Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Третьи лица без самостоятельных требований.

ТРЕТЬИ ЛИЦА БЕЗ САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ ТРЕБОВАНИЙ

 

Кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского и арбитражного процесса Московского государственного института международных отношений (Университет) МИД России, арбитр при АНО "Межрегиональная юридическая коллегия".

 

Статья посвящена процессуальным вопросам, связанным с третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора. В научной работе выявлены и раскрыты основные проблемы, возникающие в процессе привлечения в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Отмечены и тщательно проанализированы вопросы, связанные с участием третьих лиц в гражданском и арбитражном процессе.

 

Ключевые слова: гражданский процесс, арбитражный процесс, третьи лица, самостоятельные требования, ходатайство, исковое заявление, протокольное определение, истец, ответчик, судебные расходы, самовольная постройка.

 

 

Главными участниками любого судебного (гражданского, арбитражного, третейского) процесса являются стороны (истцы и ответчики), заявители и заинтересованные лица (пользующиеся процессуальными правами и несущие процессуальные обязанности стороны), а также третьи лица (как заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, так и не заявляющие самостоятельных требований). Именно эти лица обращаются в суд с исковым заявлением (заявлением) и имеют самые широкие права в ходе процесса. Именно они в первую очередь заинтересованы в том или ином исходе процесса, так как на основании судебного решения у них появляются, изменяются и/или прекращаются права и/или обязанности.

 

Главные участники

 

Между тем далеко не все вопросы, связанные с вышеперечисленными заинтересованными лицами, решены законодателем. Особенно много вопросов возникает на практике в отношении третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК РФ, ст. 51 АПК РФ).

Несмотря на то что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (которых мы сокращенно будет называть "третьи лица без самостоятельных требований"), далеко не последние лица в судебных процессах, в отношении их больше всего вопросов. Не будет преувеличением сказать, что эти третьи лица являются белыми пятнами судебных процессов современности.

Классический пример привлечения к участию в деле третьего лица без самостоятельных требований содержится в ст. 462 второй части ГК РФ:

"Если... лицо... предъявит к покупателю иск об изъятии товара, покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя.

Непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя.

Продавец, привлеченный покупателем к участию в деле, но не принявший в нем участия, лишается права доказывать неправильность ведения дела покупателем".

То есть законодатель, справедливо озаботившись правами и обязанностями продавца при предъявлении сторонним лицом иска к покупателю об изъятии товара, обязал последнего привлечь продавца к участию в деле, а продавца - вступить в это дело. Благодаря этой норме закона продавец сможет в судебном споре стороннего лица с покупателем (выступая на стороне покупателя) привести имеющиеся у него доказательства (в частности, законного владения товаром, который стороннее лицо требует изъять) с целью недопущения незаконного и необоснованного изъятия проданного товара у покупателя. При отсутствии данной нормы в законе продавец мог бы не знать о предъявлении такого иска к покупателю, вследствие чего у него (в случае удовлетворения иска стороннего лица об изъятии товара) не было бы возможности защититься от регрессного иска покупателя о возмещении:

- убытков по ст. 461 ГК РФ (т.е. расходов, которые покупатель произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права), а также

- неполученных доходов, которые покупатель получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Но как быть, если норма, подобная ст. 462 ГК РФ, отсутствует? Чем следует руководствоваться суду при решении вопроса о привлечении к участию в деле третьих лиц без самостоятельных требований? И главное, чем при этом руководствуются суды в реальной жизни?

На первый взгляд все очевидно: суд должен оперировать нормами процессуального закона, согласно которым эти третьи лица вступают в дело и привлекаются судом в дело, если выносимый по нему судебный акт "может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон". Однако на практике происходят странные, даже необъяснимые вещи. Так, например, при рассмотрении дел о самострое (о признании того или иного объекта самовольной постройкой) суды привлекают лиц, на права или обязанности которых по отношению к одной из сторон спора судебный акт не влияет и влиять не может. Вот лишь одно из множества таких дел.

