Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Применение "льготных" норм общей части УК РФ при назначении наказания.

ПРИМЕНЕНИЕ "ЛЬГОТНЫХ" НОРМ ОБЩЕЙ ЧАСТИ УК РФ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ   НАКАЗАНИЯ

 

 

 

Кудрявцева Анна Васильевна, Председатель судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда, доктор юридических наук, профессор.

 

Сутягин Климент Игоревич, судья Ставропольского краевого суда, кандидат юридических наук.

 

В статье рассматриваются практические проблемы назначения наказания с применением "льготных" норм. Под ними авторы понимают положения Общей части УК РФ, которые снижают верхний предел наказания (ст. ст. 62, 65, 66, ч. 3 ст. 68 УК РФ). Анализируется практика судов и изменяющиеся позиции Верховного Суда РФ по этому вопросу. Авторы обосновывают вывод о необходимости мотивировки применения "льготных" норм в приговоре, а также обязательности ссылок на соответствующие части этих статей.

 

Ключевые слова: уголовная ответственность, наказание, смягчающие обстоятельства, приговор, пределы наказаний.

 

Санкции в виде лишения свободы многих статей уголовного закона содержат существенную разницу между нижним и верхним пределом наказания. Например, по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) судья вправе назначить от 2 месяцев до 15 лет лишения свободы, за изнасилование с квалифицирующими признаками (ч. 2 ст. 131 УК РФ) - от 4 до 10 лет лишения свободы, особо квалифицированные виды краж (ч. 4 ст. 158 УК РФ) наказуемы лишением свободы от 2 месяцев до 10 лет. Подобная конструкция санкций позволяет судье максимально индивидуализировать наказание виновному, учесть все обстоятельства преступления, личность подсудимого, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства и т.д., т.е. реализовать общие начала назначения наказания (ч. 3 ст. 60 УК РФ).

Вместе с тем положения Общей части Уголовного кодекса несколько ограничивают судейское усмотрение, фактически сужая возможности назначения наказания в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

Например, в силу ч. 2 ст. 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. То есть в случае с вышеприведенной санкцией по ч. 4 ст. 111 УК РФ минимальное наказание при рецидиве должно составить 5 лет лишения свободы (а не 2 месяца).

Ряд норм Общей части УК РФ можно условно назвать "льготными", так как они устанавливают не минимально возможный срок наказания (т.е. поднимают нижнюю планку санкции), а снижают верхний предел наказания. Так, в соответствии со ст. ст. 62, 65, 66, ч. 3 ст. 68 УК РФ при определенных обстоятельствах применяется "льготный" режим назначения наказания. Например, в силу ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств по той же ч. 4 ст. 111 УК РФ нельзя назначить более 10 лет лишения свободы. Все эти "льготные" статьи при ограничении срока (размера) наказания оперируют таким понятием, как "наиболее строгий вид наказания".

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" разъяснено, что под наиболее строгим видом наказания в этих статьях следует понимать тот из перечисленных в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим исходя из положений ст. 44 УК РФ. При этом не имеет значения, может ли данный вид наказания быть назначен виновному с учетом положений Общей части УК РФ. В качестве иллюстрации можно привести санкцию ч. 1 ст. 158 УК РФ, которая предусматривает возможность назначения таких видов наказаний, как штраф, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, принудительные работы, арест, лишение свободы.

Руководствуясь указанным разъяснением, следует сделать вывод, что "льготные" статьи в данном случае применимы к определению размера наказания только в виде лишения свободы несмотря на то, что сам этот вид наказания в силу установленных УК РФ ограничений не может быть применим к конкретному подсудимому (например, в силу его возраста или ограничений, предусмотренных ч. 1 ст. 56 УК РФ). То есть, назначая любой другой вид наказания (не лишение свободы), суд эти "льготные" нормы во внимание принимать не должен.

До разъяснения этого вопроса судебная практика складывалась по-иному. При применении "льготных" норм наиболее строгий вид наказания определялся исходя из так называемой "индивидуальной санкции". То есть если осужденному нельзя было назначить лишение свободы, то наиболее строгим для него являлось другое предусмотренное санкцией статьи наказание, следующее исходя из перечня видов наказаний (ст. 44 УК РФ) по степени строгости за лишением свободы. Так, если применялись положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, а наказание определялось в силу ст. 56 УК РФ в виде ограничения свободы (хотя санкция и предусматривает лишение свободы), то 2/3 максимального срока исчислялись применительно к ограничению свободы.

