Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Влияние статуса "ненадлежащего" представителя на рассмотрение и разрешение дел в порядке гражданского судопроизводства.

ВЛИЯНИЕ СТАТУСА "НЕНАДЛЕЖАЩЕГО" ПРЕДСТАВИТЕЛЯ  НА РАССМОТРЕНИЕ И РАЗРЕШЕНИЕ ДЕЛ В ПОРЯДКЕ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

 

 

Кайзер Юлия Валерьевна, доцент кафедры гражданского и арбитражного процесса Омского государственного университета имени Ф.М. Достоевского, кандидат юридических наук.

 

В статье автором отмечается необходимость разработки вопроса о статусе "ненадлежащего" представителя. В результате проведенного исследования предлагается использовать такие правовые категории, как "надлежащий" и "ненадлежащий" представитель. С учетом этого исследуется вопрос о влиянии участия ненадлежащего представителя на возможность взыскания с проигравшей стороны представительских расходов, понесенных представляемым лицом по делу.

 

Ключевые слова: гражданский процесс, представитель, ненадлежащий представитель, гражданские процессуальные отношения, судебные расходы.

 

 

Институт судебного представительства имеет большое и теоретическое, и практическое значение для рассмотрения и разрешения дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

По мнению Г.Л. Осокиной, юридическая сущность судебного представительства состоит в том, чтобы компенсировать либо отсутствие у сторон и третьих лиц гражданской процессуальной дееспособности, либо невозможность ее реализации лично (собственными действиями) по иным причинам.

 

Под представительством в гражданском процессе предлагают понимать правоотношение, в котором одно лицо (представитель) от имени другого лица (представляемого) в его интересах и по его поручению осуществляет на основании предоставленных ему полномочий процессуальные действия, направленные на защиту прав представляемого и создающие для представляемого определенные права и обязанности.

 

В работах, посвященных вопросам судебного представительства, как правило, уделяется внимание определению статуса судебного представителя: является ли он лицом, участвующим в деле, или относится к числу лиц, содействующих отправлению правосудия <3>. Ряд авторов придерживается позиции, согласно которой представитель не является субъектом гражданских процессуальных отношений. В юридической литературе активно обсуждается проблема профессионального судебного представительства, а также правового регулирования оказания бесплатной юридической помощи в Российской Федерации .

 

В то же время, по нашему мнению, требуются разработка и исследование вопроса о статусе ненадлежащего представителя как участника гражданского судопроизводства.

Как отметил Г.О. Аболонин, одной из отличительных черт российского гражданского судопроизводства, где бы оно ни осуществлялось, в судах общей юрисдикции или арбитражных судах, является, конечно же, свобода представления интересов сторон. Но данная свобода не является безграничной, ее пределы определены федеральным законом.

 

В соответствии со ст. 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) <8>, ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) <9> граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. В ст. 48 Конституции Российской Федерации <10> провозглашено право каждого на квалифицированную юридическую помощь. В гражданском судопроизводстве указанное право может быть в полной мере реализовано только в том случае, если такая юридическая помощь оказывается лицом, обладающим специальными познаниями в области права. Поэтому действующее законодательство устанавливает ряд требований, которым должны отвечать лица, являющиеся судебными представителями .

 

Как следует из содержания ст. 49 ГПК РФ, представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в ст. 51 настоящего Кодекса. Аналогичное правило закреплено в ст. 59 АПК РФ. Таким образом, законодатель раскрыл характеристики статуса представителя в гражданском процессе, исключив из числа участников гражданских процессуальных отношений лиц, которые не могут быть представителями в процессе в силу прямого указания в законе. Данные исключения обусловлены особым родом профессиональной деятельности субъекта .

 

Тем самым участником гражданских процессуальных отношений - представителем, исходя из буквального толкования ст. 49 ГПК РФ и ст. 59 АПК РФ, является лицо, обладающее полной дееспособностью и имеющее надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела в суде. Субъекты, не соответствующие данным признакам, не могут считаться участниками процессуальных отношений.

В то же время в практическом плане в суде в качестве представителя может выступать лицо, в отношении которого в силу его статуса установлен запрет на оказание юридической помощи в суде. Судебный орган может допустить к участию в деле такое лицо, не располагая информацией о наличии существующих ограничений и запретов. Такой представитель будет активно осуществлять судебную защиту по делу, в том числе давать объяснения, формировать и представлять доказательственный материал, возражать относительно доводов другой стороны, убеждать суд в наличии или отсутствии фактов, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, тем самым способствуя вынесению судебного акта в пользу представляемого лица. Фактически лицо состоит в процессуальных отношениях с судом, реализует процессуальные права и исполняет процессуальные обязанности представителя, его процессуальные действия, и их результат находит свое выражение и закрепление в том числе в решении по делу.

Описываемая связь между судом и ненадлежащим представителем, с одной стороны, находится вне плоскости закона, с другой стороны, действия данного субъекта, не наделенного в силу закона процессуальными правами и обязанностями представителя, фактически влекут процессуальные последствия в рамках разрешаемого судом спора. Может ли указанный субъект в рассматриваемой ситуации относиться к числу участников гражданских процессуальных отношений?

