Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Свидетель в уголовном процессе.

СВИДЕТЕЛЬ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

 

 Картинки юридическая

Мельников Виктор Юрьевич, федеральный судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону, кандидат юридических наук, доцент кафедры РГУПС.

 

Правовой статус свидетеля в уголовном судопроизводстве исходя из цели получения от него необходимых показаний состоит из взаимосвязанных элементов в виде его прав и интересов, обязанностей и ответственности за их невыполнение.

Охрана прав свидетеля включает в себя комплекс различных направлений, мер и способов, позволяющих эффективно соблюдать правовые нормы, посвященные механизму охранительных правоотношений в уголовном судопроизводстве, в том числе в отношении прав свидетеля. На первом месте в системе принципов осуществления государственной защиты потерпевших, свидетелей, иных участников уголовного судопроизводства должен стоять принцип уважения прав и свобод личности.

 

Ключевые слова: свидетель в уголовном судопроизводстве, допрос свидетеля, показания, доказательства, обеспечение прав и свобод человека, процессуальные гарантии, эффективность уголовного процесса.

 

 

Согласно требованиям ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Правовой статус свидетеля в уголовном судопроизводстве, исходя из цели получения от него необходимых показаний, состоит из взаимосвязанных элементов в виде его прав и интересов, обязанностей и ответственности за их невыполнение. Указанные категории возможно воспринимать только в их совокупности, поскольку они позволяют рассматривать свидетеля как полноправного участника уголовного судопроизводства, имеющего взаимные интересы, права и обязанности с органами следствия и суда.

Правовой статус и правосубъектность свидетеля - это различные и самостоятельные явления. Правовой статус очерчивает границы возможного и необходимого поведения личности, определяет меру конкретных прав, свобод, обязанностей и законных интересов в уголовно-процессуальных правоотношениях. Правосубъектность лица, являющегося свидетелем, показывает способность к сознательному поведению в границах его правового статуса, очерченного в УПК РФ, как, например, являться по вызовам следователя, правдиво давать показания, в случае необходимости просить участия переводчика, делать заявления и замечания после проведения допроса и т.д.

Допрос свидетеля можно рассматривать с разных сторон, среди которых определяющим является его уголовно-процессуальное регулирование: 1) допрос как способ получения доказательств и средств защиты; 2) как специфический акт общения, в котором каждая из сторон является и объектом, и субъектом познания; 3) с изучением его как процесса - взаимосвязь ситуаций допроса с комбинацией тактических приемов.

 

Свидетельские показания в силу их нахождения в орбите уголовного судопроизводства требуют непременного учета объективных и субъективных факторов, на основе которых они формируются. Важную роль при этом играют субъективные условия, т.е. присущие внутренней природе личности свидетеля, находящегося в экстремальной ситуации восприятия и запоминания наблюдаемых событий, которые затем необходимо воспроизвести. Не меньшее значение имеют и объективные обстоятельства дела, первым из которых выступает событие преступления в виде его объективной картины, а также другие обстоятельства, подлежащие доказыванию. Содержание таких показаний, с одной стороны, строится на эмоциональном эффекте, являющимся следствием ранее воспринятой картины общественно опасного деяния, в результате которого наступили криминальные последствия. С другой стороны, степень самого восприятия, его точность, целостность, адекватность объективной картины преступления зависят от личности свидетеля, его интеллектуально-волевой сферы, внутреннего отношения к преступлению и лицам, в нем участвующим.

Функции общения со свидетелем при допросе - коммуникативная, когнитивная, эмотивная и конативная - в целом выступают и как этапы, и как факторы общения, образуя элементы системы взаимодействия двух лиц в целях получения информации. Вместе с тем каждая из данных функций играет самостоятельную роль в общении, поскольку взаимоотношения могут строиться только по одному из названных направлений. При этом названные функции могут быть исключены из общей системы общения при отрицательном их значении по отношению к получению информации. При этом другие функции будут компенсировать и восполнять исключенные, позволят перейти на новый системный уровень общения.

