Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Судебное следствие в суде первой инстанции по уголовному делу.

ОБЩИЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В СУДЕ ПЕРВОЙ  ИНСТАНЦИИ: КРИТИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

 

Гриненко Александр Викторович, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Московского государственного института международных отношений (Университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации (МГИМО (У) МИД России), заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

 

Статья посвящена исследованию наиболее важных аспектов производства по уголовным делам в суде первой инстанции. Дана авторская оценка разъяснений Верховного Суда Российской Федерации относительно данной процедуры. Особое внимание уделено вопросам, касающимся обеспечения прав личности на данной стадии уголовного судопроизводства.

 

Ключевые слова: уголовный процесс, уголовное дело, подсудимый, суд, судья, судебное следствие, прения сторон, последнее слово подсудимого.

 Судебное разбирательство в суде первой инстанции, несомненно, является центральной стадией уголовного судопроизводства, в ходе которой суд непосредственно исследует доказательства, как имеющиеся в материалах уголовного дела, так и дополнительно представленные в суд сторонами (прежде всего стороной защиты). При этом требованиям закона должно отвечать не только итоговое судебное решение, но и те действия и решения суда, которые ему предшествовали. В этом плане значение стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции переоценить трудно, поскольку именно здесь всемерно, в условиях состязательности обеспечиваются все возможности участвующих в деле лиц, представляющих не только сторону обвинения, но и сторону защиты.

Несомненно, Верховный Суд Российской Федерации (далее - Верховный Суд РФ) глубоко заинтересован в том, чтобы суды на всей территории России действовали единообразно, правильно оценивали и применяли уголовно-процессуальное законодательство в соответствии с требованиями Конституции РФ, а также международных договоров Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права.

В частности, с этой целью 19 декабря 2017 г. Верховный Суд РФ в результате обобщения имеющихся правоприменительных проблем и разработки рекомендаций по их разрешению принял Постановление Пленума N 51 "О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок уголовного судопроизводства)". Смысл данного Постановления состоит не только в унификации порядка правоприменения в суде первой инстанции, но и в том, что разъяснения касаются целого ряда вопросов, вызывающих наибольшие сложности ввиду недостаточной детализации уголовно-процессуального законодательства.

 

В Постановлении, в частности, определено значение судебного разбирательства как центральной стадии всего уголовного судопроизводства, конкретизированы действия суда и иных участников процесса на различных этапах рассмотрения уголовного дела, уточнен порядок разъяснения участникам их прав, содержатся требования к суду по созданию оптимальных условий для их всемерной реализации и т.п.

Наряду с этим на содержание данного Постановления можно взглянуть и с критической позиции, определив те моменты, которые не до конца раскрыты или вызывают некоторые возражения. Сразу же оговоримся, что в любом случае высказываемые нами замечания носят сугубо позитивный характер и призваны уточнить или конкретизировать разъяснения Верховного Суда РФ, которые в своей сути являются абсолютно верными и подлежат безоговорочному использованию на практике.

Прежде всего, в преамбуле Постановления Пленума указано, что право лица на справедливое судебное разбирательство "реализуется в суде первой инстанции в ходе публичного слушания уголовного дела в разумный срок независимым, беспристрастным и компетентным судом". Ничего не имея против данного утверждения в целом , все же заметим, что из требования публичности (гласности) судебного разбирательства имеются значительные исключения, установленные в ч. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах  и продублированные в ч. 2 ст. 241 УПК РФ. Поэтому указывать на публичность процесса в суде первой инстанции как на обязательное его свойство, на наш взгляд, вряд ли целесообразно.

В ч. 1 ст. 14, в частности, указано: "Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми". Также об этом см.: Брусницын Л.В. ЕСПЧ о порядке принятия решения провести закрытое судебное разбирательство // Уголовное право. 2014. N 4. С. 80 - 84.

 

В преамбуле также упомянуто, что слушание дела должно производиться судом "при соблюдении принципов презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту, состязательности и равноправия сторон, всех иных принципов уголовного судопроизводства и норм уголовно-процессуального законодательства". В этом случае можно уточнить, что принципы уголовного судопроизводства, будучи закрепленными в главе 2 УПК РФ, так же как и все другие закрепленные в Кодексе положения, имеют нормативную природу, в связи с чем нельзя отделять принципы от иных норм уголовно-процессуального права. Скорее, следовало бы вести речь не об "иных принципах и нормах", а о "принципах уголовного судопроизводства и иных нормах уголовно-процессуального права". Несмотря на кажущееся сходство, здесь имеется существенное различие, ведь принципы и нормы суть одно и то же правовое явление, но действующее, естественно, на различных уровнях нормативно-правового регулирования.

