Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Уклонение от исполнения и отбывания наказания как вид негативного и посткриминального поведения и его уголовно-правовое назначение.

УКЛОНЕНИЕ ОТ ИСПОЛНЕНИЯ И ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ  КАК ВИД НЕГАТИВНОГО ПОСТКРИМИНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ И

ЕГО УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ

 

 

Кауфман Михаил Александрович, профессор Российского государственного университета правосудия, доктор юридических наук, профессор.

 

В статье на основе анализа норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства рассмотрены некоторые теоретические и практические вопросы, связанные с уклонением осужденного от отбывания наказания и правовой регламентацией последствий такого уклонения - замены наказания на более строгое. Автор рассматривает уклонение от отбывания наказания как один из видов негативного посткриминального поведения, авторская формулировка которого приводится.

 

Ключевые слова: негативное посткриминальное поведение, злостное уклонение от отбывания наказания, замена наказания.

 

Позитивное посткриминальное поведение субъекта преступления получило достаточно широкое освещение в уголовно-правовой науке. Многие работы, в том числе монографии, посвящены таким его видам, как деятельное раскаяние, возмещение ущерба, добровольная сдача оружия и иных предметов, ограниченных или запрещенных в гражданском обороте. А вот его антиподу, негативному посткриминальному поведению субъекта, в этом отношении повезло куда как меньше. Между тем такое поведение может и (или) должно учитываться при решении многих вопросов, связанных с реализацией уголовной ответственности. Прежде всего следует договориться о понятиях.

 

Под негативным посткриминальным поведением мы понимаем такое отрицательное, имеющее антисоциальную направленность, противоправное, но не содержащее признаков состава преступления деяние лица (действие или бездействие), ранее совершившего преступление. Посткриминальное поведение влечет предусмотренные уголовным законом последствия, ухудшающие его правовое положение.

В уголовном законе содержится значительное число предписаний, в которых находит свое выражение правовая оценка последствий отрицательного, но не криминального поведения лица, ранее совершившего преступление. Правовое регулирование такого поведения охватывает существенно различающиеся ситуации, при этом оно содержит пробелы, противоречия, коллизии и другие недочеты, что порождает неопределенность при принятии судебных решений. Это обусловливает потребность в более четкой законодательной регламентации как самого поведения, так и его возможных последствий.

По содержанию негативное посткриминальное поведение сводится к следующим формам (разновидностям) :

Автор не претендует на придание данному перечню характера исчерпывающего, как и на то, чтобы рассматривать его в качестве единственно возможной классификации. За его пределами остаются прежде всего те виды, которые не предусмотрены уголовным законом. К примеру, все последние акты об амнистии предусматривают запрет на ее распространение в отношении лиц, признанных злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания.

 

а) уклонение (злостное уклонение) от исполнения или отбывания назначенного наказания (ч. 5 ст. 46 УК, ч. 3 ст. 49 УК, ч. 4 ст. 50 УК, ч. 5 ст. 53 УК, ч. 6 ст. 53.1 УК, ч. 2 ст. 83 УК);

б) уклонение от следствия и суда (ч. 3 ст. 78 УК);

в) уклонение от уплаты судебного штрафа, назначенного в соответствии со ст. 76.2 УК РФ (ч. 2 ст. 104.4 УК); уклонение от назначенной осужденному, условно-досрочно освобожденному от отбывания наказания, принудительной меры медицинского характера (п. "а" ч. 7 ст. 79 УК);

г) уклонение (систематическое или злостное) от выполнения обязанностей, возложенных судом на осужденного, при условном осуждении, условно-досрочном освобождении (ч. ч. 2, 2.1, 3 ст. 74 УК, п. "а" ч. 7 ст. 79 УК);

д) систематическое неисполнение принудительной меры воспитательного воздействия, назначенной несовершеннолетнему, при освобождении от уголовной ответственности (ч. 4 ст. 90 УК);

е) отказ осужденного, в отношении которого отбывание наказания было отсрочено, от ребенка или уклонение от обязанностей по его воспитанию (ч. 2 ст. 82 УК);

ж) отказ осужденного, признанного больным наркоманией, отбывание наказания которому было отсрочено, от прохождения курса лечения от наркомании, а также медицинской реабилитации либо социальной реабилитации или уклонение от лечения (ч. 2 ст. 82.1 УК);

з) нарушение (систематическое нарушение) общественного порядка при условном осуждении и условно-досрочном освобождении от наказания, уклонение (сокрытие) от контроля при условном осуждении (ч. 3 ст. 74 УК, п. "а" ч. 7 ст. 79 УК).