Юридическое содержание общения дознавателя, следователя и свидетеля не только формализует общение, но и абсолютно влияет на его содержание, смысл и ценности, определяя значение всех его психологических факторов, вербальных и невербальных моментов. При этом выбор оптимальных приемов применения психологических функций общения и его правовых элементов составляет одну из задач криминалистической тактики проведения следственных действий. Тактическое решение задач в этом случае зависит от личностных качеств указанных участников уголовного судопроизводства, следственной ситуации и иных факторов, ведущих к достижению цели предварительного следствия, которой в нашем случае является получение требуемой информации.

Законные интересы свидетеля касаются только тех сфер жизни, которые регулируются правом. На основе законных интересов свидетеля реализуются предусмотренные уголовно-процессуальным законом его права и обязанности. Они могут не охватывать конкретными нормами все интересы свидетеля, однако исходя из общих принципов уголовного судопроизводства всегда соблюдаются и подлежат правовой охране, например, в качестве ситуативных прав. В то же время речь идет об удовлетворении законных интересов свидетеля, не противоречащих тем интересам, которые охраняются законами государства, либо не отрицающих или не умаляющих другие общепризнанные права и свободы человека и гражданина (ст. 55 Конституции РФ), т.е. когда интересы одних не могут противоречить интересам других.

Мотивы поведения свидетелей, направленные на дачу ложных показаний и отказ от дачи показаний, весьма разнообразны и зависят от многих факторов - социальных, нравственных, которые имеют объективные и субъективные составляющие. В то же время практически всегда преобладает один из мотивов, вызванный обстоятельствами расследуемого уголовного дела либо личностью свидетеля, который "собирает" вокруг себя другие мотивы, укрепляющие и усиливающие его. К системе действий следователя, позволяющих изменить негативную установку свидетеля на дачу ложных показаний либо отказ от дачи показаний, относятся такие факторы, как характер расследуемого преступления и следственной ситуации, личность свидетеля и следователя, чувство защищенности свидетеля, его понятий о справедливости и т.д. Выбор данных направлений возможен только в сложной системе и должен исходить в первую очередь из личности свидетеля и накладываемых на это обстоятельств уголовного дела, а также иных процессуальных и непроцессуальных факторов. Тактика допроса свидетелей первоначально должна исходить из бесконфликтности допроса, установления психологического контакта на основе данных о его личности, отношения к совершенному преступлению, результатов наблюдения за его поведением.

Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном ст. ст. 187 - 191 УПК РФ. Часть 3 ст. 56 УПК РФ подлежит применению в соответствии с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным в Определении Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 44-О. Свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

В соответствии со ст. 51 Конституции РФ оглашение сведений "против себя" при допросе лиц в качестве свидетелей в уголовном судопроизводстве должно означать два принципиальных момента: о совершении свидетелем преступления или различного вида участия в его совершении; о разумных критериях, позволяющих свидетелю утверждать, что данные им показания будут направлены против его существенных интересов, нарушающих права и свободы, указанные в федеральных законах. В любом случае, если у дознавателя, следователя есть какие-либо подозрения в отношении свидетеля, подкрепленные фактическими данными об этом, гражданин не может быть допрошен в качестве свидетеля, а только в качестве подозреваемого. В случае открытия каких-либо новых обстоятельств при расследовании уголовного дела и появления оснований для подозрения лица в совершении преступления необходимо поставить гражданина в статус подозреваемого (ст. 46 УПК РФ) и допрашивать его соответствующим образом, а не оставлять его свидетелем по делу.

УПК РФ определяет свидетельский иммунитет как право свидетеля отказаться от дачи показаний в определенных законом случаях (п. 40 ст. 5 УПК РФ). Такую трактовку можно было бы отнести к числу спорных, поскольку термин "свидетельский иммунитет" имеет совершенно иное содержание. Зарубежная уголовно-процессуальная доктрина, с учетом опыта давно практикуемого в США истолкования института свидетельского иммунитета, подразумевает под ним освобождение от уголовной ответственности и наказания лиц, на которых при определенных в законе обстоятельствах может быть возложена судьей или иным должностным лицом обязанность дать так называемые самоизобличающие показания. Трактовка свидетельского иммунитета как возможности "отказаться свидетельствовать против самого себя" спорна и с точки зрения этимологии слова "иммунитет".

