Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Следственный эксперимент.

СУЩНОСТНАЯ ПРИРОДА СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

 

 

Курнышева Елена Александровна, заместитель директора Института повышения квалификации ФГКОУ ВО "Академия Следственного комитета Российской Федерации", декан четвертого факультета повышения квалификации (с дислокацией в городе Нижний Новгород), кандидат педагогических наук.

 

Родионова Юлия Викторовна, доцент кафедры уголовного процесса четвертого факультета повышения квалификации (с дислокацией в городе Нижнем Новгороде) Института повышения квалификации ФГКОУ ВО "Академия Следственного комитета Российской Федерации", кандидат политических наук.

 

Рассматривается вопрос о сущности следственного эксперимента как одного из способов проверки и получения доказательств. Исследуется понятие следственного эксперимента и его сущностной природы. Анализируются применение такого самостоятельного следственного действия, как следственный эксперимент, и внесение изменения в уголовно-процессуальное законодательство в связи с отсутствием опытной, экспериментальной составляющей в понимании следственного эксперимента.

 

Ключевые слова: следственный эксперимент, следственный осмотр, проверка доказательств, следственное действие.

 

 

В специальной юридической литературе давно признано, что информация, позволяющая установить существо произошедшего криминального события, выдвинуть версии и определить направления расследования, может быть получена моделированием способа действий преступника, экспериментальным анализом наступивших последствий, в том числе путем искусственного воспроизведения условий причинения повреждений и обстоятельств наступления смерти человека (Криминалистика, 1976; Розенталь М.Я., 1990; Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В., 1993; Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А., 1994 и др.) . Этой цели служит и достаточно широко распространенное в расследовании убийств процессуальное следственное действие - следственный эксперимент.

 

Судебно-следственная практика знает, что как способ проверки и получения доказательств следственный эксперимент используется достаточно давно, однако как самостоятельное следственное действие он впервые в российском уголовном процессе получил законодательное закрепление в УПК РСФСР 1960 г. До этого в практике следствия отдельные элементы экспериментальных методов расследования использовались в рамках следственного осмотра и других следственных действий.

С принятием 18 декабря 2001 г. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации нововведения коснулись и следственного эксперимента.

Как следственное действие в ныне действующем УПК РФ следственный эксперимент сохранен, однако понятие его несколько упростилось в связи с исчезновением упоминания об опытном, а следовательно, экспериментальном характере производимых действий, что, по мнению ряда ученых и практиков, противоречит сущностной природе следственного эксперимента.

 

Основываясь же на формулировке следственного эксперимента, данной в ст. 181 УПК РФ, некоторые авторы сводят его сущность к воспроизведению действий, обстановки или иных событий.

 

Между тем большинство ученых указывают на как минимум возможность опытных действий при производстве следственного эксперимента .

 

Воспроизвести означает "возобновить, повторить в копии, воссоздать". Следовательно, указание в ст. 181 УПК РФ на "воспроизведение обстоятельств определенного события" предполагает проведение опытных действий. Воспроизведение - это элемент опыта, эксперимент же в переводе с латинского experimentum означает "проба, опыт, испытание". С учетом этого трудно согласиться с учеными, которые считают, что воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события не является разновидностью совершения опытных действий

 

Поддерживая точку зрения большинства ученых, полагаем, что следственный эксперимент по своей сути является все-таки следственным действием опытного характера, поскольку именно опыты, проводимые в его рамках, и составляют его сущностную природу, служат специфическим средством проверки доказательств и получения новой информации по делу.

Подтверждением сказанному может служить приведенный авторами статьи "Процессуальное значение проведения следственного эксперимента по делам о преступлениях, совершаемых медицинскими работниками" в журнале "Российский следователь" пример проведения следственного эксперимента по конкретному уголовному делу.

 

Отказ законодателя от интерпретации сущности следственного эксперимента через опытные действия фактически нивелирует различие между экспериментом и проверкой показаний на месте, для которой (ст. 194 УПК РФ) также характерно воспроизведение действий, обстановки и иных обстоятельств.

Общеизвестно, что производство следственного эксперимента целесообразно лишь тогда, когда интересующие следствие данные нельзя проверить другими следственными действиями (дополнительными допросами, осмотрами, обысками, судебными экспертизами и др.), то есть нельзя проверить без проведения определенных опытных (экспериментальных) действий.

Кроме того, практики считают, что следственному эксперименту обязательно должно предшествовать проведение такого следственного действия, как проверка показаний на месте.

Отсутствие опытной, экспериментальной составляющей в понимании следственного эксперимента стирает основную его особенность как от проверки показаний на месте, так и от иных следственных действий, что в конечном счете порождает ошибки в выборе и производстве необходимого следственного действия в определенной криминалистической ситуации.

Представляется, что приведенные аргументы свидетельствуют о целесообразности внесения изменений в уголовно-процессуальную норму, регламентирующую такое следственное действие, как следственный эксперимент.