В рамках настоящей статьи нет возможности обстоятельно проанализировать все виды посткриминального поведения и их уголовно-правовые последствия. Поэтому остановлюсь на одном из наиболее распространенных на практике, каковым является уклонение (злостное уклонение) от исполнения или отбывания назначенного наказания.

Вопрос о признании неисполнения наказания уклонением, как и о признании уклонения злостным, в уголовном законе разрешения не получил. В соответствии с ч. 1 ст. 32 УИК РФ злостно уклоняющимся от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, признается осужденный, не уплативший штраф без рассрочки в течение 60 календарных дней со дня вступления приговора в законную силу, или первую часть штрафа с рассрочкой выплаты в этот же срок, или оставшиеся части штрафа не позднее последнего дня каждого последующего месяца. Как разъясняется в п. 5.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. N 21 "О практике применения судами законодательства об исполнении приговора" (далее - Постановление), по смыслу закона установление других условий, кроме неуплаты штрафа в срок (например, неоднократное предупреждение осужденного судебными приставами-исполнителями о возможности замены штрафа другим наказанием, отобрание у него объяснений о причинах неуплаты штрафа, представление сведений об имущественном положении осужденного и источниках его доходов), для признания осужденного злостно уклоняющимся от уплаты штрафа не требуется .

 

Вместе с тем, как указывается и в Постановлении, и в судебных решениях по конкретным делам , суд обязан установить, что действия осужденного, не уплатившего назначенный ему штраф, носили умышленный, злостный характер и не были вызваны уважительными причинами.

 

Ответственность осужденного за злостное уклонение от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, выражается в назначении более строгого наказания, которое в соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ не может быть условным. При этом в отличие от ранее действовавшей редакции этой нормы, допускавшей замену штрафа наказанием только в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ, новая такого ограничения не содержит. Как показывает анализ судебной практики, это изменение не всегда учитывается судами.

Так, суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении представления межрайонного отдела судебных приставов УФССП России по Нижегородской области о замене штрафа, назначенного в виде основного наказания, другим видом наказания в отношении Т., осужденной по ст. 322.3 УК РФ, указал, что наказание в виде лишения свободы нельзя применить по смыслу ч. 5 ст. 46 УК РФ, а наказание в виде принудительных работ подлежит применению только с 1 января 2017 г.

Отменяя постановление мирового судьи в связи с существенным нарушением уголовного закона, суд кассационной инстанции указал: "Суд первой инстанции вопреки требованиям ст. 46 УК РФ и п. 5.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. N 21 "О практике применения судами законодательства об исполнении приговора" не рассмотрел вопрос о возможности замены Т. наказания в виде штрафа другими видами наказания, не предусмотренными санкцией ст. 322.3 УК РФ".

 

Следует отметить, что уголовное, как, впрочем, и законодательство иной отраслевой принадлежности, не предусматривают четких правил таких замен в зависимости от размера неуплаченного штрафа, отсутствуют какие-либо критерии определения продолжительности нового вида наказания, назначаемого в порядке замены. В п. 5.3 Постановления указано лишь, что верхний и нижний пределы срока наказания, которым заменяется штраф, не могут превышать соответственно верхнего или нижнего предела соответствующего вида наказания, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, если такой вид наказания предусмотрен соответствующей нормой. Если же наказание, которым заменяется штраф, не предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК РФ, срок этого наказания не может превышать верхнего предела и не может быть ниже нижнего предела, установленных для него Общей частью УК РФ.

Злостное уклонение от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, уголовно-правовых последствий не влечет. В этом случае взыскание штрафа производится в принудительном порядке (ч. 3 ст. 32 УИК РФ).

Состав злостного уклонения от отбывания обязательных работ согласно ч. 1 ст. 30 УИК РФ содержится в деяниях осужденного, который:

а) более двух раз в течение месяца не вышел на обязательные работы без уважительных причин;

б) более двух раз в течение месяца нарушил трудовую дисциплину;

в) скрылся в целях уклонения от отбывания наказания.

Для признания уклонения злостным достаточно установить наличие хотя бы одного из приведенных выше нарушений. Факт злостности нарушения устанавливается только судом.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что суды не всегда учитывают подлежащие проверке юридически значимые обстоятельства, свидетельствующие о совершении осужденным умышленных действий, направленных на уклонение от отбывания обязательных работ.

Постановлением Алатырского районного суда Чувашской Республики от 22 ноября 2011 г. в отношении Т. обязательные работы сроком на 78 часов заменены на лишение свободы на срок 9 дней с отбыванием в колонии-поселении. Судебная коллегия постановление отменила, указав в определении следующее.

