Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Возмещение расходов на оплату услуг защитника по делу об административном правонарушении.

ВОЗМЕЩЕНИЕ РАСХОДОВ НА ОПЛАТУ УСЛУГ ЗАЩИТНИКА ПО ДЕЛУ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ (ЧАСТЬ I)

 

 

Сидоров Андрей Анатольевич

Начальник управления организации судебно-исковой работы Договорно-правового департамента МВД России. Родился 27 июля 1970 года в г. Каменск-Шахтинский Ростовской области. Специалист в области частного права. Сфера научных интересов: проблемы гражданско-правовой защиты имущественных интересов МВД России. Награжден ведомственными наградами.

 

Ершов Олег Геннадьевич

Главный эксперт-специалист отдела судебной защиты управления организации судебно-исковой работы Договорно-правового департамента МВД России, кандидат юридических наук, доцент. Родился 15 октября 1977 года в г. Омске. Специалист в области частного права. Автор более 240 научных работ по проблемам гражданско-правового регулирования отношений.

 

Дырдов Илья Анатольевич

Старший эксперт отдела судебной защиты управления организации судебно-исковой работы Договорно-правового департамента МВД России. Родился 3 июня 1983 года в г. Моршанск Тамбовской области. Специалист в области частного права. Сфера научных интересов: проблемы гражданско-правовой защиты имущественных интересов МВД России. Награжден ведомственными наградами.

 

В статье рассматривается проблема правовой природы расходов, которые понесло лицо на оплату услуг защитника по делу об административном правонарушении. Приводятся аргументы и вывод о том, что такие расходы не могут быть отнесены к судебным издержкам и при их взыскании нельзя применять аналогию процессуального закона. Поддерживая позицию высшего судебного органа о том, что такие расходы следует отнести к убыткам, авторы доказывают отсутствие безусловного права лица требовать их возмещения в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении.

 

Ключевые слова: административное правонарушение; издержки; защитник; аналогия закона; возмещение вреда.

 

 

Уровень разработки действующего административного законодательства пока не позволяет избежать проблем правоприменения, связанных как со сложностью квалификации возникающих отношений, так и с отсутствием должного механизма правового регулирования. Анализ судебной практики позволяет утверждать, что отсутствуют единые подходы к разрешению дел, связанных с возмещением расходов на оплату услуг защитника по делу об административном правонарушении. Значительное количество дел приходится по линии ГИБДД МВД России, которые связаны с производством по делу об административном правонарушении. Суть таких дел сводится к тому, что лицо, в отношении которого осуществляется административное преследование, по своей инициативе прибегает к платным услугам защитника и в последующем в целях компенсации расходов заявляет исковые требования к казне .

В России судами удовлетворено более двенадцати тысяч жалоб на постановления, действия (бездействие) должностных лиц подразделений системы МВД России. В структуре удовлетворенных жалоб более десяти тысяч составляет обжалование действий и бездействия сотрудников ГИБДД МВД России.

 

Повод обратиться с исковым требованием усматривается. В соответствии со ст. 24.7 Кодекса об административных правонарушениях расходы на услуги защитника не отнесены законодателем к издержкам по делу об административном правонарушении. Если решением суда отменяется постановление о привлечении лица к административной ответственности, тогда делается вывод о том, что расходы на защитника в связи с административным преследованием возникли по вине сотрудников органов внутренних дел и они должны быть компенсированы. При обращении с иском в суд заявитель указывает на два обстоятельства: во-первых, на отмену судом постановления о привлечении к административной ответственности, что должно означать признание всех ранее совершенных по делу об административном правонарушении действий незаконными; во-вторых, наличие фактически понесенных расходов, обусловленных применением к лицу мер административного воздействия или угрозой применения таких мер.

Судебная практика сложилась так, что требования истца о возмещении произведенных им ранее расходов на оплату услуг защитника по делу об административном правонарушении, как правило, удовлетворяются. Взыскание производится с Российской Федерации за счет казны в лице МВД России. При этом основной аргумент, который звучит в судебных постановлениях, сводится к тому, что отмена постановления о привлечении лица к административной ответственности фактически указывает на незаконность совершаемых ранее сотрудниками органов внутренних дел действий и порождает безусловное право лица, в отношении которого осуществлялось административное преследование, требовать расходы, связанные с оказанием ему юридической помощи сторонними лицами. В этом случае возникает вопрос о том, каково правовое основание возмещения таких расходов.

