Телефон:
+7 (908) 590-52-56

Получить консультацию

Заключение специалиста в гражданском судопроизводстве.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

 

Борискина Надежда Ивановна, аспирант кафедры гражданского процесса Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова (МГУ).

 

В статье рассматриваются некоторые актуальные вопросы гражданского судопроизводства, связанные с правовым статусом заключений специалистов, представляемых мировым судьям. Автор полагает, что внесение соответствующих изменений в процессуальное законодательство или дача разъяснений Верховным Судом РФ позволили бы избежать проблем, возникающих в судебной практике. В существующем в настоящее время правовом поле при отсутствии в ГПК РФ такого самостоятельного средства доказывания, как заключение специалиста, широко распространенную практику его признания в качестве письменного доказательства можно считать вполне оправданной и логичной. При этом следует отметить, что заключение специалиста обладает определенным нетипичным свойством - нетрадиционной процессуальной формой.

 

Ключевые слова: заключение специалиста, заключение эксперта, специальные профессиональные знания, нетрадиционная процессуальная форма, письменные доказательства.

 

Согласно ч. 1 ст. 188 ГПК РФ при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи.

В отличие от других процессуальных кодексов ГПК РФ не содержит дефиниции специалиста. Ученые, занимающиеся этой проблематикой, в своих определениях акцентируют внимание на наличии у данного участника гражданского судопроизводства необходимых специальных профессиональных знаний , что сближает специалиста с фигурой эксперта.

 

Специальные знания могут использоваться в двух формах: непроцессуальной (проведение документальных налоговых проверок, проведение ревизий и аудиторских проверок, проведение инвентаризаций; проведение несудебных экспертиз и др.) и процессуальной (назначение и производство судебных экспертиз, участие специалиста в процессуальных действиях, участие переводчика в производстве по делу и др.).

 

Особый интерес представляет непроцессуальная форма применения специальных знаний, в частности несудебная экспертиза. Чаще всего документы, полученные в результате подобного исследования, носят название "заключение специалиста". Информация, содержащаяся в них, может обладать важным доказательственным значением, поэтому суды приобщают результаты заключений специалистов к материалам дела для последующей оценки.

Тем не менее единообразного подхода не выработано, ведь в ч. 1 ст. 55 ГПК РФ данное доказательство не закреплено, а поэтому может быть отклонено как недопустимое. С другой стороны, судебная практика показывает, что в настоящее время у мировых судей заключения специалистов, предоставляемые сторонами, находят широкое распространение особенно при рассмотрении дел о защите прав потребителей, взыскании страховых выплат, возмещении имущественного вреда, возмещении ущерба от ДТП и проч. В целом они признаются в качестве доказательств, о чем свидетельствуют многочисленные примеры.

 

Кроме того, анализ судебной практики позволяет выявить одну примечательную особенность: мировые судьи более лояльны к заключениям специалистов, чем районные суды, которые гораздо чаще определяют данные доказательства как недопустимые <4>. Подобный подход у мировых судей встречается очень редко.

 

Вообще различные позиции объясняются отсутствием однозначной и четкой правовой регламентации, а поэтому в одних случаях заключение специалиста квалифицируется как письменное доказательство согласно ч. 1 ст. 71 ГПК РФ, а в других ситуациях суды исходят из правила допустимости, закрепленного в ст. 60 ГПК РФ.

Вопросы, касающиеся правового статуса заключения специалиста в гражданском судопроизводстве, вызывают также и серьезные научные дискуссии в ученой среде.

Так, Е.Р. Россинская считает, что поскольку закон не предоставляет права сторонам назначить экспертизу, то несудебные исследования не имеют доказательственного значения. В дальнейшем сторона, инициировавшая исследование, может обратиться в суд с ходатайством о привлечении в качестве судебного эксперта того специалиста, который проводил досудебную экспертизу .

 

По мнению А.Т. Боннера, в гражданском судопроизводстве в качестве самостоятельного средства доказывания следует закрепить заключение специалиста <6>.

 

О.Г. Дьяконова полагает, что в процессе доказательственным значением обладает только заключение эксперта, назначенное по определению суда. Иные заключения, полученные в непроцессуальной форме, по мнению законодателя, не обладают статусом экспертного, хотя фактически являются таковыми. Они могут быть представлены в качестве письменных доказательств или иных документов. Данная позиция в наибольшей степени отражает сложившуюся на сегодняшний момент судебную практику.

 

Таким образом, заключение специалиста и заключение эксперта имеют различный правовой статус, даже несмотря на схожее содержание и одинаковый объем доказательственной информации. Согласно ч. 1 ст. 55 ГПК РФ заключения экспертов признаются средствами доказывания, из которых могут быть получены сведения о фактах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Привлечение же в процесс заключений специалистов сопряжено с определенными сложностями, ведь согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Полагаем, что многие проблемы, возникающие с доказательствами, имеющими нетрадиционную процессуальную форму, в частности с заключениями специалистов, могут быть разрешены в рамках действующей редакции ГПК РФ.