Опыт международного сотрудничества в сфере уголовной юстиции, успех которого в определенной степени зависит от единообразного восприятия его участниками соответствующих терминов и понятий, подсказывает также целесообразность изменения отношения к тому, что принято называть свидетельскими привилегиями, - институту, которому еще не уделено необходимое внимание в отечественной уголовно-процессуальной науке. Ф.Г. Григорьев отмечал, что в зависимости от условий реализации свидетельские привилегии можно было бы классифицировать на такие, которыми свидетель пользуется в силу предоставленного ему права, и такие, которые основаны на запретах разглашения охраняемых законом тайн. Под свидетельской привилегией следует понимать право лица полностью или частично отказаться от дачи показаний в качестве свидетеля в предусмотренных законом случаях.

 

Пункт 1 ч. 3 ст. 56 УПК РФ предусматривает запрет допроса судьи только о тех обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в рассмотрении уголовного дела. Однако судья может рассматривать другую категорию дел, принимать решения по другим вопросам, отнесенным законом к его ведению в рамках осуществления судебного контроля (избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, решение вопроса о производстве обыска и т.д.). Из этого следует, что формулировку п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК РФ следует расширить, изложив в следующей редакции: "Не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья - о тех обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с осуществлением им своих полномочий; присяжный заседатель - об обстоятельствах уголовного дела, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу".

Согласно п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе являться на допрос с адвокатом в соответствии с ч. 5 ст. 189 УПК РФ. Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 УПК РФ. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса (ч. 5 ст. 189 УПК РФ).

Не может быть допрошен в качестве свидетеля священнослужитель - об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди (п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ). В уголовно-процессуальном законе не дается определение исповеди, о содержании которой не позволено допрашивать священнослужителя. Исповедь - это обряд покаяния в грехах перед священником и получение от него отпущения грехов, откровенное признание в чем-либо, откровенное и чистосердечное изложение чего-либо <3>. Под исповедью можно понимать форму реализации права на свободу вероисповедания, при которой личность, соблюдая установленный ритуал, доверяет священнослужителю сведения о своей личной жизни, рассчитывая при этом на оценку священнослужителем этих сведений с точки зрения их соответствия требованиям веры, божественному идеалу, нормам права, социальным нормам.

 

Статья 49 Закона "О средствах массовой информации" обязывает журналиста сохранять конфиденциальность источника опубликованной информации, тогда как УПК РФ не препятствует допросу журналиста на предмет сведений о лице, согласившемся сотрудничать со средством массовой информации с условием сохранения в тайне данных о его личности. Данное обстоятельство дает основание для постановки вопроса о внесении в УПК РФ дополнений в целях регламентации условий и порядка раскрытия журналистской тайны в ходе производства по уголовному делу. В частности, ст. 56 УПК РФ может предусматривать запрет допроса свидетеля - журналиста об источнике информации, предоставленной на конфиденциальной основе.

Следует учитывать, что п. 5 ч. 4 ст. 56 и ст. 119 УПК РФ с учетом их нормативной взаимосвязи предполагают наличие у свидетеля, равно как и у всех лиц, законные интересы которых затрагиваются в ходе уголовного судопроизводства, права заявлять ходатайства о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений, в том числе о возврате до вступления в законную силу приговора суда признанного вещественным доказательством по уголовному делу имущества, подверженного быстрому моральному старению .

 

Свидетель вправе ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных ч. 3 ст. 11 УПК РФ. Часть 9 ст. 166 УПК РФ предусматривает, что при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. В случаях, не терпящих отлагательства, указанное следственное действие может быть произведено на основании постановления следователя о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия без получения согласия руководителя следственного органа. В данном случае постановление следователя передается руководителю следственного органа для проверки его законности и обоснованности незамедлительно при появлении для этого реальной возможности.

Реализация положений закона об "анонимных свидетелях" в российской следственной и судебной практике, а также изучение современного зарубежного опыта говорят о том, что данный институт нуждается в корректировке. Трудно согласиться с мнением Ф.Г. Григорьева о том, что в УПК РФ следует внести дополнения, которые регламентировали бы порядок разрешения судом ходатайства о преждевременном раскрытии перед участниками уголовного судопроизводства подлинных данных о личности "анонимного свидетеля", а сторона защиты в любом случае в судебном заседании должна иметь возможность лично задать вопросы "анонимному свидетелю" <5>. Согласно требованиям ч. 5 ст. 278 УПК РФ при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос только в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление. Необходимо соблюдение баланса между правом обвиняемого на защиту и правом такого свидетеля на обеспечение его безопасности при решении вопроса о раскрытии данных о его личности.