В качестве примера можно привести Постановление президиума Челябинского областного суда от 16 октября 2013 г. в отношении С., который был осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к ограничению свободы на 2 года 6 месяцев. Президиум, изменяя приговор, указал: "Поскольку в настоящее время такие виды наказания, как принудительные работы и арест, не применяются, так как не введены в действие, а лишение свободы не могло быть назначено С. в силу закона, единственным наказанием, подлежащим применению к осужденному и являющимся для него наиболее строгим, является ограничение свободы. Учитывая, что в ч. 5 ст. 62 УК РФ ограничен верхний предел наиболее строгого наказания за совершенное преступление... положения указанной нормы подлежали применению к С., и в соответствии с ними срок ограничения свободы не мог превышать 2 лет" .

 

Такой же позиции придерживался ранее и Верховный Суд РФ, отмечая, что при назначении наказания осужденному по делу, рассмотренному в особом порядке, необходимо применение совокупности правил: во-первых, о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, за преступление небольшой тяжести, т.е. выполнение требований ч. 1 ст. 56 УК РФ о невозможности назначения лишения свободы; во-вторых, об учете ч. 5 ст. 62 УК РФ, т.е. об исчислении 2/3 не от срока лишения свободы, а от срока (размера) следующего по строгости наказания из числа указанных в санкции статьи УК РФ. В ч. 5 ст. 62 УК РФ ограничен верхний предел срока наиболее строгого наказания за совершенное преступление (а не верхний предел наиболее строгого наказания, указанного в санкции статьи УК РФ) .

 

Далее обратимся к особенностям мотивирования применения и отражения в приговоре "льготных" статей.

В соответствии с п. 35 обсуждаемого Постановления Пленума "суд обязан мотивировать применение норм, ограничивающих срок или размер наказания определенной частью наиболее строгого вида наказания, в описательно-мотивировочной части приговора. В резолютивной части приговора ссылка на статьи 62, 65, 66 и 68 УК РФ не требуется даже в том случае, когда в результате применения положений статей 62, 65, 66 УК РФ назначенное наказание окажется ниже низшего предела наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ". Итак, ссылка в резолютивной части приговора на "льготные" статьи не нужна , но мотивировать их применение следует в описательно-мотивировочной части приговора.

 

В последнее время в практике судов обострился следующий вопрос: является ли отсутствие мотивировки применения "льготных" норм, а также прямых ссылок на них в описательно-мотивировочной части приговора основанием для вывода о том, что эти нормы фактически не были применены при назначении наказания, и, как следствие, может ли это стать основанием для изменения приговора со снижением наказания?

На протяжении более чем десяти лет Верховный Суд РФ придерживался позиции, согласно которой отсутствие в приговоре ссылки на "льготную" норму не рассматривалось как нарушение закона, не влекло изменение приговора (разумеется, при условии, что наказание фактически было назначено в пределах ограничений "льготных" норм). Так, по уголовному делу в отношении С., Г., и М. констатировано: суд обоснованно признал явку с повинной С. и активное способствование Г. раскрытию преступления смягчающими их ответственность обстоятельствами и с учетом этого, как и требует того ст. 62 УК РФ, назначил каждому из них наказание, не превышающее трех четвертей (в устаревшей редакции. - Авт.) максимального срока, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ: "Отсутствие в приговоре ссылки на ст. 62 УК РФ не свидетельствует о нарушении судом закона при назначении наказания С. и Г. и само по себе не влечет за собой дальнейшее смягчение наказания осужденным".

 

Основой принятия таких решений являлся вывод о том, что все обстоятельства, влияющие на определение размера наказания, по делу учтены, а отсутствие в приговоре ссылки, например, на ст. 62 УК РФ основанием для изменения приговора не является, поскольку наказание соответствует пределам "льготных" норм.

 

В последнее время, однако, высший судебный орган изменил подход к этой проблеме и исходит из того, что если в описательно-мотивировочной части приговора не содержатся ссылки на "льготные" нормы назначения наказания, то суд первой инстанции исходил из максимально возможного предела санкции статьи, а это является основанием для снижения наказания (даже в случаях, когда размер наказания по факту соответствует требованиям "льготных" норм).

Так, из решения высшего суда следует, что Н. был осужден в том числе по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 9 лет. Изменяя приговор, Судебная коллегия указала: "Назначая наказание осужденному Н. по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд не указал, что он руководствуется ч. 2 ст. 66 УК РФ о том, что срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление. В связи с этим неясно, от какого максимально возможного наказания исходил суд, назначая Н. наказание за данное преступление". Наказание Н. было снижено. То есть Верховный Суд пришел к выводу, что отсутствие в описательно-мотивировочной части приговора ссылки на "льготную" норму означает ее фактическое неприменение судом при назначении наказания.

