Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Условно-досрочное освобождение осужденных к пожизненному лишению свободы : состояние и перспективы.

УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОСУЖДЕННЫХ К ПОЖИЗНЕННОМУ

ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

 

 

Овчинников Сергей Николаевич, ведущий научный сотрудник НИЦ-1 Научно-исследовательского института ФСИН России, кандидат социологических наук.

 

Существующий механизм условно-досрочного освобождения от пожизненного лишения свободы представляет собой набор формальных критериев, которые дают основание осужденным ходатайствовать о реализации своего права. Сложившаяся судебная практика свидетельствует о необходимости выработки нового механизма оценки степени исправления осужденных к пожизненному лишению свободы.

 

Ключевые слова: пожизненное лишение свободы, условно-досрочное освобождение, уголовно-исполнительная система.

 

 

Пожизненное лишение свободы более двадцати лет остается наиболее суровым видом уголовного наказания, назначаемым судами за совершение особо тяжких преступлений. За этот период институт исполнения пожизненного лишения свободы и освобождения от него не претерпел существенных изменений. Однако судебная практика Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ), Конституционного Суда РФ и судов общей юрисдикции свидетельствует о необходимости совершенствования уголовной и уголовно-исполнительной политики. Именно на этом акцентировал внимание первый заместитель директора ФСИН России А.А. Рудый в своем интервью "Российской газете", говоря о перспективах применения условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, и последних изменениях в пенитенциарной практике .

 

Анализ изменений уголовного закона свидетельствует о поэтапном расширении сферы общественных отношений, подлежащих особой охране, и ужесточении санкций за посягательства на них. В первоначальной редакции ч. 1 ст. 57 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ) пожизненное лишение свободы признавалось альтернативой смертной казни в случаях, когда суд сочтет возможным не применять смертную казнь за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь. Признака альтернативности этот вид наказания был лишен в соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 21.07.2004 N 74-ФЗ "О внесении изменений в статьи 57 и 205 Уголовного кодекса Российской Федерации", который одновременно предусмотрел возможность назначать пожизненное лишение свободы не только за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, но и за совершение особо тяжких преступлений против общественной безопасности.

Согласно части 1 статьи 1 Федерального закона от 29.02.2012 N 14-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних" законодатель предусмотрел возможность назначения пожизненного лишения свободы по особо квалифицированным составам преступлений, посягающих на половую неприкосновенность несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

Если первые две волны изменений института пожизненного лишения свободы коснулись борьбы с террористической угрозой и посягательствами на половую неприкосновенность малолетних, то Федеральный закон от 01.03.2012 N 18-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" ужесточил санкции за особо квалифицированные составы преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, предоставив судам возможность назначать пожизненное лишение свободы за их совершение.

Правовая природа пожизненного лишения свободы несет наибольший потенциал охраны публичных интересов в сфере обеспечения безопасности личности, общества и государства. Для достижения установленных в законе целей на осужденного возлагаются наиболее строгие ограничения и запреты. Объем прав и законных интересов, подлежащих ограничению, а также их продолжительность обусловлены характером и общественной опасностью совершенного деяния, особенностями личности виновного.

Понимание соотношения публичных и частных интересов в публичных отраслях права имеет теоретико-прикладное значение. Установление пределов вмешательства государства в частную сферу прав и законных интересов личности во многом может определять вектор развития уголовной и уголовно-исполнительной политики государства. Сочетание публичных и частных начал позволяет говорить о феномене многослойности права .

 

Правовые нормы, регламентирующие права и законные интересы осужденных к пожизненному лишению свободы, неоднократно становились предметом судебных разбирательств в ЕСПЧ и Конституционном Суде РФ. Так, Определениями Конституционного Суда РФ от 24.05.2005 N 257-О и от 09.06.2005 N 248-О было отказано в рассмотрении жалоб, в которых заявители оспаривали положения п. "б" ч. 3 ст. 125 и ч. 3 ст. 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ), запрещающие длительные свидания в течение первых десяти лет осужденным, отбывающим пожизненное лишение свободы. Тогда Конституционный Суд РФ решил, что в оспариваемых нормах федеральный законодатель обеспечил справедливый баланс публичных и частных интересов, отдав приоритет первому.