 

Охрана прав свидетеля включает в себя комплекс различных направлений, мер и способов, позволяющих эффективно соблюдать правовые нормы, посвященные механизму охранительных правоотношений в уголовном судопроизводстве, в том числе в отношении прав свидетеля. С точки зрения психологии следует отметить, что реально разработанный механизм охраны прав свидетеля сам по себе влияет на правосознание и правовое поведение как самого свидетеля, так и других участников уголовного судопроизводства. Такой механизм дает свидетелю возможность максимально использовать все свои права, а следователю вменяет в обязанность их охрану путем соблюдения соответствующих положений УПК РФ.

Охрана и защита прав свидетелей в уголовном судопроизводстве составляют единую систему норм, позволяющих эффективно соблюдать их права и интересы, а также интересы членов семьи и близких им лиц. Меры охраны свидетеля устанавливают положения, нарушение которых включает правовой механизм защиты, т.е. начало конкретных мероприятий, связанных с сохранением и восстановлением нарушенных прав, а также наказанием лиц, совершивших в отношении свидетеля противоправные действия. Данный порядок, имея позитивное значение в целом для правового статуса личности в уголовном судопроизводстве, в то же время содействует процессу доказывания обстоятельств по уголовному делу, обеспечивая возможность выявления и проведения необходимых следственных действий со всеми свидетелями в законном порядке.

Изучение автором опыта реализации Закона о защите участников уголовного судопроизводства свидетельствует о необходимости дальнейшего совершенствования практики применения мер государственной защиты. Несмотря на принятие в последнее время ряда нормативно-правовых актов, регулирующих конкретный порядок реализации предписаний названного Закона, правовая основа деятельности по обеспечению безопасности свидетелей еще не до конца сформирована. Порядок применения каждой из предусмотренных мер безопасности должен быть урегулирован отдельным ведомственным нормативным актом. Необходимо также внести в законодательство, регламентирующее отношения в сфере обеспечения граждан жилыми помещениями, регистрации граждан по месту жительства и т.д., такие дополнения, которые упрощали бы процедуру применения ряда мер безопасности, в том числе замены личных документов свидетеля, переселения свидетеля на новое место жительства, помощь в устройстве на новую работу и другие меры защиты.

Большинство мер безопасности требует осуществления значительных организационных мероприятий по их внедрению на практике, к числу которых относится и скорейшее завершение формирования во всех субъектах РФ специальных подразделений по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, в составе органов внутренних дел, как то предписано положениями Указа Президента РФ от 6 сентября 2008 г. N 1316 .

 

На первом месте в системе принципов осуществления государственной защиты потерпевших, свидетелей, иных участников уголовного судопроизводства должен стоять принцип уважения прав и свобод личности, и не просто - "уважения", а принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина, всемерной их охраны со стороны государства и содействия в их осуществлении, что будет включать в себя и недопустимость ущемления пенсионных, жилищных и иных прав защищаемых лиц (п. 3 ст. 4 Закона). Из существования мер социальной защиты, предусмотренных законом, явно следует принцип стимулирования оказания содействия уголовному судопроизводству всеми гражданами, принятый на себя государством, входящий в обязанности его органов и должностных лиц. Предлагаемые принципы должны найти отражение не только в тексте ст. 4 Федерального закона "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства", но и в ст. 11 УПК РФ, поскольку являются необходимыми компонентами принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

 

Принимая во внимание, что понятие "защита" включает в себя понятия "охрана", "обеспечение безопасности", "оборона" прав и свобод человека и гражданина, на взгляд автора, необходимо внести изменения в ст. 11 УПК РФ, определив положения данной нормы как "Защита прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве". Следует трактовать данную норму именно как принцип, а не институт или функцию уголовного судопроизводства, а также необходимо принимать во внимание роль и основополагающее значение данного принципа для уголовного судопроизводства и закрепить указанный принцип в ст. 71 УПК РФ.

Автор предлагает установить в УПК РФ именно обязанность дознавателя, следователя, суда разъяснить свидетелю его право на подачу заявления о применении в отношении его мер безопасности, предусмотренных Законом о защите участников уголовного судопроизводства.