К сожалению, действующее законодательство пока не позволяет дать точный ответ. В связи с этим можно наблюдать отсутствие единства судебной практики и наметившиеся два подхода в разрешении данного вопроса: 1) суды применяют аналогию закона, в частности ст. 100 ГПК РФ, и удовлетворяют иск, принимая во внимание разумность понесенных расходов; 2) суды применяют ст. ст. 15, 1069 ГК РФ и взыскивают понесенные расходы как убытки. При этом следует обратить внимание, что оба подхода в равной степени присутствуют как в решениях судов общей юрисдикции, так и в решениях арбитражных судов.

Если обратиться к анализу юридической литературы, то следует признать также факт отсутствия разработанных на достаточном теоретическом уровне положений, которые позволяют обосновать правовой механизм возмещения произведенных лицом затрат на оплату юридических услуг защитника по делу об административном правонарушении. Так, например, безапелляционно со ссылкой на позицию высших судебных органов утверждается, что возмещение таких расходов возможно на основании ст. 1069 ГК РФ . При этом, если учитывать, что ст. 1069 ГК РФ образует специальный деликт, авторы даже не ставят вопрос о том, надо ли доказывать наличие оснований и условий гражданского правонарушения, в чем особенность противоправности действий сотрудников органов внутренних дел, их вины.

 

Интересен подход, который сложился в зарубежном праве: от полного иммунитета государства до возможности взыскания расходов за счет казны. В настоящее время ученые отмечают, что в имущественных отношениях, связанных с причинением вреда должностными лицами органов государственной власти, действуют основные принципы возмещения: а) введен досудебный порядок урегулирования спора; б) вред государство возмещает только в том случае, если он причинен в результате исполнения должностным лицом своих обязанностей в результате проявления властных полномочий и при доказанности факта злоупотребления чиновником властью; в) в ряде стран ответственность государства не является гражданско-правовой, а заменена компенсационным механизмом без выяснения элементов состава правонарушения; г) государство не несет ответственности, если решение государственного органа содержало процедурные ошибки, но было верно по существу .

 

Юридические конструкции зарубежного права постепенно находят применение и в рамках отечественного нормотворчества. В частности, согласно ч. 5 ст. 4 АПК РФ введен обязательный досудебный порядок урегулирования спора; гражданско-правовая ответственность государства носит ограниченный характер, поскольку предполагает доказывание факта причинения должностным лицом государственного органа вреда в рамках исполнения возложенных на такое лицо служебных обязанностей. Есть основания полагать, что и иные положения из зарубежного права могут быть заимствованы отечественным законодателем.

Учитывая, что идет процесс постоянного совершенствования правовых норм в рамках заданного государством вектора реформирования, на данном этапе постараемся дать оценку сформировавшимся в судебной практике подходам по вопросу правового основания возмещения расходов на услуги защитника по делу об административном правонарушении. Для этих целей обратим внимание сначала на алгоритм взыскания, который применяют суды, а затем попытаемся предложить свои аргументы, которые могут быть приняты во внимание при разработке алгоритма защиты интересов МВД России.

Первый подход. Применение аналогии закона, в частности ст. 100 ГПК РФ, исходя из разумности понесенных расходов. Алгоритм взыскания основан на разъяснениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" . Суды исходят из того, что КоАП РФ не относит расходы на защитника по делу об административном правонарушении к издержкам, но отношения очень схожи с отношениями участия представителя в гражданском процессе. В связи с этим от заявителя требуется доказать факт несения таких расходов; в целях обеспечения баланса процессуальных прав и обязанностей сторон суд уменьшает размер расходов на защитника, если они явно завышены и носят неразумный характер; при неполном удовлетворении иска расходы взыскиваются пропорционально удовлетворенным требованиям. При этом при определении разумности необходимо учитывать сравнимые обстоятельства за аналогично оказанные услуги, объем исковых требований, цену иска, сложность дела, объем фактически оказанных защитником услуг, время на подготовку процессуальных документов и другие параметры.