Дело о признании самовольной постройкой нежилого строения, об обязании ответчика снести самовольно возведенное помещение рассмотрено при участии третьих лиц: Управления Росреестра по Москве, Префектуры ЦАО г. Москвы, Комитета государственного строительного надзора, Госинспекции по недвижимости г. Москвы, ГУП МосгорБТИ, Мосжилинспекции.

 

Почему суд привлек Управление Росреестра в качестве третьего лица без самостоятельных требований, понятно: в связи с заявлением истцом требований о сносе спорного объекта (самовольной постройки). При этом суд руководствовался следующим:

В случае когда недвижимое имущество, право на которое зарегистрировано, имеет признаки самовольной постройки, наличие такой регистрации не исключает возможности предъявления требования о его сносе.

Решение суда об удовлетворении иска о сносе самовольной постройки служит основанием для внесения записи в ЕГРП о прекращении права собственности ответчика на самовольную постройку .

 

Так как в случае удовлетворения иска о сносе самовольной постройки Управлению Росреестра нужно будет вносить в ЕГРП запись о прекращении права собственности ответчика на самовольную постройку, суд привлек Управление в качестве третьего лица.

Вместе с тем это не делает привлечение Управления Росреестра в это дело бесспорным, ведь даже в случае, если бы суд не привлек его к участию в деле, оно (Управление) не может не исполнить решение суда, которое обязывает снести самовольную постройку.

А зачем суд привлек к участию в деле Префектуру, Комитет государственного строительного надзора, Госинспекцию по недвижимости, ГУП МосгорБТИ и Мосжилинспекцию? Никаких оснований для их участия в деле в законе нет. На какие права или обязанности этих лиц по отношению к одной из сторон спора может повлиять судебный акт о признании объекта ответчика самовольной постройкой? Вряд ли на этот вопрос смогут обоснованно ответить и сами судьи, привлекшие этих лиц к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований.

Существует точка зрения, согласно которой такое привлечение объясняется так: поскольку сложилась такая судебная (арбитражная) практика.

Вместе с тем судебная практика не может существовать в отрыве от закона и, конечно же, не должна ему противоречить.

Между тем только по делам о признании объектов самовольными постройками судами (в качестве третьих лиц без самостоятельных требований) привлекаются и другие лица: управы районов города (в столице), территориальные управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом, прокуроры и т.д.

А ведь по многим другим категориям споров судами в качестве третьих лиц без самостоятельных требований привлекаются субъекты права, которые привлекаться в эти дела не должны. Это приводит к отягощению процесса по делу: появляется необходимость вызова в суд привлеченных третьих лиц, в случае присутствия последних в судебном заседании они тоже могут выступать, время рассмотрения дела затягивается, дело обрастает ненужными деталями и обстоятельствами, доказательствами и документами, из-за чего его сложнее обжаловать.

В юридической литературе также обращалось внимание и на противоположную проблему: когда не привлекают к судебному разбирательству третьих лиц без самостоятельных требований.

 

Все это вызывает массу вопросов, связанных с третьими лицами без самостоятельных требований, прежде всего практических, часть из которых мы хотим обсудить в настоящей публикации и, как мы это делали прежде, дать практические рекомендации.

 

Дадим слово закону

 

Вот что говорит процессуальный закон о вступлении (привлечении) в дело третьих лиц без самостоятельных требований:

- третьи лица могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. О вступлении в дело третьих лиц выносится определение суда (п. 1 ст. 43 ГПК РФ);

- третьи лица могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству стороны или по инициативе суда. О вступлении в дело третьего лица либо о привлечении третьего лица к участию в деле или об отказе в этом арбитражным судом выносится определение (п. 1 ст. 51 АПК РФ).