Характеристика процессуального положения свидетеля как участника уголовного судопроизводства должна охватывать не только совокупность его прав и обязанностей, но и те правовые средства, которые обеспечивают их реализацию, в том числе меры, направленные на обеспечение безопасности свидетеля, а также меры ответственности за неисполнение им своих обязанностей. Так, свидетель не вправе: уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд; давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

И.Е. Козырева предлагает исключить из ст. 220 и других норм УПК РФ положения, разделяющие свидетелей в зависимости от принадлежности к сторонам обвинения или защиты, поскольку свидетельские показания составляют единый предмет исследования. Деление свидетелей при обвинении лица в совершении преступления априори создает негативное отношение к свидетелям со стороны защиты как к лицам, которые дают неправдивые или искаженные показания, что ведет к презумпции недоверия к ним. Указанное дискредитирует как сами показания свидетелей, так и конституционный принцип равенства граждан <8>. По мнению автора, если принять за основу указанные положения, то будут нарушаться принципы построения состязательного процесса (ст. 15 УПК РФ).

 

Согласно требованиям ч. 5 ст. 56 УПК РФ свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 179 УПК РФ. Так, для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы, может быть произведено освидетельствование свидетеля без его согласия в случаях, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний. В случаях, не терпящих отлагательства, освидетельствование может быть произведено и до возбуждения уголовного дела, т.е. до того момента, когда гражданин будет допрошен по обстоятельствам, имеющим значение для уголовного дела, т.е. станет свидетелем по делу, ему будут разъяснены его процессуальные права и обязанности. По мнению автора, нельзя применять данные оценочные понятия и давать право дознавателю, следователю проводить освидетельствование свидетеля без его согласия. Свидетель во многом является добровольным участником уголовного процесса. Существуют другие установленные законом доказательства (ст. 74 УПК РФ), способы собирания, проверки, оценки доказательств (ст. ст. 86 - 88 УПК РФ) с целью установления обстоятельств, имеющих значение для дела или проверки показаний свидетеля. Следует напомнить, что за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель предупреждается и несет ответственность в соответствии со ст. ст. 307 и 308 УК РФ.

Как показало проведенное автором исследование, в ходе опросов отдельные практические работники предлагали восстановить в соответствующей норме УПК РФ (ст. 196) положение об обязательном назначении судебной экспертизы в отношении свидетеля, при объективных сомнениях в психическом и физическом состоянии. По мнению автора, в силу особого статуса данного участника уголовного судопроизводства нет оснований для восстановления указанного положения.

Уголовно-процессуальные гарантии правосудия и прав личности в уголовном процессе составляют единую, взаимосвязанную жесткую систему. Нарушение любого элемента этой системы не только нарушает права конкретного участника уголовного судопроизводства, но и неизбежно отражается на всей системе, приводит к ущербности, неэффективности, искажению результата производства по уголовному делу. Сущностью уголовного процесса является не любая деятельность по расследованию и разрешению уголовных дел, направления на установление виновных в совершении преступлений. Эта деятельность обязательно должна иметь правовой характер, соответствовать установленному законом порядку разрешения уголовных дел.

Как показало проведенное автором исследование, укоренилось мнение, что уголовный процесс - это лишь средство борьбы с преступностью. Так, эффективность и критерии оценки работы органов предварительного следствия измеряются, как и прежде, показателями раскрываемости преступлений. Указанное половинчатое представление о сущности уголовного процесса приводит к серьезным недостаткам, вредит как уголовно-процессуальному законотворчеству, так и правоприменителям.

Соблюдение правового порядка расследования и разрешения уголовных дел является такой же важной задачей, как и раскрытие преступления, изобличение виновных в его совершении лиц, вынесение справедливых и законных приговоров судами. Системность, эффективность уголовного процесса должна определяться тем, насколько он обеспечивает права и законные интересы личности. Оценка эффективности уголовного процесса, результаты работы правоохранительных органов должны определяться и показателями соблюдения законности при расследовании преступлений.

Автор предлагает ч. 1 ст. 56 УПК РФ изложить в следующей редакции: "Свидетелем является лицо, которое вызвано для дачи показаний и добровольно по своему психическому и физическому состоянию желает дать показания об известных ему фактических обстоятельствах, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела".