Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Проблемы правового регулирования приказного производства в гражданском процессе.

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРИКАЗНОГО ПРОИЗВОДСТВА

В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

 

 

Федулова Саргылана Николаевна, заведующая кафедрой гражданского права и процесса Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова, кандидат юридических наук, доцент.

 

Статья посвящена производству по приказным делам у мировых судей. Рассматриваются вопросы о природе правовых дел, характеристике требований, по которым выносится судебный приказ, о законодательных формулировках некоторых процессуальных норм о приказном производстве. Предлагается толкование отдельных правил, установленных в главе ГПК РФ о приказном производстве.

 

Ключевые слова: приказное производство, судебный приказ, упрощенные судебные процедуры, рассмотрение гражданских дел мировыми судьями.

 

 

Круг дел, подсудных мировому судье, является достаточно узким и включает в себя категорию, не рассматриваемую никакими другими судами. Речь идет о делах приказного производства. До сих пор правоприменительная практика и толкование норм о приказном производстве являются дискуссионными.

Во-первых, по-разному характеризуется природа дел приказного производства. Во-вторых, скупость законодателя в легальных формулировках влечет за собой разное понимание правил, установленных в главе о приказном производстве. Наконец, некоторые оговорки законодателя не согласуются с процессуальной теорией и могут привести к сомнительным выводам.

Часть процессуалистов указывает, что в порядке приказного производства рассматриваются и разрешаются бесспорные дела. Однако перечень требований, указанных в ст. 122 ГПК РФ, включает в себя и исковые требования, и требования, основанные на споре по поводу публично-правовых отношений. Требования, основанные на сделках, и о взыскании алиментов всегда оценивались как материально-правовая часть иска. А, например, требования о взыскании недоимок по налогам рассматривались прежде в соответствии с ГПК РСФСР 1964 г. в порядке производства по делам, возникающим из административных правоотношений. В ст. 122 ГПК РФ не названо ни одно требование, которое не вытекало бы из споров частноправового или публично-правового характера. Надо признать, что в порядке приказного производства не рассматриваются требования, отличные от рассматриваемых в исковом производстве или производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений. Эти требования в своей подоплеке всегда являются спорными и могут перерасти в дела искового производства и др. То есть эти требования носят характер спорных. Поэтому формулировка п. 4 в ч. 1 ст. 125 ГПК (об отказе в принятии заявления о вынесении судебного приказа, если усматривается наличие спора о праве) является неточной. Ведь, например, в ст. 129 ГПК указывается, что заявитель может обратиться со своим требованием в суд в порядке искового производства. Представляется, что в п. 4 ч. 1 ст. 125 ГПК РФ имелось в виду явное несогласие должника с позицией заявителя. Почему же законодатель установил для них иной порядок рассмотрения, невзирая на их спорный характер?

Для ответа на этот вопрос, помимо всего прочего, следует обратиться к истории появления института мировых судей и приказного производства. Как известно, мировые судьи в современный период не являются повторением института, введенного судебными реформами XIX в. Но все же прообразом современных мировых судей являются мировые суды дореволюционной России. Мировые судьи были ближе к народу, избирались миром, разрешали так называемые несложные споры в достаточно простой процедуре. В 1990-е годы идея о мировых судьях оформилась в связи с необходимостью решения задачи перенагрузки судей. Являясь частью единой системы судов России, мировые судьи получили в числе полномочий на осуществление правосудия полномочия разрешать некоторые гражданские дела. По предыдущему опыту были выбраны наиболее часто рассматриваемые дела, по которым имелась устоявшаяся судебная практика по применению норм материального права. Мировым судьям были переданы дела хотя и основанные на споре, но относящиеся к несложным, в которых очевидными являются вопросы о субъектах спорных материальных правоотношений, предмете и средствах доказывания, применимых правовых актах.

