Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Судебная неустойка (Астрент) и другие меры ответственности должника за неисполнение судебного решения : сравнительный анализ.

СУДЕБНАЯ НЕУСТОЙКА (АСТРЕНТ) И ДРУГИЕ МЕРЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ДОЛЖНИКА ЗА НЕИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ:  СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

 

Афонина Юлия Юрьевна, аспирант кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева (Самарский университет), юрисконсульт ООО "Жилуниверсал".

 

Новым способом стимулирования должника к исполнению судебного решения о понуждении должника к исполнению обязательства в натуре и судебного решения, которым удовлетворен негаторный иск, является взыскание с ответчика (должника) определенной судом денежной суммы (судебной неустойки, астрента) в пользу истца (взыскателя). В статье проводится сравнительный анализ института судебной неустойки (астрента) со схожими механизмами, направленными на своевременное исполнение судебного решения: исполнительский сбор, неустойка, судебный штраф, меры по обеспечению исполнения судебного решения и компенсация за неисполнение судебного решения в разумный срок. Автор предлагает четыре критерия для проведения сравнительного анализа принудительных мер: момент применения принудительных мер, по субъекту, инициирующему наложение принудительных мер, по субъекту, в пользу которого взыскиваются денежные средства, и основания применения мер. По результатам проведенного сравнительного анализа автор приходит к выводу, что институт судебной неустойки (астрент) имеет элементы как частноправового, так и публичного характера и является разновидностью мер гражданско-правовой ответственности за неисполнение неденежного обязательства, а также за нарушение права собственности и других вещных прав, не связанных с лишением владения, подтвержденных судебными решениями.

 

Ключевые слова: астрент, судебная неустойка, гражданско-правовая ответственность, исполнение судебного решения, принудительные меры, санкция.

 

 

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации своим Постановлением от 4 апреля 2014 г. N 22 "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта" (далее - Постановление N 22) предусмотрел возможность истца требовать по суду присуждения в его пользу денежных средств в случае неисполнения судебного решения <1>. В дальнейшем Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ в ст. 308.3 ГК РФ была включена норма, позволяющая суду по неденежному требованию кредитора присудить в его пользу денежные средства на случай неисполнения судебного акта. 24 марта 2016 г. года Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 84 своего Постановления N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств"  (далее - Постановление N 7) признал не подлежащим применению Постановление N 22 и самостоятельно разъяснил порядок применения судами ст. 308.3 ГК РФ.

 

Аналогичный институт берет свои начала из процессуального законодательства Франции, где он получил официальное название astreinte (астрент). В российской юридической науке впервые об институте астрента писал М.М. Агарков, который указывал, что применение этого института представляет собой весьма действенное средство сломить упорство должника, не желающего выполнить обязательство . Однако на настоящий момент согласно Постановлению N 7 такой институт в Российской Федерации получил название "судебная неустойка".

 

Возникает вопрос о правовой природе судебной неустойки (астрента). По этому поводу было высказано несколько точек зрения, в том числе о самостоятельности рассматриваемого института <5>. Для того чтобы пролить свет на правовую природу судебной неустойки (астрента), необходимо рассмотреть указанный институт в сравнении с уже укоренившимися в российском законодательстве механизмами воздействия на должника, а именно с исполнительским сбором, с мерами по обеспечению исполнения судебного решения, с судебным штрафом, с компенсацией за неисполнение судебного решения в разумный срок и с неустойкой. Для обоснования правовой природы судебной неустойки (астрента), а также для сравнения этого института со схожими мерами воздействия на должника я предлагаю использовать несколько критериев.

 

1. Момент применения принудительных мер

 

Судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства (п. 31 Постановления N 7). Аналогичные положения были закреплены и в утратившем силу Постановлении N 22.

Выходит, что судебная неустойка (астрент) имеет двойственную природу - является как превентивной мерой (истец может просить о наложении меры до и после вынесения и вступления в законную силу судебного решения для обеспечения должного поведения должника в будущем), так и мерой ответственности за предшествующее нарушение (только после вынесения и вступления судебного решения в законную силу).

Обеспечительные меры также могут быть применены как во время судебного процесса, так и после вступления решения в законную силу. Однако стоит заметить, что смысл обеспечительных мер теряется, если потребовать их применения после вступления судебного решения. Тем не менее такой возможности взыскатель не лишен.