Вместе с этим, обращаясь к ретроспективному анализу исправительно-трудового законодательства, следует отметить, что вступивший в силу 1 июля 1997 г. УИК РФ ужесточил требования, регламентирующие условия содержания осужденных к пожизненному лишению свободы, по сравнению с положениями действовавшего до этого времени Исправительно-трудового кодекса РСФСР (далее - ИТК РСФСР). Согласно статье 65 ИТК РСФСР в колониях особого режима осужденным создавались два вида условий отбывания наказания. В соответствии с ч. 2 данной статьи осужденные имели право на три краткосрочных и два длительных свидания в год. При отсутствии злостного нарушения режима отбывания наказания и добросовестном отношении к труду по отбытии не менее половины срока наказания осужденному могли быть улучшены условия содержания, предполагающие в соответствии с ч. 3 ст. 65 ИТК увеличение количества краткосрочных и длительных свиданий до шести и четырех в год соответственно.

Иное толкование рассматриваемый выше спор получил в Постановлении ЕСПЧ от 30.06.2015 по делу "Хорошенко против России" (далее - Постановление). В Постановлении ЕСПЧ исходил из правовой оценки достижения целей наказания и достаточности для этого средств, предусмотренных федеральным законодательством. Ссылаясь на нормы международного права, которые согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации, ЕСПЧ пришел к выводу, что исполнение лишения свободы, в том числе с длительным или пожизненным сроком отбывания, должно быть организовано с учетом возможности достижения цели исправления осужденного и последующей реализации им права на смягчение или освобождение от его отбывания. Причем такое право закреплено в части 3 статьи 50 Конституции РФ, согласно которой каждый осужденный имеет право просить о помиловании или смягчении наказания.

Продолжая логику ЕСПЧ, Конституционный Суд РФ согласился с доводами международной судебной инстанции и в своем Постановлении от 15.11.2016 N 24-П "По делу о проверке конституционности пункта "б" части третьей статьи 125 и части третьей статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Вологодского областного суда и жалобой граждан Н.В. Королева и В.В. Королевой" (далее - Постановление N 24-П) признал неконституционными положения УИК РФ в той части, в которой они исключают возможность осужденных к пожизненному лишению свободы иметь длительные свидания.

Как было отмечено выше, Конституционный Суд РФ в Постановлении N 24-П исходил из тесной взаимосвязи условий отбывания наказания и провозглашенных целей в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве. В абзаце 3 пункта 3 Постановления N 24-П Конституционный Суд РФ отметил следующее: "...федеральный законодатель, регулируя условия отбывания пожизненного лишения свободы, обязан вводить лишь необходимые ограничения, обеспечивая, по возможности, не только правопослушное поведение осужденных в период отбывания наказания и их исправление, но и подготовку к допускаемому Конституцией Российской Федерацией - на основании акта помилования, амнистии или решения суда об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания - возможному освобождению".

В настоящее время институт условно-досрочного освобождения от пожизненного лишения свободы остается декларативным. Несмотря на то что около 200 осужденных получили право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении, суды продолжают отказывать в их удовлетворении.

 

Анализ судебной практики свидетельствует о наличии прецедента удовлетворения судом общей юрисдикции ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденного, отбывающего пожизненное лишение свободы. Так, судья Белозерского районного суда своим Постановлением от 24 декабря 2013 г. удовлетворил ходатайство осужденного К., отбывающего наказание с 1987 г., приняв во внимание отбытый срок наказания, поведение осужденного в период отбывания наказания, его возраст и состояние здоровья. Однако в порядке апелляционного производства Вологодский областной суд удовлетворил апелляционное представление прокурора и апелляционным постановлением от 03.06.2014 отменил решение суда первой инстанции.

Эти обстоятельства в очередной раз возвращают к рассмотрению вопроса о правовом обеспечении механизма условно-досрочного освобождения от отбывания пожизненного лишения свободы.

Уголовное законодательство предусматривает для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, возможность применения института условно-досрочного освобождения по правилам, изложенным в ст. 79 УК РФ. По общему правилу согласно ч. 4.1 ст. 79 УК РФ при рассмотрении ходатайства суду предписывается учитывать отбытый срок наказания, поведение осужденного за весь период отбывания наказания, отношение к основным средствам исправления, принятые осужденным меры к компенсации вреда, причиненного преступлением, заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности условно-досрочного освобождения. Также в отношении лиц, страдающих расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершивших в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд должен учитывать применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.

