Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Проблемы применения законодательства о необходимой обороне.

ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЕ

 

 

Воробьева Н.А., кандидат юридических наук, доцент, декан юридического факультета Сочинского государственного университета, г. Сочи, Россия.

 

Каждый человек имеет право на жизнь, личную неприкосновенность и неприкосновенность своего имущества. В данной работе анализируется актуальность института необходимой обороны, которая возрастает в условиях мощного роста преступности, когда человек ежедневно подвергается опасности, просто выходя на улицу. Правоохранительные органы не всегда имеют возможность оказать действенную помощь в ситуациях противостояния преступным посягательствам, и вполне естественное желание не оказаться жертвой преступления руководит действиями людей, защищающих свои интересы и действующих в состоянии необходимой обороны. В связи с этим нормы уголовного законодательства, посвященные необходимой обороне, должны соответствовать реалиям жизни и учитывать ближайшие и более отдаленные перспективы развития криминальной обстановки в нашей стране.

 

Ключевые слова: институт необходимой обороны, условия правомерности необходимой обороны, превышение пределов необходимой обороны, субъекты защиты и нападения.

 

Необходимая оборона является одним из самых древних уголовно-правовых институтов. Его значение невозможно переоценить, так как его правовые нормы направлены на защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. В процессе исторического развития уголовного права институт необходимой обороны совершенствовался, изменялся, упразднялся. Огромный вклад в развитие этого уголовно-правового явления внесли различные ученые-правоведы, юристы и представители законодательных, судебных органов власти. Особенно следует отметить А.Ф. Кони, который, детально анализируя институт необходимой обороны, пришел к выводу о зависимости данного явления от человеческой природы [4, с. 8]. В последующем труды А.Ф. Кони послужили материалом к дальнейшему совершенствованию норм о необходимой обороне. Достигнутый к настоящему времени уровень развития законодательства о необходимой обороне является довольно высоким. На протяжении последних нескольких лет законодатель не раз обращал внимание на норму права, посвященную необходимой обороне, внося поправки в Уголовный кодекс РФ, которые требовали толкования, а порой вызывали непонимание ученых-юристов.

Уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае причинения вреда посягающему, и это обстоятельство из всех прочих подлежащих установлению по делу доказать проще всего. Причиненный вред (например, смерть) - факт видимый, осязаемый, понятный. Восстановление же всей картины, всех обстоятельств, при которых этот вред был причинен, требует скрупулезного анализа и сопоставления фактов, менее значительных и более мелких по сравнению со смертью. Причинение вреда при необходимой обороне часто происходит в условиях неочевидности. Таким образом, оказывается, что смерть - это достоверный факт, а посягательство и оборона - факты предполагаемые, достоверность которых не всегда очевидна, поскольку само нападение и оборона от него, как правило, только мысленно представляются, а способности к моделированию реальной жизненной ситуации на основе фактических данных не у всех хорошо развиты. Поэтому в этом конфликте, который происходит в сознании правоприменителя, между зримым фактом (умышленное причинение смерти) и картиной воображаемого развития событий, предпочтение отдается зримому факту, поскольку воображения не хватает для того, чтобы построить картину в деталях на основе имеющихся косвенных доказательств.

Российское законодательство, несмотря на все его недостатки и пробелы, является одним из наиболее гуманных, демократичных и продуманных законодательств романо-германской правовой семьи. Отдельно стоит отметить уголовное законодательство, которое позволяет обеспечить законность и правопорядок в российском государстве. Однако несмотря на наличие такой законодательной базы, правоприменитель не всегда может верно квалифицировать действия виновных лиц. Особенно это касается деяний, совершенных в состоянии необходимой обороны. В связи с этим при применении норм УК РФ, связанных с институтом необходимой обороны, возникают определенные проблемы.

Первой проблемой является несовершенство самой уголовно-правовой нормы, которая регламентирована ст. 37 УК РФ. В нашем государстве человек, его, права и свободы являются высшей ценностью. Принимая во внимание данный факт, государство должно быть на стороне обороняющегося лица, учитывать все обстоятельства, которые побудили его к тем или иным действиям в состоянии необходимой обороны. В теории же все наоборот. Посягающий субъект имеет законодательное преимущество. Права и законные интересы обороняющегося отходят на второй план. Данное теоретическое утверждение подтверждается судебной практикой. Мы проанализировали уголовные дела, которые связаны с необходимой обороной и условиями ее правомерности, и выяснили, что 94% судебных актов носят обвинительный характер. Лишь 6% актов суда вынесены в пользу обороняющегося лица. При этом только одно уголовное дело было отменено судом кассационной инстанции и направлено на новое судебное рассмотрение.

Законодатель неоднократно подчеркивает, что обороняющийся гражданин должен тщательно проанализировать ситуацию, прежде чем применять те или иные средства защиты. В противном случае могут наступить неблагоприятные для него последствия, которые будут квалифицированы по статьям 108 или 114 УК РФ. Как отмечает С.М. Мостовой, "лицо, на которое совершено посягательство, должно быть поставлено в доминирующее положение над посягающим" [5, с. 5]. С данным утверждением невозможно не согласиться, поскольку обороняющийся субъект вынужден прибегать к защите в спровоцированной посягающим лицом ситуации.

Сама формулировка ст. 37 УК РФ не позволяет в полной мере реализовывать право на оборону. Нормы права, представленные законодателем в уголовном законе, являются довольно узконаправленными, поскольку позволяют обороняющемуся осуществлять право на защиту только при условии возникновения угрозы его жизни или жизни другого лица. То есть закон изначально встает на сторону лица, которое совершает посягательство. Безусловно, такой подход является неправильным, так как субъект защиты был спровоцирован к осуществлению оборонительных действий. При этом не всегда имеется возможность избежать посягательства. Поэтому нормы о необходимой обороне следует изложить таким образом, чтобы субъект обороны обладал законодательным преимуществом в случае возникновения посягательства.

С учетом вышеизложенного, целесообразно будет предложить решение данной проблемы и согласиться с С.М. Мостовым, изложив ст. 37 УК РФ в следующей редакции.

"1. Не является преступлением причинение любого вреда, в том числе повлекшего смерть нападающего, посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни и здоровья обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

1.1. Посягательством, сопряженным с насилием, опасным для жизни и здоровья обороняющегося лица, считаются действия посягающего лица либо группы лиц, направленные на причинение вреда личности и правам обороняющегося или других лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, в том числе если они сопровождаются высказыванием угроз причинения вреда, демонстрацией оружия или других предметов, не являющихся оружием, но способных причинить вред.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно направленных на причинение вреда жизни и здоровью посягающего лица, после того как посягательство с его стороны было прекращено.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства или обстоятельств совершения посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Обороняющееся лицо вправе применять для защиты любые доступные средства и методы" [5, с. 6].

Вышеизложенная формулировка ст. 37 УК РФ учитывает объективный фактор, выражающийся в виде тяжелых последствий (смерть, тяжкий вред здоровью). Кроме того, из уголовно-правовой нормы предлагается исключить термин "соответствие средств защиты характеру и опасности нападения". Это позволит расширить права субъекта обороны. При этом в предложенной формулировке "устанавливается ответственность за умышленное причинение вреда посягающему лицу после прекращения посягательства с его стороны" [2, с. 7].

Помимо уголовного законодательства, важной составляющей доказательственной базы считается судебная практика. В частности, это акты Верховного Суда РФ. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19 "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 19) [6] стало одним из самых важных достижений по вопросу о необходимой обороне. Высший судебный орган России восполнил множество законодательных пробелов и детально регламентировал отдельные аспекты состояния необходимой обороны.

Тем не менее несмотря на детальные разъяснения, данные в Постановлении Пленума ВС РФ N 19, суды продолжают выносить обвинительные приговоры; апелляционные инстанции в подавляющем большинстве случаев оставляют ранее вынесенные судебные решения без изменения. Как правило, уголовные дела редко доходят до ВС РФ.

Рассмотренное в 2016 году Судебной коллегией по уголовным делам ВС РФ дело о необходимой обороне было освещено подробным образом в СМИ. Трагедия случилась в Алтайском крае. Все началось с застольной ссоры. Гражданин Ш. выпивал в гостях со своими знакомыми. Спустя некоторое время между ними произошла драка. В руках одного из нападавших находилось холодное оружие. Один из посягавших осуществлял удары по голове и телу Ш. Другой нанес несколько ударов ножом. Но в какой-то момент раненый Ш. сумел забрать оружие, и дело приняло совсем другой оборот. Первый нападавший получил 23 удара ножом, второй - 29 ударов. Оба скончались на месте.

По мнению органов предварительного расследования и нижестоящих судов, действия Ш. следует квалифицировать по ст. 108 УК РФ, так как в момент перехода холодного оружия опасность перестала существовать. Однако Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу, отменила приговор.

Так как факт нападения следствие и суд не отрицают, обороняющийся имел полное право защищать свою жизнь любыми способами. Высший судебный орган обращает внимание на тот факт, что переход оружия, т.е. ножа, от посягавших лиц к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

Фактические обстоятельства происшедшего свидетельствуют о том, что Ш., причиняя вред нападавшим, не вышел за пределы необходимой обороны.

Таким образом, ВС РФ еще раз подтвердил тот факт, что в случае возникновения какой-либо угрозы жизни или здоровью обороняющийся гражданин вправе давать отпор всеми возможными способами [1].

Второй проблемой, которая является не менее важной, следует назвать неправильную квалификацию действий субъекта необходимой обороны со стороны правоохранительных органов и суда. Учитывая процессуальный порядок рассмотрения уголовного дела, следует начать с органов предварительного расследования, так как именно эти органы дают первоначальную оценку действиям виновных лиц.

Возбуждая уголовное дело, собирая различные доказательства, органы дознания и предварительного следствия изначально придерживаются обвинительной стороны, т.е. осуществляется "завышение" квалификации действий по делам о необходимой обороне. Ведь при недостаточно жесткой квалификации дело может быть возвращено в целях более детального расследования. Как правило, прокурор, разделяя позицию следствия или дознания, утверждает обвинительное заключение. Суд же, в свою очередь, в подавляющем большинстве случаев квалификацию не изменяет, так как существует возможность получить представление прокурора в отношении приговора. Таким образом, правоохранительные органы и суд избавляют друг друга от дополнительной нагрузки.

Также стоит отметить непреднамеренные ошибки, которые допускаются в ходе расследования преступлений, так или иначе связанных с необходимой обороной. Они могут быть вызваны как неполнотой предварительного расследования, так и кадровым непрофессионализмом. В данном случае речь идет о неумении работников органов предварительного следствия и дознания спланировать следственные мероприятия, а также грамотно оценить всю совокупность изучаемых обстоятельств дела.

До настоящего времени в практике следственных и судебных органов не всегда имеет место правильное истолкование и применение норм закона о необходимой обороне. Ошибки в правовой оценке актов необходимой обороны могут привести к запрету обороны от преступников и облегчить тем самым совершение преступлений. Поэтому нормы закона, регулирующие данный институт, нуждаются в совершенствовании и более четкой формулировке.

В правоприменительной практике нередко встречаются случаи, когда органами предварительного расследования направлялись в суды уголовные дела, по которым действия лиц были квалифицированы по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное убийство или причинение вреда здоровью, без учета возможности квалификации обстановки и действий лица как состояния обороны. Последнее обстоятельство иногда оставлялось без внимания органами предварительного расследования, что приводило к квалификационным ошибкам, ибо на основании оценки обстановки можно определить, находилось лицо в состоянии необходимой обороны или нет [3, с. 4].

После составления обвинительного заключения следователь с согласия руководителя следственного органа направляет его вместе с материалами уголовного дела прокурору. После этого прокурор, изучив все обстоятельства дела, разрешает вопрос о дальнейшей судьбе уголовного дела. Как правило, обвинительное заключение утверждается и вместе с материалами уголовного дела направляется непосредственно в суд.

Уголовные дела, связанные с необходимой обороной, подсудны районным (городским) судам. Данный факт подтверждается ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Исключением является ст. 114 УК РФ, поскольку мировыми судьями рассматриваются уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, кроме ряда уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями УК РФ (в том числе ст. 108). Что касается территориальной подсудности, то уголовное дело будет рассматриваться тем судом, который наиболее близко расположен относительно места окончания преступления. При этом не должно быть оснований для изменения территориальной подсудности.

Таким образом, необходимо создать нормативный правовой акт, в котором будут изложены подробный перечень защищаемых благ и максимальная степень вреда, которую обороняющийся вправе причинить нападающему в той или иной ситуации. Это позволит обороняющимся принимать верные решения в плане причинения вреда агрессору, а следственным органам - объективно квалифицировать их действия.