Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Реабилитация в уголовном процессе.

РЕАБИЛИТАЦИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

 

 

Яшина А.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры правосудия Пензенского государственного университета.

 

В статье рассматриваются различные аспекты понятия реабилитации в уголовном процессе России, а также позиции ученых о содержании термина "реабилитация". Институт реабилитации является сложным социально-правовым феноменом, выступающим гарантией защиты конституционных прав и свобод личности в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием. Обосновывается необходимость совершенствования института реабилитации в связи с противоречивостью его правового положения.

 

Ключевые слова: уголовный процесс, реабилитация, право на реабилитацию, оправдательный приговор, ответственность государства.

 

Термин "реабилитация" впервые ввел в научный оборот средневековый французский легист Блейнианус для определения древнего института помилования, включавшего в себя восстановление всех прав осужденного.

Большая советская энциклопедия содержит понятие "реабилитация", происходящее от латинского "rehabilitatio", как восстановление способности.

Надо сказать, что реабилитация как феномен отечественного права получила свое распространение относительно недавно, особенно в период реабилитации народов и жертв политических репрессий. Ранее этот термин практически не использовался, а применительно к институту ответственности государства за незаконное и необоснованное преследование устанавливалось лишь возмещение имущественного вреда, но о реабилитации как таковой речь не шла.

Законодательно определение реабилитации закрепилось всего 15 лет назад, когда был принят УПК РФ 2001 года. В ст. 5 этого же правового акта указано, что "реабилитация - это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда".

Сегодня межотраслевой институт реабилитации получил наиболее основательную разработку именно в уголовном процессе в связи с закреплением главы 18 "Реабилитация" УПК. В других отраслях российского публичного права он представлен фрагментарно, что является, на наш взгляд, явным пробелом в законодательстве.

Анализ нормативных актов, научных публикаций позволяет сделать вывод, что в науке уголовного процесса реабилитация понимается в нескольких значениях:

как юридический факт  реабилитация является актом официального признания гражданина невиновным;

как правовые последствия , вытекающие из юридического факта в виде компенсационно-восстановительных мер;

как правоотношение реабилитация определяется совокупностью прав и обязанностей, которые принадлежат сторонам в конкретном общественном отношении по поводу восстановления прав и возмещения вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, обвинением;

как порядок, процедура, механизм она выражается в совершении определенных процессуальных действий, закрепленных в законе, направленных на достижение конкретной цели;

как субъективное право  реабилитация представляет собой совокупность правомочий, позволяющих полно и эффективно восстановить социальный, правовой, имущественный и моральный статус лица, существовавший до момента незаконного или необоснованного вовлечения в сферу уголовного судопроизводства;

как правовой институт  реабилитация - это совокупность норм различных отраслей права, закрепляющих право субъекта на восстановление его статуса, а также обязанность уполномоченных органов власти и их должностных лиц по обеспечению права человека и гражданина на реабилитацию;

как гарантия защиты прав она является законодательно установленным средством, публично-правовым инструментом восстановления прав, самостоятельной формой <7> восстановления доброго имени, чести и деловой репутации субъекта. Данное правовое средство специально закреплено государством, чтобы гражданин, пострадавший от незаконных действий следователя, дознавателя, прокурора и суда, мог в упрощенном порядке защитить свои права и законные интересы;

как назначение уголовного судопроизводства. Реабилитация закреплена в ст. 6, которая гласит, что назначением уголовного судопроизводства является также "отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию";

как принцип уголовного процесса <8> гарантирует охрану прав и законных интересов человека и гражданина и возмещение причиненного государством вреда;

как исключительная стадия уголовного процесса <9> по исполнению оправдательного приговора.

 

В юридической науке существуют три познавательных направления, по которым происходят исследования понятия реабилитации.

Сторонники первого подхода <10> рассматривают реабилитацию лишь как восстановление прав и доброго имени субъекта, подвергнутого неправомерному уголовному преследованию. То есть реабилитация представляет собой возвращение утраченных прав и преимуществ, ликвидацию правоограничений, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности, а также восстановление правоспособности на будущее время.

 

Второй подход  к пониманию термина выражается в том, что реабилитация включает в себя восстановление прав субъекта, а также возмещение гражданину в полном объеме имущественного ущерба и компенсацию морального вреда.