Принимая решение о замене обязательных работ на лишение свободы в отношении Т., суд первой инстанции лишь констатировал факт, что осужденный допустил прогулы 26, 27 и 31 октября 2011 г., 1, 9, 11 ноября 2011 г. При этом суд не привел никаких доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что указанные факты имели место без каких-либо уважительных причин со стороны осужденного, суд только указал в постановлении, что осужденный не представил никаких документов, подтверждающих уважительность причин невыхода на работу. Приводя такие доводы, суд первой инстанции не учел, что в силу ст. 14 УПК РФ бремя доказывания фактов уклонения от отбывания наказания лежит не на осужденном, а на уголовно-исполнительной инспекции .

 

Ответственность осужденного, злостно уклоняющегося от отбывания обязательных работ, заключается в их замене на принудительные работы или лишение свободы. При этом время, в течение которого осужденный отбывал обязательные работы, учитывается при определении срока принудительных работ или лишения свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за восемь часов обязательных работ (ч. 3 ст. 49 УК РФ). Вид исправительного учреждения при замене наказания в виде обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, назначенного в качестве основного наказания, лишением свободы определяется в соответствии со ст. 58 УК РФ. Указанные правила распространяются на случаи злостного уклонения лица от отбывания обязательных работ, назначенных в соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ. Применение лишения свободы в таких случаях допускается, даже когда штраф по приговору суда назначался не в кратной величине. Срок наказания при этом исчисляется исходя из неотбытой части срока наказания, которым был заменен штраф, а не из размера штрафа. Вместе с тем следует иметь в виду, что замена назначенного приговором наказания в виде обязательных работ (или иных наказаний, не связанных с лишением свободы) на лишение свободы не может рассматриваться как осуждение лица к наказанию в виде лишения свободы.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 46 УИК РФ злостно уклоняющимся от отбывания исправительных работ признается осужденный, допустивший повторное нарушение порядка и условий отбывания наказания после объявления ему предупреждения в письменной форме за любое из таких нарушений, а также скрывшийся с места жительства осужденный, местонахождение которого неизвестно. Нарушением порядка и условий отбывания осужденным исправительных работ, согласно ч. 1 ст. 46 УИК РФ, признаются:

а) неявка на работу без уважительных причин в течение пяти дней со дня получения предписания уголовно-исполнительной инспекции;

б) неявка в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин.

В случае злостного уклонения осужденного от отбывания исправительных работ суд может заменить неотбытое наказание принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за три дня исправительных работ (ч. 4 ст. 50 УК РФ). Указанные правила распространяются и на случаи злостного уклонения лица от отбывания исправительных работ, назначенных в соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ.

Суды при рассмотрении подобных дел, как показывает анализ судебной практики, в основном правильно принимают решения о замене наказания. Однако имеют место и ошибки, связанные с недостаточно полной проверкой имеющих значение для дела обстоятельств, свидетельствующих о злостности уклонения от отбывания наказания.

Постановлением Старооскольского районного суда Белгородской области К., осужденному по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 157 УК РФ к исправительным работам на 1 год 2 месяца, неотбытая часть наказания заменена на лишение свободы сроком на 4 месяца 10 дней. Суд апелляционной инстанции постановление отменил по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что после того, как К. были разъяснены порядок и условия отбывания исправительных работ и он был предупрежден о возможности замены их на лишение свободы в случае злостного уклонения от отбывания наказания, он получил письменное предупреждение об ответственности в случае неявки в УИИ 27 августа 2014 г. Однако подтверждения о его надлежащем уведомлении о необходимости явиться к сотрудникам УИИ материалы дела не содержат, письменное предупреждение за это ему не выносилось. 19 декабря 2014 г. К. вынесено предупреждение за смену места жительства и работы без уведомления УИИ, что не относится к нарушению порядка и условий отбывания исправительных работ в соответствии с ч. 1 ст. 46 УИК РФ. 2 февраля 2015 г. К. вынесено письменное предупреждение о неявке по вызовам УИИ 26 и 29 декабря 2014 г. При этом не представлено подтверждения тому, что К. данное предписание было получено, а также тому, что он надлежащим образом уведомлялся о вызовах в УИИ.

Таким образом, в представленных уголовно-исполнительной инспекцией материалах отсутствовали данные, которые могли бы быть оценены в качестве достаточных оснований для замены назначенного К. наказания в виде исправительных работ на лишение свободы. Судом первой инстанции не в полной мере были проверены все имеющие значение для дела обстоятельства, в совокупности не свидетельствующие о злостности уклонения К. от отбывания наказания .

