Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Презумпция невиновности в уголовном процессе. Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве: теория и практика.

Презумпция невиновности в уголовном процессе. Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве: теория и практика.

 

Статья посвящена реализации принципа презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве.

 

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, презумпция невиновности.

 

The article is devoted to the principle of presumption of innocence in criminal proceedings.

 

Презумпция (praesumptio) имеет несколько значений. Чаще всего в праве используется такое значение, как предположение, т.е. презумпция - это предположение, которое считается истинным до тех пор, пока не доказана его ложность.

 

Проанализировав имеющееся толкования данного слова, можно сделать вывод о том, что правовая презумпция - это убеждение в добросовестности, добропорядочности, законопослушности (другими словами, в невиновности в нарушении установленного порядка, закона) до того момента, когда обратное не будет установлено и подтверждено.

Традиционно принято считать, что прототипом презумпции невиновности (praesumptio innocentiae) выступает установленное древнеримскими юристами правило "praesumptio boni viri" (участник судебной тяжбы считается действующим добросовестно, пока иное не доказано). Это правило используется и в настоящее время, согласно ему в гражданском процессе доказывать свое утверждение о нарушении права должен истец, а не ответчик. Аналогично применяется это правило и в уголовном процессе - бремя доказывания лежит на той стороне, которая обвиняет (стороне обвинения), а обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

 

Из различных определений презумпции можно сделать вывод, что презумпция невиновности - это предположение о невиновности. Но какое содержание вкладывается в слово "невиновность"? В подавляющем большинстве, в словарях определяется невиновность через уголовно-правовой смысл. В толковом словаре Владимира Даля невиновный - невинный, невиноватый, не сделавший ничего преступного, противного совести или закону. В словаре Ушакова это - "не имеющий за собой вины", "непричастный к преступлению" .

 

Отдельные ученые считают, что первоначальное авторство полной формулировки презумпции невиновности принадлежит древнегреческому оратору Демосфену, который в своей речи "Против Аристократа" утверждал, что закон называет убийцей только того, кто изобличен в совершении этого преступления на основании судебного приговора. "Никто не должен именоваться убийцей до того, как будет изобличен в совершении подобного преступления и осужден за него" <6>. Однако данное высказывание Демосфена не нашло своего закрепления в законах, а так и осталось частным мнением одного из многочисленных ораторов того периода. Хотя, как мы видим, в современных определениях презумпции невиновности содержание этого высказывания присутствует.

 

Впервые определение понятия презумпции невиновности обвиняемого, как юридическая конструкция, было сформулировано в XVIII веке итальянским исследователем проблем уголовного права и уголовного процесса Чезаре Беккария, который в 1764 г. в своем труде "О преступлениях и наказаниях" дал конкретное определение понятия презумпции невиновности обвиняемого: "Никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор, и общество не может лишить обвиняемого своего покровительства до того, как будет решено, что он нарушил условия, при соблюдении которых ему и обеспечивалось это покровительство" <7>. Несмотря на это, в большинстве стран Европы в уголовном судопроизводстве по-прежнему применялся принцип презумпции виновности.

 

Определенные изменения произошли после Великой французской буржуазной революции 1789 - 1793 гг. 26 августа 1789 г. во Франции была принята Декларация прав человека и гражданина (Duclaration des Droits de l'Homme et du Citoyen), в которой принцип презумпции невиновности "каждый считается невиновным, пока его вина не установлена" был закреплен в качестве одного из основополагающих. По мнению большинства ученых, это было первое законодательное закрепление презумпции невиновности.

 

В истории российского уголовного судопроизводства отдельные положения презумпции невиновности применялись еще в XVI веке. В частности, в Соборном уложении 1649 г. в ст. 8 гл. 21 указывалось, что если кто-то приведет убийцу или разбойника, а те станут обвинять приведших их в совершении таких же преступлений, то этим обвинениям не верить То есть это можно расценить таким образом, что в отношении того, кто приведет убийцу или разбойника, действует презумпция невиновности, если приведенные им разбойники начнут обвинять его в совершении преступлений.

 

Некоторые положения воинского Устава Петра I 1716 г. также можно расценить как применение презумпции невиновности, например, ст. 4 гл. 42, в которой предусматривается наказание для неправедно обвинившего кого-либо в совершении преступления фискала: "Буде же, какой ради страсти, или злобы затеял, и что перед судом подлинно о том обличен будет, то оному яко преступнику тож учинить, чего был достоин тот, на кого он доносил, ежели бы он виноват был" .То есть совершенное фискалом преступление (заведомо ложный донос) может быть наказано только после установления этого факта в судебном порядке.