При буквальном толковании этих норм права можно выделить несколько предписаний, адресованных суду и участвующим в деле лицам:

а) при вступлении в дело третьих лиц без самостоятельных требований по их инициативе они вступают в дело не просто как третье лицо, а как третье лицо либо "на стороне истца", либо "на стороне ответчика". Значит:

- подавая заявление (ходатайство) о вступлении в дело, третьи лица без самостоятельных требований должны указывать, на чьей стороне они вступают в дело: на стороне истца либо на стороне ответчика;

- вынося определение о вступлении в дело третьего лица без самостоятельных требований, суд должен указать в нем, на чьей стороне (на стороне истца или на стороне ответчика) вступает в дело третье лицо;

б) третьи лица без самостоятельных требований могут вступить в дело (по своей инициативе) или быть привлеченными к участию в деле (по инициативе предусмотренных законом лиц, в том числе суда) только до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде первой инстанции.

Это предписание согласуется с другими процессуальными нормами:

- в суде апелляционной инстанции не применяются правила о привлечении к участию в деле третьих лиц (п. 6 ст. 327 ГПК РФ);

- в арбитражном суде апелляционной инстанции не применяются правила о привлечении к участию в деле третьих лиц (п. 3 ст. 266 АПК РФ);

в) для рассмотрения вопроса о привлечении третьего лица к участию в деле по инициативе "лиц, участвующих в деле" (п. 1 ст. 43 ГПК РФ) или "стороны" (ст. 51 АПК РФ) должно быть заявлено соответствующее ходатайство;

г) если третьи лица без самостоятельных требований привлекаются к участию в деле "по ходатайству стороны" (ст. 51 АПК), "по ходатайству лиц, участвующих в деле" (ст. 43 ГПК) или "по инициативе суда", то в этом случае они привлекаются не "на стороне истца" или "на стороне ответчика", а привлекаются без участия на чьей-либо стороне;

д) о вступлении в дело и о привлечении к участию в деле третьих лиц без самостоятельных требований должно быть вынесено определение суда, в котором это прямо указано.

Обратите внимание на различие норм ГПК и АПК о вынесении таких определений: суд общей юрисдикции выносит определение только о вступлении в дело третьих лиц без самостоятельных требований (т.е. когда третье лицо привлечено к участию в дело по собственной инициативе, по ходатайству участвующего в деле лица или по инициативе суда), а арбитражный суд должен вынести определение в трех случаях:

- в случае вступления третьего лица в дело (когда лицо вступает в процесс по собственной инициативе);

- когда третье лицо привлекается к участию в деле (по ходатайству стороны или по инициативе суда);

- при отказе третьему лицу во вступлении (привлечении) в процесс.

 

Как закон применяется на практике

 

Теперь давайте посмотрим, как вышеуказанные нормы права, адресованные суду и участвующим в деле лицам, применяются на практике.

А. При вступлении в дело третьих лиц без самостоятельных требований по их инициативе они не всегда указывают, на чьей стороне (истца либо ответчика) они вступают в дело, а судьи не требуют от них такого указания.

Конечно, это неправильно, ведь ключевая особенность участия в процессе этих третьих лиц в том, что, с одной стороны, они помогают истцу (ответчику) в защите его интересов, а с другой - обеспечивают себе защиту от неблагоприятных последствий данного спора.

Вместе с тем за это нарушение (несоответствие закону) никакой ответственности у вступающих в дело лиц и у судей нет. Возникает резонный вопрос: зачем нужна норма права, нарушение которой не влечет никакой ответственности для нарушителей?

Вынося определение о вступлении в дело третьего лица без самостоятельных требований, суды также зачастую не указывают в нем, на чьей стороне (на стороне истца или на стороне ответчика) вступает в дело третье лицо.

За данное нарушение (несоответствие закону) тоже никакой ответственности не предусмотрено. А зачем тогда нужна эта норма, соблюдения которой нельзя добиться? Ответ нам неизвестен.

Б. Как правило, третьи лица без самостоятельных требований вступают в дело (как по своей инициативе, так и по инициативе других участников процесса) до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде первой инстанции. О том, как следует поступить суду апелляционной инстанции, если при рассмотрении апелляционной жалобы возникает необходимость привлечения к участию в деле третьего лица, сказано в информационном письме Президиума ВАС РФ.