 

Третья точка зрения, в соответствии с которой реабилитация гражданина сопоставляется с фактом оправдания или прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям. Согласно данной позиции реабилитация - это фактическое оправдание лица в инкриминируемом деянии, оправданный - это уже реабилитированный, и реабилитация подсудимого заканчивается постановлением оправдательного приговора. Правоотношения, наступающие после вынесения оправдательного приговора, являются правовыми последствиями реабилитации, наступающими в рамках реализации признанного за реабилитированным права на возмещение вреда.

 

Мы полагаем, что данное расхождение в определении понятия реабилитации среди ученых вызвано, прежде всего, противоречивостью законодательства о реабилитации. В связи с этим возникает трудность отграничения стадии вынесения оправдательного приговора и наступления этапа реабилитации , а также статуса "оправданного" и "реабилитированного".

 

Наглядно проследить коллизионность института реабилитации позволяет анализ статей Уголовно-процессуального кодекса РФ:

п. 34 ст. 5: "Реабилитация - это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда";

п. 35 ст. 5 УПК РФ: "Реабилитированный - это лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием";

ч. 1 ст. 133 УПК РФ: "Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, жилищных и в иных правах";

ч. 1 ст. 134 УПК РФ: "Признание права на реабилитацию - суд в приговоре, а следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда";

ч. 1 ст. 136 УПК РФ: "Прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному";

ч. 3 ст. 302: "Оправдание по любому из оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 302, означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой его реабилитацию в порядке, установленном гл. 18 УПК РФ".

Мы поддерживаем мнение авторов о том, что противоречивость и правовая неопределенность положений о реабилитации предполагают скорейшее устранение данных коллизий . Очевидно, что институт реабилитации требует выявления подлинного конституционно-правового смысла реабилитации, его четкой проработки и совершенствования, пристального внимания со стороны законодателя.

 

Оправдательный приговор или иное решение, вынесенное по реабилитирующим основаниям, не являются реабилитацией как таковой, а только основанием, порождающим право на реабилитацию. А уже право на реабилитацию включает в себя весь комплекс компенсационно-восстановительных мер в соответствии со ст. 133 УПК РФ.

В резолютивной части оправдательного приговора суд определяет наличие у оправданного гражданина права на реабилитацию. "Признание права на реабилитацию" закреплено в ст. 134 УПК. Далее во всех иных процессуальных решениях оправданный уже формально приобретает статус реабилитированного, хотя по факту очевидно, что его права еще не восстановлены, официальное извинение от имени государства не принесено, имущественный ущерб не возмещен. Возможно, законодатель исходит из того, что при вынесении решения по реабилитирующим основаниям наступает юридическая реабилитация, на основании решения. А фактическая реабилитация будет иметь место по выполнении всех правомочий, предоставленных правом на реабилитацию. Мы поддерживаем позицию ученых, что на данном этапе процессуальных отношений можно говорить о "реабилитируемом" лице либо "оправданном", но не реабилитированном

 

Мы полагаем, что данная противоречивая ситуация сложилась по следующим причинам. Во-первых, УПК РФ не содержит законодательного определения понятий "оправдание" и "оправданный", хотя дает определения "обвинение" и "обвиняемый" (п. 22 ст. 5, ст. 47 УПК РФ); "реабилитируемый" отсутствует в разделе участников уголовного судопроизводства. Во-вторых, порядок исполнения оправдательного приговора с точки зрения современного подхода, по сути, не включен в систему стадий уголовного судопроизводства. И возникает он только по инициативе заинтересованной стороны - оправданного лица. Тем не менее реабилитация лиц - это обязанность государства и если оправданное лицо не пожелает воспользоваться своим правом на реабилитацию (в том числе возмещение вреда), то государство, соответственно, не успевает провозгласить его реабилитированным, получается, лицо не реабилитировано, а только оправдано. Поэтому государство в одном решении и оправдывает, и одновременно реабилитирует, и разъясняет право на реабилитацию, которым можно воспользоваться, а можно и нет (это право, а не обязанность).

Здесь следует отметить, что "оправдать лицо" и "реабилитировать лицо" - это два разных термина. На наш взгляд, их невозможно признать тождественными. Каждое из указанных правовых явлений имеет собственное содержание, основания, условия возникновения, и поэтому, мы полагаем, возможно говорить лишь об их соотношении.

Таким образом, реабилитация является сложным социально-правовым феноменом. В уголовном процессе она употребляется в различных ее аспектах, что порождает противоречивые позиции научных работников, коллизии в законодательстве, которые, по нашему мнению, нужно выявлять и устранять с целью повышения эффективности применения норм института в практической деятельности.