Аналогичный двойственный характер присущ также институту неустойки.

Что касается исполнительского сбора, компенсации за нарушение исполнения судебного решения в разумный срок и судебных штрафов, эти меры могут быть применены только после вступления решения в законную силу. Указанные меры автоматически для своей реализации требуют "неисполнения судебного решения в разумный срок". В свою очередь, суд для исполнения обязательства в натуре определяет для должника срок (п. 27 Постановления N 7), который в каждом случае будет различным. Кроме того, в случае наложения на ответчика судебной неустойки (астрента) истец не лишен права требовать применения всех вышеперечисленных мер.

 

2. Субъект, инициирующий наложение принудительных мер

 

Судебную неустойку (астрент) суд может присудить только по заявлению истца (взыскателя) (п. 31 Постановления N 7). Однако размер денежной суммы суд определяет самостоятельно (п. 32 Постановления N 7).

Только по инициативе стороны (истца, взыскателя, кредитора) суд может присудить также неустойку (ст. 330 ГК РФ) и компенсацию за неисполнение судебного решения в разумный срок (ст. ст. 1, 3 ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок").

В отличие от указанных институтов обеспечительные меры суд может наложить по своему собственному решению, без соответствующего ходатайства истца (ст. 140 ГПК РФ, ст. 91 АПК РФ).

Судебный штраф накладывается исключительно по инициативе суда (ст. 105 ГПК РФ, ст. 119 АПК РФ).

Инициатором взыскания исполнительского сбора является судебный пристав (ст. 112 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Более того, все вышеуказанные меры могут быть взысканы только по решению суда, тогда как исполнительский сбор накладывается судебным приставом, и отдельного судебного постановления для этого не требуется.

 

3. Субъект, в пользу которого

взыскиваются денежные средства

 

Согласно действующему законодательству денежные средства в случае неисполнения судебного решения взыскиваются в полном объеме в пользу кредитора (истца) (п. 28 Постановления N 7, ранее п. 3 Постановления N 22). Здесь стоит отметить, что исторически сложилось две модели института астрента: французская и германская. Согласно французской модели денежный доход, полученный в результате наложения и дальнейшего взыскания астрента, шел в пользу взыскателя. Согласно германской модели - в доход государства. Российская Федерация переняла в свое законодательство французскую модель астрента. Так как доход взыскивается в пользу частного лица, в институте астрента однозначно присутствует элемент частноправового института.

В.В. Ярков указывает, что астрент должен быть в полном объеме взыскан в пользу истца, так как государство не должно быть заинтересовано в получении прибыли от законных действий взыскателя и судебного исполнителя.

 

Несмотря на то что судебные приставы самостоятельны в своей деятельности и отделены от суда, присуждение судебной неустойки (астрента) является проявлением вовлеченности суда в исполнение обязательства в натуре и в восстановление нарушенного права пользования и распоряжения имуществом кредитора, подтвержденного соответствующими судебными решениями.

Подобно судебной неустойке (астренту) неустойка и "частный штраф", предусмотренный Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей", взыскивается в пользу истца в полном объеме.

Судебный штраф и исполнительский сбор, в свою очередь, взыскиваются в доход государства, что позволяет нам сделать вывод о публично-правовой природе этих мер.

Стоит отметить, что, несмотря на такую явную противоречивость судебного штрафа с институтом судебной неустойки (астрента), многие авторы определяют астрент (судебную неустойку) именно через понятие судебного штрафа ("частный судебный штраф") .

 

Такой подход, на мой взгляд, является неверным в силу того, что публично-правовая природа судебного штрафа явно противоречит институту судебной неустойки (астрента), который носит частноправовой характер. Кроме того, размер штрафа всегда так или иначе определен (либо минимальная и максимальная величина, либо в процентном соотношении). Размер судебной неустойки (астрента) не предусмотрен, в каждом конкретном случае будет различным, и может быть установлен как твердый размер денежной суммы, так и порядок ее определения (п. 32 Постановления N 7).

 

4. Основания применения принудительных мер

 

Как уже отмечалось, Постановление N 7 указывает три случая наложения судебной неустойки (астрента): неисполнение обязательства в натуре, неисполнение обязательства о воздержании должника от совершения определенных действий и неисполнение судебного акта, который предусматривает устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения (п. 28).