 

Такая необходимость может возникнуть при рассмотрении апелляционной жалобы в том случае, когда решение вынесено о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле. Установив это обстоятельство, суд апелляционной инстанции принимает постановление об отмене решения и указывает в нем или в отдельном определении на переход к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции. При этом он решает вопрос о привлечении к участию в деле лица, о правах и обязанностях которого принято отмененное решение (п. 4 ч. 4, ч. 5 ст. 270 АПК РФ).

В. На практике возник вопрос: как должно быть оформлено ходатайство участников процесса о привлечении третьего лица к участию в деле - самостоятельным ходатайством или указанием в процессуальных документах (например, в исковом заявлении)? По данному вопросу существует два мнения.

Согласно первому мнению для привлечения к участию в деле третьего лица без самостоятельных требований участник процесса должен заявить письменное ходатайство, содержащее обращенную к суду просьбу о привлечении.

Представляется глубоко неправильной практика судов, привлекающих третьих лиц к участию в деле лишь в силу указания этих лиц в качестве третьих в исковом заявлении, без выяснения мнения ответчика на этот счет.

 

Данное мнение заслуживает внимание еще и потому, что состав лиц, которые будут участвовать в деле, определяется судом в ходе подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК РФ). Это признается и судебной практикой:

"4. Судам следует иметь в виду, что каждая из задач подготовки дела к судебному разбирательству, перечисленных в статье 148 ГПК РФ, является обязательным элементом данной стадии процесса...

17. С учетом конкретных обстоятельств дела судья разрешает вопрос о составе лиц, участвующих в деле, то есть о сторонах, третьих лицах".

 

Второе мнение состоит в том, что указание в исковом заявлении истца третьего лица без самостоятельных требований представляет собой ходатайство о привлечении данного третьего лица к участию в деле. Его сторонниками являются юристы-практики. Свою позицию они подкрепляют ссылками на нормы закона:

- к исковому заявлению прилагаются его копии в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц (ст. 132 ГПК РФ);

- поскольку в ч. 3 ст. 125 АПК РФ указано на обязанность направления документов именно не ответчику или ответчикам, а "другим лицам, участвующим в деле".

Такое мнение далеко не бесспорно, так как:

- лицами, участвующими в деле, являются стороны (ст. 40 АПК, ст. 34 ГПК). Поэтому, пока судья не принял иск и не возбудил производство по делу, лицо не является стороной. Между тем третьи лица без самостоятельных требований могут быть привлечены к участию в деле "по ходатайству стороны или по инициативе суда". Значит, указание в исковом заявлении третьего лица не является ходатайством стороны, поскольку исковое заявление было написано до того, как получило статус стороны (истца);

- в содержании иска (ст. 125 АПК, ст. 131 ГПК) не указано право указывать третье лицо, следовательно, истец не вправе делать это в своем иске;

- круг лиц (включая третьих лиц) устанавливается судом не при принятии иска, а при подготовке дела к судебному разбирательству: "рассматривает вопросы о вступлении в дело других лиц" (пп. 5 п. 1 ст. 135 АПК); "задачами подготовки дела к судебному разбирательству являются... разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса" (ст. 148 ГПК).

Точку в этом споре поставил Президиум ВАС РФ, согласившись с тем, что указание третьих лиц в исковом заявлении следует расценивать как ходатайство об их привлечении к участию в деле:

"Доводы общества о неправомерности отказа судов в удовлетворении встречного иска без привлечения к участию в деле третьих лиц... несмотря на указание на них в качестве таковых во встречном исковом заявлении, являются обоснованными, поскольку ч. 1 ст. 51 АПК предусматривает привлечение к участию в деле третьих лиц без самостоятельных требований по ходатайству стороны".

 

Таким образом, если истец указал в исковом заявлении наименование и место нахождения (место жительства) третьего лица (третьих лиц), такое указание следует расценивать как ходатайство истца о привлечении к участию в деле третьего лица (третьих лиц), указанного (указанных) в исковом заявлении. И в своей практике арбитражные суды придерживаются данной позиции .