 

Злостно уклоняющимся от отбывания ограничения свободы, согласно ч. 4 ст. 58 УИК РФ, является осужденный:

а) допустивший нарушение порядка и условий отбывания наказания в течение одного года после применения к нему взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений;

б) отказавшийся от использования в отношении его технических средств надзора и контроля;

в) скрывшийся с места жительства, место нахождения которого не установлено в течение более 30 дней;

г) не прибывший в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства в соответствии с предписанием, указанным в ч. 3 ст. 47.1 УИК РФ.

В случае злостного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, суд может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ за два дня ограничения свободы или один день лишения свободы за два дня ограничения свободы (ч. 5 ст. 53 УК РФ). Указанные правила распространяются на случаи злостного уклонения лица от отбывания ограничения свободы, назначенного в соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ. Если назначенное осужденному наказание в виде лишения свободы было заменено в порядке ст. 80 УК РФ ограничением свободы, от отбывания которого он злостно уклонялся, суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции рассматривает вопрос о замене данного наказания лишением свободы (ч. 5 ст. 58 УИК РФ).

Анализ содержания ч. 5 ст. 53 УК РФ и ч. 5 ст. 58 УИК РФ говорит о том, что это нормы коллизионные. Если первая допускает альтернативную возможность замены ограничения свободы в случае злостного уклонения от его отбывания не только лишением свободы, но и принудительными работами, то вторая - только лишением свободы. Естественно, не может не возникнуть вопрос, какой из них следует отдать предпочтение. Полагаю, что эта межотраслевая коллизия должна разрешаться в пользу ч. 5 ст. 53 УК РФ, поскольку вопросы назначения наказания и его замены - это прежде всего вопросы материального права.

Злостное уклонение от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве дополнительного наказания, влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 314 УК РФ <10>, что не всегда учитывается при принятии соответствующих судебных решений.

 

Так, отменяя постановление суда по делу П., неотбытая часть наказания которому в виде ограничения свободы была заменена лишением свободы, апелляционная инстанция указала: суд не учел, что ограничение свободы назначено осужденному в качестве дополнительного наказания и в силу ч. 5 ст. 53 УК РФ не могло быть заменено лишением свободы .

 

Согласно ч. 6 ст. 53.1 УК РФ в случае уклонения осужденного от отбывания принудительных работ они заменяются лишением свободы из расчета один день лишения свободы за один день принудительных работ. Как уже отмечалось, законодатель в данной норме использует термин просто "уклонение", а не "злостное уклонение", как это имело место в ситуациях, рассмотренных выше. Впрочем, как и в случаях злостного уклонения от иных наказаний, самого понятия уклонения от отбывания принудительных работ УК не содержит. Понятие "уклонение" применительно к принудительным работам по уже, можно сказать, сложившейся традиции определено в УИК РФ, а именно в ч. 1 ст. 60.17 этого законодательного акта. Уклоняющимся от отбывания принудительных работ признается осужденный к принудительным работам:

а) уклоняющийся от получения предписания о направлении к месту отбывания наказания;

б) не прибывший к месту отбывания принудительных работ в установленный предписанием срок;

в) не возвратившийся в исправительный центр по истечении разрешенного срока выезда;

г) самовольно оставивший исправительный центр, место работы и (или) место проживания, определенные администрацией исправительного центра, на срок свыше 24 часов.

Уклонением может быть признано любое из перечисленных нарушений.

Анализируя содержание этих нарушений, довольно сложно сказать, чем руководствовался законодатель, когда уклонение от отбывания принудительных работ, в отличие уклонения от других наказаний, также влекущего замену наказания более строгим, не стал называть "злостным". Это настолько труднообъяснимо, что можно понять заблуждение некоторых специалистов, которые, не замечая этого отличия, привычно именуют уклонение от принудительных работ "злостным" .

 

В контексте затрагиваемой проблемы нельзя не обратить внимания на то, что замена принудительных работ на лишение свободы может выступать в качестве правового последствия не только уклонения от них, но и иных форм негативного посткриминального поведения осужденного, признанного злостным (!) нарушителем порядка и условий отбывания принудительных работ.

Согласно ч. 3 ст. 60.15 УИК РФ злостным нарушителем порядка и условий отбывания принудительных работ признается осужденный:

а) при совершении любого или нескольких из восьми злостных нарушений, перечень которых приведен в ч. 2 ст. 60.15 УИК РФ;

б) при совершении в течение года трех нарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 60.15 УИК РФ.