 

Впервые в истории России законодательно ввести принцип презумпции невиновности попыталась императрица Екатерина II в 1767 г. в своем Наказе комиссии о составлении проекта нового уложения. Она выступала против пыток как средства добывания доказательств виновности и считала, что лучше оправдать 10 виноватых, чем обвинить одного невиновного

 

После Екатерины II попытки закрепить законодательно принцип презумпции невиновности предпринимались еще несколько раз, но ни одна из них не была удачной. Некоторые изменения произошли в XIX веке, когда в Уложении о наказаниях 1845 г. в главе 3 "Об определении наказаний по преступлениям" было установлено, что наказание за преступление может быть определено судом только тогда, когда совершение преступления "несомненно доказано", а обвинение в совершении преступления "должно быть вменено подсудимому или подсудимым в вину"

 

В XIX веке была предпринята очередная попытка закрепить в Уставе Уголовного судопроизводства 1864 г. норму о презумпции невиновности. В Общих положениях Устава Уголовного судопроизводства было закреплено, что никто не может быть наказан за преступление, не будучи осужденным к наказанию приговором, вступившим в законную силу

 

В разное время презумпцию невиновности обсуждали такие ученые, как Л.В. Владимиров, С.И. Викторский, М.В. Духовской, А.Ф. Кони, Н.Н. Розин, В.К. Случевский, Г.С. Фельдштейн, И.Я. Фойницкий. В частности, Л.Е. Владимиров писал: "Praesumptio juris идет в пользу подсудимого, он предполагается невиновным, доколь не доказано противное" Аналогичного мнения придерживался И.Я. Фойницкий: "Современный процесс исходит из предположения невиновности (praesumptio boni viri)" Однако, несмотря на мнения ученых, эти положения не были закреплены нормативно.

 

В советский период к презумпции невиновности относились неоднозначно. С одной стороны, презумпция невиновности по-прежнему действовала, так как Декретом "О суде" 1917 г. было установлено, что в судопроизводстве применяются ранее действовавшие законы, если они не отменены. Отмененными признавались акты, противоречащие декретам ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Рабочего и Крестьянского правительства, а также программам-минимумам Российской социал-демократической рабочей партии и партии социалистов-революционеров В Декрете "О суде" 1918 г. (ст. 8) прямо указывалось, что судопроизводство по гражданским и уголовным делам происходит по правилам Судебных уставов 1864 года

 

С другой стороны, в начале существования советского государства принцип презумпции невиновности воспринимался чаще всего как принцип буржуазного права, поэтому многие советские юристы его отвергали. Но к середине XX века отношение изменилось. Возможно, этому способствовали и судебные процессы периода сталинских репрессий 30 - 40-х годов.

 

Одним из основоположников детальной разработки принципа презумпции невиновности в науке советского уголовного процесса является профессор М.С. Строгович. Именно он сформулировал наиболее оптимальное с нашей точки зрения определение презумпции невиновности: "...всякий гражданин считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в устанавливаемом законом порядке" .В разные годы различные аспекты презумпции невиновности рассматривали Н.С. Алексеев, С.А. Альперт, Б.Т. Безлепкин, Н.В. Жогин, З.З. Зинатуллин, Л.Д. Кокорев, Я.О. Мотовиловкер, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, Ф.Н. Фаткуллин, М.А. Чельцов, М.Л. Якуб и многие другие.

 

В 40 - 50-е годы XX века были подписаны международные документы, в которых презумпция невиновности обвиняемого была определена в качестве признаваемого всеми международного принципа. Всеобщая Декларация прав человека 1948 г. закрепила норму, согласно которой каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты (ч. 1 ст. 11) <20>. Европейская конвенция о защите прав человека 1950 г. установила, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком (ч. 2 ст. 6) <21>. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. закрепил положение, согласно которому каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону (ч. 2 ст. 14)

 

После установления презумпции невиновности в качестве общепризнанного международного принципа в российском уголовно-процессуальном законодательстве принцип презумпции невиновности был закреплен в ст. 7 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. "...Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда". Аналогичным образом презумпция невиновности была закреплена в ст. 13 УПК РСФСР 1960 г. Впоследствии этот принцип нашел свое отражение и в Конституции СССР 1977 г., в которой появилась норма: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом" (ст. 160)

 

В первой российской Конституции также не забыли о презумпции невиновности. В соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции, "каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда"

 

Вытекающие из принципа презумпции невиновности положения нашли свое отражение во многих статьях действующего УПК РФ (далее по тексту - УПК), в котором впервые презумпция была закреплена в качестве конкретного принципа уголовного судопроизводства. В частности, ст. 14 УПК, которая имеет название "презумпция невиновности", устанавливает, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Часть 2 ст. 77 УПК устанавливает правило, согласно которому признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу.

Как нам представляется, формулировка ст. 14 УПК не вполне корректна. Ведь с точки зрения действующего законодательства обвиняемый - это лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого либо вынесен обвинительный акт (ст. 47 УПК РФ). Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого выносится при наличии достаточных доказательств, дающих основание для обвинения лица в совершении преступления (ст. 171 УПК РФ). Таким образом, невиновным считается человек, в отношении которого уже собраны достаточные доказательства совершения им преступления. С другой стороны, он считается невиновным до тех пор, пока его виновность не установлена приговором суда. Получается некое противоречие, которое бы не возникало, если бы эта норма в УПК была сформулирована несколько иначе: "...лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда". При таком дополнении презумпция невиновности юридически будет распространяться и на лицо, подозреваемое в совершении преступления, на которое, если понимать содержание ч. 1 ст. 14 УПК буквально, принцип презумпции невиновности не распространяет свое действие.

Конституция закрепляет два основных положения, вытекающих из презумпции невиновности. Первое - обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49 Конституции). Ему соответствует требование, закрепленное в ч. 2 ст. 14 УПК, - подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Второе - неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции). Ему соответствует требование ч. 3 ст. 14 УПК о том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Как мы видим, если в ч. 2 ст. 14 говорится об обвиняемом и подозреваемом, то в ч. 3 этой же статьи подозреваемый уже не упоминается, что, с нашей точки зрения, не вполне верно.

Вытекающее из принципа презумпции невиновности требование закона о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, выступает важной гарантией против необоснованного осуждения гражданина и нарушения его законных прав и свобод.

Однако, так ли это на самом деле? Практика показывает, что зачастую принцип презумпции невиновности нарушается не только органами предварительного расследования, но и судами. В частности, Обзоры надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ свидетельствуют, что по-прежнему значительным остается количество дел, по которым судами были допущены ошибки в применении норм материального и процессуального права, которые к тому же не были своевременно исправлены при кассационном или надзорном рассмотрении нижестоящих судов.

Кроме этого, представляется, что принцип презумпции невиновности повсеместно нарушается средствами массовой информации. При освещении событий, связанных с совершением преступлений, по которым у следствия имеются лица, подозреваемые в их совершении, СМИ без каких-либо сомнений озвучивают фамилии, имена, род занятий данных лиц. Следствие еще до конца не установило их причастность к совершению преступления, не собрало достаточных доказательств, позволяющих предъявить обвинение, но в глазах общественности эти люди уже являются преступниками. Более того, в некоторых случаях в СМИ их прямо так и называют.

Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ рассматривала вопрос о применении принципа презумпции невиновности в деятельности журналистов и пришла к заключению, что обязанность соблюдать этот принцип на журналистов не распространяется, что "журналисты не относятся к категории лиц, обладающих полномочиями по ограничению прав и свобод гражданина. Поэтому никакое мнение журналиста, прозвучавшее в теле-, радиоэфире, содержащееся в газетной публикации, в силу указанной конституционной нормы не может юридически повлиять на право человека считаться невиновным". Более того, в Рекомендации от 24 декабря 1997 г. N 2 (11) устанавливается, что "только суд вправе устанавливать виновность гражданина. Но данное обстоятельство не может служить основанием к ограничению права журналистов, иных лиц (включая представителей обвинения и защиты, а также потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и т.д.) излагать свое мнение по тем или иным аспектам предварительного следствия или судебного разбирательства...".

Мы не разделяем подобное мнение и считаем, что изложение своего мнения по различным аспектам предварительного следствия и информирование широкой общественности об установлении или задержании подозреваемых с указанием их персональных данных - не одно и то же. Но, к сожалению, любые попытки соблюсти баланс интересов, т.е. соблюсти принцип презумпции невиновности (другими словами, защитить интересы личности) с одной стороны, и не ограничить права СМИ, с другой стороны, не находят понимания и чаще всего расцениваются как желание ограничить свободу средств массовой информации, воспрепятствовать журналистским расследованиям.

 

Кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Международного юридического института  Решняк М.Г.