 

Г. Это предписание на практике не имеет большого значения, поскольку, как было указано выше, в своих определениях судьи не указывают, на чьей стороне (на стороне истца или на стороне ответчика) в дело вступает третье лицо без самостоятельных требований.

Д. Суды, как правило, соглашаются с тем, что для вступления в дело и для привлечения к участию в деле третьих лиц без самостоятельных требований суд должен вынести определение, в котором прямо указано на привлечение к участью в деле субъекта права в качестве третьего лица без самостоятельных требований.

В этом определении должно быть указано и обосновано, каким образом решение суда может повлиять на права или обязанности привлекаемого третьего лица по отношению к одной из сторон. Это подтверждается практикой арбитражных судов, поскольку согласно п. 3 ст. 15 АПК РФ принимаемые арбитражным судом определения должны быть обоснованными и мотивированными.

 

Так как, по мнению многих судей, вопрос вступления в процесс третьих лиц без самостоятельных требований не является сложным, определение по данному вопросу может быть вынесено без удаления суда в совещательную комнату, путем вынесения определения в протокольной форме (ч. 2 ст. 224 ГПК РФ).

 

Вопросы, не учтенные законодателем

 

Как мы видим, закон (ст. 43 ГПК РФ; ст. 51 АПК РФ) регламентирует лишь самые значимые вопросы, связанные с третьими лицами без самостоятельных требований. Однако он не может учесть всех ситуаций и вопросов, которые возникают на практике. Предлагаем рассмотреть наиболее интересные из них.

Во-первых, на практике возникает вопрос: может ли быть прекращен статус третьего лица без самостоятельных требований, участвующего в деле?

То, что третье лицо без самостоятельных требований вправе ходатайствовать об исключении его из числа лиц, участвующих в деле, сомнений не вызывает. Это вытекает из принципа диспозитивности. А вот насчет права суда исключить третье лицо из числа лиц, участвующих в деле, удовлетворив ходатайство третьего лица об этом или по собственной инициативе, суды расходятся во мнениях. Некоторые суды считают возможным прекращение статуса третьего лица без самостоятельных требований:

- суд вправе исключить ошибочно привлеченное к участию в деле третье лицо из состава лиц, участвующих в деле, если это не повлияет на права или обязанности такого лица по отношению к сторонам спора и не приведет к принятию незаконного судебного акта;

- порядок исключения третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, включая принятие судом по указанному вопросу соответствующего определения, АПК РФ не урегулирован. Исключение третьего лица из состава участников арбитражного процесса дальнейшему движению дела не препятствует .

 

Такое мнение ошибочно. Все суды нашей страны вправе действовать в пределах полномочий, предоставленных им действующим законом, по принципу "запрещено все то, что не разрешено законом". Поскольку процессуальное право не разрешает суду прекращать у субъекта права статус третьего лица без самостоятельных требований, руководствуясь нормами процессуального права и правилом "dura lex, sed lex", делать это суд не вправе:

Арбитражный суд не вправе исключить из состава лиц, участвующих в деле, третье лицо, если в ходе судебного разбирательства установит, что третье лицо без самостоятельных требований на предмет спора, ошибочно привлечено к участию в споре.

 

АПК РФ не предусмотрена процедура исключения кого-либо из состава лиц, участвующих в деле, в том числе третьих лиц .

 

Вместе с тем возникает закономерный вопрос: зачем субъекту права, ошибочно привлеченному к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований, ходатайствовать перед судом об исключении его из числа участником процесса?

На первый взгляд этого делать не следует, ведь ошибочность привлечения не порождает возникновения у данного субъекта права каких-либо прав или обязанностей. Однако не следует забывать, что установленные по делу факты будут иметь силу для этого субъекта, пусть даже ошибочно (необоснованно) привлеченного к участию в деле.