Между тем уголовный закон замены принудительных работ лишением свободы при злостном нарушении порядка и условий отбывания наказания не предусматривает. Поскольку именно уголовным законом определяются не только преступность и наказуемость деяния, но и иные уголовно-правовые последствия (ч. 1 ст. 3 УК РФ), а замена наказания выступает именно в этом качестве, налицо нарушение принципа законности и пробел в уголовном законе, требующий скорейшего устранения. Заметим попутно, что УИК в данной части решает задачи, ему не свойственные (согласно ч. 2 ст. 1 УИК - это регламентация порядка и условий исполнения и отбывания наказания), а устанавливает последствия злостного нарушения порядка и условий исполнения и отбывания наказания, имеющие ярко выраженный уголовно-правовой характер, вторгаясь тем самым в сферу уголовно-правового регулирования.

Помимо замены наказания на более строгое в случае злостного уклонения (уклонения) от отбывания конкретных его видов, УК РФ предусматривает еще одно, причем обязательное и неотвратимое последствие уклонения от отбывания любого назначенного наказания. В соответствии с ч. 2 ст. 83 УК РФ течение срока давности обвинительного приговора суда приостанавливается, если осужденный уклоняется от отбывания наказания. При этом само понятие уклонения применительно к отбыванию наказания в уголовном, как, впрочем, и в ином, законодательстве не раскрывается. В литературе под уклонением от отбывания наказания понимается любая умышленная деятельность, специально направленная на неисполнение назначенного наказания, которая "может выразиться в том, что осужденный до обращения приговора к исполнению скроется от суда, либо самовольно оставит место отбывания наказания, либо совершит побег из места лишения свободы и т.п." .

 

Ориентиром для понимания содержания этого посткриминального негативного поведения может послужить и п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности", в котором дается толкование близкого по смыслу понятия "уклонение от следствия и суда". Оно характеризуется как действия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, направленные на то, чтобы избежать задержания и привлечения к уголовной ответственности (например, намеренное изменение места жительства, нарушение подозреваемым, обвиняемым, подсудимым избранной в отношении его меры пресечения, в том числе побег из-под стражи). Думаю, что в части уклонения от суда содержание этих видов посткриминального негативного поведения во многом совпадает.

Очевидно, между уклонением от отбывания наказания как основанием приостановления срока давности исполнения обвинительного приговора (уклонением в уголовно-правовом смысле) и злостным уклонением от отбывания наказания как основанием замены наказания на более строгое (уклонением в том значении, которое придается ему уголовно-исполнительным законодательством) имеются определенные отличия. Во-первых, злостное уклонение от отбывания наказания в отличие от таких видов уклонения, как побег из мест лишения свободы (ст. 313 УК РФ) и уклонение от отбывания лишения свободы (ч. 2 ст. 314 УК РФ), состава преступления не образует. Во-вторых, если приостановление сроков давности как последствие уклонения от отбывания наказания - решение императивное, то замена наказания на более строгое вследствие злостного уклонения от отбывания некоторых наказаний (исправительных работ и ограничения свободы) - это право, но не обязанность суда. В-третьих, следует обратить внимание на использование законодателем различной терминологии: в ч. 2 ст. 83 УК говорится об уклонении от отбывания наказания, в то время как злостное уклонение возможно и от наказания, не являющегося срочным, например от штрафа, т.е. от его исполнения.

Вместе с тем некоторые признаки осужденного, злостно уклоняющегося от отбывания наказания, позволяют идентифицировать его также и как уклоняющегося от отбывания наказания в уголовно-правовом смысле. Так, злостно уклоняющийся от исполнения наказания в виде штрафа, обязательных, исправительных работ, ограничения свободы, местонахождение которого неизвестно (не установлено), в соответствии с ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 32, ч. 4 ст. 46, ч. 6 ст. 58 УИК РФ объявляется в розыск. Аналогичные меры (объявление в розыск) на основании ч. 4 ст. 60.2 УИК РФ предпринимаются и в отношении осужденного к принудительным работам, уклоняющегося от них. В этих случаях признаки злостного уклонения идентичны признакам уклонения уголовно-правового.

В заключение несколько слов о правовой природе замены наказания на более строгое как уголовно-правового последствия уклонения от отбывания наказания. Не вдаваясь в обстоятельную дискуссию по данному вопросу, не могу не заметить, что довольно сложно согласиться с теми, кто рассматривает замену в качестве разновидности уголовно-правовых санкций, а само уклонение от наказания - как наказуемое деяние. Более выверенной и рациональной, на мой взгляд, является позиция тех специалистов, которые видят в замене наказания меру уголовно-правового характера, направленную на индивидуализацию наказания в процессе его исполнения .