Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Смертная казнь. Есть она в России или нет ?

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ. ЕСТЬ ОНА В РОССИИ ИЛИ НЕТ?

 

 

Сергей Федоранич, аспирант БГУЭП, г. Братск.

 

Единственный фактор, влияющий на изменение политической ситуации в мире, - повышающийся уровень правового, духовного, нравственного развития общества. Однако, анализируя правовые сложности применения смертной казни в современном уголовном праве, юридическая общественность пришла к выводу, что движущая сила появления этих самых сложностей - серьезное влияние политического аспекта, который в ряде стран, в том числе и в России, существеннее влияния Конституции.

 

Указ силы закона

 

Основная правовая проблема Российской Федерации в применении смертной казни, равно как и правовая проблема всего института наказания высшей меры, - проблема легитимности фактической отмены смертной казни. Сам факт легитимности означает полное соответствие конкретного юридического факта законодательству в той его иерархии, в которой она установлена в стране.

В частности, в России все законы основываются на Конституции, которая определяет правовое положение международного законодательства, национальных законов, выстраивает иерархию законов, соподчиняя их и не допуская коллизионности, а также запрещая регулирование тех отношений, которые не включены в их юрисдикцию.

Смертная казнь как вид наказания закреплена в Основном законе страны - Конституции России 1993 года (п. 2 ст. 20), конкретизирована в ст. 59 УК РФ 1996 года. Однако поэтапное выведение фактического применения этого вида наказания в данных документах - Основном законе и федеральном кодифицированном законе - не отражено.

В истории фактической отмены смертной казни (которая вызывает серьезные сомнения в части легитимности) можно выделить три этапа.

Первый этап связан с появлением Указа Президента РФ от 16.05.1996 N 724 "О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы". Указанный документ, подчиняясь установленной в Конституции иерархии законов, находится на пятом месте и располагается после федеральных законов, тем самым обладая меньшей юридической силой, нежели УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 90 Конституции России указы и распоряжения Президента не должны противоречить Конституции и федеральным законам. Однако вышеуказанный Указ фактически подменил собой федеральный закон и потребовал от судей поэтапно сократить применение смертной казни, хотя и в Конституции РФ, и в УК РФ смертная казнь как исключительная мера наказания оставалась, не дополнялась, не изменялась, мораторий на нее не накладывался.

Полугодом ранее ВС РФ в Постановлении Пленума от 31.10.1995 N 8 разъяснил, что нормативные указы Президента России как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных дел, если они не противоречат Конституции России и федеральным законам.

Таким образом, у судов имелось четыре документа, а именно: Конституция и УК РФ, обязывающие при наличии особо тяжкого состава преступлений при отягчающих обстоятельствах назначать исключительную меру наказания, Указ Президента РФ, требующий поэтапного сокращения применения этой меры наказания, а также Постановление Пленума от 31.10.1995 N 8, которое подтверждает нелегитимность Указа Президента и силу Конституции и УК РФ.

В данном случае, конечно же, подлежат применению положения Конституции и УК РФ, а Указ Президента не должен был препятствовать вынесению приговоров и исполнению смертной казни. И на это, по нашему мнению, КС РФ обязан был отреагировать и дать адекватную оценку, разъясняющую суть вещей, и окончательно поставить в вопросе точку. Однако этого сделано не было.

В развитии первого этапа фактической отмены смертной казни немалую роль сыграла Комиссия по вопросам помилования при Президенте РФ. Она приостановила более чем на год рассмотрение ходатайств осужденных к смертной казни, следовательно, полностью исключив возможность исполнения судебных приговоров .

 

Анализируя юридический аспект первого этапа фактической отмены смертной казни как исключительного наказания, мы пришли к выводу, что в указанный период перевес политических сил едва заметен. Несмотря на то что Указ не был постановлен КС РФ незаконным, судами он во внимание не принимался, смертные приговоры выносились вплоть до 1999 года, статистика по исполненным судебным решениям сокращалась только в периоды серьезного давления со стороны Президента. Например, в период "затишья" Комиссии по помилованию при Президенте серьезных противоречий Конституции, исключая факт законности Указа Президента, не наблюдалось.

Однако и в то время с появлением Указа Президента, противоречащего Конституции и УК РФ, юридическое сообщество хотя и осознавало, что отмена смертной казни нелегитимна, но предполагало, что многострадальный Указ Президента - четкая формулировка политики государства по отношению к смертной казни, которая в дальнейшем обретет вполне законную форму - страна намерена влиться в Совет Европы, а сам факт этого намерения требовал исключить из УК РФ смертную казнь вообще.

В частности, профессор В.В. Лунеев категорически не соглашался ни с "непонятным мораторием", ни с правом Президента РФ "открыто ставить интересы собственной политики над правопорядком".

 

В свою очередь профессор В.Е. Квашис и Э.Ф. Побегайло, выступая на разных сторонах оппозиции в вопросе политики государства по отношению к высшей мере, одновременно заявили, что вялотекущая ситуация вокруг принятия достойных, адекватных и легитимных законов носит характер казуистический и непредвиденный. Это касается как принятия Указа Президента, так и недальновидного подписания Протокола N 6 к Конвенции (то есть выражения намерения отказаться от смертной казни в будущем) и нератификации последнего в течение положенных трех лет .

 

Второй критический момент

 

Постановление КС РФ от 02.02.1999 N 3-П ознаменовало второй критический момент в истории фактической отмены смертной казни. В данном случае вопрос легитимности указанного Постановления даже не рассматривается - КС РФ в полном соответствии с полномочиями, закрепленными в Конституции, постановил признать неконституционным возможность вынесения смертных приговоров в отсутствие судов присяжных заседателей во всех регионах страны.

Данный документ наложил как фактический, так и юридический мораторий на смертную казнь, строго запретив судам выносить высшую меру в качестве наказания. Как видно из основания вынесения данного Постановления (невозможность соблюдения уголовно-процессуального законодательства при судопроизводстве, в результате которого может быть вынесена смертная казнь, что нарушает права подсудимых), вопрос политический не повлиял.

Подходя с особой тщательностью к анализу второго этапа и непосредственно к документу, давшему юридическое начало отмене смертной казни в виде временного моратория, но с четкой установкой, что мораторий должен окончиться полной отменой высшей меры, трудно не согласиться с мнением профессора Д.А. Корецкого, который затрудняется сделать вывод, в чем именно состоит нарушение прав лиц, приговоренных к смертной казни судами присяжных тех территорий, где они имеются, при невозможности вынесения смертных приговоров в тех территориях, где такие суды отсутствуют.

Скорее, считает профессор, отсутствие в некоторых местностях судов присяжных нарушает право особо опасных преступников на применение к ним смертной казни .

 

Как бы то ни было, решение КС РФ состоялось и до устранения основания принятия такого решения мораторий на применение смертной казни в России является легитимным.

В указанном решении КС РФ постановлялось основание (отсутствие судов присяжных на всей территории России) устранить в самые кратчайшие сроки, и, несмотря на игнорирование Указа сделать это в сроки кратчайшие, суды присяжных заработали на всей территории России только с 01.01.2010.

Дабы быть подготовленными к тому, что фактическая основа моратория будет устранена, а юридического разрешения у судов нет, осенью 2009 года Председатель ВС РФ обратился с запросом о возможности применения смертной казни в России в КС РФ.

 

Политический противовес

 

Определение КС РФ от 19.11.2009 N 1344-О-Р стало документом, который наглядно продемонстрировал политический противовес силе Конституции и федеральных законов. В соответствии с этим документом, разъясняя Постановление, налагающее мораторий на смертную казнь, КС РФ признал невозможность назначения смертной казни.

В качестве мотивировки суд указал, что в результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого с учетом международно-правовых тенденций и обязательств, принятых на себя Россией, происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер ("впредь до ее отмены") и допускаемой лишь в течение определенного переходного периода, то есть на реализацию цели, закрепленной ч. 2 ст. 20 Конституции РФ. Это означает, что введение суда присяжных заседателей на всей территории страны не открывает возможность применения смертной казни, в том числе по обвинительному приговору, вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей.

Определение КС РФ, как и Указ Президента, в равной степени можно считать облеченной в письменную форму национального нормативного документа концепцией политики государства и судебной власти в частности по отношению к смертной казни.

Учитывая характер неполного соответствия и отсутствия каких-либо противоречий как внутри одного закона (имеется в виду противоречие сущности смертной казни целям наказания, выражающейся в провозглашенной цели "исправление осужденного", ведь казненный исправленным не становится), так и коллизии норм в системе права в целом, мы согласны с мнением профессора Д.А. Корецкого, который, выражая уважение к КС РФ, отмечает, что "вряд ли он [Конституционный Суд России] может вместо толкования Конституции ограничивать ее действие, по существу применяя аналогию неприменения закона" .

 

Установив в качестве высшей меры наказания смертную казнь закреплением ее в Конституции 1993 года, государство обязало УК РФ отрегулировать уголовно-правовые отношения, сопряженные в строго определенных случаях со смертной казнью, но практически одновременно с принятием ныне действующего УК РФ в 1996 году сначала поэтапно потребовало сократить применение высшей меры, привлекая ресурсы исполнительной власти, а затем и вовсе наложило мораторий на институт через власть судебную, провозгласив политику полного отказа от смертной казни.

Для восполнения пробелов законодательства в материальном закреплении смертной казни и разрешения вопроса о легитимности фактической отмены смертной казни в России, на наш взгляд, нужно сделать следующее.

1. Привести в соответствие все нормативные акты, регулирующие смертную казнь (как в материальном смысле, так и в процессуальном и в плане исполнения), с Конституцией России и ратифицированными международными документами, согласно которым Российская Федерация взяла на себя ряд обязательств. Другими словами, пересмотреть цели наказания, закрепленные в УК РФ, чтобы они не противоречили сути смертной казни, а именно в отдельной статье Общей части УК РФ указать, что наказание в виде смертной казни не преследует цели исправления осужденного.

2. Подробным образом произвести описание процедуры исполнения наказания, чтобы у исполнителей не было возможности трактовать закон по-своему или с учетом каких-либо обстоятельств, то есть соблюсти принцип единства и гуманизма, который отсутствием детального закрепления процедуры нарушается.

3. В соответствии с Конституцией России, в частности с положениями о порядке внесения поправок, изменений и пересмотре отдельных положений, должным образом закрепить общественно поддержанную политику страны в отношении смертной казни.

Таким образом, смертная казнь прошла путь от нелегитимного требования Президента в 1996 году сократить применение наказания до полной фактической отмены в 1999 году с последующим подтверждением через 10 лет в 2009 году КС РФ. И до сих пор она юридически не отрегулирована в части своей сущности и применения (в УК РФ этот вид наказания отрегулирован фрагментарно, поверхностно; в Уголовно-исполнительном лишь упомянут) и не получила устоявшегося правового статуса в системе уголовно-правовых отношений.