 

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что при отсутствии в законе легального определения разумности разрешение вопроса о присуждаемых суммах находится в плоскости усмотрения конкретного судьи. Критерии разумности расходов на услуги представителя, которые предложены высшим судебным органом, не позволяют пока выработать единый подход при правоприменении. В юридической литературе делается аналогичный вывод, однако каких-либо действенных с точки зрения правоприменительного процесса механизмов, на наш взгляд, к сожалению, не предложено .

 

При таком подходе защита интересов МВД России по предъявленному иску о возмещении расходов на защитника по делу об административном правонарушении может быть основана на следующих положениях. Во-первых, за основу принимается Постановление Правительства РФ от 01.12.2012 N 1240 "О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации" <7>, в котором определены суммы вознаграждения адвоката за счет федерального бюджета, если адвокат был назначен судом <8>. Во-вторых, необходимо привести данные по сравнимым обстоятельствам за аналогично оказанные юридические услуги. Такие данные по справке можно получить в территориальных органах статистики региональных адвокатских палат. В-третьих, оценивая объем фактически оказанных услуг, следует обращать внимание на то, сколько раз защитник участвовал в процессе по делу об административном правонарушении, оценить соглашение с защитником на оказание юридической помощи. Достаточно часто возникает ситуация, когда в предмете соглашения действия защитника не конкретизированы, например не указан номер дела об административном правонарушении, в объем услуг включены действия, которые к формированию защиты по делу об административном правонарушении не относятся.

Так, например, в соответствии с п. 23 указанного Постановления размер вознаграждения адвоката, участвующего в гражданском судопроизводстве или в административном судопроизводстве, за один рабочий день участия составляет не менее 550 рублей и не более 1 200 рублей, а в ночное время - не менее 825 рублей и не более 1 800 рублей. Указанные суммы можно привязывать к разумности расходов.

 

Если правовые подразделения МВД России по заявленным искам о возмещении расходов на услуги защитника по делу об административном правонарушении учитывают вышеизложенные положения, то можно наблюдать как положительные моменты, так и отрицательные. Положительно то, что суды снижают размер заявленных требований о возмещении расходов, при этом в ряде случаев снижают значительно. Отрицательная сторона такого алгоритма защиты в том, что иск считается проигрышным, поскольку он удовлетворяется частично. В связи с этим предложенный в судебной практике подход не только в полной мере не может признаваться допустимым для повышения эффективности защиты органов внутренних дел, но и, на наш взгляд, является ошибочным по сути. Применение аналогии по ст. 100 ГПК РФ при взыскании расходов на услуги защитника по делу об административном правонарушении недопустимо.

Аналогия закона применяется в том случае, если есть схожие отношения, но отсутствует норма прямого действия. Действительно, КоАП РФ не относит издержки, которые может понести лицо, в отношении которого осуществляется административное преследование, на услуги защитника, к административным издержкам. Вместе с тем отождествлять их с издержками, которые несет лицо на услуги представителя при рассмотрении гражданского дела, нельзя.

Во-первых, при компенсации расходов на защитника по делу об административном правонарушении не действует предусмотренный ст. 98 ГПК РФ механизм пропорциональности удовлетворения судебных расходов в зависимости от объема удовлетворенных исковых требований.

Во-вторых, снижение расходов на защитника по делу об административном правонарушении не преследует цели, а также не связано с установлением баланса процессуальных прав и обязанностей сторон при рассмотрении дела. Вопрос о расходах на защитника по делу об административном правонарушении во времени возникает тогда, когда дело об административном правонарушении уже рассмотрено, и, напротив, вопрос о расходах представителя по гражданскому делу рассматривается на момент рассмотрения дела по существу.

В-третьих, Верховный Суд РФ ранее определил свою позицию по вопросу правовой природы понесенных расходов на защитника по делу об административном правонарушении. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"  такие расходы следует квалифицировать как убытки, и, следовательно, возможность их взыскания должна быть в рамках применения ст. 1069 ГК РФ о деликтной ответственности.