В части 5 ст. 79 УК РФ сформулированы дополнительные требования, управомочивающие осужденных к пожизненному лишению свободы ходатайствовать об условно-досрочном освобождении: отбытие не менее двадцати пяти лет лишения свободы, отсутствие у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания за предшествующие три года. Вместе с этим не подлежат условно-досрочному освобождению лица, совершившие тяжкое или особо тяжкое преступление в период отбывания пожизненного лишения свободы.

При отказе в предоставлении условно-досрочного освобождения осужденный к пожизненному лишению свободы может повторно подавать обращение по правилам ч. 10 ст. 175 УИК РФ по истечении трех лет со дня вынесения соответствующего постановления.

Несмотря на кажущуюся правовую определенность при возможном применении норм уголовного закона, возникает тем не менее ряд проблемных вопросов.

Во-первых, оценочный характер формулировки ч. 1 ст. 79 УК РФ, согласно которой лицо подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного наказания, дает широкий простор для судебного усмотрения и порождает многообразие судебных прецедентов. Несмотря на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, изложенные в Постановлении от 21.04.2009 N 8 "О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом", судебное толкование и применение норм уголовного закона остается достаточно широким и имеет региональные особенности.

Во-вторых, в ч. 2 ст. 79 УК РФ говорится о том, что на лицо, условно-досрочно освобожденное от отбывания наказания, суд может наложить обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ, которые осужденный должен исполнять в течение оставшейся неотбытой части наказания. Применение условно-досрочного освобождения к лицам, осужденным к лишению свободы на определенный срок, проблем не вызывает, поскольку известна дата окончания срока наказания. В нашем же случае возникает вопрос, какую часть срока при пожизненном лишении свободы считать не отбытой и в течение какого времени освобожденный должен исполнять возложенные на него судом обязанности.

Другим важным обстоятельством является установление судом при рассмотрении ходатайства фактов, имеющих правовое значение. Согласно ч. 2 ст. 79 УК РФ суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ, в частности не менять место жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа. Учитывая длительность срока наказания и условия содержания, предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством, важным является решение судом при рассмотрении ходатайства осужденного вопроса о его месте постоянного проживания после освобождения из мест лишения свободы. Это не только обусловлено целями постпенитенциарной адаптации осужденных, но и связано с осуществлением контроля за поднадзорным лицом.

Система исполнения лишения свободы основывается на прогрессивной системе, сущность которой состоит в расширении прав и свобод осужденного при одновременном сокращении ограничений и запретов по мере отбытия определенного срока наказания, при положительном поведении осужденного и отношении к основным средствам исправления. Прогрессивную систему наказания составляют институты изменения условий содержания и вида исправительного учреждения. В статье 127 УИК РФ раскрываются правила перевода с одних условий отбывания пожизненного лишения свободы на другие. О необходимости совершенствования элементов этого института выше уже были представлены замечания Конституционного Суда РФ, изложенные в Постановлении N 24-П.

Так же как институт изменения условий отбывания наказания, институт изменения вида исправительного учреждения имеет целью стимулирование правопослушного поведения. Однако если применение первого предусматривается законодателем в отношении лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, то статья 78 УИК РФ не упоминает о механизме изменения вида исправительного учреждения для данной категории осужденных. В пункте "б" части 2 статьи 78 УИК РФ упоминается лишь о возможности перевода положительно характеризующихся осужденных из колонии особого режима в колонию строгого режима и ничего при этом не говорится о правилах перевода из колонии особого режима для осужденных к пожизненному лишению свободы.

При выработке эффективного механизма освобождения от отбывания пожизненного лишения свободы такой правовой пробел, безусловно, требует устранения. Учитывая особенности личности виновного лица и общественную опасность совершенных деяний, применение прогрессивной системы исполнения наказаний позволит достичь установленных в законодательстве целей наказания.

Таким образом, изложенные выше проблемные вопросы и многие другие требуют своего решения, основанного на глубоком научном анализе. При выработке эффективного механизма условно-досрочного освобождения от пожизненного лишения свободы следует особо изучить и учитывать криминологические, психолого-педагогические, медицинские характеристики данной категории осужденных. Особого внимания требует регламентация постпенитенциарного контроля за поведением лиц, условно-досрочно освобожденных.

Применение института условно-досрочного освобождения от отбывания пожизненного лишения свободы должно преследовать цель достижения баланса публичных интересов на обеспечение безопасности человека, общества и государства, а также частных интересов потерпевших лиц и обеспечение прав и законных интересов самого осужденного.