Учитывая, что закон не позволяет суду исключать субъекта права из состава лиц, участвующих в деле (прекращать статус третьего лица без самостоятельных требований), считаем целесообразным:

- законодателю внести изменения в ГПК и АПК, согласно которым суд (в случае ошибочного привлечения лица к делу) обязан указывать на это в мотивировочной части судебного акта. Тогда все вопросы с подобными неправомерными привлечениями будут решены;

- субъекту права, желающему лишиться статуса лица, участвующего в деле, обратить внимание суда на ошибочность привлечения его к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований, а также просить суд в мотивировочной части судебного акта указать на то, что третье лицо не имеет правового интереса к предмету спора и было привлечено к делу ошибочно.

Во-вторых, каков статус субъекта права, принимавшего участие в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований при отсутствии решения суда (в виде определения) о вступлении (привлечении) его в дело в качестве третьего лица?

Как ни странно, на практике встречается, что суд не выносит отдельного определения, а называет (указывает) субъекта права третьим лицом без самостоятельных требований в одном из своих определений или даже в нескольких определениях. Иначе говоря, в деле нет определения, в котором суд прямо указал на то, что субъект права привлечен к участию в деле в качестве третьего лица. В этом случае субъект права приобретает статус третьего лица или нет?

Нам представляется, что в такой ситуации субъект права, даже указанный в одном или нескольких определениях суда, не приобретает статуса третьего лица без самостоятельных требований.

В подобной ситуации этому субъекту права целесообразно указать суду на данные обстоятельства и просить суд исправить это, как в следующем примере.

Поскольку в материалах дела нет доказательств того, что УФРС было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица в соответствии со ст. 51 АПК РФ, суды пришли к обоснованному выводу о наличии опечатки в определении, в котором УФРС указано третьим лицом.

Довод жалобы о том, что для привлечения к участию в деле третьего лица необязательно вынесение отдельного определения, а достаточно указания его в качестве третьего лица в определении об отложении судебного заседания, противоречит нормам процессуального права.

Указанная опечатка исправлена определением суда первой инстанции, которое оставлено без изменения постановлением апелляционного суда.

 

Если же выяснится, что это не опечатка и суд имел намерение привлечь субъекта права к участию в деле, то в таком случае судом может быть вынесено соответствующее определение до момента вынесения судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции суда (п. 1 ст. 43 ГПК; ст. 51 АПК).

И в-третьих, с третьими лицами без самостоятельных требований связан ряд важных материальных и процессуальных вопросов исключительно практического значения, которые, будучи известны профессионалам, зачастую остаются "за кадром". Это и затягивание процесса с помощью привлечения третьих лиц, и некоторые другие, но мы предлагаем коснуться ситуации, еще не освещенной в юридической литературе.

Выше упоминали дела о признании объектов самовольными постройками. Согласно закону такие иски (далее - дела о самострое) вправе подавать муниципальные органы (в Москве, в частности, это Правительство Москвы и префектуры), органы государственного строительного надзора и прокурор.

Как указано в п. 22 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", исковая давность не распространяется "на требование о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан" (в случаях, когда с иском о сносе самовольной постройки в публичных интересах обращается прокурор, а также уполномоченные органы в соответствии с федеральным законом).

В столице по делам о самострое неоднократно были случаи, когда с иском к ответчику обращалась соответствующая префектура Москвы как собственник земельного участка (в исковом заявлении истец просил удовлетворить его иск на основании ст. 301 ГК РФ и ст. 60 Земельного кодекса РФ).

По смыслу ст. 208 и 304 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Поскольку истец, считающий себя собственником земельного участка, на котором находится собственность ответчика (т.е. здание, которое истец просил признать самовольной постройкой), фактически им не владеет (поскольку участок земли находится у ответчика в аренде), вопрос о правомерности возведения самовольной постройки (по мнению истца) может быть разрешен либо при рассмотрении виндикационного иска, либо после удовлетворения такого иска. Следовательно, поскольку подобное нарушение права собственника или иного законного владельца земельного участка соединено с лишением владения, то требование о сносе постройки, созданной без согласия истца, может быть предъявлено лишь в пределах срока исковой давности по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ).

Такое толкование соответствует действующим нормам права и п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 143.