Весьма важное правило сформулировано Пленумом Верховного Суда РФ в п. 3, где указано, что в подготовительной части подсудимому разъясняется широкий спектр имеющихся у него прав, в том числе право участвовать в прениях сторон, право на последнее слово . Что же касается прав потерпевшего, то в числе прочего в п. 4 Постановления Пленума указано, что при наличии оснований, указанных в ст. 76 УК РФ, потерпевшему должно разъясняться его право заявить ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым . Ничего не имея против такого разъяснения, все же отметим, что заявлять ходатайство о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с примирением сторон заинтересован прежде всего подсудимый, а не потерпевший. Кроме того, в суде первой инстанции должно быть обеспечено равноправие сторон, в том числе в части их информирования относительно имеющихся возможностей. В этой связи неясно, почему в Постановлении Пленума не отражено, что правом заявлять ходатайство о примирении и принимать иные активные меры по примирению вправе не только потерпевший, но и подсудимый, а у суда есть обязанность разъяснять ему соответствующую возможность.

 

Далее, в этом же пункте указано, что в тех случаях, когда потерпевшему в ходе предварительного расследования не было разъяснено его право на предъявление гражданского иска, суд в подготовительной части судебного заседания должен разъяснить потерпевшему это право, а также то, что он может им воспользоваться вплоть до окончания судебного следствия.

Представляется, что следует расширить основание для возможности заявления потерпевшим гражданского иска и увязать его не только с тем, что соответствующее право ему в ходе предварительного расследования не было разъяснено, но и с тем, что потерпевший не заявил его в ходе предварительного расследования по любым причинам. В качестве дополнительного аргумента отметим, что в соответствии с ч. 2 ст. 44 УПК РФ гражданский иск в любом случае может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и вплоть до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции.

В п. 10 содержится правило, которое позволяет суду оглашать ранее данные подсудимым показания лишь при соблюдении определенных условий и только в случае, когда он отказался от показаний, данных им ранее, в ходе предварительного расследования . Данное правило никаких нареканий не вызывает, тем более что оно прямо закреплено в п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ. Наряду с этим не вполне ясно, почему не разъяснена ситуация, когда подсудимый не просто молчит, он дает показания, но имеются существенные противоречия между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде (п. 1 ч. 1 этой же статьи).

 

В качестве несомненно позитивного факта отметим то, что в данном Постановлении Пленума (п. п. 16 и 17) детально разъяснены ситуации, когда в судебном заседании фигурируют сведения, полученные от специалиста. Так, указано, что специалист может привлекаться к участию в судебном разбирательстве для оказания содействия не только суду, но и сторонам, в том числе путем разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

 

Предусмотрена возможность допроса специалиста, ранее участвовавшего в производстве следственного действия либо предоставившего свое заключение, в качестве свидетеля в судебном заседании. Причем суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе этого лица, если оно явилось в судебное заседание по инициативе любой из сторон.

Наряду с этим к содержанию указанных пунктов имеются и некоторые замечания.

Так, в Постановлении Пленума следовало бы уточнить, может ли в качестве доказательства использоваться заключение специалиста, которое было составлено по поручению защитника, или речь идет лишь о том заключении, которое было составлено для следователя, дознавателя <8>. Поскольку в суде должно быть в полной мере обеспечено равенство прав сторон (ст. 244 УПК РФ), целесообразно более ясно и конкретно указать, что лицо, которое, будучи специалистом, предоставило заключение защитнику, может быть вызвано в суд по ходатайству стороны защиты и допрошено в качестве свидетеля.

 

Вне всякого сомнения, Постановление Пленума содержит рекомендации по наиболее важным вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции. Вместе с тем, по нашему мнению, в него следовало бы добавить и некоторые положения, оставшиеся без должного внимания (конкретизация действий суда на этапе окончания судебного следствия; уточнения, касающиеся порядка и содержания прений сторон; уточнения относительно проблем, возникающих при произнесении подсудимым последнего слова, и др.).

Представляется, что все указанные выше уточнения, будучи учтенными в ходе судебного правоприменения, существенно повысят эффективность данного вида социально значимой деятельности.