Из всех дел, отнесенных к компетенции мировых судей, дела приказного производства выделяются особо, поскольку из и так "несложных" дел часть передана на рассмотрение в самом простом порядке из существующих в гражданском судопроизводстве.

Для решения задачи сохранения качества деятельности судов при возрастании количества гражданских дел использовались два направления: во-первых, увеличили количество судей путем введения должностей мировых судей, во-вторых, часть дел передали на рассмотрение и разрешение в упрощенном порядке. Таким образом совместились идеи о разгрузке судей и процессуальной экономии. Законодатель за счет большого количества наиболее традиционно разрешаемых дел, отнесенных к ведению мировых судей, постарался сохранить разумное количество дел, приходящихся на одного судью.

Перечень ст. 122 ГПК РФ следует оценивать с учетом истории введения института мировых судей. Законодатель отдал на судебное рассмотрение в 5-дневный срок дела, результаты которого предсказуемы в силу их повторяемости, простоты доказательственной базы и презумпции правоты кредитора. Названные в указанной статье требования должны соответствовать идее законодателя о простоте и очевидности дела. Об этом говорят формулировки ст. 121, 122, 124, 125 ГПК РФ. Приказы можно выдавать по требованиям о взыскании денежных средств, движимого имущества на основании письменных доказательств. Законодатель исключил из числа объектов, по поводу которых предъявляется требование о выдаче приказа, движимое имущество. Также он ограничил круг средств доказывания только письменными доказательствами и указал, что документы должны подтверждать заявленное требование. Исходя из того, что дело должно быть из разряда очевидных, надо предполагать, что письменных доказательств должно быть минимальное количество, и они должны исчерпывающим образом приводить к определенному выводу об основательности требования. Например, таким документом может быть расписка должника о получении денежной суммы. Законодатель, вероятно, не случайно в ст. 122 ГПК РФ использовал формулировку "требование, основанное на сделке" и указал на ее письменную форму (простую или нотариально удостоверенную). Представляется, что имелось в виду, что письменного договора будет достаточно для подтверждения заявленного кредитором требования. Из ст. 125 ГПК РФ вытекает, что возникновение предположения о несогласии должника (спора о праве) с позицией взыскателя является основанием для отказа в принятии заявления о выдаче приказа.

Однако, как показывает практика, мировые судьи выносят приказы по довольно сложным требованиям.

Так, мировой судья вынес судебный приказ по требованию ООО "Сахателеком" о взыскании денежных средств на основании договора с должником об оказании услуг. У должника в течение одного месяца появилась задолженность в несколько сот тысяч рублей за интернет-услуги. Внешне требование кредитора выглядит как требование, входящее в перечень ст. 122 ГПК РФ, поскольку оно основано на простой письменной сделке.

В указанном случае, как и в обычной договорной практике взыскателя (ООО "Сахателеком"), имелись следующие особенности. В договоре не указывалась его цена, не определялась система оплаты. Цена договора не указывалась, поскольку ООО имело подвижную систему тарифов. Виды тарифов могли меняться, и полная информация о тарифах периодически обновлялась и выкладывалась на сайте компании. Установленные тарифы для клиентов не отличались простотой и по количеству видов тарифов, и по разнообразию условий их использования и применения. Объем и стоимость оказанных услуг определялись кредитором в зависимости от количества информации, измеряемой в байтах. Данная мера исчисления является новой, и средства и способы измерения не являются общеизвестными, общедоступными и очевидными. Система оплаты услуг взыскателя также имела разные виды, среди них, в частности, была кредитная система. Но в договоре об этом, как и о стоимости услуг, не говорилось.

Следовательно, в обоснование своего требования взыскателем должны были быть представлены, помимо бланка договора, тарифные планы с указанием даты их утверждения, правила о кредитной системе оплаты (которая была применена в отношении клиента), доказательство объема полученных услуг и расчет суммы задолженности. Это самый минимальный комплект документов с учетом отсутствия в договоре условий о стоимости и системе оплаты услуг.