Второй подход. Применение ст. ст. 15, 1069 ГК РФ и взыскание понесенных расходов как убытков. Особенность в том, что реализация данного подхода на уровне рассмотрения дел в судах первой и второй инстанции несколько нивелирована. Несмотря на то что Верховный Суд РФ ориентировал на то, что размер издержек на защитника должен определяться на основании приобщенных к делу документов, подтверждающих размер произведенных затрат, и при отмене постановления необходимо вести речь о деликтной ответственности, а значит, необходимо устанавливать на момент рассмотрения иска все элементы состава гражданского правонарушения, достаточно часто этого не происходит. Так сложилось, что, во-первых, если лицо представляет договор об оказании юридической помощи защитника по делу об административном правонарушении, то суды считают это достаточным доказательством понесенных расходов; во-вторых, отмена постановления о привлечении лица к административной ответственности для суда означает безусловный вывод о противоправном поведении и вине со стороны должностных лиц органов внутренних дел.

Данные аргументы вызывают сомнения по ряду причин. По общему правилу заявитель должен доказать наличие вреда - неблагоприятных последствий, которые возникли в результате нарушения права. Вместе с тем договора в этой части явно недостаточно. Договор есть юридический факт, который приводит к возникновению обязательства. Однако договор нельзя рассматривать в качестве документа, подтверждающего исполнение обязательства по оказанию юридических услуг со стороны защитника. Обязательства по оказанию услуг основаны на нормах главы 39 ГК РФ, и это значит, что как минимум необходимо представление подписанного двухстороннего акта об оказанных услугах в связи с субсидиарным применением норм о подряде (ст. 783 ГК РФ). Также при формировании позиции в суде подразделениями МВД России в целях защиты интересов ведомства необходимо обращать внимание на необходимость представления суду расписки, приходно-кассового ордера и иного документа, подтверждающего фактические расходы истца на услуги защитника по делу об административном правонарушении. При отсутствии документального подтверждения понесенных убытков применить разъяснения Верховного Суда РФ о том, что убытки должны быть определены с разумной степенью достоверности, исходя из принципа справедливости и соразмерности допущенному правонарушению , не представляется возможным.

Разумная степень достоверности, разумность, справедливость - критерии, которые могут расширять судейское усмотрение. В большей степени на эти критерии можно ориентироваться в договорных обязательствах. Напротив, понесенные лицом расходы на защитника по делу об административном правонарушении исходя из правовой природы носят внедоговорный характер. В целях исключения недобросовестности поведения лица доказыванию подлежит в первую очередь необходимость несения расходов, которая может быть обусловлена, только если сотрудники полиции совершают действия или бездействуют противоправно.

Также подход суда о безусловном взыскании убытков на основании ст. 1069 ГК РФ при отмене постановления о привлечении лица к административной ответственности является неверным, поскольку не дана оценка всем элементам состава гражданского правонарушения: обоснованности размера вреда, противоправности действий сотрудников органов внутренних дел, причинно-следственной связи между вредом и совершенными причинителем вреда действиями, а также вины. Недоказанность хотя бы одного из необходимых условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований. При этом бремя доказывания первых трех элементов состава гражданского правонарушения лежит на истце, отсутствие вины доказывает причинитель. Доказательства наличия совокупности указанных обстоятельств истцы при рассмотрении иска, как правило, не представляют.

