Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Нужно ли согласие прокурора и потерпевшего при постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства.

НУЖНО ЛИ СОГЛАСИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНИТЕЛЯ И ПОТЕРПЕВШЕГО  ПРИ ПОСТАНОВЛЕНИИ ПРИГОВОРА В ОСОБОМ ПОРЯДКЕ   СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА?

 

 

Желтобрюхов С.П., кандидат юридических наук, заместитель председателя Апатитского городского суда Мурманской области.

 

Статья посвящена вопросу целесообразности согласия государственного обвинителя и потерпевшего при постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства.

 

Ключевые слова: особый порядок судебного разбирательства, государственный обвинитель, потерпевший.

 

Особый порядок судебного разбирательства является упрощенной формой рассмотрения уголовных дел о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы и в которых обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением. Это уникальный и на данный момент достаточно востребованный и широко распространенный институт, введенный в 2001 году.

Одним из условий, при наличии которых суд может применить особый порядок принятия судебного решения, является согласие государственного обвинителя и потерпевшего с рассмотрением уголовного дела в особом порядке.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотрено Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы.

Согласно ч. 4 ст. 314 УПК РФ если государственный либо частный обвинитель и (или) потерпевший возражают против заявленного обвиняемым ходатайства, то уголовное дело рассматривается в общем порядке.

Таким образом, как справедливо указывает Е.А. Артамонова, в силу ч. 1 ст. 314 УПК РФ обязательным условием принятия решения о рассмотрении уголовного дела в особом порядке является согласие потерпевшего и обвинителя на это .

 

Часть 6 ст. 316 УПК РФ указывает, что при возражении подсудимого, государственного или частного обвинителя, потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства либо по собственной инициативе судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Однако ч. 6 ст. 316 УПК РФ почему-то ничего не говорит о мнении защитника. Законодатель, наверное, исходил из того, что позиция защитника должна совпадать с позицией подзащитного. Получается, если защитник видит, что его клиент оговаривает себя либо вина клиента не доказана, все равно должен промолчать и согласиться с позицией подзащитного.

Согласно ч. 6 ст. 316 УПК РФ суд не должен в данной ситуации выяснять мнение защитника, либо даже если защитник официально возражает, то закон не запрещает постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы, ибо согласно той же ч. 6 ст. 316 УПК РФ только при возражении подсудимого, государственного или частного обвинителя, а также потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке либо по собственной инициативе судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Почему законодатель так несправедливо отнесся к мнению защитника, непонятно.

По мнению автора, эта норма (согласие государственного обвинителя и потерпевшего) ничем не обоснована и не мотивирована. Причем здесь согласие государственного обвинителя и потерпевшего? Судят подсудимого, а не вышеуказанных участников процесса, поэтому, по мнению автора, не нужно их согласие на постановление приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Потерпевший обратился в правоохранительные органы с заявлением о совершенном в отношении его преступлении, прокурор утвердил обвинительное заключение (обвинительный акт). Они сделали свое процессуальное дело.

Может быть, еще и при признании подсудимым своей вины нужно будет согласие государственного обвинителя и потерпевшего? Если их согласие при признании подсудимым своей вины не нужно, то оно и не нужно при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

По мнению автора, государственный обвинитель может возражать только в том случае, если подсудимый оговаривает себя либо процессуально неправильно предъявлено обвинение и уголовное дело необходимо возвратить прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения судом.

Представляется, что препятствие подсудимому при его желании о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке со стороны кого-либо из участников процесса - это грубое нарушение прав подсудимого. Независимо от кого это будет исходить - от государственного обвинителя либо от потерпевшего.

Постановление приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке по уголовному делу - это личное волеизъявление обвиняемого (подсудимого), а следовательно, для этого не нужно наличие согласия государственного обвинителя и потерпевшего, так как именно обвиняемый (подсудимый) соглашается с предъявленным ему обвинением, и этим никоим образом не ухудшаются права государственного обвинителя и потерпевшего.