Для ответа на данный вопрос необходимо обратиться к признакам гражданских процессуальных отношений. Одной из особенностей гражданского процессуального отношения является то, что это отношение существует как отношение юридическое. При наличии такого признака рассматриваемые отношения не могут считаться гражданско-процессуальными, так как они изначально не могли быть облечены в процессуальную форму. Совершаемые ненадлежащим субъектом процессуальные действия не влекут никаких правовых последствий для суда и лиц, участвующих в деле.

 

По нашему мнению, если существуют установленные законом ограничения в возможности представления интересов в суде, то лицо, даже будучи дееспособным и имеющим надлежащим образом оформленные полномочия, не будет обладать всеми признаками представителя и, соответственно, правом на участие в деле. Это дает основание сделать вывод, что такой субъект не может считаться участником гражданских процессуальных отношений.

В связи с этим можно предложить использовать такие правовые категории, как "надлежащий" и "ненадлежащий" представитель в гражданском судопроизводстве. Вопрос о статусе ненадлежащего представителя при всей своей практической значимости остается не до конца выясненным.

Ненадлежащий представитель - лицо, обладающее полной дееспособностью, имеющее надлежащим образом оформленные полномочия, но в силу установленных законом запретов и ограничений не имеющее права представлять интересы в суде.

Статус ненадлежащего представителя должен влечь определенные негативные правовые последствия как для суда, который рассмотрел спор и вынес решение с участием такого субъекта, так и для лиц, участвующих в деле. Описываемую проблему можно рассмотреть с учетом того, влияет ли участие ненадлежащего представителя на возможность взыскания с проигравшей стороны представительских расходов, понесенных представляемым лицом по делу.

Приступая к исследованию, необходимо отметить, что запреты и ограничения применительно к представительству в гражданском и арбитражном процессе могут быть установлены только федеральным законом. Установленные законом ограничения на участие граждан в качестве представителей в суде обусловлены необходимостью реального достижения целей, стоящих перед судебным представителем в гражданском процессе, и укрепления гарантий независимости судей, рассматривающих гражданские дела .

 

В юридической науке общепризнано и не подвергается сомнению то, что судебное представительство имеет целью оказание помощи лицам, участвующим в деле, в осуществлении их процессуальных прав и обязанностей. Однако многие ученые полагают, что целью деятельности представителя является также и оказание помощи суду в осуществлении правосудия по гражданским делам <15>. Соответственно, качество деятельности представителя, который обладает определенными познаниями в некоторой специальной области, может существенным образом повлиять на результаты рассмотрения дела.

 

Из общих принципов осуществления гражданского судопроизводства и содержания приведенных норм права следует, что если лицо способно своими действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности от своего имени, то оно способно делать это и от чужого имени (если ему прямо не запрещено быть представителем в силу его должностного положения).

Запрет на представление интересов в суде физических и юридических лиц, не относящихся к числу органа государственной власти, установлен подп. 3 п. 1 ст. 17 ФЗ от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации". Проблема в данном случае заключается в том, что полученное таким государственным служащим, как ненадлежащий представитель, вознаграждение в дальнейшем может быть взыскано с противоположной стороны в качестве судебных расходов. В качестве примера такого недобросовестного поведения стороны и ее представителя можно сослаться на рассмотренные Арбитражным судом Омской области заявления о взыскании судебных расходов по делам N А46-17415/2014 и А46-6307/2015.

 

По нашему мнению, статус ненадлежащего представителя свидетельствует о нелегитимном характере полученного таким лицом вознаграждения, что должно исключать его взыскание с противоположной стороны в качестве представительских расходов. Если закон ограничивает право субъекта на заключение договора оказания юридических услуг на представление интересов в суде, то заключенный в нарушение закона договор не может влечь правовых последствий для его сторон. Предложенное правило, по нашему мнению, должно распространяться на все случаи, когда закон устанавливает ограничения для представления интересов в суде, но "ненадлежащий представитель" в силу отсутствия у суда информации относительно его статуса был допущен судом к участию в деле. Все правовые последствия, связанные с невозможностью компенсировать выплаченное такому представителю вознаграждение, должны возлагаться на представляемое лицо. Судебные расходы должны использоваться как инструмент воспрепятствования злоупотребления лицами, участвующими в деле, процессуальными правами, как предлагается в Концепции единого процессуального кодекса (п. 7.4.5) .

 

Поддерживаемая автором позиция находит свое подтверждение в судебной практике - в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2015 N 09АП-38764/2015-ГК (дело N А40-205447/2014).

 

Но с целью устранения неоднозначности в применении процессуального закона в части взыскания с проигравшей стороны в качестве судебных расходов вознаграждения, выплаченного "ненадлежащему представителю", считаем необходимым внести изменения в ст. 100 ГПК РФ и в ст. 110 АПК РФ, закрепив правило о недопустимости возмещения расходов на оплату услуг представителя, который в силу установленных законом запретов и ограничений не имел права на представление интересов в суде, что будет обеспечивать и гарантировать представление интересов в суде именно теми субъектами, в отношении которых законом не установлены ограничения и запреты, с целью повышения эффективности осуществления судебного представительства в гражданском судопроизводстве.