может быть прекращено уголовное преследование лишь по уголовным делам о преступлениях небольшой или средней тяжести. Лицо, в отношении которого принимается такое решение, должно считаться совершившим преступление впервые. Виновность лица в совершении преступления должна быть доказана, а само оно вправе возражать против прекращения уголовного дела по данному основанию.

Самостоятельной разновидностью деятельного раскаяния является выполнение лицом действий, предусмотренных примечаниями к статьям Особенной части УК РФ (ст. 122, 126, 127.1, 134, 178, 184, 198, 199, 200.1, 204, 205, 205.1, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 210, 212, 222, 222.1, 223, 223.1, 228 и др.). Так, в соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие или боеприпасы, освобождается от уголовной ответственности за их незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение. Освобождается от уголовной ответственности за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку без цели сбыта наркотических средств лицо, добровольно сдавшее данные средства и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с их незаконным оборотом (примечание 1 к ст. 228 УК РФ).

На применение в рассматриваемых случаях в качестве основания освобождения от уголовной ответственности именно деятельного раскаяния указывают ч. 2 ст. 75 УК РФ, ч. 2 ст. 28 УПК РФ. При этом общие условия деятельного раскаяния, предусмотренные первыми частями указанных статей, учету не подлежат (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19). Так, не имеют значения категория преступления, рецидив преступлений, наличие или отсутствие позитивного постпреступного поведения виновного, о котором говорится в ч. 1 ст. 75 УК РФ. В данных случаях освобождение от уголовной ответственности имеет место не в связи с тем, что лицо, совершившее преступление, перестало быть общественно опасным, а ввиду необходимости охраны более значимых объектов уголовно-правовой защиты <15>. Важно и то, что основание, предусмотренное ч. 1 ст. 28 УПК РФ и ч. 1 ст. 75 УК РФ, является дискреционным, что допускает усмотрение правоприменителя в решении вопроса о возможности прекращения уголовного дела, в то время как при наличии действий лица, предусмотренных примечаниями к нормам Особенной части УК РФ, уголовное дело, как правило, подлежит прекращению. В связи с этим обращается внимание на наличие коллизии между положениями ст. 75 УК РФ и примечаниями к статьям Особенной части УК РФ, которая нуждается в законодательном урегулировании .

 

Неоднородность оснований и условий прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ допускает альтернативу в выборе подлежащего применению по конкретному делу вида деятельного раскаяния. Так, невозможность применения примечания к соответствующей норме УК РФ не исключает освобождения лица от уголовной ответственности в связи с соблюдением общих условий, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ и ч. 1 ст. 28 УПК РФ (п. 7 Постановления).

Таким образом, правовое регулирование деятельного раскаяния как основания освобождения от уголовной ответственности охватывает существенно различающиеся ситуации, при этом оно не лишено противоречий и недостатков законодательной техники <17>. Это обусловливает потребность в четком законодательном разграничении оснований освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и на основании примечаний к конкретным составам УК РФ <18>. В этих целях, в частности, предлагается дополнить УК РФ отдельной статьей "Освобождение от уголовной ответственности в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса" с внесением необходимых изменений и в УПК РФ .

 

Возмещение ущерба, причиненного преступлением, по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ, ст. 28.1 УПК РФ). Самостоятельное основание для прекращения уголовного преследования по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ, ст. 28.1 УПК РФ) является относительно новым положением отечественного законодательства <20>. При этом закон по-разному формулирует основания прекращения уголовного преследования в зависимости от квалификации соответствующего преступления, предусматривая три отличающихся между собой набора условий принятия данного процессуального решения.

 

В соответствии с ч. 1 ст. 76.1 УК РФ и ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ основанием освобождения от уголовной ответственности за преступления, предусмотренные ст. 198 - 199.1 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического, юридического лица, неисполнение обязанностей налогового агента), является возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, лицом, впервые совершившим данное преступление. Это предполагает уплату до назначения судом первой инстанции судебного заседания в полном объеме: 1) недоимки в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу; 2) необходимых пеней; 3) штрафов в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом РФ (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19).

Согласно ч. 2 ст. 76.1 УК РФ и ч. 3 ст. 28.1 УПК РФ основанием прекращения уголовного преследования по ряду специально перечисленных составов преступлений (ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 171.1, ч. 1 ст. 172, ч. 2 ст. 176, ст. 177, ч. 1 и 2 ст. 180, ч. 3 и 4 ст. 184, ч. 1 ст. 185, ст. 185.1, ч. 1 ст. 185.2, ст. 185.3, ч. 1 ст. 185.4, ст. 193, ч. 1 ст. 194, ст. 195 - 197, 199.2 УК РФ) выступает не только возмещение гражданину, организации или государству причиненного преступлением ущерба, но и перечисление в федеральный бюджет денежного возмещения в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо дохода, полученного в результате совершения преступления, и денежного возмещения в размере его пятикратной суммы. Условием освобождения от уголовной ответственности при этом также служит совершение лицом соответствующего преступления впервые.

