Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Видео-конференц-связь в судебном производстве по уголовным делам.

ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ВИДЕО-КОНФЕРЕНЦ-СВЯЗИ

В СУДЕБНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

Качалов Виктор Иванович, профессор кафедры уголовно-процессуального права имени Н.В. Радутной Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент.

 

Качалова Оксана Валентиновна, заведующая отделом проблем уголовного судопроизводства Российского государственного университета правосудия, доктор юридических наук, доцент.

 

В статье рассматриваются наиболее важные вопросы процессуального характера, возникающие при применении судами видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве. Рассматривается уголовно-процессуальный статус суда, исполняющего поручение председательствующего об организации и осуществлении видео-конференц-связи, делается вывод о том, что допустимость и достоверность доказательств, полученных посредством применения видео-конференц-связи, зависят в том числе от качества связи и степени ее защищенности. Обосновывается необходимость обеспечения специалиста и переводчика в случае участия в уголовном судопроизводстве посредством видео-конференц-связи лиц, страдающих дефектами речи, слуха, зрения, не способных самостоятельно должным образом воспринимать и передавать необходимую информацию. Рассматриваются основные нарушения прав участников уголовного судопроизводства, сопряженные с применением видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве, анализируется практика ЕСПЧ по данному вопросу.

 

Ключевые слова: судебное производство, суд, видео-конференц-связь, допрос, специалист.

 

Видео-конференц-связь прочно вошла в уголовное судопроизводство, она широко используется судами, позволяет оптимизировать процессуальные издержки, избежать излишних расходов на обеспечение явки участников судебного заседания, способствует обеспечению безопасности участников судебного заседания, позволяя рассматривать ряд возникающих в уголовном судопроизводстве вопросов, не доставляя обвиняемых, представляющих потенциальную опасность, из мест предварительного заключения в помещения судов. Количество случаев применения видео-конференц-связи неуклонно возрастает из года в год. Так, в 2015 г. видео-конференц-связь была применена судами в 43 954 судебных заседаниях, включая рассмотрение уголовного дела в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, рассмотрение вопросов, возникающих при исполнении приговора, рассмотрение вопросов о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления ее срока; в 2016 г. видео-конференц-связь применялась уже в 75 806 судебных заседаниях .

 

Целый ряд норм уголовно-процессуального законодательства предусматривает возможность применения видео-конференц-связи. В соответствии с ч. 6 ст. 35 УПК РФ по решению суда при рассмотрении ходатайств об изменении территориальной подсудности обвиняемый участвует в судебном заседании путем использования систем видео-конференц-связи; согласно ч. 4 ст. 240 УПК РФ свидетель и потерпевший могут быть допрошены судом путем использования систем видео-конференц-связи; в ст. 278.1 УПК РФ регламентированы особенности допроса свидетеля путем использования систем видео-конференц-связи; в соответствии с ч. 2 ст. 389.12 УПК РФ осужденному, содержащемуся под стражей и заявившему о своем желании присутствовать при рассмотрении апелляционной жалобы, представления, по решению суда обеспечивается право участвовать в судебном заседании непосредственно либо путем использования систем видео-конференц-связи; ч. 8 ст. 389.13 УПК РФ указывает на право суда апелляционной инстанции исследовать доказательства с использованием систем видео-конференц-связи; ч. 2 ст. 399 УПК РФ устанавливает, что при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видео-конференц-связи.

В соответствии с ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ в исключительных случаях в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства суд вправе при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 205 - 206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 279 и 281 УК РФ, по ходатайству любой из сторон принять решение об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видео-конференц-связи.

Возможность применения видео-конференц-связи соответствует позициям Конституционного Суда РФ, который указал, что положения УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего уголовно-процессуального регулирования не допускают возможности проведения судебного заседания в отсутствие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного и предполагают необходимость обеспечения осужденному по его просьбе возможности обосновать перед судом кассационной инстанции свою позицию по рассматриваемым вопросам путем непосредственного участия в судебном заседании, использования систем видео-конференц-связи или иным способом. В другом решении Конституционный Суд РФ указал, что положения ст. 125 УПК РФ обязывают суд обеспечить содержащемуся под стражей заявителю жалобы возможность участия в судебном заседании, в том числе посредством видео-конференц-связи, а также возможность ознакомиться со всеми материалами рассматриваемого судом дела.