Иногда расходы, которые понес истец на услуги защитника по делу об административном правонарушении, не сопоставимы с размером штрафа за административное правонарушение. По сути, это должно означать, что истец, заявляя требования о возмещении расходов на услуги защитника, недобросовестно осуществляет свои гражданские права, нарушает принцип добросовестности, предусмотренный ст. 1 ГК РФ. Добросовестность есть стандарт поведения, ожидаемого оборотом от его участника, действующего разумно. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Кроме того, добросовестность означает осознание лицом того или иного неведения некоторых обстоятельств, с наличностью которых закон считает возможным связать те или иные юридические последствия.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела первого части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" критерии добросовестности раскрыты. В частности, поведение стороны должно учитывать права и законные интересы другой стороны, а также должна отсутствовать диспропорция между причиненным вредом и получаемой выгодой. В рассматриваемом случае, во-первых, истец не учитывает права и охраняемые интересы государства в части сохранения средств казны; во-вторых, существует диспропорция между штрафом, который грозил истцу, и затратами на услуги защитника по делу об административном правонарушении; в-третьих, истец осознает, что, заявляя требование, он причиняет в итоге вред казне гораздо больший в сравнении с тем, который мог сам понести, уплачивая штраф. В рассматриваемых обстоятельствах баланс между частными и публичными интересами не наблюдается: в связи с явно необоснованным обращением за судебной защитой в действиях истца можно наблюдать элементы злоупотребления, что может вести к отказу в судебной защите (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

 

Возмещение убытков (вреда) как мера ответственности применяется при нарушении гражданских субъективных прав истца. При этом в судебном заседании о компенсации расходов на услуги защитника, как правило, не выясняется, какое именно его субъективное гражданское право было нарушено в момент производства по делу об административном правонарушении, когда действия сотрудников органов внутренних дел являются законными, пока не доказано иное. Возмещение убытков - мера ответственности, которая применяется при наличии гражданского правонарушения. Правонарушение - это юридический факт в виде действия (бездействия), которое характеризуется тем, что нарушает нормы объективного права, закрепленные в законе или ином нормативном правовом акте, а также нарушает субъективные права. При недоказанности гражданско-правового правонарушения возложение мер ответственности невозможно.

Истец обычно указывает, что нарушены нормы объективного права, но не обосновывает, какие субъективные права при этом нарушены. При отсутствии обоснования нарушения субъективного права вести речь о возмещении вреда нельзя, поскольку нельзя достоверно установить причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и возникшими у потерпевшего неблагоприятными последствиями.

Удовлетворяя требования истца о возмещении расходов на услуги защитника, суды не обращают внимание на положения, которые связаны с обязательной оценкой элемента противоправности в рамках применения ст. 1069 ГК РФ. Во-первых, в силу ст. 12 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" на полицию возложена обязанность пресекать административные правонарушения и осуществлять производство по делам об административных правонарушениях, отнесенных законодательством об административных правонарушениях к подведомственности полиции.

В соответствии с ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставлено право составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях. Действия инспектора ГИБДД по составлению протокола об административном правонарушении, пока не доказано иное, совершаются в пределах законных полномочий и соответствуют положению ст. 28.1 КоАП РФ. При непосредственном обнаружении должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, протокол должен быть составлен. В противном случае при несоставлении протокола можно было вести речь о противоправном бездействии, которое повлечет служебную проверку в отношении сотрудника полиции и привлечение его к дисциплинарной ответственности.

Во-вторых, если сотрудник полиции составляет протокол в рамках исполнения своих служебных обязанностей, нельзя сделать безусловный вывод о том, что производимые при производстве по делу об административном правонарушении действия были незаконными. На момент составления протокола устанавливаются лишь признаки состава административного правонарушения, но не решается вопрос о виновности лица и привлечении его к административной ответственности.

Аналогичная правовая позиция сформулирована в Постановлении Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, п. 1 ст. 1070 и абзаца третьего ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова", согласно которой тот факт, что истец так и не был привлечен к административной ответственности, не означает, что возбуждение дела об административном правонарушении и применение к истцу меры обеспечения производства по делу являлись незаконными. На момент возбуждения дела об административном правонарушении, как следует из ст. 28.1 КоАП РФ, юридическое значение имеет лишь повод к возбуждению, но на данной стадии не устанавливаются все элементы состава административного правонарушения, не решается вопрос о виновности лица, лицо не привлекается к административной ответственности.

 

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" при подготовке дела к рассмотрению судья должен также установить, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении с точки зрения полноты исследования события правонарушения и сведений о лице, его совершившем, а также соблюдения процедуры оформления протокола. На момент отмены постановления о привлечении лица к административной ответственности суды, как правило, не усматривают каких-либо нарушений в части составления протокола сотрудником органов внутренних дел.