 

Между тем префектуры обращались в суд с пропуском срока исковой давности и суд отказывал им в исках по мотивам ее пропуска. Казалось бы, в иске о признании объекта ответчика самовольной постройкой отказано и проблема ответчика решена, но после вступления решения суда по делу в законную силу с иском о признании объекта ответчика самовольной постройкой обращался уже прокурор и ответчику снова приходилось защищаться. При этом если истец обращался в суд с пропуском исковой давности, то у прокурора пропуска этого срока не было и ответчику приходилось доказывать те или иные факты по новому делу, поскольку факты, установленные судом в деле, где истцом выступала префектура, не являлись для прокурора обязательными (преюдициальными), поскольку он в споре с префектурой не участвовал.

Поэтому в таких делах (после предъявления иска префектурой) грамотные юристы (защищавшие интересы ответчика) просили суд привлечь к участию в деле прокурора (тогда факты, установленные по делу, являлись для прокурора преюдициальными). В случае привлечения прокурора к участию в деле, с учетом того что подобные дела нередко рассматриваются годами, после того как суд отказывал префектуре в иске по мотивам пропуска исковой давности, прокурор уже не мог заявить самостоятельного иска к ответчику (в частности, потому, что он участвовал в деле и пропустил срок исковой давности).

Таким образом, привлекая прокурора к участию в деле, ответчики защищали себя от возможности предъявления нового иска прокурором.

Отметим, что в ряде подобных споров и юристы, ходатайствующие о привлечении прокурора, и судьи, удовлетворяющие данные ходатайства и привлекающие прокурора в качестве третьего лица без самостоятельных требований, допускали нарушение процессуальных норм. По закону прокурор имеет самостоятельный статус в процессе и не может быть третьим лицом:

"...ряд субъектов из перечисленных в ст. 34 ГПК РФ не имеют по делу материально-правового интереса, а обладают лишь процессуальным интересом к его исходу (прокурор), но они отнесены законом к числу лиц, участвующих в деле, что необходимо учитывать при разрешении вопроса о составе лиц, участвующих в деле".

 

Заключение

 

Подводя итоги сказанному выше, остается добавить, во-первых, что закон, регламентирующий вопрос необходимости участия третьих лиц без самостоятельных требований и порядок вступления их в дело (привлечения их к участию в деле), недостаточно конкретен. Видимо, законодатель решил отдать этот вопрос на усмотрение судей, однако это решение далеко не бесспорно.

Высшие судебные инстанции в своих разъяснениях также предпочитают указывать на необходимость привлечения того или иного субъекта права к участию в деле, предлагая суду определять процессуальный статус этого субъекта. Например:

"Помимо права на обращение в арбитражный суд с исками, заявлениями о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган в силу... Закона о защите конкуренции имеет право участвовать в рассмотрении судами дел, связанных с применением и (или) нарушением антимонопольного законодательства, возбужденных на основании исков иных лиц. Поэтому, рассматривая дела, возбужденные на основании исков иных лиц, арбитражный суд должен известить антимонопольный орган для обеспечения возможности его участия. При этом процессуальный статус антимонопольного органа определяется исходя из характера рассматриваемого спора".

 

Во-вторых, мы констатируем, что сегодня нужно понимать наличие двух ситуаций:

а) когда привлечение третьих лиц без самостоятельных требований "по ходатайству лиц, участвующих в деле" (п. 1 ст. 43 ГПК), "по ходатайству стороны" (ст. 51 АПК) и "по инициативе суда" не обязательно. То есть при заявлении соответствующего ходатайства вопрос привлечения (или непривлечения) третьих лиц полностью зависит от усмотрения судьи в каждом конкретном деле, а если такое ходатайство не заявлено, суд не обязан привлекать третьих лиц по собственной инициативе. Таких ситуаций большинство;

б) когда привлечение третьих лиц без самостоятельных требований "по ходатайству лиц, участвующих в деле" (п. 1 ст. 43 ГПК РФ), "по ходатайству стороны" (ст. 51 АПК РФ) и "по инициативе суда" обязательно. Иначе говоря, при заявлении соответствующего ходатайства о привлечении третьего лица судья обязан его удовлетворить, а если такое ходатайство не заявлено, то суд обязан привлекать третьих лиц по собственной инициативе. Соответственно, таких ситуаций меньшинство.