 

В другом случае высшая судебная инстанция высказалась более категорично. С. был осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы, позже президиумом областного суда наказание было снижено до 8 лет. Верховный Суд РФ указал, что судебные решения подлежат изменению ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении С. наказания. Так, "признав явку С. с повинной, его активное способствование раскрытию и расследованию преступления обстоятельствами, смягчающими наказание, и при отсутствии отягчающих обстоятельств суд при решении вопроса о виде и размере наказания должен был учесть положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, согласно которой срок и размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. Однако суд первой инстанции не указал в приговоре на применение данной нормы закона и никак не мотивировал свое решение. При таких обстоятельствах суд при назначении наказания исходил из всего размера наказания, предусмотренного санкцией ч. 4 ст. 111 УК РФ - до 15 лет лишения свободы, тогда как следовало исходить из санкции до 10 лет лишения свободы". В итоге наказание С. было снижено до 7 лет 6 месяцев лишения свободы .

 

Региональная судебная практика в настоящее время складывается противоречиво. Некоторые суды вовремя усвоили изменившийся подход Верховного Суда РФ по рассматриваемой проблеме, другие продолжают действовать по устаревшей практике, не находя оснований для изменения приговоров в тех случаях, когда фактически суд назначил наказание в "льготных" пределах, но не сослался на сами "льготные" нормы.

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2 "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" производство в суде кассационной инстанции, являясь важной гарантией законности судебных решений по уголовным делам, предназначено для выявления и устранения допущенных судом в ходе предшествующего разбирательства дела существенных нарушений уголовного закона (неправильного его применения) и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, и нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В силу исключительности стадии кассационного производства, требований стабильности и определенности судебных решений не каждое нарушение, которое может быть исправлено в суде апелляционной инстанции, может служить основанием для передачи дела для рассмотрения в суде кассационной инстанции. Поэтому ранее вызывала сомнение целесообразность рассмотрения дела в кассационном порядке в ситуациях, когда только на стадии кассационного производства обнаруживалось неуказание в описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания на "льготные" нормы, однако при фактическом их применении. Достаточно ли это нарушение существенно для того, чтобы начинать кассационное производство, тратить силы и средства на исправление этих ошибок, которые по своему влиянию на принятые решения явно не дотягивают до существенных? До недавнего времени ответ был очевиден: такие нарушения не признавались существенными и влекли рассмотрение дела в порядке кассационного производства только тогда, когда суды при назначении наказания выходили за пределы, указанные в ст. ст. 62, 66, 65, 68 УК РФ.

Вместе с тем при решении вопроса о существенности того или иного нарушения необходимо учитывать не только "качественность" данного нарушения, но и количество встречающихся однотипных нарушений в судебной практике. Изменившаяся практика Верховного Суда РФ является реакцией на многочисленность нарушений, заключающихся в отсутствии ссылки в приговорах при назначении наказания на нормы уголовного закона, в том числе регламентирующие "льготный" режим назначения наказания, а также в отсутствие мотивировки применения этих норм. В таком контексте Верховный Суд РФ своей судебной практикой ориентирует суды на применение вышеприведенного п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 58: "Суд обязан мотивировать применение норм, ограничивающих срок или размер наказания определенной частью наиболее строгого вида наказания, в описательно-мотивировочной части приговора".

Другими словами, существенность таких нарушений объясняется не столько несправедливостью назначенного наказания, сколько немотивированностью назначения размера наказания при наличии оснований для применения "льготных" норм.

Весьма убедительно по рассматриваемой проблеме высказался заместитель Председателя Верховного Суда РФ, передавая на рассмотрение президиума кассационную жалобу осужденного С.: "Установив наличие смягчающего наказание С. обстоятельства, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд в приговоре не ссылается на применение им положений ч. 1 ст. 62 УК РФ при назначении наказания. Исходя из смысла закона, описательно-мотивировочная и резолютивная части приговора должны содержать четкие формулировки по вопросам, связанным с назначением наказания; во всех случаях наказание должно быть определено таким образом, чтобы не возникло никаких вопросов при его исполнении. Между тем отсутствие в приговоре ссылки при назначении наказания С. ... на применение положений ч. 1 ст. 62 УК РФ в описательно-мотивировочной либо резолютивной частях приговора может свидетельствовать о том, что суд исходил из верхнего предела санкции".

 

В силу изложенного представляется целесообразным рекомендовать судьям при вынесении приговоров обращать внимание не только на соблюдение всех пределов и ограничений при назначении наказания, но и мотивировать применение "льготных" норм либо отсутствие оснований для их применения, ссылаться на эти нормы при определении размера наказания. При этом недостаточно указать на применение положений ст. ст. 62, 65, 66, 68 УК РФ, следует конкретизировать, какая именно часть (части) конкретной статьи подлежат применению. Это позволит избежать изменения приговоров, сохранив качество отправления правосудия.