 

В.В. Осин также отмечает, что согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства является мерой, существенно мешающей проведению правосудия без проведения судебного разбирательства. Поэтому следует внести изменения в УПК РФ, которые позволяли бы решать вопрос о проведении особого порядка судебного разбирательства лишь по ходатайству обвиняемого .

 

По вышеизложенным основаниям автор не согласен с мнением Н.Н. Неретина, указывающего на то, что необходимость получения согласия на особый порядок судебного разбирательства от потерпевшего очевидна.

 

Давайте тогда выяснять у государственного обвинителя и потерпевшего их согласие на полное либо частичное признание подсудимым своей вины.

О правоте автора частично указывает и само заглавие главы 40 - "Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением". Именно при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, а не при согласии государственного обвинителя и потерпевшего с предъявленным обвиняемому обвинением.

В данном конкретном случае, по мнению автора, государственный обвинитель и потерпевший могут только высказаться о квалификации содеянного (в сторону улучшения положения подсудимого) и о наказании, которое, по их мнению, необходимо суду назначить подсудимому.

Помимо вышеизложенного, автор считает, что в главу 40 "Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением" следует внести и иные изменения.

В частности, согласно ч. 1 ст. 315 УПК РФ ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением обвиняемый заявляет в присутствии защитника. Если защитник не приглашен самим подсудимым, его законным представителем или по их поручению другими лицами, то участие защитника в данном случае должен обеспечить суд.

В соответствии с ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить вышеуказанное ходатайство: 1) в момент ознакомления с материалами уголовного дела, о чем делается соответствующая запись в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела в соответствии с частью второй ст. 218 настоящего Кодекса; 2) на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 настоящего Кодекса.

Таким образом, применительно к порядку постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке положение ч. 2 ст. 315 УПК РФ прямо закрепляет право обвиняемого заявить соответствующее ходатайство как в момент ознакомления с материалами уголовного дела, так и в ходе предварительного слушания.

Как справедливо констатирует А.А. Тришева, поскольку вопрос о возвращении уголовного дела прокурору на стадии подготовки к судебному заседанию всегда решается в предварительном слушании (п. 2 ч. 2 ст. 315 УПК РФ), то у суда есть фактическая возможность в судебном заседании с участием сторон не только разъяснить обвиняемому его право на подачу соответствующих ходатайств, довести до его сведения информацию об особенностях судебного разбирательства при той или иной форме судопроизводства, но и разрешить ходатайство обвиняемого в том случае, если он воспользовался этим правом.

 

Автор считает, что в ст. 315 УПК РФ "Порядок заявления ходатайства" следует расширить период возможного заявления обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке в связи с согласием с предъявленным обвинением, периодом подготовительной части судебного заседания, предусмотренного главой 36 УПК РФ, а также разрешить заявлять данное ходатайство и в стадии судебного разбирательства дела, до окончания судебного следствия.

Заявление ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства - это право обвиняемого, которое не должно ограничиваться только периодом ознакомления с материалами уголовного дела и периодом предварительного слушания.

По мнению автора, этот период надо расширить не только на период подготовительной части судебного заседания, предусмотренного главой 36 УПК РФ, но и на стадию судебного разбирательства дела, до окончания судебного следствия.

Ведь в судебной практике нередки случаи, когда подсудимый в ходе рассмотрения по существу уголовного дела соглашается с предъявленным ему обвинением. Почему бы не предоставить законодательно подсудимому возможность в период судебного разбирательства дела заявлять ходатайство о постановлении приговора в особом порядке? А почему бы и нет, если подсудимый в ходе судебного разбирательства осознал свою вину и раскаялся в содеянном?

Это значительно упростит процедуру стадии судебного разбирательства и постановления приговора, по которому не надо будет приводить анализ доказательств, который порой бывает очень объемным.

При всех вышеперечисленных нюансах постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства автор не может не согласиться с мнением Е.И. Поповой о том, что особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, несмотря на критику со стороны отдельных ученых и немалое количество предложений по совершенствованию этого правового института, достаточно востребован на практике .