Часть 3 ст. 76.1 УК РФ и ч. 3.1, 3.2 ст. 28.1 УПК РФ предусматривают основание и особенности порядка освобождения от уголовной ответственности за предусмотренные ст. 193, ч. 1 и 2 ст. 194, ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ деяния лица, явившегося декларантом или лицом, информация о котором содержится в специальной декларации, поданной в соответствии с Федеральным законом "О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

 

Данные положения Закона выступают гарантией со стороны государства лицу, добровольно представившему в налоговый орган соответствующую налоговую декларацию о своем имуществе и счетах (вкладах) в банках за пределами Российской Федерации. Применение данной гарантии (в числе прочих) регламентировано ст. 4 названного Закона. Гарантия предоставляется только в пределах указанного в декларации имущества и в отношении деяний, совершенных декларантом и (или) номинальным владельцем имущества до 1 января 2015 г. Согласно п. 8 ст. 4 Закона рассматриваемая гарантия не будет действовать, если на дату представления декларации в отношении декларанта было возбуждено уголовное дело в связи с совершением соответствующего преступления

 

Анализ норм УК РФ и УПК РФ, регламентирующих прекращение уголовного преследования по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, позволяет сделать вывод, что рассматриваемое основание выступает специальной разновидностью деятельного раскаяния по отдельным перечисленным в законе составам преступлений

 

Особенностью применения оснований, предусмотренных ст. 76.1 УК РФ и ст. 28.1 УПК РФ, является то, что предписания закона относительно освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования имеют императивный характер, что сближает реализацию данных оснований с применением примечаний к нормам Особенной части УК РФ, образующим разновидность деятельного раскаяния, предусмотренного ч. 2 ст. 75 УК РФ и ч. 2 ст. 28 УПК РФ. При этом в силу положений ч. 1 и 3 ст. 28.1 УПК РФ уголовное преследование по делам о преступлениях экономической направленности, перечисленных в ч. 1 и 2 ст. 76.1 УК РФ и ч. 1 и 3 ст. 28.1 УПК РФ, не подлежит прекращению по общим основаниям и условиям деятельного раскаяния, предусмотренным ч. 1 ст. 75 УК РФ и ч. 1 ст. 28 УПК РФ, а также в связи с примирением с потерпевшим (ст. 25 УПК РФ). Отнесение данного основания к нереабилитирующим предполагает доказанность совершения деяния лицом, в отношении которого прекращается уголовное преследование, и наличие у него процессуального статуса подозреваемого или обвиняемого.

В завершение обратим внимание на особенности процессуального порядка прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Как уже отмечалось, применение нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования) требует согласия лица, в отношении которого принимается соответствующее решение. При прекращении уголовного дела в отношении умершего важен учет мнения и иных лиц. В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ смерть подозреваемого или обвиняемого является основанием для прекращения уголовного дела, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Закон не раскрывает, мнение каких лиц и в какой форме должно выясняться для определения возможности прекращения уголовного дела по данному основанию. Здесь необходимо учитывать решение Конституционного Суда РФ, который признал взаимосвязанные положения п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников . Данное решение до настоящего времени законодателем не реализовано. В частности, в УПК РФ не внесены изменения, конкретизирующие перечень лиц, которым может быть предоставлено право требовать продолжения производства по уголовному делу в целях возможной реабилитации умершего, процессуальные формы их допуска к участию в деле и соответствующий правовой статус. Практика учета мнения близких родственников умершего подозреваемого или обвиняемого в настоящее время складывается неоднозначно. В связи с этим в литературе справедливо, на наш взгляд, предлагается для выяснения позиции относительно возможности прекращения уголовного дела допускать соответствующего близкого родственника не в качестве представителя умершего, а как самостоятельного участника уголовного процесса с собственным процессуальным положением .

 

Необходимость получения согласия потерпевшего или выяснения отсутствия у него возражений против прекращения уголовного дела по отдельным основаниям прямо не упоминается в УПК РФ. Анализ закона позволяет вести речь о необходимости согласия потерпевшего лишь на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ), когда для принятия решения требуется заявление самого потерпевшего или его законного представителя.

Закон не устанавливает процедуру разъяснения соответствующим участникам процесса права возражать против прекращения уголовного дела, а также форму закрепления их волеизъявления в материалах дела, что допускает усмотрение следователя. Главное, чтобы такое разъяснение не было формальным - лицо, давая согласие на прекращение уголовного дела, должно осознавать все правовые последствия такого решения. Например, невозможность применения в отношении его мер реабилитации, учет в качестве лица, привлекавшегося к уголовной ответственности, и т.п. Учитывая, что возражения уполномоченных на то лиц делают невозможным принятие решения о прекращении уголовного дела, их волеизъявление (как возражения, так и согласие) должно быть отражено в материалах дела. Например, в протоколе допроса, в специальном протоколе о разъяснении оснований прекращения уголовного дела и его последствий, в письменном заявлении обвиняемого, подозреваемого или потерпевшего . Согласно ч. 3 ст. 213 УПК РФ наличие согласия заинтересованных лиц на прекращение уголовного дела (уголовного преследования) должно быть отражено в соответствующем постановлении.

 

Применение отдельных нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования) требует согласования принимаемого следователем или дознавателем решения с субъектами контроля и надзора. В соответствии со ст. 25, ч. 1 и 2 ст. 28, ч. 1, 3 и 3.1 ст. 28.1, ч. 1 ст. 427 УПК РФ следователем с согласия руководителя следственного органа, а дознавателем с согласия прокурора прекращается уголовное дело (уголовное преследование) в связи с примирением сторон, деятельным раскаянием (в том числе по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности), с применением к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия.

Часть 3.2 ст. 28.1 УПК РФ предусматривает существенную особенность согласования с руководителем следственного органа прекращения уголовного преследования в отношении лица, добровольно задекларировавшего свое имущество и счета (вклады) в банках за пределами Российской Федерации либо указанного в соответствующей декларации. В случае несогласия руководителя следственного органа с прекращением уголовного преследования по основанию, предусмотренному ч. 3.1 ст. 28.1 УПК РФ, им выносится мотивированное постановление об отказе в прекращении уголовного преследования и о принятом решении незамедлительно уведомляются лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, Генеральный прокурор Российской Федерации и Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей.