Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Производство дознания в сокращенной форме.

ОСОБЕННОСТИ ФОРМУЛИРОВАНИЯ ОБВИНЕНИЯ  ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ДОЗНАНИЯ В СОКРАЩЕННОЙ ФОРМЕ

 

 

Спирин Александр Владимирович, доцент кафедры уголовного процесса Уральского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации, кандидат юридических наук.

 

Статья посвящена особенностям формулирования обвинения при производстве дознания в сокращенной форме. Учитывая особенности данной процессуальной формы дознания, автор приходит к выводу, что существующее законодательное регулирование, особенности доказывания, ограниченность срока расследования способны повлечь ошибки в формулировании обвинения. На этом основании автором предложено передать полномочия по составлению итогового процессуального документа дознания в сокращенной форме прокурору.

 

Ключевые слова: прокурор, формулирование обвинения, дознание в сокращенной форме, дознаватель, обвинительная деятельность.

 

Значение уголовно-процессуального института обвинения трудно переоценить. В.М. Савицкий писал, что обвинение "необычайно емкая процессуальная категория. В ней словно в капле воды отражается все многообразие форм и институтов советского уголовного судопроизводства" <1>. Так, в соответствии с положением ч. 1 ст. 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) центральная стадия уголовного судопроизводства - судебное разбирательство - проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Под обвинением уголовно-процессуальный закон понимает, в свою очередь, "утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ" (п. 22 ст. 5 УПК РФ). При расследовании уголовного дела в форме предварительного следствия обвинение предъявляется в порядке, предусмотренном ст. 172 УПК, после того как следователь, признав, что по делу собрано достаточно доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, вынес соответствующее постановление. Впоследствии, на завершающем этапе расследования, следователь составляет обвинительное заключение, указывая в нем "существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела", а также "формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), предусматривающих ответственность за данное преступление" (п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 220 УПК РФ). При этом обвинение, изложенное в обвинительном заключении, должно точно соответствовать обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. В противном случае суд должен расценить такое несоответствие как допущенное при составлении обвинительного заключения нарушение требований уголовно-процессуального закона, исключающее принятие судом решения по существу дела на его основании (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1, в ред. 16 мая 2017 г.).

 

Указанный порядок, закрепленный в УПК РФ и реализуемый в правоприменительной деятельности органов следствия, позволил исследователям сформулировать определенные концептуальные положения и теоретические подходы относительно понятия и сущности обвинения. Так, В.А. Андреянов в диссертационном исследовании дал следующее определение обвинению: "Под обвинением необходимо понимать утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, формулирование, обоснование и отстаивание которого осуществляется субъектами обвинения в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом РФ". Обратим внимание, что в качестве одного из признаков определяемого понятия его автор указал "формулирование обвинения". Это правильно, поскольку прежде чем обосновывать и отстаивать обвинение, его нужно именно сформулировать, создать. Под формулированием обвинения указанный автор понимает "изложение в процессуальном акте или устных выступлениях субъектов обвинения утверждения о совершении конкретным лицом определенного деяния", на этапе предварительного расследования обвинение "формулируется и обосновывается следователем (дознавателем) в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, а также в утвержденном прокурором обвинительном заключении (акте)" .

 

Процитированные положения диссертационного исследования не совсем точно отражают процедуру формулирования обвинения при производстве расследования в форме дознания. Как известно, при производстве дознания по общему правилу постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого не выносится, уголовно-преследуемое лицо приобретает статус обвиняемого с момента вынесения в отношении его обвинительного акта (п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ) либо составления обвинительного постановления (п. 3 ч. 1 ст. 47 УПК РФ). Исключение составляют случаи, когда в отношении подозреваемого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а составить обвинительный акт не позднее 10 суток со дня заключения под стражу невозможно. В таких случаях подозреваемому предъявляется обвинение в порядке, установленном гл. 23 УПК РФ, после чего производство дознания продолжается (ч. ч. 2 и 3 ст. 224 УПК РФ). Таким образом, формулирование обвинения в ходе дознания в большинстве случаев "откладывается" до его заключительного этапа.

В определенном смысле можно считать, что формулирование обвинения при производстве дознания происходит в другом процессуальном документе - письменном уведомлении о подозрении в совершении преступления (ст. 223.1 УПК РФ), которое должно содержать сведения о фамилии, имени и отчестве подозреваемого, времени и месте его рождения, описание преступления с указанием места, времени его совершения, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. п. 1 и 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, указание на пункт, часть и статью УК РФ, предусматривающие ответственность за данное преступление. Безусловно, полноценной заменой постановлению о привлечении в качестве обвиняемого уведомление о подозрении в совершении преступления служить не может, но достаточно полное описание преступления, в совершении которого подозревается лицо, а равно квалификацию этого преступления оно содержит. Практика восприняла процессуальный институт письменного уведомления о подозрении в совершении преступления, и, как показало выборочное изучение уголовных дел, расследуемых в ряде специализированных подразделений дознания органов внутренних дел Свердловской области, практически по 100% дел письменное уведомление о подозрении составляется. Дознавателей "не смущает" даже указание закона, что уведомление составляется по делам, возбужденным по факту совершения преступления, в ходе дознания по которым получены достаточные данные, дающие основания подозревать лицо в совершении преступления. Уведомления составляются и по делам, возбужденным в отношении конкретных лиц. Подобная практика является, с одной стороны, отступлением от закона, а с другой стороны, не нарушает чьих-либо прав и законных интересов и свидетельствует об объективной (продиктованной практикой) необходимости формулирования обвинения на отрезке дознания между возбуждением уголовного дела и составлением обвинительного акта.

При производстве дознания в сокращенной форме, по смыслу закона, вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого не предусмотрено. Часть 3 ст. 224 УПК РФ говорит о невозможности составления в указанный срок именно обвинительного акта, а не обвинительного постановления. Нормы, закрепленные в ч. 1 ст. 226.6 и ч. 3 ст. 226.7 УПК РФ, устанавливают крайне сжатый срок дознания в сокращенной форме: в течение 10 суток со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме должно быть составлено обвинительное постановление, а вообще дознание в сокращенной форме должно быть окончено в срок, не превышающий 15 суток с момента вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме. Также УПК не предоставляет возможности дознавателю в сокращенном дознании воспользоваться письменным уведомлением о подозрении в совершении преступления. Вместе с тем обязанность сформулировать обвинение и в этой разновидности дознания за дознавателем сохраняется. "Признав, что необходимые следственные действия произведены и объем собранных доказательств достаточен для обоснованного вывода о совершении преступления подозреваемым, дознаватель составляет обвинительное постановление. В обвинительном постановлении указываются обстоятельства, перечисленные в пунктах 1 - 6 части первой статьи 225 УПК РФ, т.е. данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела, а также формулировка обвинения, с указанием пункта, части, статьи УК РФ (ч. 1 ст. 226.7, п. п. 3 - 5 ч. 1 ст. 225 УПК РФ).

Таким образом, очевидно, что упрощение процедуры предварительного расследования, характерное для дознания в сокращенной форме, никоим образом не касается формулирования обвинения. Требования к содержанию утверждения о совершении обвиняемым определенного преступления ровно такие же, как и для предварительного следствия.

Ю.В. Козубенко считает, что обстоятельства, способные образовать формулировку обвинения (в авторской концепции - предмет уголовного преследования), состоят "из системы элементов, которые могут быть как обязательными, так и факультативными. К обязательным элементам... относятся следующие: фамилия, имя и отчество обвиняемого, возраст, вменяемость, виновность и форма вины (умысел или неосторожность), деяние, вменяемое обвиняемому в вину, с указанием места, времени и способа его совершения, непосредственный объект преступления, обстоятельства, отягчающие наказание (если таковые имеются). Факультативными элементами являются данные о специальном субъекте, рецидив, судимость, средство совершения преступления, его последствия, причинная связь между деянием и последствиями, смягчающие наказание обстоятельства, мотив и цель совершения преступления".

 

Если рассматривать формулирование обвинения (или формирование обвинения) в досудебном производстве как процесс, состоящий из трех этапов:

1) установление признаков преступления в стадии возбуждения уголовного дела;

2) привлечение в качестве обвиняемого;

3) формулирование окончательного обвинения, то при производстве дознания в сокращенной форме "выпадает" важнейшее среднее звено этого процесса. А это чревато серьезными негативными последствиями по делу, вплоть до "разрушения обвинения"  вследствие грубейших нарушений уголовно-процессуального законодательства.

 

Как мы видим, для того чтобы сформулировать обвинение, дознаватель должен за весьма краткий срок производства по делу (ведь дознание производится в сокращенной форме!) исчерпывающе полно установить обстоятельства совершения преступления и имеющие значение для дела данные о личности обвиняемого. При этом уголовно-процессуальный закон дает ему возможность собирать доказательства в объеме, достаточном для установления события преступления, характера и размера причиненного им вреда, а также виновности лица в совершении преступления. Дознаватель обязан произвести только те следственные и иные процессуальные действия, непроизводство которых может повлечь за собой невосполнимую утрату следов преступления или иных доказательств. Определенные следственные и иные процессуальные действия по проверке доказательств дознаватель вправе не производить "с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела" (ст. 226.5 УПК РФ).

Нужно признать, что соблазн "упростить себе жизнь", не производя некоторых следственных действий в ситуации процессуального цейтнота, может оказаться слишком велик, что неизбежно скажется на полноте установления обстоятельств уголовного дела и на качестве формулирования обвинения.

Какие механизмы предотвращения смоделированной нами ситуации предусматривает УПК РФ?

Первое. Задействуются процедуры процессуального контроля руководителей подразделений и органов дознания, прокурорского надзора и специальные правила судебного разбирательства по делам данной категории. Начальник органа дознания вправе возвратить уголовное дело дознавателю со своими письменными указаниями о производстве дознания в общем порядке, пересоставлении обвинительного постановления (п. 9 ч. 1 ст. 40.2 УПК РФ). Аналогичными полномочиями располагает прокурор (п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 226.8 УПК РФ). В случае возникновения препятствий к постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора судья возвращает уголовное дело прокурору для организации производства дознания в общем порядке (ч. 4 ст. 226.9 УПК РФ).

Второе. Переход к производству дознания в сокращенной форме обставлен таким количеством строгих условий (ч. 2 ст. 226.1 и ст. 226.2 УПК РФ), что это, по мысли законодателя, должно обеспечить беспроблемное решение всех задач расследования в кратчайшие сроки. Эти условия столь жестки, что сами по себе (например, необходимость того, чтобы потерпевший не возражал против такого порядка расследования) создают для дознавателя немалые трудности при выборе дознания в сокращенной форме. Анализ обоснованности постановки всех этих условий выходит за пределы предмета настоящей публикации, мы лишь отмечаем, что эти условия закреплены законом.

Третье. Как следует из содержания п. 2 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ, в постановлении о возбуждении уголовного дела, по которому предполагается дознание в сокращенной форме, с достаточной полнотой должно быть дано описание преступного деяния (в том числе - характер и размер причиненного вреда, правовая оценка деяния, фактически - и виновность лица). Сказанное означает, что уже на этом этапе формируется обвинение, с которым подозреваемый должен согласиться, иначе производство дознания в сокращенной форме исключается.

И тем не менее "качественный скачок" от "утверждения о том, что имело место деяние, содержащее признаки преступления, и что квалифицируется оно по определенной статье Уголовного кодекса" (постановление о возбуждении уголовного дела), до "утверждения о виновности конкретного лица в совершении преступления"  (обвинительное постановление) слишком резок. Какие дополнительные гарантии обеспечения законности при окончательном формулировании обвинения для дознания в сокращенной форме можно предложить?

 

Обратимся к теоретическим разработкам ряда ведущих отечественных процессуалистов.

Н.С. Манова, исследовав теоретические и правовые проблемы дифференциации форм российских уголовно-процессуальных производств, пришла к выводу, что решение прокурора о направлении уголовного дела в суд "должно представлять собой не формальное утверждение обвинительного заключения или обвинительного акта органов расследования, а окончательную формулировку обвинительного вывода, которым обвиняемый предается суду и которым определяются границы обвинительной функции прокурора" .

 

Н.Г. Муратова, проанализировав четыре исторически обусловленные процессуальные модели субъектов обвинительного заключения, предложила собственную эвристическую модель окончания предварительного расследования, согласно которой единственным субъектом обвинительного заключения становится прокурор. По окончании расследования материалы уголовного дела передаются прокурору, который вправе составить обвинительное заключение, прекратить уголовное дело или уголовное преследование, возвратить уголовное дело для производства дополнительного расследования .

 

А.А. Сумин полагает, что поскольку только прокурор может выступать в суде в качестве государственного обвинителя, то логичным было бы отнести к его исключительной компетенции также решение вопроса о формулировке обвинения по результатам предварительного расследования (составление обвинительного заключения, обвинительного акта, обвинительного постановления). Органы предварительного расследования и их должностные лица должны обеспечить всестороннее, полное установление обстоятельств дела.

 

Следует отметить, что предлагаемый порядок не чужд отечественному уголовному судопроизводству. В соответствии со ст. 478 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (далее - УУС) следователь, объявив всем участвующим в деле лицам, что следствие закончено, отсылал все производство прокурору или его товарищу. Заключение прокурора о предании обвиняемого суду излагалось в форме обвинительного акта (ст. 519 УУС), требования к содержанию которого были перечислены в ст. 520 УУС.

Очевидно, что приведенные предложения могут вызвать критику в том числе и на том основании, что прокуратура в настоящее время объективно не готова к составлению итоговых процессуальных документов стадии предварительного расследования по всему массиву уголовных дел, заканчиваемых органами следствия и дознания в Российской Федерации. Поэтому такая модель окончания предварительного расследования может быть опробована "на поле" дознания в сокращенной форме. Количество дел, заканчиваемых в форме сокращенного дознания, сравнительно невелико: так, по данным управления правовой статистики прокуратуры Свердловской области, в  следователями органов внутренних дел окончено с составлением обвинительного заключения 11 611 уголовных дел, дознавателями - 13 284 дела, из них только около 2 399 - с обвинительным постановлением (менее 10% от всего количества уголовных дел, поступивших прокурорам из ОВД для решения вопроса о направлении в суд). В целом по России следователями и дознавателями ОВД  направлено прокурору (с повторными) 778 632 уголовных дела, из них 93 018 - с обвинительным постановлением (11,9%).

Передача прокурору права составления обвинительного постановления (которое правильнее было бы называть обвинительным актом, поскольку никаких сущностных различий между этими двумя процессуальными документами в настоящее время нет), позволила бы, во-первых, повысить требовательность прокурорского надзора в процессе расследования, а во-вторых, в условиях ограниченности сроков дознания обеспечила бы формулирование обвинения в точном соответствии с предъявляемыми к нему требованиями (законность, индивидуализация, справедливость, публичность, обоснованность и мотивированность). Составляя итоговый процессуальный документ (формулируя обвинение), прокурор в этом случае одновременно уже готовился бы к отстаиванию обвинения в суде. Такое предложение может рассматриваться как своеобразное "процессуальное разделение труда" при формировании обвинения: дознаватель устанавливает фактические обстоятельства, образующие формулировку обвинения, а прокурор дает юридическую оценку этим обстоятельствам и формулирует обвинение, принимая соответствующее процессуальное решение .

 

В рамках предлагаемой модели у прокурора, безусловно, должно остаться полномочие возвратить уголовное дело дознавателю для устранения неполноты расследования или иных допущенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, но после устранения нарушений обязанность составить обвинительное постановление (обвинительный акт) по такому делу сохраняется за прокурором.