Можно ли требование кредитора в данном случае отнести к разряду несложных?

Думается, что законодатель в ст. 122 ГПК РФ имел в виду не любые сделки, совершенные в простой письменной форме, а имел в виду буквально обоснованность требования письменным соглашением. То есть, как уже указывалось, вывод о законности требования должен быть очевидным и вытекать из содержания письменно оформленного документа о сделке. В приведенном примере содержание договора не давало исчерпывающего ответа на вопрос о наличии и размере задолженности. Толкование договора также могло быть неоднозначным. Ведь в нем, по большому счету, не было указано существенных условий. Умозаключения нужно было делать путем сопоставления и изучения ряда документов, возможно, оценивать верность методики расчетов, обращаться к формулам и т.п. А ведь в этой же статье ГПК РФ перечисляются требования, размер которых определяется совершенно четко и предсказуемо (размер алиментов на содержание детей, налогов, заработной платы работника, денежной суммы, указанной в векселе, и др.) для должника и других лиц. Примечательно, что в ст. 122 речь идет об алиментных требованиях, целью которых является содержание ребенка. Ведь во всех других алиментных обязательствах нужно определить размер алиментов в твердой денежной сумме, оценить материальное положение обязанного лица и другие обстоятельства.

Практически во всех перечисленных в ст. 122 ГПК РФ требованиях можно предполагать действительность воли должника на совершение юридически значимых действий (должник подписал вексель, работодатель начислил заработную плату). В приведенном деле вряд ли можно предполагать, что клиент-должник выбрал для себя наиболее разорительный тариф и собирался платить за пользование сетью Интернет в десятки раз больше, чем это было принято в регионе проживания.

Думается, что законодатель включил в перечень ст. 122 ГПК РФ требования, которые имеют общие признаки. Прежде всего к ним можно отнести очевидность наличия обязанности должника по отношению к кредитору, простоту исчисления размера задолженности, минимальное количество доказательств, убедительно и однозначно подтверждающих требование кредитора. Иначе в порядке приказного производства можно было бы рассматривать практически все имущественные требования. Именно признак несложности и был критерием отбора законодателем дел, которые отнесены им для рассмотрения в упрощенном порядке. Следует буквально толковать выражение законодателя о том, что требование должно быть основано на письменной сделке.

Сама процедура приказного производства также вызывает вопросы. При поступлении заявления о выдаче судебного приказа, как следует из ст. 125 ГПК РФ, мировой судья вправе отказать в его принятии. Законом не предусмотрено таких действий, как возвращение заявления и оставление его без движения. Как известно, отказ в принятии искового заявления связан с отсутствием предпосылок права на иск у заявителя, а последствием отказа является дальнейшая невозможность возбуждения тождественного дела. Однако в ст. 125 ГПК РФ указывается, что отказ в принятии заявления происходит и по основаниям ст. 135, т.е. о возвращении искового заявления, и по специальным основаниям, некоторые из которых аналогичны установленным в ст. 136, т.е. об оставлении искового заявления без движения. Последствия возвращения искового заявления и оставления его без движения предполагают возможность возбуждения гражданского дела в будущем при условии устранения недостатков в оформлении заявления. Законодатель не указывает четко, каковы последствия отказа в принятии заявления о выдаче судебного приказа. Но можно констатировать, что в главе 11 ГПК РФ не установлено, что отказ в принятии заявления о выдаче приказа препятствует повторному обращению в суд.

Что же должно произойти, если взыскатель, получив отказ в принятии заявления о выдаче судебного приказа, исправит недостатки, перечисленные в ст. 135 и п. 2 ч. 1 ст. 125 ГПК РФ, и вновь подаст заявление с тождественным требованием? Судья будет проверять заявление, как и в предыдущий раз, сверяясь со ст. 125 ГПК РФ, т.е. он опять проверит наличие обстоятельств, предусмотренных статьями 134, 135, 125 ГПК РФ. Если эти обстоятельства отсутствуют, оснований для отказа в принятии заявления не будет. Если же они имеются, суд вторично откажет в принятии заявления. Но по смыслу ст. 125 ГПК РФ сам факт вторичного обращения с тождественным требованием после отказа в принятии заявления не является основанием для отказа в принятии заявления. Может возникнуть вопрос о применимости ч. 3 ст. 134 ГПК РФ к случаям повторного обращения в суд за выдачей судебного приказа. Статья 134 ГПК призвана препятствовать повторному рассмотрению одного и того же дела. Однако особенность приказного производства состоит в том, что оно не может быть прекращено в связи с отказом истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон. Поэтому ч. 3 ст. 134 ГПК РФ в случае повторного обращения в суд с просьбой о выдаче приказа после отказа в принятии заявления может быть применена в редких случаях, когда имеются основания п. 1 ч. 1 ст. 134 (ГПК РФ). Получается, что отказ в принятии заявления о выдаче судебного приказа не препятствует повторному обращению в суд за выдачей приказа. С учетом ст. 129 ГПК РФ можно говорить и о другом варианте обращения в суд - с исковым или иным требованием, разрешаемым в порядке гражданского судопроизводства.

Формулировки статей 128 и 129 ГПК РФ не очень удачны с точки зрения исчисления процессуальных сроков. Уже неоднократно в литературе указывалось, что законодательным огрехом является отсутствие в ГПК РФ определенного срока, в течение которого должнику направляется копия судебного приказа. Но как с учетом ст. 128 толковать ст. 129 ГПК, в которой установлено, что "судья отменяет судебный приказ, если от должника в установленный срок поступят возражения относительно его исполнения", ведь установлен только 10-дневный срок на подачу возражения?

Заметим, что даже в обычных судебных процедурах надлежащее извещение лиц, участвующих в деле, является непростым делом. Во-первых, извещение возлагается в основном на почтовое ведомство, а не только на судебные органы. Во-вторых, понятие места жительства регламентируется с точки зрения гражданского процессуального права не очень удачно.

Восполнить ст. 129 ГПК РФ, казалось бы, могут инструкции о судебном делопроизводстве у мировых судей, принятые в субъектах РФ. Как правило, в инструкциях указывается, что копии процессуальных документов (актов) направляются в соответствии с требованиями Правил оказания услуг почтовой связи "с уведомлениями о вручении". Но в отличие от правила о направлении на судебный участок расписок о получении судебных повесток подобного указания относительно получения копий судебных приказов в инструкциях не дается. На практике учитывается почтовый пробег, но неизвестно, проверяются ли факты получения должниками копий судебных приказов.

 

Примечательно, что в инструкциях упоминается об извещениях должника о поступлении заявления о выдаче судебного приказа. При этом расписка в получении извещения должна передаваться в судебный участок. Таким образом, инструкции пошли дальше ГПК РФ, который не содержит подобной нормы. Не совсем понятно происхождение такого правила, некоторым образом противоречащего закону. Логичнее было бы установить аналогичное правило относительно вручения должнику копии судебного приказа.

Наконец, обратимся к ч. 2 ст. 126 ГПК РФ, в которой указывается, что "судебный приказ выносится без судебного разбирательства". Постановление суда не может выноситься, миновав центральную стадию гражданского судопроизводства - судебное разбирательство. Именно в судебном разбирательстве на основе исследования обстоятельств дела осуществляется правосудие. Приказное производство происходит в упрощенном порядке разбирательства дела о вынесении судебного приказа, но тем не менее заявление и приложенные к нему доказательства изучаются и оцениваются. Иными словами, особенность приказного производства состоит в том, что судебное разбирательство происходит не в форме судебного заседания. Можно утверждать, что в ч. 2 ст. 125 имеется терминологическая ошибка. Законодателю следовало бы исправить эту ошибку и указать, что судебный приказ выносится без проведения судебного заседания.