 

Полагаем, что возможности видео-конференц-связи позволяют проводить с ее помощью не только допрос и очную ставку, но и в ряде случаев также освидетельствование и предъявление для опознания. Вместе с тем следует согласиться с позицией Е.Г. Кравец и Н.Г. Шувалова в вопросе о том, что на сегодняшний день дальнейшее расширение перечня следственных действий, проведение которых возможно посредством видео-конференц-связи (следственного эксперимента, выемки, проверки показаний на месте), нецелесообразно, поскольку "сопряжено с использованием дорогостоящих высокоскоростных коммуникационных настроек и мобильных установок видео-конференц-связи" .

 

Возможность проведения данных следственных действий посредством видео-конференц-связи определяется судом с учетом обстоятельств каждого конкретного уголовного дела. Приняв решение о проведении допроса, а также иных следственных действий с использованием видео-конференц-связи, суд не выносит об этом отдельного постановления (определения): процессуальное решение оформляется посредством занесения в протокол судебного заседания. Одновременно суд выносит поручение об организации проведения допроса путем использования видео-конференц-связи. Содержательная часть этого поручения не регламентирована УПК РФ, она всегда зависит от конкретных обстоятельств дела.

Получив поручение об организации допроса посредством видео-конференц-связи, суд поручает его реализацию одному из судей.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 278.1 УПК РФ, а также имеющимся поручением получивший его судья производит действия, предусмотренные ст. 232 УПК РФ, связанные с вызовом допрашиваемого свидетеля либо потерпевшего в суд, в помещении которого будет осуществлен технический сеанс связи посредством информационно-коммуникационной сети. Судья, который реализует поручение председательствующего по применению видео-конференц-связи, не входит в состав суда, рассматривающего уголовное дело по существу. Возникает вопрос о том, каков процессуальный статус судьи, который по поручению председательствующего в судебном заседании осуществляет действия, связанные с удостоверением личности допрашиваемого свидетеля либо потерпевшего, разъяснением им прав, обязанностей и ответственности, предусмотренных ст. 56 УПК РФ, и фиксацией этого в соответствующем процессуальном документе, направлением документов, подтверждающих разъяснение этих прав, а также документов, представленных данными участниками процесса, председательствующему в судебное заседание. Полагаем, что это лицо имеет процессуальный статус суда, которому в соответствии с ч. 4 ст. 278.1 УПК РФ председательствующий делегирует полномочия по разъяснению прав, обязанности и ответственности свидетелю и потерпевшему, обеспечению этих прав, рассмотрению ходатайств и т.д. В связи с этим на него должны распространяться общие положения об отводе судьи по обстоятельствам, исключающим его участие в производстве по уголовному делу (ст. ст. 60 - 65 УПК РФ). Это предполагает наличие у участников процесса права заявлять отвод такому судье.

Положения ст. 278.1 УПК РФ прямо не указывают на необходимость участия специалиста при проведении допроса с использованием видео-конференц-связи, однако в этом случае, на наш взгляд, действуют общие положения, предусмотренные ст. ст. 58, 251, 270 УПК РФ, касающиеся участия специалиста при производстве по уголовным делам. Лицо, технически обеспечивающее сеанс видео-конференц-связи, имеет процессуальный статус специалиста, перед началом судебного действия суд должен разъяснить ему права, обязанности и ответственность и убедиться в том, что он осведомлен о характере и содержании предстоящего действия, компетентен работать с имеющимся оборудованием.

По мнению Е.В. Селиной, использование видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве возможно в случае тяжелой болезни свидетеля, препятствующей его явке в суд. Автор полагает, что в момент видео-конференц-связи рядом с таким свидетелем должен находиться врач, заботящийся о состоянии больного, а также удостоверяющий возможность свидетеля адекватно давать показания . В ряде случаев может возникнуть необходимость допроса посредством видео-конференц-связи лица, страдающего пониженным слухом, зрением, не владеющего языком судопроизводства, что не позволяет надлежащим образом воспринимать информацию и отвечать на поставленные вопросы без посторонней помощи. В такой ситуации участие специалиста и (или) переводчика в проведении данного действия представляется обязательным. Возможность допроса таких лиц посредством видео-конференц-связи должна разрешаться судом в каждом конкретном случае. Если дефекты слуха, зрения или речи существенны и не позволяют воспринимать информацию посредством телекоммуникаций, видео-конференц-связь применена быть не может.