Основанием применения исполнительного сбора и судебного штрафа является только неисполнение судебного акта. Основанием для взыскания компенсации за неисполнение судебного решения в разумный срок, по сути, также является неисполнение судебного решения. Однако в данном случае обязательным критерием для взыскания является нарушение "разумного срока", в течение которого решение суда не было исполнено. В случае взыскания судебной неустойки (астрента) должен истечь определенный судом срок исполнения обязательства в натуре (п. 33 Постановления N 7). Очевидно, что этот срок отличается от указанного выше "разумного срока". Помимо этого, важно отметить, что астрент может быть взыскан только в случае неисполнения судебного решения по неденежным требованиям, в отличие от всех иных мер, которые могут быть взысканы, в том числе по денежным требованиям. Как верно отмечает В.В. Ярков, применение астрента по денежным требованиям было бы не очень эффективным . На случай неисполнения судебного решения, связанного с денежными обязательствами, в соответствии со ст. 395 ГК РФ могут быть взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами.

 

Основанием взыскания неустойки является неисполнение или ненадлежащее исполнение договора. Соответственно, взыскание неустойки никак не связано с неисполнением судебного решения. Кроме этого, неустойка может быть взыскана как по неденежным, так и по денежным требованиям. Хотя В. Нестолий указывает, что начислять неустойку при неисполнении денежного обязательства теоретически неверно, так как для этих случаев законом предусмотрено взыскание процентов по ст. 395 ГК РФ .

 

Так как судебная неустойка может быть взыскана на основании судебного решения об удовлетворении негаторного иска (п. 28 Постановления N 7), представляется обоснованным вывод о том, что в основу судебной неустойки (астрента) ложится наряду с обязательственным правом еще и вещное.

Отдельно стоит отметить точку зрения, согласно которой астрент рассматривается как непрямая принудительная мера. Полагаю, что астрент (судебная неустойка) не является принудительной мерой: если должник в добровольном порядке исполняет судебное решение, то применение судебной неустойки (астрента) отпадет само собой, несмотря на то что в судебном решении эта мера заранее будет предусмотрена. Такой подход позволяет сделать вывод, что судебная неустойка (астрент) не принуждает, а стимулирует к своевременному исполнению обязательства, подтвержденному судебным решением.

 

М.А. Филатова рассматривает астрент как вид процессуальной санкции за неисполнение или несвоевременное исполнение судебного решения. По нашему мнению, первоначальным (основополагающим) является неисполнение гражданско-правового обязательства или нарушение права собственности, не связанного с лишением владения. Судебное решение, подтверждающее один из этих фактов, является обязательным условием для наложения судебной неустойки (астрента).

 

В гражданском праве меры гражданско-правовой ответственности накладываются с компенсационной целью. Институт судебной неустойки (астрента) соответствует этим положениям. Неисполнение неденежного обязательства, равно как и нарушение абсолютного права истца (кредитора), заранее ставит его в более невыгодное положение по сравнению с тем, в котором он оказался бы, если ответчик (должник) исполнил свои обязательства своевременно и надлежащим образом. Несмотря на то что возмещение убытков не является прямой целью института судебной неустойки (астрента), тем не менее присужденная денежная сумма в результате наложения судебной неустойки (астрента) призвана компенсировать взыскателю его "невыгодное положение". Эта сторона еще раз подчеркивает гражданско-правовую (частноправовую) природу института судебной неустойки (астрента).

С другой стороны, отдельные процессуальные аспекты наложения этого института: установление размера судебной неустойки (астрента) по усмотрению суда, а также установление судом срока для исполнения судебного решения, по истечении которого накладывается судебная неустойка, в каждом конкретном деле и, наконец, обязательное условие о наличии вынесенного судебного решения (например, дела N А49-593/2015, N А63-99751/2014, N А55-5765/2015), - позволяют нам говорить о процессуальной природе института судебной неустойки (астрента).

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что указанный институт представляет собой синтез прав частного и публичного, гражданского материального и гражданского процессуального права.

Таким образом, судебная неустойка является разновидностью мер гражданско-правовой ответственности за неисполнение неденежного обязательства, а также за нарушение права собственности, не связанного с лишением владения, подтвержденного соответствующим судебным решением.