Как отмечалось ранее, анализ актуальной практики мировых судей показывает, что данные заключения квалифицируются в качестве письменных доказательств. Подход является оправданным, так как позволяет привлекать в процесс важную доказательственную информацию по делу и способствует процессуальной экономии.

Например, истец самостоятельно обращается в соответствующие судебно-экспертные учреждения (государственные или негосударственные) и представляет мировому судье полученное в ходе несудебной экспертизы заключение специалиста, соответствующее требованиям относимости, достоверности, достаточности. При этом результаты данного исследования ни судом, ни ответчиком не ставятся под сомнение. Признание такого доказательства недопустимым противоречило бы требованиям разумности, ведь назначение экспертизы повлечет за собой не только финансовые расходы, но и возможное приостановление производства по делу. Поэтому в подобных случаях более целесообразной представляется практика, при которой заключение специалиста квалифицируется как письменное доказательство, ведь формулировка ч. 1 ст. 71 ГПК РФ позволяет это сделать. Тем не менее суды могут по-разному толковать соответствующие положения ГПК РФ, что приводит к отсутствию единообразия в практике.

В сложившемся положении одним из возможных вариантов решения проблемы могла бы стать дача разъяснений Верховным Судом РФ касательно некоторых доказательств, имеющих нетипичную процессуальную форму, а поэтому вызывающих сложности на практике. Считаем, что в существующих условиях результаты несудебных экспертиз можно рассматривать в качестве письменных доказательств. Практика мировых судей идет именно по такому пути, иллюстрацией чего являются ранее приведенные примеры.

Нередко в ходе рассмотрения гражданского дела одно и то же обстоятельство подтверждают и заключением несудебной экспертизы (заключением специалиста), и заключением судебной экспертизы, причем выводы, содержащиеся в этих исследованиях, могут противоречить друг другу. В указанной ситуации суды основываются на данных, полученных в ходе проведения судебной экспертизы.

Так, в марте 2017 г. мировым судьей судебного участка N 1 Ленинского района города Саратова рассматривалось гражданское дело по иску о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры, расходов по оплате досудебной экспертизы, расходов по оплате услуг представителя, расходов по оплате государственной пошлины. Для определения стоимости восстановительного ремонта истец обратилась в экспертное учреждение ООО "Эксперт-Консалтинг". Согласно проведенному в данной организации исследованию, представленному в суд, стоимость восстановительного ремонта квартиры истца составила 32 424 руб. Ответчик не был согласен с указанной суммой. Суд назначил экспертизу, проведение которой было поручено ООО "Межрегиональный экспертный центр". Стоимость ремонта, определенная экспертом, составила 17 793 руб. В мотивировочной части решения суд указал, что доводы истца о стоимости восстановительного ремонта в ее квартире, подтверждаемые досудебной экспертизой, не принимаются, поскольку определенный ею ущерб опровергается судебной экспертизой. Эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного экспертного заключения. Экспертиза проводилась специалистом, имеющим высшее образование по специальности "инженер", стаж работы которого по специальности составляет 9 лет. Заключение содержит исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы. Каких-либо сомнений в квалификации эксперта, его заинтересованности в исходе дела у суда не имеется .

 

Итак, заключение специалиста следует охарактеризовать как документ, полученный в результате проведения специального профессионального исследования в непроцессуальной форме.

Понятие "заключение специалиста" является привычным и устоявшимся, имеет собирательное значение, объединяя документы, которые могут носить разные названия: акты независимой экспертизы, заключения независимой экспертизы , заключения оценщика  и др. Как правило, все они признаются мировыми судьями в качестве письменных доказательств, о чем упоминалось ранее. В ситуации отсутствия в ГПК РФ заключения специалиста как самостоятельного доказательства подобная позиция представляется оправданной и целесообразной.

 

С другой стороны, заслуживающей внимания является точка зрения, согласно которой необходимо законодательное регулирование несудебной экспертизы, так как современная практика использования заключений несудебных экспертов как письменных доказательств является юридически некорректной.

 

Таким образом, в ходе рассмотрения гражданских дел мировыми судьями заключение специалиста квалифицируется как письменное доказательство. С научной точки зрения данный подход не бесспорен, но оправдан с прикладных позиций, подтверждением чему служит сложившаяся и устоявшаяся судебная практика.

Полагаем, что заключение специалиста не является в чистом виде письменным доказательством и обладает нетипичным свойством. Внесение соответствующих изменений в законодательство или дача разъяснений Верховным Судом РФ по поводу правового статуса результатов специальных профессиональных исследований в непроцессуальной форме, в частности заключений специалистов, помогли бы избежать проблем, возникающих в судебной практике, и снизить накал научных дискуссий.