 

В случае применения меры безопасности, предусмотренной ч. 5 ст. 278 УПК РФ (проведение допроса свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства без оглашения подлинных данных о личности свидетеля), его допрос посредством видео-конференц-связи может быть произведен в условиях, исключающих его визуальное наблюдение с изменением голоса. Решение о применении данной меры безопасности должно быть отражено в протоколе судебного заседания.

Нормы действующего уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции не позволяют с использованием видео-конференц-связи проводить допрос специалиста, эксперта; осужденного (подсудимого), совершившего преступление в соучастии с подсудимым, в отношении которого рассматривается уголовное дело по существу, и уголовное дело, в отношении которого выделено в отдельное производство.

Согласно позиции ЕСПЧ использование видео-конференц-связи в судебном заседании представляет собой форму судебного процесса, не является несовместимым с пониманием справедливого и публичного разбирательства. Использование видео-конференц-связи в судебном заседании должно гарантировать возможность для заявителя участвовать в процессе по уголовному делу и быть выслушанным без технических препятствий, а также иметь возможность эффективного общения с адвокатом без свидетелей . ЕСПЧ также указал, что если лицо общается с судом с помощью видео-конференц-связи, то право на юридическую помощь приобретает особое значение, в первую очередь если лицу предъявлены многочисленные и серьезные обвинения и ему грозит суровое наказание .

 

В ряде случаев применение видео-конференц-связи сопряжено с нарушением прав участников уголовного судопроизводства, в том числе и предусмотренных Европейской конвенцией. Рассматривая жалобы российских граждан, Европейский суд по правам человека в ряде случаев признал нарушения государством прав и свобод обвиняемых.

В деле "Сахновский против России" подсудимый познакомился с назначенным ему защитником непосредственно перед началом судебного заседания в суде кассационной инстанции и имел ограниченные возможности общаться с ним (в течение 15 мин. и через контролируемую систему видеосвязи). Таким образом, он был лишен возможности конфиденциально обсудить ход защиты с адвокатом, согласовать позиции и убедиться, что защитник ознакомился с материалами дела. В деле "Шулепов против России" видео-конференц-связь была осуществлена без участия защитника. В деле "Слащев против России" заявитель участвовал в заседании суда надзорной инстанции с помощью видео-конференц-связи невысокого качества и не понимал значительную часть того, что говорилось в зале судебного заседания . В деле "Григорьевских против России" качество видеосвязи и трансляции было неудовлетворительным. Заявитель, страдавший от частичной глухоты, не мог участвовать в заседании надлежащим образом, а когда он просил надзирателей увеличить громкость, его просьба была отклонена. ЕСПЧ в своем решении по данному делу указал, что предусмотренное ст. 6 Конвенции право обвиняемого на эффективное участие в рассмотрении его уголовного дела обычно включает не только право личного присутствия, но и право слышать и следить за разбирательством .

 

Следует отметить, что о необходимости применения видео-конференц-связи не только в ходе судебного разбирательства, но и на предварительном расследовании в целях процессуальной экономии, обеспечения возможности проведения следственных действий в труднодоступных и отдаленных районах, обеспечения безопасности участников процесса неоднократно говорилось в уголовно-процессуальной науке .

 

Одним из важнейших аспектов применения видео-конференц-связи является взаимосвязь технических условий ее проведения со свойствами достоверности и допустимости доказательств, полученных таким путем, и возможности их использования при производстве по уголовному делу.

Достоверность и допустимость полученных посредством видео-конференц-связи доказательств может быть обеспечена только при условии надлежащего качества изображения и звука и защищенности от внешнего вмешательства информационного канала связи. Помехи и сбои в видео-конференц-связи, подключение третьей стороны к каналу связи и т.д. не позволяют признать доказательства, полученные таким путем, допустимыми.