Обязанность суда привлечь третье лицо (путем удовлетворения ходатайства участника процесса или по собственной инициативе судьи) может быть предусмотрена:

б1) нормой права. При этом мы можем привести только одну такую норму права - уже рассмотренную нами ст. 462 второй части ГК РФ (когда покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя). Поскольку закон обязывает лицо привлечь другое лицо к участию в деле, суд не вправе отказать в таком привлечении:

"Согласно абз. 1 ст. 462 ГК, если третье лицо по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, предъявит к покупателю иск об изъятии товара, покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя.

Таким образом, ходатайство ответчика о привлечении к участию в деле продавца или заявление продавца о вступлении в дело в качестве третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика подлежит удовлетворению (ч. 1 ст. 52 АПК РФ)";

б2) разъяснениями (указаниями) высших судебных инстанций, изложенными в практикообразующих актах. В частности:

"Ответственность за несоблюдение станцией технического обслуживания срока передачи потерпевшему отремонтированного транспортного средства и нарушение иных обязательств по восстановительному ремонту транспортного средства потерпевшего несет страховщик, выдавший направление на ремонт независимо от того, имела ли место доплата со стороны потерпевшего за проведенный ремонт... При возникновении спора суд обязан привлекать станцию технического обслуживания к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований (выделено нами - А.К.) относительно предмета спора (ч. 1 ст. 43 ГПК РФ и ч. 1 ст. 51 АПК РФ)".

 

И в-третьих, с учетом всего вышесказанного мы рекомендуем лицу, решающему вопрос необходимости привлечения к участию в деле какого-либо субъекта права (в качестве третьего лица без самостоятельных требований):

а) тщательно разобраться в законности и необходимости такого привлечения. Помните - для привлечения в процесс лица без самостоятельных требований оно должно иметь вполне конкретный материальный интерес в вынесенном решении по делу;

б) понимать, чем обернется привлечение или непривлечение третьего лица как в тактическом, так и в стратегическом плане (вспомните, что было сказано нами о делах по самострою, в который привлечение третьего лица было одним из инструментов ведения таких дел);

в) не забывать, что привлечение третьего лица без самостоятельных требований имеет и материальную составляющую - судебные расходы на оплату услуг представителя, понесенные этими третьими лицами в связи с обжалованием ими судебных актов, могут быть возмещены по правилам гл. 9 АПК РФ;

г) учитывать, что ходатайствовать о привлечении третьего лица к участию в деле в гражданском процессе согласно нормам ГПК могут все лица, участвующие в деле, а в арбитражном процессе ходатайствовать об этом вправе только стороны (истец и ответчик);

д) в своем ходатайстве о привлечении третьего лица:

д1) детально, подробно и убедительно обосновать необходимость привлечения третьего лица.

 

Непрофессионалы пользуются образцами документов, предлагаемыми отечественными справочными правовыми системами ("Гарант", "КонсультантПлюс" и т.д.). Эти системы предлагают образцы исковых заявлений, в которых третье лицо указывается в шапке исковых заявлений, но в них нет и намека на обоснование или необходимость обоснования нужности привлечения лица для участия в деле. Например, "Исковое заявление об исполнении сделки, совершенной неуправомоченным лицом" от СПС "КонсультантПлюс" <22>. Поэтому такими "образцами" можно пользоваться только с учетом наших рекомендаций;

д2) обязательно указывать, на чьей стороне (истца либо ответчика) это лицо должно участвовать в деле. Эта конкретика способствует лучшему пониманию того, кто на какой стороне участвует в процессе (особенно это актуально при обжаловании решений, поскольку судьи второй и последующих инстанций рассматривают дело, как правило, за одно заседание, а путаница, кто на чьей стороне, не способствует правильному рассмотрению жалоб)

 

Подводя итог, можно сказать, что институт третьих лиц без самостоятельных требований представляет значительный интерес как в теоретическом плане, так и в практическом применении.